Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Юрий ГРИЦЫНА: «Осознание того, что забил последний гол «Динамо» в чемпионатах СССР, пришло только с годами»

2013-04-09 04:53 Экс-форвард киевского «Динамо», автор последнего 2306-го, гола клуба в чемпионатах СССР Юрий Грицына — о карьере футболиста и своем тренерском ... Юрий ГРИЦЫНА: «Осознание того, что забил последний гол «Динамо» в чемпионатах СССР, пришло только с годами»

Юрий ГрицынаЮрий Грицына
Экс-форвард киевского «Динамо», автор последнего 2306-го, гола клуба в чемпионатах СССР Юрий Грицына — о карьере футболиста и своем тренерском дебюте.

«В ЧЕРКАССЫ ПОЗВАЛ КИРИЛЮК»

— Юрий, вы как-то исчезли из информационных радаров украинского футбола, прекратив сотрудничество с черкасским «Славутичем». Чем занимаетесь сейчас?

— Сейчас отдыхаю. В прошлом году еще была работа, но в октябре из команды уволили главного тренера, и я ушел вместе с ним. Сейчас можно сказать, что нахожусь в поиске работы.

— «Славутич» можно смело назвать вашим первым серьезным тренерским опытом: пусть и во второй лиге, пусть и помощником. Как сами относитесь к этому периоду работы?

— Однозначно, это был положительный опыт в моей жизни. Хорошая практика плюс немало замечательных эмоций. В Черкассы меня позвал главный тренер (Александр Кирилюк. — авт.)., когда клуб покинул его помощник Юрий Сак. Долго не думал и почти сразу дал согласие на сотрудничество.

 Можно сказать, что перестали работать в «Славутиче» из-за отставки главного тренера? Или на то были причины другого характера, финансовые, или турнирное положение команды?

— Нет, причина была одна. Знаете, в футболе есть свои правила. Если простыми словами объяснить, то сложилась ситуация, когда тренера «подсидели», и он был вынужден уйти. Поскольку он меня брал к себе, то естественно, что я с ним и оставил футбольный клуб. Продолжать сотрудничество со «Славутичем» с моей стороны было бы некрасиво. И мне бы все равно не дали там работать. Нужно было уходить.

«КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ — ИНФРАСТРУКТУРА»

— Я так понимаю, в Черкассы вы попали не случайно. Ведь карьеру игрока завершали в тогдашнем местном «Днепре». Получается, что работать шли в хорошо знакомый город?

— Да, людей, которые там работали, я знал, круг знакомств в городе у меня был большой. Знал, куда иду, и шел не на пустое место. Тем более, это было начало моей тренерской карьеры, мне нужен был новый опыт. Искренне рад, что там работал.

— Какая она настоящая вторая лига? Ведь за ширмой Премьер-лиги и первого дивизиона многим болельщикам непонятно, что там происходит.

— Имеете в виду сравнение с той второй лигой, которая была еще в советское время?

— А это уместно?

— Думаю, нет. Нынешнюю вторую лигу никак нельзя ставить рядом со второй лигой советского образца. Ту лигу, особенно нашу западную зону, думаю, можно сравнить даже с нынешней Премьер-лигой. Тогда во второй лиге играли опытные мужики, а молодому футболисту приходилось терпеливо ждать своего шанса. Иногда даже слишком долго. А сейчас у нас мальчишки в 20 лет играют в первой лиге. Возможно, из-за того в наше время и игроки были интересные. Правда, в таких вопросах всегда можно спорить.

Камень преткновения второй лиги в наше время — инфраструктура, просто ужасные условия. По моему мнению, во многих городах, и прежде всего областного значения, условия для команд могли бы быть намного лучше. Впрочем, по каким-то причинам футбола там нет. Например, в той же Черкасской области потенциально можно и клуб первой лиги содержать. Многое зависит от городской и областной власти, потому что частному инвестору только «на себе» обычно тяжело тащить такие команды. Что такое футбол? В украинских реалиях — это деньги в пропасть. А когда власть помогает, это уже другой уровень.

Я в Черкассах и играл, и работал. Там перманентно возникают одни и те же проблемы. Город не помогает, команда числится на балансе области плюс какие-то частные средства. Большинство частных структур не спешат помогать.

— Имеет ли вторая лига, учитывая все ее проблемы, шанс стать той базой, где будут готовиться кадры для высших дивизионов? Как, например, это было в советское время.

— Думаю, в ближайшем будущем такого не будет. Посмотрите только, сколько команд снимается в разгар чемпионата! И не только во второй лиге! Посмотрите, что происходит в первой, с «Арсеналом», «Оболонью», «Одессой»... У нас достаточного благополучия даже в ПЛ нет: «Таврии» заблокировали все трансферы, команда не поехала на сборы, в столице почти развалился «Арсенал» . А вы говорите: вторая лига... Но в Украине есть любительские команды, по уровню подготовки, которые финансированию и инфраструктуре превосходят ту же вторую лигу, но почему-то не проявляют желания идти в профессионалы. Возможно, не хотят иметь кучу дополнительных расходов, а может, и не хотят играть на таком слабом уровне. Многие из классных игроков, закончивших карьеру, не желают доигрывать во второй лиге. Им проще выступать где-то на первенстве области, в свое удовольствие. Хотите пример? Пожалуйста — Мелащенко, Мазяр, Швед... Их десятки. И я их прекрасно понимаю: деньги те же, а мотаться по стране не требуется, тренироваться дважды в день не надо. 5-6 тысяч гривен во второй лиге — это уже роскошный заработок, бывает и меньше. Поэтому хороших исполнителей не затащить. На самом деле это большая болезнь нашего футбола.

«МЕДСЕСТРА СКАЗАЛА, ЧТО У МЕНЯ ПЛОСКОСТОПИЕ...»

— Вы воспитанник луганского футбола. Дебютировали за главную команду области в первой союзной лиге. Сама же «Заря» 1972 была чемпионом СССР. Однако вы родом не из областного центра, а из Северодонецка. Расскажите подробнее о своем пути в профессионалы. Уличный футбол, интернат?

— Все раньше были «дворовыми». Спортшколы, дома пионеров, «Кожаный мяч». Со временем начал заниматься у нас в ДЮСШ «Химик», а уже оттуда поступил в ворошиловградский интернат. Еще в школе нас постепенно подводили к тренировочному процессу главной команды, а впоследствии даже заявили в первую лигу. Непосредственно к футболу меня приобщил мой старший брат. Он был настоящим фанатом, а я — откровенным лентяем (смеется). Наверное, от него мне все и передалось. Я заиграл, а он из-за травм связать жизнь с футболом не смог.

— А вы лично имели проблемы со здоровьем? Что это за история с поступлением в интернат несколько раз?

— В первый год поступления я был зачислен сразу. Но когда привез документы, медсестра сказала, что у меня плоскостопие и пришлось ехать домой. Целый год лечился, делал различные упражнения и приехал на следующий отбор. И представляете — снова не подошел... А вот на третий год, когда в очередной раз приехал, через некоторое время домой пришло приглашение. Тренер во время встречи сказал, что взял меня за назойливость. Думаю, что я полностью отблагодарил его тем, что выбился в большой футбол.

— В 17 лет вы дебютировали в первой лиге в составе «Зари». Помните тот момент? Большой стадион, зрители...

— Если не ошибаюсь, это был поединок против московского ЦСКА. Тогда у «армейцев» был классный состав. Ну что я — пацан — мог там чувствовать? Только одно: желание играть. Ни о каком опыте или классе, конечно, не было и речи. Только за счет желания мог выделиться на таком уровне.

— В следующем сезоне вы начали регулярно надевать футболку «Зари». А дальше — мечта любого мальчишки УССР, игравший в футбол: вызов из киевского «Динамо». Кто заметил вас в столице? Лобановский, селекционеры?

— Тогда существовали сборные разных лет на республиканском уровне. Российская сборная, украинская. Однажды меня и нескольких товарищей вызвали в такую команду в Киев. Жили на базе в Конча-Заспе, на сборе сыграли с дублем «Динамо». Тогда им руководил ныне уже почивший Виктор Колотов, а селекционером был Анатолий Сучков. После игры они подошли ко мне, предложили перейти, и я сразу согласился. Киев тогда был наивысшим, о чем у нас можно было мечтать в футболе. Наша сборная тогда ехала на турнир в Донецк, так они меня сразу попросили отказывать другим командам. Уже после первой игры ко мне пришли люди из «Шахтера», отвезли на базу к главному тренеру — Анатолию Конькову, а тот начал меня уговаривать остаться у них. Даже родителей предлагал трудоустроить в Донецке.

Я отказывался, как мог, хотя в душе даже испугался из-за того, что был совсем юный, а тут такие предложения! Наконец, Коньков не выдержал и сказал мне: «Ты не заиграешь в Киеве, тебя там просто сломают». В тот момент мне уже не хотелось ни Киева, ни Донецка, я приехал на две недели домой и даже в клубе не появлялся. Для себя решил — останусь в «Заре». Доиграл чемпионат, понемногу забыл о тех переходы, а тут в интернате тренер меня спрашивает: «Что у тебя с Киевом?». Оказывается, из столицы постоянно звонили и интересовались. Наше руководство им разные басни рассказывало: мол, я куда-то уехал, у меня какие-то проблемы и прочее. Но тот тренер был мудрым человеком. Он мне посоветовал позвонить в Киев самому и по интонации разговора определить, хотят ли меня еще там видеть. Старшие товарищи по команде тоже советовали ехать, если станут звать. Тихонько заказал из базы телефонные переговоры. На том конце провода сразу попросили приехать, и через день я уже оказался в столице. Еще билет мне тренер из интерната взял «по блату», тогда с этим были большие проблемы. Вот так я «бежал» из Луганска.

— А тренер «Зари» был не против?

— Тогда «Зарей» руководил Анатолий Байдачный. О том, как я перебирался в столицу, он даже не знал. Уже потом мне рассказывали, что когда команда собралась, он спросил обо мне. Все сделали вид, что никто ничего не знает. Кто-то даже сказал, что у меня бабушка заболела, что Байдачный буркнул: «Знаю я, какая бабушка заболела». Вот и все.

— Так вы оказались в дубле «Динамо». И в первый же год выиграли чемпионство СССР среди дублирующих команд.

— Да. Где-то той команде немного повезло, что предыдущий «золотой дубль» уже разбежался: Онопко, Беженар, Канчельскис. Там, честно говоря, и в дубле можно было не сыграть. Однако тогда они ушли, а мы, новички, смогли себя проявить. Желание было колоссальное — о деньгах не думали, на тренировку основы приходили и восторженно наблюдали, как работают звезды. Разве можно сейчас увидеть такое?

— Сейчас такое трудно представить. Но тем «Динамо» руководил Лобановский, а это дорогого стоит. Кстати, вы недолго с ним работали — чуть больше года. Его знаменитые нагрузки ощутили на себе?

— Я даже не знаю как правильно ответить. Конечно, почувствовал. Но к нам он приходил только на игры, так непосредственно с ним мы не общались. Где-то могли от него идти подсказки или коррективы. Что-то мог сказать, когда нас брали играть за первую команду. Мы имели своего тренера — Колотова, некоторое время был Бессонов. Нагрузки действительно были огромные, но тут дело времени. Через месяц втянулся, и уже их не чувствуешь. Главное привыкнуть.

«К «ЗОЛОТОМУ МАТЧУ «ДИНАМО» НЕ БЫЛО ГОТОВО»

— Одна из самых интересных страниц вашей жизни связана с голами за киевское «Динамо». Вы забили последний 2306-й мяч «бело-синих» в чемпионатах СССР. Это было 27 октября 1991 года в выездной игре против донецкого «Шахтера». А потом первый гол «Динамо» уже в чемпионатах Украины в ворота харьковского «Металлиста». 7 марта 1992-го, 21 год назад. Помните эти события?

— Честно говоря, гол в Донецке практически не помню. Может, с углового? А вот гол в ворота «Металлиста» — помню прекрасно. Был прострел Лужного с фланга, и я в падении головой забил. У меня даже видеозапись этого момента есть.

— К слову, в Донецке вы забили после многоходовой комбинации, когда прошла передача центром в штрафную, а вы из-под защитника пробили в ближний от голкипера угол ворот. Верхом.

— Вот видите, а я уже таких тонкостей не помню. А Харьков помню прекрасно! Но осознание того, что забил последний мяч «Динамо» в чемпионатах СССР пришло только с годами, после очередного общения с журналистами.

— В полной мере ощутить на себе уровень чемпионата СССР вам не удалось. А вот первенство Украины на ваших глазах зарождалась. Каким был чемпионат на старте Независимости? И насколько уровень «Динамо» отличался от уровня других команд? Наверное, после союзного чемпионата переключиться на «Таврию» или винницкую «Ниву» было трудновато?

— Этот перелом повлиял на все: особенно — на инфраструктуру. В структуре уровня «Динамо» все было давно налажено, чего не скажешь о других командах. Правда, некоторые от этого выиграли. Некоторые команды сразу из второй союзной попали в высшую лигу Украины. Но это — политика, жизнь. Любое время изменений влечет за собой какие-то своеобразные процессы. Мы в такие попали. Большие клубы в игровом плане пострадали. Конечно, присутствовало какое-то расслабление с нашей стороны, и еще Лобановский уехал из страны.

Анатолий Пузач, который его заменил, тоже был авторитетом, которого уважали игроки, но он был мягкий, и футболисты чувствовали это. Поэтому позволяли себе немного больше. Да и статус «Динамо» расхолаживал, ведь мы знали, что любого соперника должны разрывать. В том чемпионате мы свою зону легко прошли (первый чемпионат Украины проводился в два этапа, на первом команды были рассеяны в две группы по 10 команд, победители которых встречались в финале. — авт.). А вот к «золотому мату» во Львове против «Таврии», считаю, мы были не готовы, да и не повезло нам откровенно.

— Забросали крымчан шапками до матча? Не воспринималась «Таврия» как соперник?

— Скорее всего, да. Думали, сейчас быстренько их «возьмем». К тому же, на следующий день вылетали в Германию на несколько дней. Думали, что решим во Львове свои вопросы, а там и расчет за сезон, а... получилось все не так.

«ВОЗРАСТ НАЧАЛ О СЕБЕ НАПОМИНАТЬ»

Из киевского «Динамо» в «Динамо» тюменское. Кажется, не совсем равноценный переход. Почему решились на такой шаг? Не верили в возможность завоевать место в рядах «бело-синих» после очередной смены тренера?

— Тогда уволили Фоменко, пришел Йожеф Сабо, который прямо заявил, что будет строить свою команду. Всех, кто играл при Фоменко, начали кого продавать, кого в аренду отдавать. Мы были первой четверкой, которая оставила клуб: Бессмертный, Кутепов, Хруслов и я. Да и состояние души такое было, что хотелось из Киева куда-то уйти. Это уже с годами понимаешь, что эмоции тогда брали верх. Опыта не хватало. И еще посидеть можно было, а потом даже и вернуться назад, но... житейской мудрости не хватало. Вдумайтесь, мы тогда так хотели уйти, что могли в Находке оказаться. Даже предварительное добро давали. Кто бы туда сейчас поехал?

— Уже в тульском «Арсенале» и новороссийском «Черноморце» в середине 2000-х вы играли немного. Затем — сезон в Лиепае и сотрудничество в Ставрополе с вашим ровесником и земляком Сергеем Юраном, где он был тренером. По сезону в Нижнем Новгороде и латвийском Диттоне.

— Возраст начал о себе напоминать. У нас уже после двадцати семи на тебя начинают смотреть как на игрока, который заканчивать должен. А если и куда-то берут, то после звонков с просьбами, или, возможно, кто-то тебя запомнил. У меня на всю жизнь была неплохая визитная карточка — киевское «Динамо». Реклама очень действенная. Почти везде меня брали прежде всего как игрока «Динамо» (Киев). В Туле у меня откровенно не сложилось. В Ставрополе мне помог Ахрик Цвейба, которому я позвонил. Он вывел меня на Сергея Юрана. То же было и с Латвией, где снова пришел на помощь Юран.

— И, наконец, вы решили вернуться в Украину. Доигрывали в черкасском «Днепре».

— Мне было уже за 35. Еще можно было где-то поискать варианты, но за столько лет не надоело постоянно брать телефон и звонить всем. Был у меня и агент, но что не возьми, по его мнению, я постоянно был ему что-то должен, поэтому в основном вопросы решал сам. На той базе связей, которые наработал за годы в России.

— Когда пришло понимание того, что не стоит уже выходить на поле?

— А это как раз мы с вами и возвращаемся к вопросу об уровне нынешней второй лиги. Уже просто не хотелось в этом беспорядке вариться. То денег нет, то задержка с финансами, то клуб разваливается, то еще что-то... и нет этому ни конца, ни края. Подумалось, что лучше закончить и не издеваться над собой.

Черкассы тогда разваливались, финансирование резко прекратилось. Фактически второй круг мы отыграли без денег. Доходило до абсурда: мы без тренировок собирались за день на предыгровое занятие, потом играли, а за деньги, вырученные от продажи каких-то билетов, нам оплачивали проезд обратно. И... ехали домой на неделю. Тренера Бессмертного еще надо поблагодарить за то, что он создал такой коллектив, в котором ребята даже с таким трудом готовы были выходить на поле и биться. Играли в первую очередь за него. Да и он такого отношения, наконец, не выдержал и со временем решил сняться с соревнований.

До работы во второй лиге вы попробовали себя в качестве ассистента тренера в одной из юниорских сборных. Были помощником Олега Кузнецова?

— Да, это в команде 1993 года. Ему нужен был помощник. Мне предложили, я согласился. Здесь денег не было за работу, но это хорошая возможность себя проявить. Сборная — вершина в футболе, пусть и юниорская. Это жизнь футбольная: разъезды, сборы. Это же прекрасно. Когда ты в этом варился полжизни, а потом у тебя возникает пауза, начинает доставать ностальгия. А здесь — вариант поработать. Да еще и в сборной, да еще и с Кузнецовым. Ну разве можно было от такого отказаться? Это мне Павел Яковенко, кстати, тогда порекомендовал, за что я ему бесконечно благодарен.

Василий Полотай, «Украинский футбол»
Это интервью на украинском языке (источник) >>>

09.04.2013, 04:53
AWAW
Автор:
(AWAW)
Статус:
Эксперт (10514 комментариев)
Подписчиков:
155
Медали:
Выбор редакции × 23
Топ-матчи
Лига чемпионов Барселона Боруссия М 4 : 0 Закончился
Байер Монако - : - 7 декабря 21:45
Брюгге Копенгаген - : - 7 декабря 21:45
Ювентус Динамо З - : - 7 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть