Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Михаил БУРЧ: «Проиграли «Динамо» 0:7. Я стал лучшим игроком»

2012-10-16 15:40 В 80-90-х годах не было в Украине более многогранного голкипера, чем Михаил Бурч. Невысокого ростом стража ворот выделяла из числа ... Михаил БУРЧ: «Проиграли «Динамо» 0:7. Я стал лучшим игроком»

Михаил БурчМихаил Бурч
В 80-90-х годах не было в Украине более многогранного голкипера, чем Михаил Бурч. Невысокого ростом стража ворот выделяла из числа коллег не только хорошая реакция, но и непреодолимая жажда бомбардирских подвигов.

Поэтому когда он забил свои первые мячи, советская пресса объявила на него настоящую «охоту», а болельщики массово пошли «на Бурча».

Набрав номер знаменитого, но немного подзабытого героя волынского футбола, автор этих строк услышал вместо гудков автоматический спич: «Вы что, всерьез надеетесь дозвониться к такому занятому человеку?!» Сдерживая смех, здороваюсь с Михаилом Васильевичем. Выясняется, что Бурч действительно занят — ловит рыбу и жарит шашлыки. Вся семья собралась на празднование Покрова, а также 70-летнего юбилея УПА. Однако, отмежевавшись от приятных хлопот, голкипер на полчаса погружается в воспоминания.

«Дед не смотрел москальских передач»

— Михаил, сейчас очень насыщенный футбольный период. Осень — это всегда и матчи сборной, и еврокубки. Как футбольному ветерану утолить ностальгию по прекрасным временам, когда он и сам выходил на поле?

— Только игрой. Вот за ветеранов сейчас выступаю, в основном — «Волыни». Правда, на то, чтобы часто разъезжать по матчам, нет времени. Но если подворачивается какой-то турнирчик, то таки выхожу. На какой позиции? Ну, если в команде уже есть вратарь, то могу и в нападении побегать. Всё-таки, это ветеранский уровень, поэтому можно себе позволить эксперименты (смеется). Высокой результативностью не могу похвастаться, но случается, что и забиваю.

— Вы родились в Казахстане. Отец, наверное, был военным...

— Нет, отец не был военным. Он там только служил в армии. Мой дед в свое время воевал в УПА и получил 25 лет заключения. Пришлось моим родителям переехать туда. Я родился в Кокчетаве, но уже буквально через месяц семья вернулась в Луцк — дед свое отсидел.

— Вас воспитывали в патриотических традициях?

— Ну конечно! Дед до самой смерти не смотрел москальских передач. Он был ярым украинцем.

— Были проблемы с КГБ?

— Были, были у нас проблемы. Уже потом стало легче, когда я за сборную СССР начал играть. Кагэбисты успокоились, да и дед вроде как реабилитированным был.

— Так сегодня в вашей семье праздник?

— Да, конечно! Сегодня мы на шашлыках и на рыбалке. Под домом есть река, так мы здесь забросили удочки, может удастся что-то поймать.

«Забил пенальти — чуть не довел тренера до инфаркта»

— Когда сделали первые шаги в футболе?

— Начал я в 1977 году. Вместо луцкого СКА образовалось «Торпедо», где я ещё успел немного поиграть бок о бок с Мироном Маркевичем. Это моя первая команда.

— Вас приглашали в сборную СССР, где вы пересекались с Игорем Гамулой. Он уже тогда был настолько импульсивным и разговорчивым?

— Каким он был, таким и остался. Разговорчивый, как вы говорите. Кстати, хороший игрок — на позиции правого полузащитника играл. На футбольном поле мы находили общий язык, хоть он и был с Востока, а я — с Запада. Мне пришлось делить место в воротах с Сергеем Краковским, защищавшем ворота «Днепра».

— А как забили первый гол? При каких обстоятельствах это произошло?

— В то время «Волынь» тренировал Мирон Маркевич. Ситуация была следующая: нашей команде в нескольких играх не удалось забить с 11-метровой отметки. После одной из тренировок подхожу к Маркевичу и говорю: «Зачем вы ребят мучаете? Давайте я буду бить пенальти». «Давай. Но если не забьешь — больше подходить к „отметке“ не будешь», — ответил Богданович. И вот играем с Винницей — пенальти! Я подошел и забил. С тех пор так и повелось.

— Для СССР это, наверное, было сенсацией, ведь о Чилаверте и Сени ещё никто не слышал...

— Не то слово! Мне звонили со всего Союза: «Что такое? Как так случилось?» А на старте независимого чемпионата Украины я даже некоторое время был лучшим бомбардиром первенства.

— Болельщики охотно шли «на Бурча»?

— В «Волыни» не только я был местным, но и ещё пару игроков. Жители моего района, с которыми ходил в школу, болели за меня, конечно. Кричали с трибун: «Миша, гол будет?!» Я им махал рукой: «Да, будет, не волнуйтесь». Новатором себя не чувствовал, ведь в те времена за Ивано-Франковск играл Тарас Белей. Этот голкипер также забивал неоднократно.

— Каким образом пробивали пенальти? Какой у вас был стиль?

— Ну какой стиль? Я пытался бить «по голкиперу», то есть, выдерживал микропаузу, смотря, в какой угол он собирается прыгнуть. Пару раз выполнял «паненку». Однажды меня за такое даже оштрафовали. Было это не в Луцке, а в словацком «Хемлоне» — при счете 0:0 я пошел бить пенальти и принес своей команде минимальную победу. Однако нашего тренера едва инфаркт не хватил. За штраф я не обиделся — в Украине уже привыкли к моим выходкам, а тут бедняга чуть с ума не сошел.

— Приходилось читать, что ваш сын вел счет папиным голам...

— Мой сын не вел статистику. У меня был один знакомый (сейчас никак не могу его найти), который этим усердно занимался. А сын так — чисто символически что-то записывал. Поэтому я не знаю конкретного числа своих голов, но думаю, что их где-то около 50, если учитывать и высшую лигу, и первую-вторую, и зарубежье. Даже со штрафных пару красавцев удалось положить. Пенальти не забил лишь однажды.

— Имели собственный ритуал, которым запугивали визави в воротах?

— Нет, не было ничего такого. Я просто разбегался из-за пределов штрафной. Свой первый гол забил таким образом, поэтому его придерживался вплоть до окончания карьеры.

— А как действовали, когда пенальти пробивали уже в ваши ворота?

— Ещё до удара я выбирал угол и прыгал туда. То есть, я заранее пытался угадать, куда пробьет соперник. Меня нельзя было назвать голкипером, который специализируется на парировании одиннадцатиметровых. Таким, как Шовковский, я не был.

— В 80-х вратарскую моду диктовали Дасаев, Чанов, немец Шумахер, француз Батс. Кто из них был вашим кумиром?

— Считаю, что лучшим голкипером, о котором приходилось слышать и которого посчастливилось видеть — это Гордон Бэнкс. Манера игры, блестящая реакция, невероятная энергетика. К тому же, он, как и я, был небольшого роста, поэтому старался как можно меньше играть на выходах. А какой невероятный мяч он парировал от Пеле! Король его вплотную расстреливал. Между прочим, Лев Яшин также импонировал.

«Кварцяного знаю с детства»

— Ещё при Союзе вы успели поиграть под руководством Маркевича и Кварцяного. Есть ли смысл спрашивать, кто из них лучший стратег, а кто — мотиватор?

— Здесь даже спрашивать не надо. Мотиватор — Кварцяный, а тактик — Маркевич.

— Виталий Владимирович уже тогда рассказывал подопечным о подвиге Матросова?

— Конечно! Он такой всегда был, я его знаю с детства. У Кварцяного мотивация — на первом месте. Для него второго места не существует, только первое. Каков бы ни был турнир — только победа.

— Возможно, какая-то из тренировок запомнилась больше, чем другие?

— У него каждое занятие было своеобразным (Пауза). Помню, были мы как-то на сборах — зима, Закарпатье. Провели контрольную игру, Кварцяному не понравилась — ребята недостаточно жестко шли в подкаты. Так следующую тренировку он посвятил лишь подкатам. Вода стояла по колено, а мы отрабатывали этот прием. Весело было! После такого урока игроки шли в подкаты, как миленькие. Боялись, чтобы не повторилась такая тренировка.

— Одна из «фишек» Кварцяного — подбор игроков гренадерского роста. Так было всегда?

— Если честно, то нет. У нас разные по росту игроки выступали. Это уже потом Кварцяный несколько изменил тренерские принципы. Сейчас «Волыни» не хватает Виталия Владимировича, как мотиватора. Демьяненко — хороший тактик, в этом он не уступает Кварцяному. Но есть игры, после которых команде хочется дать несколько раз «под зад».

— В первом независимом чемпионате вы, напару с Дмитрием Топчиевым, стали лучшим бомбардиром «Волыни». Чувствовали себя своеобразной «визитной карточкой» команды?

— Ну видишь, если идешь куда-то сейчас и отрекомендовуешься, болельщики со стажем — не мальчишки, а люди постарше — вспоминают меня: «О, это тот вратарь, котрый голы забивал!» Это о чем-то и говорит.

— Почему променяли украинскую элиту на команду из низших дивизионов Польши? Неужели их уровень был одинаковым?

— Там совсем другие причины были, обойдемся без фамилий... Впервые я отправился в Польшу ещё до переворота в Москве. Дело вот в чем: у меня уже была квартира, а у другого вратаря клуба (не хочу называть фамилии) не было. Подходит тренер и так ненавязчиво говорит: «Поедешь в Польшу, потому что если останешься в Луцке, он играть не будет. А ему квартира нужна». Я поехал и, как оказалось, очень много получил в финансовом плане, ведь в Украине тогда были мизерные купоны.

— Роман Зуб, который также перебрался из «Волыни» в Польшу, рассказывал, что «аборигены» его недолюбливали. Мол, он забирал их хлеб...

— У меня было по-другому. Я приехал в команду, сыграл несколько контрольных игр, парировал пенальти и оказалось, что у них, по большому счету, нет другого вратаря. С поляками наладились нормальные отношения. Тем более, что большинство игроков были выходцами из Восточной Польши — Люблина, других городов, поэтому с ними можно было говорить. Как и с президентом клуба, который в недалеком прошлом был коммунистом.

— А Зуб своим переходом также решил чей-то «квартирный вопрос»?

— Нет, такая ситуация только у меня случилась. Знаешь, как было в те времена... Смотрят партийные руководители и говорят: «За что ему давать квартиру? Он же на скамейке запасных сидит!» Поэтому я сделал доброе дело — после моего ухода парень начал играть и получил квартиру.

— В Словакии вы поиграли рядом с Русланом Любарским — украинцем, которого уважают там, но мало знают здесь...

— Мы играли вместе и жили вместе — сначала в одной комнате, потом он поселился в моей квартире. Немного поиграл в Запорожье, впоследствии женился и уехал в Израиль. Что он сейчас поделывает даже не знаю — давно мне не звонил, где-то полгода.

— Что купили на «легионерские» деньги?

— Автомобиль купил, мебель в квартиру... Думаешь, я много денег заработал? Тогда ещё такие суммы не фигурировали, как сейчас. В 90-е годы считалось, что это много, а в настоящее время — копейки.

«Бурч против «Динамо»

— Вернувшись в Украину, вы застали агонию «Вереса». Что случилось с финансовыми тылами команды?

— В принципе, ничего экстраординарного не произошло. Там просто президенту клуба не давали того, что он хотел. А хотел он стадион взять в аренду и базар, который рядом. Однако местная власть не пошла навстречу, поэтому понемногу футбол в Ровно закончился.

— Наиболее разгромное поражение «Верес» потерпел от «Динамо» со счетом 0:7. В воротах стояли вы. Считаете этот матч худшим в своей карьере?

— Нет. Знаешь, что написали в прессе на следующий день после этого матча? — «Бурч» против «Динамо». Вскоре приходим за зарплатой, а Коротков (президент «Вереса» — авт.) говорит, мол, я не дам тебе денег — вы проиграли. Тогда я вынимаю газету, а там заголовок «Бурч против «Динамо». Лужный мне забил, Шевченко, другие динамовцы, а я, оказывается, ещё и лучшим игроком стал. Представь себе, как нас рвали в Киеве — на немецкий крест. Я тогда напрыгался, что «мама моя родная».

— А какой тогда самый худший матч?

— Самый худший — против симферопольской «Таврии», мы тогда 0:6 проиграли. Прилетели в Симферополь в день игры, к тому же самолет двигался на небольшой высоте, не хватало керосина. Вышли из салона как будто сваренные, не до футбола уже было. Но я после большого количества пропущенных голов не впадал в депрессию, ведь в молодости меня научили, что хуже смерти ничего не бывает. (Пауза.) И ляпы случались... Был у меня один приятель в Черновцах, сейчас его сын играет в «Днепре». Так он забивал мне с любой точки поля — я был для него фартовым голкипером.

— Вы Олийныка имеете в виду?

— Да, именно его. Даже с 40 метров мне забивал. Черновцы для меня стали самым ужасным городом из всех.

— Момент, когда решили завязать с футболом, помните?

— Да, помню. В тот день тренер приказал бежать два теста Купера подряд. Один пробежать сложно, а тут сразу два, да ещё и в 42-летнем возрасте. Я отказался и сказал, что заканчиваю с футболом.

— Некоторое время вы тренировали вратарей «Волыни». Как вам Исса Ндойе — «лучший голкипер мира»?

— С Ндойе не довелось поработать. Лучший вратарь? Да он был худшим вратарем мира! Из него такой вратарь, как из меня балерина. А Кварцяный вбил себе в голову, что он лучший голкипер. Не знаю, почему он такое говорил. На поле всё было хорошо видно — как не игра, так ошибка. Единственное, что Ндойе умел делать — это вбрасывать мяч далеко в поле. А какой из этого толк? Я тоже не хуже бросаю.

— Чем занимаетесь сейчас?

— Детей тренирую, внука воспитываю. Это меня сын осчастливил, дочь пока незамужем. Сергей, кстати, подавал хорошие надежды в футболе, играл в Польше и нашей второй лиге, однако повредил связки и на том закончил. Обидно, перспективным ведь был защитником.

Олег Бабий

16.10.2012, 15:40
Топ-матчи
Чемпионат Италии Милан Кротоне 0 : 1   4 декабря 13:30
Чемпионат Франции Мец Лион - : - 3 декабря 21:00
Чемпионат Украины Олимпик Карпаты - : - 4 декабря 14:00
Чемпионат Англии Борнмут Ливерпуль - : - 4 декабря 15:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть