Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр АЛИЕВ: «Я всегда свои ошибки признаю»

2013-03-06 21:15 Полузащитник киевского «Динамо» Александр Алиев стал гостем нового выпуска программы «Один на один с Гамулой» на телеканале «Футбол». Предлагаем ... Александр АЛИЕВ: «Я всегда свои ошибки признаю»

Полузащитник киевского «Динамо» Александр Алиев стал гостем нового выпуска программы «Один на один с Гамулой» на телеканале «Футбол». Предлагаем вашему вниманию текстовую версию первой части этого интервью.

Александр Алиев и Игорь ГамулаАлександр Алиев и Игорь Гамула

— Саша, известна история с твоим переездом из школы «Спартака» в Киев. Можно подробнее? Например, кто за вами приехал?

— Мы поехали в Севастополь на турнир. Тогда говорили, что самая хорошая школа в Украине — это «Днепр-75». Мы, 13-14-летние, помню, с интересом смотрели, что у днепропетровцев свой автобус, на котором они приехали в Крым. А потом мы узнали, что на турнире был Яковенко, он как раз собирал свою команду. Я позвонил папе и сказал, что еду в Киев. Потом ему позвонил Яковенко, он приехал в Киев, посмотрел, спросил: «Тебе здесь нравится?». Я говорю: конечно, мне очень нравится.

— А как в «Спартаке» отреагировали? Были звонки?

— Никаких звонков. У меня не было никакого контракта. Я не был к «Спартаку» никак привязан, ничего не подписывал, так что в Киев уехал спокойно.

— Яковенко  жесткий тренер?

— Я бы не сказал, что он жесткий, он — очень требовательный. Очень требовательный. Он создал хороший коллектив, о котором тогда многие говорили, подобрал хороших футболистов, создал атмосферу в команде. Можно сказать, что сборная Украины 85-года была одной из сильнейших.

— Кроме спартаковцев, белорусов, были там и динамовцы.

— Нет, в академии все были иногородние. Из России, Белоруссии, Харькова, Сум, из Крыма. Человека 3-4 только, кажется, были киевляне.

— У вас с Милевским и Воробьем была сильная связка...

— Можно сказать. Дима играл правого полузащитника, у него была феноменальная скорость. Я знал, что получив мяч, всегда могу отдать на правый фланг, и он убежит. Мы так и играли: Милевский принимает, скидывает мне, я отдаю на фланг — и побежали. Именно динамовская игра.

— Ты самый молодой футболист, дебютировавший в составе «Динамо».

— Да. Первая моя игра была в Кривом Роге. Помню, что Михайличенко нас взял на предыгровую тренировку с первой командой. Я бил по воротам, ко мне подошел Валерий Леонидович Зуев и сказал, что я еду. Мне стало так приятно! Молодые ребята говорили: Саня, ты едешь и за нас тоже. Не подведи Академию! И я помню, что в той игре даже вышел в основном составе и отыграл первый тайм правым полузащитником. Как дебютировал, сказать не могу (улыбается), но мы выиграли, и тренер сказал, что все хорошо.

— Но продолжения не было.

— Я почувствовал, что попал в первую команду, появилась какая-то копеечка и — начал думать не о футболе.

— Но в «Динамо-2» ты по-прежнему выглядел очень прилично.

— У нас была очень хорошая команда, костяк которой пришел из Академии, я становился лучшим бомбардиром, лучшим игроком. Нам было очень легко.

— Была информация, что ты больше 150-ти мячей забил...

— Да, за «Динамо-2», за дубль — может быть. Все приезжали: и Игорь Михайлович, и Григорий Михайлович, и тренеры первой команды. Смотрели, как я много забивал, много делал, но в первую команду меня не брали. И я прекрасно понимал — почему. Потому, что думал не о футболе. Я всегда свои ошибки признаю. Наверное, мог это понять и раньше, но просто не слышал. Погулять можно, но главное — с умом, а в тот момент, можно сказать, его не было.

Многое было преувеличено, как это любит делать Йожеф Йожефович. Да, были загулы, был и алкоголь, но это было по молодости. И я это скрывать не буду. Футбол тогда у меня отошел на второй план. Бывало такое, что гуляешь всю ночь, выпиваешь, утром тяжело просыпаешься, едешь на тренировку, там не хочешь, не работаешь — и не растешь как футболист. Тренировки я не пропускал, но тренеры-то все-таки тоже играли и прекрасно видели мое состояние и мое лицо. И все прекрасно понимали, и их никак не обманешь.

— Ты, становясь одним из лучших игроков мундиалей, возвращался в «Динамо-2». Передержали?

— Конечно, было обидно. И я стал где-то свою гордость показывать. Но я бы не сказал, что меня передержали. Мне всегда давали шанс, я тренировался с первой командой. Но я начал витать в облаках, задрал нос. И в том, что не попадал в первую команду, был виноват сам. Да, я много забивал за вторую команду, но продолжал делать одни и те же ошибки.

— Из той команды Яковенко все-таки очень мало кто заиграл.

— Очень мало. Многие уже закончили. У кого-то не получилось, кого-то тренеры не видели. Пошли аренды... Остались я, Милевский, Прошин, Воробей, Сытник, который сейчас в «Говерле».

— Нет чувства, что у нас молодым футболистам вообще мало доверяют?

— Я бы не сказал. Нам доверяли, но мы страдали из-за того, что мы творили по ночам. И думали, что об этом никто не знает, никто не видит. А Игорь Михайлович все прекрасно знал. Приезжаешь потом к нему в офис, и он тебе все рассказывает. Часто он к себе не вызывал, но стоило ему приехать на базу — внутри поекивало. И вроде не гуляли — а зачем приехал? Начинаешь себя накручивать. Бывало, конечно, что и ругал, но мог и похвалить.

— На полгода ты поехал в аренду в Запорожье.

— Да, когда тренером стал Демьяненко, он сказал, что не видит меня вообще в первой команде. Поставил на мне крест. Сказал, что «Динамо» — это не моя команда. И мне позвонил Грозный, предложил поиграть, почувствовать высшую лигу. Я думал-думал и согласился.

Я сыграл восемь туров до ухода Грозного в основном составе, действительно почувствовал. Сыграл против «Шахтера».

— Нашел с Грозным общий язык?

— Без проблем.

— А с динамовскими тренерами?

— Могу с казать, что с Сабо вообще не нашел. Я подробностей не помню, но с ним вообще тяжело. Помню, поехал с первой командой на сбор, что-то мы там опять начудили, и он сказал, что Милевский и Алиев — это не игроки «Динамо», и нас вообще надо убирать из клуба.

— Была такая история, что ты Валику Белькевичу говорил «восьмерочку» отдать.

— Да ну!.. Было совсем не так. Просто в шутку сказал. У меня были прекрасные отношения с Валиком, как и со всеми ребятами в команде. Да, мне всегда нравился восьмой номер, но я прекрасно понимал, что пока Валик играет, мне тяжело будет даже в первую команду попасть.

— Не было мыслей, что так можно и закончить карьеру?

— Нет. И я должен сказать большое спасибо своей супруге. Она мне очень помогла. Мне и родители говорили, но до нее я просто никого не слышал. Не мог остановиться, привык, что после тренировки надо где-то пойти погулять. Познакомился я с Таней в 19 лет, и когда мы стали жить вместе, мои гульки стали ей не нравиться. Она начала меня «стопорить». И постепенно я остановился, но все равно понимал, что сразу меня в первую команду не возьмут.

Я поговорил с Игорем Михайловичем, дал ему слово, что стану совсем другим. Он сказал, что согласен мне помочь, но все зависит только от меня.

— Как бы то ни было, пришлось ждать своего тренера.

— Да, пришел Семин и увидел меня в первой команде. Я тогда тренировался в «Динамо-2» у Юрия Николаевича Калитвинцева, он мне позвонил и сказал, что Семин меня берет на зимний сбор в Испанию, и что это действительно — мой шанс. И все пошло хорошо.

— ...И тут  финал Кубка Украины с «Шахтером»...

— Мы тогда выиграли у «Закарпатья» 4:0 и через три дня у нас была игра финала кубка в Харькове. Да, мы с Милевским нарушили режим, и я не буду этого скрывать.

— А что вы сделали? Уехали с базы?

— Мы не уехали и не сбежали. Просто по возвращению на базу мы поехали в ресторан, и (иронично) начали готовиться к кубку Украины.

— Ты понимал, что это финал Кубка?

— Значит, в тот момент не понимал. Думал, что раз у нас идет все успешно в чемпионате, без особых проблем всех обыгрываем, поэтому были уверены, что и «Шахтер» обыграем. Но за наши проступки мы были наказаны — я вышел в основном составе, отыграл 70 минут и выглядел отвратительно. Очень отвратительно. За первые 15 минут я даже мяча не коснулся. После игры нас оштрафовали и меня убрали из первой команды.

— А Милевский как себя чувствовал?

— Тема заменил меня на поле и, конечно, он тоже неважно себя чувствовал. После этой игры нас обвинили в поражении, сказали, что «Динамо» проиграло кубок из-за нас.

— А ты сам как думаешь?

— Конечно, я считаю, что мы с Темой действительно подвели команду.

— Говорили, что тот штраф был рекордным за всю историю «Динамо». Можешь озвучить?

— Я озвучивать не буду. Если президент посчитает нужным, он скажет. Но штраф, конечно, был большой, это правда.

— Но ты же давал слово.

— Да. Вот так. Но потом мне пришлось разговаривать с Палычем. Он меня послушал. Потом стал говорить, а я что? — просто сидел и слушал. Но потом сказал, что берет меня на сбор в Австрию.

— И начался твой самый лучший сезон в «Динамо»?

— Да, мы стали чемпионами, обойдя «Шахтер» на 15 очков, вышли в Лигу чемпионов. И я играл с первого матча весь сезон. Все матчи того сезона я хорошо помню.

Продолжение следует...

Андрей КРАВЧУК, dynamo.kiev.ua

06.03.2013, 21:15
AWAW
Автор:
(AWAW)
Статус:
Эксперт (10510 комментариев)
Подписчиков:
153
Медали:
Выбор редакции × 23
Топ-матчи
Чемпионат Италии Наполи Интер 3 : 0 Закончился
Чемпионат Украины Черноморец Волынь - : - 3 декабря 14:00
Ворскла Динамо - : - 3 декабря 14:00
Чемпионат Испании Гранада Севилья - : - 3 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть