Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Сергей ЗАКАРЛЮКА: «Блохина просили об одном – ничего не говорить прессе. Что получилось в итоге, известно…»

2009-07-31 17:25 Это не обман зрения. Очередным гостем рубрики «Откровенный собеседник» сегодня на самом деле стал Сергей Закарлюка. Тот самый ... Сергей ЗАКАРЛЮКА: «Блохина просили об одном – ничего не говорить прессе. Что получилось в итоге, известно…»

Это не обман зрения. Очередным гостем рубрики «Откровенный собеседник» сегодня на самом деле стал Сергей Закарлюка. Тот самый футболист, который около десяти лет не общается с прессой. Фраза «взять интервью у Закарлюки» в журналистских кругах уже стала синонимом чего-то абсолютно невозможного.

Но, как поется в известной песне, «невозможное — возможно». Хотя признаюсь, номер полузащитника «Арсенала» набирала с сомнением — кому приятно услышать отказ? Когда же в трубке прозвучало «алло», я даже растерялась: не каждый день приходиться слышать голос самого молчаливого игрока украинского футбола. К моему счастью и большому удивлению моих коллег, 32-летний «канонир» почти без раздумий согласился на встречу. Не знаю, какое впечатление наш полуторачасовой разговор произвел на нашего героя, но хочу признаться, что более интересного, открытого и интересного собеседника я еще не встречала.

Думаю, дочитав этот материал до последней строчки, в этом убедиться каждый…


В СЪЕМКАХ ДЛЯ PLAYBOY БЫЛ ТОЛЬКО ОДИН МИНУС

- Когда в последний раз общались с прессой? — этим вопросом корреспондент «СЭ» прервал обет молчания одного из самых опытных игроков чемпионата.

- Точно не помню. Возможно, еще при переходе в донецкий «Металлург».

- В чем причина такого длительного молчания?

- Просто мне это не очень интересно. Вот и все. О чем я должен рассказывать?

- Ходили слухи, что с вами приключилась какая-то криминальная история, после которой вы и объявили прессе бойкот, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.

- Это полный бред.

- После матчей к вам наверняка подходят журналисты. Что им отвечаете?

- Говорю, что есть другие ребята в команде, которые могут ответить на их вопросы.

- Почему вы сейчас согласились пообщаться?

- Даже не знаю. Пусть мама почитает и посмеется. Родители собирают вырезки из газет, где обо мне пишут. Думаю, им будет приятно прочитать в вашей газете мое интервью.

- Помню, как недавно вы приняли участие в одной из пресс-конференций «Арсенала». Все были очень удивлены увидев Закарлюку у микрофона…

- Это когда Рабинович собирался устроить нам тренировку на Майдане?

- Да, именно.

- Попросили прийти, и я не стал отказываться. Но заметьте, я там практически ничего не сказал, просто присутствовал. В основном говорили Заваров, Рева и Беньо, если не ошибаюсь…

- С приходом Вадима Рабиновича «Арсенал» стал принимать участие в разнообразных пиар-акциях. Как вы отнеслись к съемкам для журнала Playboy?

- А почему нет? Молодым ребятам было, наверное, интересно фотографироваться с красивыми девчонками. И, по-моему, это вполне нормально.

- То есть предложение руководства поучаствовать в подобной фотосессии никого из игроков не смутило?

- За всех ответить не могу. Я же не знаю, насколько ревнивы у других жены и девушки, и как они могут отнестись к полуголым моделям.

- Долго продолжались съемки?

- Прилично. К тому же было очень жарко. Это был единственный минус, пожалуй.

ГЛАВНОЕ, ЕСТЬ ГДЕ ПЕРЕНОЧЕВАТЬ

- Поиграв в клубах с мощной инфраструктурой — в «Шахтере» и «Металлурге», не чувствуете дискомфорта сейчас?

- За последние три года в «Арсенале» все вроде нормали­зовалось. Условия для трениро­вок у нас неплохие. Есть два хо­роших поля и вполне приемле­мые бытовые условия. Зарпла­ту платят без задержек. Что еще нужно? К тому же, не знаю, как у молодых ребят, но у меня в этом плане проблем и особых требований не возникает. Мне, откровенно говоря, все равно, какая у нас база. Главное, есть где потренироваться и перено­чевать…

- За несколько дней до ваше­го 32-летия количество матчей, поведенных в чемпионате Укра­ины достигло трехсот. Узнав об этом, испытали какие-то особые ощущения?

- Никогда не вел статистику, поэтому пока мне не позвонили, об этом не знал. Мне, по-моему, мой кум Костышин сказал — он в интернете сидит постоянно и всегда в курсе всех событий. Руслан, кстати, тоже на тот мо­мент переступил трехсотматчевый рубеж. Помню, и я его позд­равлял с этим событием.

- Можете как человек с опы­том утверждать, что наш чемпи­онат растет на глазах?

- Уровень футбола, надо сог­ласиться, заметно поднялся. В прошлом сезоне три украин­ские команды всерьез боролись за Кубок УЕФА, а один из них -выиграл этот трофей. Что бы сейчас ни говорили о «Металлисте», видно, что команда играет хорошо, и на европейской аре­не в частности. Причем не пер­вый год. До спада хорошо вы­ступал «Днепр». Может быть, проблемы в игровом плане у этой команды происходят за счет большой текучки кадров, в том числе и тренерских. Хотя я больше чем уверен, что у днепропетровцев в скором времени все наладится.

- А что скажете о своем быв­шем клубе — донецком «Метал­лурге»? Воспоминания об этом периоде карьеры благоприят­ные?

- Не хочется прошлое воро­шить. Хотя, в принципе, эмо­ции позитивные. Все-таки с этим клубом я бронзу выигры­вал. Из игроков нынешнего со­става постоянно поддерживаю отношения с Сашей Зотовым, поэтому приходится следить за событиями в бывшем клубе. Правда, как известно, на Зота сейчас в команде почему-то не рассчитывают. Из «моего» со­става в команде еще остались Шиша (Сергей Шищенко. — Прим. Г.Е.), Ткаченко, Чечер. Руководство осталось преж­ним, вот только Дмитрия Селюка уже нет.

- Многие считают «Метал­лург» в какой-то степени закры­тым клубом. Иногда некоторым игрокам не разрешают общать­ся с прессой. В ваше время в ко­манде тоже был такой жесткий режим?

- Я даже не знаю, запрещали нам давать интервью или нет — я ведь тогда по собственному желанию не разговаривал с журналистами. Да и газеты я редко читаю.

- А почему?

- У меня хватает забот и без газет.

ЗА НИЧЬЮ С «ШАХТЕРОМ» КУПИЛ КВАРТИРУ

- В «Металлург» вы пришли из столичного ЦСКА. Сразу почув­ствовали разницу в размере премиальных?

- Конечно. Сначала подъем­ные неплохие дали, зарплата на порядок выросла. Я смог в Кие­ве квартиру купить, ремонт сде­лать… Хотя нет, квартиру я ку­пил всего за один матч.

- За какой же, интересно?

- ЦСКА тогда отобрал чемпи­онство у «Шахтера». Если бы горняки нас обыграли, то «Ди­намо» лишилось бы шансов за­нять первое место. Но мы сыг­рали в Донецке вничью 0:0. По-моему, это был 2001 год. Нас то­гда Фоменко тренировал.

- Это было самое крупное вознаграждение за результат одного матча?

- Да. Хотя в «Металлурге» то­же не обижали. Когда в Донецке было обыграно «Динамо», нас тоже хорошо наградили.

- Чем в первую очередь запо­мнилась совместная работа с Семеном Альтманом?

- Афоризмами. В плане раз­личных фраз и присказок Се­мен Иосифович очень подко­ван.

- Интересно было работать с таким тренером?

- Скучно. Поначалу я пы­тался вникать, но когда уже знал все наизусть и мог преду­гадать наперед, что будет, на­чинал засыпать. Пацаны чуть ли не с подушками на теорию приходили.

- Сколько по времени про­должались теоретические заня­тия?

- Сейчас и не вспомню, но знаю, что очень долго. На экра­нах записи разные выводились, схемы… Может быть, когда тебе семнадцать-восемнадцать, тс это интересно и в голове откла­дывается информация, но мне, повторюсь, было очень скучно.

- Художественную литерату­ру тренер не заставлял читать, как, например, Анатолий Бышовец?

- Нет, такого не было. В тс время вся команда накупила се­бе ноутбуков. Не знаю, правда, кто с какой целью, но лично ме­ня в компьютере привлекал только DVD-проигрыватель. Любил фильмы смотреть на сборах.

- Инциденты с Альтманом лично у вас были?

- Бывали, и не раз.

- По какому поводу?

- Как-то, например, я выпил.

- И какова была реакция тре­нера?

- Альтман хотел меня вы­гнать, но заступился вице-пре­зидент клуба Олег Мкртчан. У нас с ним были хорошие рабо­чие отношения. Потом по ини­циативе Косевича меня даже пытались закодировать, но я пообещал больше не пить. И не пил. Потом в «Шахтер» пере­шел.

- Там режим не нарушали?

- Нет. Перед переходом е «Шахтер» я как раз вел перего­воры с «Локомотивом». С Семи­ным уже практически догово­рились, но тут мне позвонил Ри­нат Леонидович и спросил: «Хо­чешь играть в моей команде?» Я сказал, что хочу, конечно. Ахметов меня тогда сразу спро­сил, не буду ли я нарушать ре­жим, я ответил отрицательно…

- Сдержали слово?

- Сдержал. Только вот про­был в этой команде недолго.

НАПОСЛЕДОК ЗАХОТЕЛ УВИДЕТЬ АХМЕТОВА

- Как думаете, почему в «Шахтере» не сложилось?

- Сейчас сложно об этом су­дить. Наверное, стечение об­стоятельств помешало. Я ведь пришел, когда команду Яремченко тренировал. Отрыв «Шахтера» от «Динамо» тогда со­ставлял всего семь очков, и все уже досрочно считали горняков чемпионами. Но так получи­лось, что поспешили с вывода­ми. Золото досталось киевля­нам, и Яремченко уволили. Пришел Шустер, который меня не знал, а я еще и травмирован. После девяти месяцев понял, что не хочу сидеть на лавочке. Хотелось играть. В «Шахтере» мне предложили поехать в «Ильичевец», к тому же в Мари­уполе тогда Павлов работал.

- Знали его раньше?

- Николай Петрович был мо­им первым профессиональным тренером после интерната. К нему в «Днепр» я попал в семна­дцать лет. Когда мне позвонил Павлов, и мы переговорили на­счет моего будущего в его ко­манде, я уже не сомневался, что нужно ехать. Правда, перед тем как уйти, захотел поговорить с Ринатом Леонидовичем.

- Встреча состоялась?

- Да, мне позвонили из клуба и сказали, чтобы я ехал на базу. Там и поговорили.

- И как все прошло?

- Нормально. Во всяком слу­чае, я остался доволен. Пожали друг другу руки, я сказал ему спасибо, он пожелал мне удачи в новом клубе.

- А что потом?

- Потом поехал в «Ильичевец» — очень хотел играть. Хотя теперь, поразмыслив, пони­маю, что нужно было немного подождать и не торопить собы­тия. Меня же никто не выгонял. Так и президент сказал: мол, ес­ли хочешь, оставайся и доказы­вай. Но я решил — и все тут. Че­рез три месяца после моего ухо­да Шустера убрали…

- Сейчас жалеете, что не по­лучилось закрепиться в такой команде как «Шахтер»?

- Не нужно никогда ни о чем жалеть. Наоборот, рад, что по­счастливилось познакомиться с Ахметовым. Если он когда-то видел человека, при следующих встречах никогда не пройдет мимо — всегда остановится, по­здоровается и поинтересуется, как твои дела.

АЛЬТМАН ОПРЕДЕЛЯЛ СОСТАВ ПО ЗВЕЗДАМ

- А что скажете о Бернде Шустере?

- Не смотря на то, что я у не­го не играл, работать с Шустером было очень интересно. Осо­бенно мне нравилось, как он го­товил основной состав. Один­надцать одних и тех же человек выходили в старте от игры к иг­ре. Не припомню на своей па­мяти специалиста, который мог так четко выстроить процесс восстановления игроков. При Шустере, кстати, заиграли Срна и Рац, которые по сей день составляют костяк «Шахтера».

- В чем особенность сборов с Шустером?

- Перед началом предсезонки в Эмиратах у нас брали кровь, после чего определялись степень нагрузок и индивиду­альная программа подготовки. Одна группа могла бежать трус­цой, вторая в быстром темпе. Я попадал во вторую с Тимощуком и Пуканычем. Таким обра­зом нас приводили к общему знаменателю. Интересно все это было, нечего сказать.

- А ежедневные тренировки в разгар сезона чем-то отлича­лись от обычных?

- Обычно, если ты не играл в каком-то матче или провел на поле мало времени, то остаешь­ся после общих занятий и дора­батываешь самостоятельно. У Шустера это было запрещено. Типа, нужно работать только на тренировках. Основной состав всегда был на пике формы. Не пойму, почему у такого грамот­ного тренера не сложилось в Испании. Кстати, заметил, что провалы Шустера и в «Шахте­ре», и в «Реале» начинались пос­ле зимнего межсезонья. Непо­нятно, почему.

- Что-то еще вас удивило в процессе работы с иностранным тренером?

- На сборах мы не жили в од­ном отеле больше недели — это для меня было в новинку. Хотя сейчас такой психологический момент как смена обстановки, наверное, широко применяется среди иностранных специали­стов. Раньше на предсезонке был всегда сплошной бег, а у Шустера мы набирали опти­мальную форму за счет игр. Кстати, у Заварова практикует­ся то же самое. А вот у Альтмана все было еще более нестандарт­но. Он даже состав, как нам ка­залось, определял по звездам…

- Что вы имеете в виду?

- Бывало Семен Иосифович, прямо перед игрой предупреж­дал: мол, смотри, сегодня не твой день. Начинаешь заду­мываться: почему? Потом с этой мыслью выходишь на по­ле и с метра забить не мо­жешь. В голове сразу всплыва­ют слова тренера. Или, допус­тим, сыграли хорошо, победи­ли, а Альтман подходит и гово­рит: «Ты смотри, Серега, сегод­ня не твой день…». Ну я раз и «накидался». В результате — штраф. А тренер мне потом: «Я же тебе говорил».

«АРСЕНАЛ» — КОМАНДА НЕПРОСТАЯ

- Как складывалось с «Ильичевцем»?

- В Мариуполе я провел очень хороший, а главное ре­зультативный сезон. В еврокубках даже играли. Когда ушел Павлов, еще полгода ра­ботал с Баланом, а потом вер­нулся в «Металлург». Все же наверняка помнят ту знаме­нитую историю, когда Нико­лай Петрович после пораже­ния от «Металлиста» сорвался в адрес судьи на пресс-конференции. Вот так он и ушел от­дохнуть от футбола…

- Павлова считаете хорошим специалистом?

- Посмотрите на «Ворсклу». Что бы там ни говорили и как ни крути, результат есть. В том году Полтава вылетала, а Пав­лов пришел и вытянул команду. А в этом году уже выиграл Кубок Украины.

- Чего же, по вашим прогно­зам, ждать в этом чемпионате?

- За всех участников говорить не берусь, но уверяю, что будет интересно. У нас ведь тоже, сог­ласитесь, непростая команда. Вот все говорят: «Динамо» и «Шахтер» должны занять только первое и второе места. А если кто-то из них окажется на треть­ей строчке, что им, застрелить­ся’? А ведь стоит ожидать, что смена лидеров скоро произойдет.

- Когда, по вашим расчетам, это может произойти?

- Думаю, годик-два еще точ­но нужно подождать. Мы же от России во всех отношениях лет на пять отстаем. Наши соседи, в отличие от нас, умеют подог­ревать интерес к своему футбо­лу. Помню, была телепередача в которой показывали, как гото­вятся команды к встрече друг с другом. Журналисты приезжа­ли на тренировку за день до иг­ры и делали репортаж с места событий… Разве зрителю не ин­тересны предматчевые интер­вью игроков? Таким образом, в России к футболу подтягивают болельщиков. У нас же такого и близко нет.

- Некоторые украинские клу­бы, напротив, штрафуют своих футболистов за общение с прес­сой даже после матча, а вы гово­рите — интервью накануне…

- Значит, не нужно с такими отмороженными людьми вооб­ще общаться. На них что, свет клином сошелся? Вычеркните таких руководителей, которые что-то кому-то запрещают, из своего списка, и о них все забу­дут. Если игроки отказываются по личным причинам, это уже другой вопрос. Вот перед вами сейчас живой пример сидит. Никому же нельзя ничего при­казать. Хотя я заметил, что сей­час молодые футболисты без проблем идут на контакт с прес­сой. Это наверное говорит о том, что новое поколение более открытое и коммуникабельное. Из молодежи я бы отметил Се­лезнева, Лысенко и Олейника. Вот увидите, это будущее наше­го футбола.

БЕССОНОВ СКАЗАЛ В РОТУ, ЗНАЧИТ В РОТУ

- Первым вашим профессио­нальным клубом числится «Днепр». Помните кого-то из то­го состава?

- Конечно. Тогда в днепропе­тровском клубе звезды играли: Полунин, Похлебаев, Конова­лов, Максимов, Беженар, Дирявка… Для меня было честью оказаться рядом с такими людьми. Три или четыре раза даже на замены выходил. Это было настоящее счастье. Прав­да, оттуда я по собственной инициативе уехал — у меня еще не могло быть полноценного контракта, так как мне не было восемнадцати.

- А почему не захотели ос­таться в «Днепре»?

- Не знаю. Юношеские амбиции, может быть, дали о себе знать. Одним словом, что-то себе «нашифровал» и уехал домой, в Никополь, к Павлу Яковен. Потом — армия и ЦСКА.

- Есть что вспомнить о време­ни, проведенном в армейском клубе?

- Тогда у нас была настоя­щая команда, сплоченный коллектив! Хотя, может, мне так казалось, потому что я был совсем молодой… До сих пор не забыть первую игру в евро-кубках с «Корк Сити». Помню, Ревут на девяностой минуте гол забил. Но в итоге мы про­играли — 1:2. Потом 2:0 дома выиграли, забили Цихмейструк и Леоненко. Так прошли в следующий этап.

- А помните свой гол-шедевр с 20 метров в «девятку» ворот «Црвены Звезды»?

- Еще бы!

- Тренерский штаб армейско­го клуба что собой представлял?

- Бессонов, Лозинский, Куз­нецов… Очень хороший был коллектив. Больших денег у нас тогда не было, но зато все было стабильно. Да и игроки все бы­ли в большом порядке.

- Назовите пару фамилий.

- Та команда могла бы сейчас смело бороться за призовые ме­ста: Цихмейструк, Волосянко, Анненков, Мизин, Полунин… Потом подошли Беженар, Шкапенко, Леоненко, Калитвинцев — это были опытные ребята, но еще далеко не на закате карье­ры. Позже пришли Билозор и Косырин, которые до сих пор не завязали с футболом.

- Некоторые игроки, недав­но перешедшие из «Днепра» в «Арсенал», рассказывали, что покинули команду из-за того, что не смогли найти общего языка с Владимиром Бессоно­вым. У вас таких проблем с ним не возникало?

- Не знаю, у меня с ним было все в порядке. Штрафы, конеч­но, платил, не без этого, но по­том выходил на поле и все отра­батывал. Тренер знал, что я его не подведу.

- Бывшие подопечные Влади­мира Васильевича говорят, что тренер с ними не разговари­вал…

- Я тоже не любитель погово­рить — может, поэтому между нами никогда не возникало ни­каких проблем. Недавно вместе со сборов летели, вспоминали былые времена. Бессонов гово­рил: его всегда бесило, что когда он меня отправлял в роту, я молча обувал сапоги. Он-то ду­мал, что я проситься буду. Амоя полиции Пыла такова: рота так рога, штраф так штраф…

- А серьезные штрафы плати­ли?

- Приличные. В размере зар­платы или даже двух. В то вре­мя это были нормальные день­ги. Моя мама, к примеру, получала зарплату на порядок мень­ше, чем я.

- Сейчас многие игроки гото­вы ради большой зарплаты си­деть в глухом запасе. Как счита­ете, деньги портят людей?

- Не знаю. Это зависит от са­мого игрока. Один взял деньги и уже не хочет играть, а другой будет биться голый и босый. Как все львовские команды, на­пример. Я раньше не любил иг­рать с представителями запад­ного региона. Но, подчеркну, это было раньше. Сейчас по­нял: нужно отдать должное их характеру. На таких людей точ­но деньги не влияют. А есть те, кто из Киева уезжать не хочет только потому, что это столица, и игровая практика здесь ни при чем. Жаль, что по стечению обстоятельств вылетел «Львов». Уверен, что в этом сезоне он снова вернется в премьер-лигу и на следующий год точно будет в десятке.

БАЛЬ ЗАБРАЛ КЛЮЧИ. ПРИШЛОСЬ НОЧЕВАТЬ У ЗОТОВА

- Как показался Донбасс пос­ле столичной жизни?

- Помню, приехал в Донецк — и прозрел. Одна улица! Думаю: куда я попал? Возле дома было одно популярное кафе — «Миллеиум». Но, правда, когда играл в Мариуполе, жил в Донецке. Хо­тя сто десять километров — не маленькое расстояние, но я и еще несколько человек ката­лись. Не было желания переез­жать в Мариуполь. Гай тоже ез­дил. При Павлове он не попадал в основной состав, а с приходом Балана потихоньку стал иг­рать. Когда «выстрелил», «Шах­тер» его купил обратно. Моло­дец пацан! Куда бы его ни заки­нуло, он все равно выплывет. Сейчас вон за сборную играет.

- Пришло время вспомнить и о вашем пребывании в сборной — правда, непродолжительном. Расскажите, что за инцидент произошел с Блохиным, когда вас, Зотова и Чечера убрали из команды?

- Никакого инцидента на са­мом деле не было. В день приез­да поехали в город посмотреть футбол. Ну, выпили пивка — и что? В день приезда никто ни­когда не проверял.

- Вернулись поздно ночью?

- В полпервого или в час.

- Зотов в одном из интервью сказал, что кроме вашей компа­нии еще полкоманды не было на месте…

- Молодец Саша, ничего не скажешь… (Улыбается).

- Так что же произошло, когда вы вернулись на базу?

- Наш номер, где мы жили с Чечером, был закрыт. Не стоит забывать, что в тренерском штабе Блохина тогда работал Семен Альтман. Его при нас уволили из «Металлурга» и, мо­жет быть, он обиду какую-то за­таил, думал, что мы его «плави­ли»… Не знаю. Одним словом, номер наш закрыт, и ключей в дверях нет. Пацаны в недоуме­нии: где же ключи? Пошли вниз к администратору попросить запасные ключи, но нам сказа­ли, что их забрал Баль. В итоге пошли спать в номер к Зотову. Утром проснулись, измерили давление — вроде все в норме. Пошли на сбор, а нам говорят: не надо, мол, свободны.

- Что потом?

- Я ушел складывать вещи. Зотов и Чечер не могли понять, в чем дело. Я им объяснил, что нужно собираться и уезжать — нас выгнали.

- Разговор с Блохиным был?

- Шовковский как капитан и Рева ходили к Олегу Владими­ровичу. В итоге нас вызвали. Перекинулись парой фраз, по­прощались — и все на этом. Мо­жет быть, и хорошо, что так все произошло. Может, этот случай послужил своеобразной встря­ской для команды. Оспаривать решение Блохина в отношении нас не буду. Победителей же не судят…

- Извинились перед Блохи­ным?

- Нет.

- Почему?

- А за что я должен извинять­ся?

- За нарушение режима.

- Нарушил, и что теперь? Ну скажу я «извините», «простите», а твои извинения не примут. Как я потом буду себя чувство­вать? Хотя ребята, помню, из­винялись в прессе перед бо­лельщиками. Но я прекрасно понимал, что если не нужен тренеру, у него всегда найдется повод от тебя избавиться. Но что здесь вспоминать? Единст­венное, о чем мы попросили Блохина, так это о том, чтобы он не разглашал эту историю в прессе. Что получилось в итоге, вы знаете.

- В клубе были проблемы?

- У меня точно нет. Погово­рил с Бойко и Павловым. Они меня спросили: что, Серега, сходили с пацанами погулять? Я рассказал, как все было. И все на этом. У ребят тоже вроде с руководством «Металлурга» все гладко прошло.

- Жалеете сейчас, что тогда уехали с базы?

- Единственное, о чем жа­лею, что из-за этой ситуации в сборной сломалась карьера у Чечера. Считаю его на голову сильнее тех защитников, кто был в то время. После этого его ни разу больше не вызывали. Хотя во время отборочного тур­нира позиция центрального за­щитника была проблемной.

- А за свою карьеру в сборной не переживали?

- Больше переживал, что ма­ма расстроится, когда прочита­ет эту историю в прессе. Она у меня очень впечатлительная, а тут еще пишут, что сына за пьянку выгнали из сборной.

- Это было не первое ваше исключение из национальной команды?

- Нет, конечно. Буряк меня еще выгонял, но потом сам и вернул. Я к нему очень хорошо относился. Игрок, который по­чувствовал доверие тренера, будет выкладываться на все сто и никогда больше не подведет. А если подведет — выгони его и больше не зови. Считаю, нужно давать людям второй шанс.

- Причины, по которым вы­звали гнев у Леонида Буряка, были все те же?

- Да. Я понимаю, что гор­диться нечем. Это плохо, конеч­но. Главное, что потом сделал выводы…

ПОСЛЕ «ВЕРДЕРА» ХОТЕЛОСЬ ЗАЛЕЗТЬ ПОД ПЛИТКУ

- Павел Погребняк рассказы­вал, что самое сильное униже­ние, которое ему довелось ис­пытать, это когда Дик Адвокат отправил его тренироваться с вратарями. У вас было что-то по­добное?

- Меня не отправляли. Знаю, с Яком (Владимиром Яксманицким. — Прим. Г.Е.) такое бы­ло в «Шахтере»: типа, пойди, по­стучи возле стеночки. Для меня же самое большое унижение в футболе — это 0:8 от «Вердера». Помню, сидели в аэропорту, и у меня было единственное жела­ние — спрятаться от всех под плитку. Все были в шоке! Во­семь ударов — восемь голов. Вро­де бы дома сыграли 2:2 — и тут такой позор на выезде!

- Часто вспоминаете этот матч?

- Когда слышу о «Вердере», невозможно не вспомнить. Помню, еще очень долгое время ждал, кто проиграет с более крупным счетом.

- К чему вам до сих пор тяже­ло привыкнуть?

- Долгое время не умел гово­рить «нет». Я себя терзал, но все равно не мог никому отказать. Постепенно ста! учиться, да­вать отрицательный ответ, когда это необходимо. Раньше вообще не мог произнести слово «нет».

- Самая несправедливая жел­тая или красная карточка в карь­ере?

- Практически год назад уви­дел перед собой «красный свет» от Годуляна за то, что просто толкнул мяч в сторону соперни­ка. Виноват, согласен, но не ду­маю, чтч :-тс нарушение тянуло на удаление.

- При каком тренере были са­мые тяжелые нагрузки в вашей карьере?

- Могу назвать тройку «при­зеров»: Яковенко, Павлов, Фо­менко.

- Играли когда-либо на день­ги?

- Тотализатор не интересует. Слава Богу, что в этом городе закрыли все казино…

- Как часто бываете дома, в Никополе?

- Чаще ко мне родители в Ки­ев приезжают. С братом регу­лярно созваниваюсь. Что еще надо? Меня в том городе уже ничего не держит. Там, по-мое­му, уже и команды нет.

КОГДА ОНА РЯДОМ, МНЕ ВСЕ ЗАВИДУЮТ

- Расскажите о своей жене.

- Ее зовут Ирина.

- Как вы с ней познакоми­лись?

- Знаем друг друга еще с юношеских лет. Долго встреча­лись. Когда я уехал в ЦСКА, Ир­ка два года жила в Никополе. Расписались только когда оформляли визу, чтобы поехать в отпуск. Официально женаты тринадцать лет.

- Дети есть?

- Конечно. У меня «хет-трик»: Миша, Влада и Злата. У Зотова, кстати, тоже трое.

- Что нужно Сергею Закарлюке для полного счастья?

- Здоровья всем моим близ­ким. А остальное у меня уже есть: дети и Ирина. Когда она рядом, мне все завидуют.

- На какой отметке планируе­те завершить игровую карьеру?

- Не знаю, еще два-три года точно планирую побегать. Мо­жет быть, вместе с Зотовым еще поедем в какой-нибудь Ка­захстан. (Смеется).

- А что потом будете делать?

- Этот вопрос я задаю себе уже лет пять. Посмотрим. Но спокойно закончить не могу, еще покатаюсь, наверное. Буду нужен — буду играть.

- Зотов, кстати, учится на тренерских курсах. А вы хотите навсегда остаться в футболе?

- Лицензию получают мно­гие, но не могут же стать тре­нерами все желающие. Если буду востребован, то, конечно, хочу остаться в футболе. Я ведь по сути ничего другого де­лать не умею…

Галина ЕРЕМЕНКО

"Спорт-Экспресс в Украине"
31.07.2009, 17:25
Топ-матчи
Чемпионат Испании Малага Гранада 1 : 1 Закончился
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Украины Волынь Ворскла - : - 10 декабря 14:00
Чемпионат Испании Осасуна Барселона - : - 10 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть