Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Винченцо ПИНКОЛИНИ: «Газзаев велел не подпускать меня к команде на пушечный выстрел»

2013-06-03 10:15 Итальянский тренер по физической подготовке Винченцо Пинколини, покинувший стан киевского «Динамо» после четырех с половиной сезонов, проведенных в этом ... Винченцо ПИНКОЛИНИ: «Газзаев велел не подпускать меня к команде на пушечный выстрел»

Винченцо Пинколини
Итальянский тренер по физической подготовке Винченцо Пинколини, покинувший стан киевского «Динамо» после четырех с половиной сезонов, проведенных в этом клубе, поделился впечатлениями от работы в Украине, признавшись, что в Киеве он оставляет частичку сердца.

«Встретимся на Майдане», — Пинколини, с которым мы за эти годы крепко сдружились, сразу откликается на просьбу об интервью.

По дороге к кафе, где, как уверяет, варят капучино не хуже чем в Италии, с улыбкой рассказывает историю: недавно журналист спросил его, бывал ли синьор Винченцо хоть раз в киевском метро.

И был удивлен, услышав, что общественный транспорт он предпочитает персональному автомобилю, а если есть время и возможность — гуляет пешком.

БАЛЕТ С МЕХМЕДИ

— Киев сразу произвел на меня неизгладимое впечатление, — не успеваю положить рядом с чашкой кофе диктофон, а Пинко уже перехватывает инициативу. — Скажу вам больше: стал чувствовать себя киевлянином буквально через полгода после приезда.

Первое время жил в основном на базе, редко отлучаясь в город, но когда работа была поставлена на нужный уровень, а я обзавелся апартаментами в самом центре столицы, очень полюбил пешие прогулки. Хотел приобщить к ним динамовских легионеров, но они не проявили к моему предложению ни малейшего интереса.

А ведь для того, чтобы иностранному футболисту почувствовать себя счастливым на новом месте, нужно не только иметь стабильную игровую практику, но и сродниться с городом. Не сидеть дома, уткнувшись в телевизор или болтая по телефону с родней, а обзавестись здесь любимыми местами, где можно нескучно проводить время с друзьями. Не говоря уже об изучении исторических достопримечательностей. Я первым делом пошел в Киево-Печерскую лавру и Софийский собор, потому что еще до приезда прочел, что он входит в пятерку величайших храмов мира.

— А чего после возвращения в Италию вам будет особенно не хватать?

— Приветливых людей. Ресторанов с украинской кухней. Самой атмосферы, ведь даже воздух в Киеве особенный. Здесь много зелени, но когда я однажды восторженно сказал об этом здешнему приятелю, он показал фотографии вашей столицы второй половины прошлого века. С роскошными каштанами вдоль Крещатика и Мариинским парком, вокруг которого тогда еще не вытянулись высотки.

Но самое главное, чего будет недоставать после отъезда из Киева, так это оперного театра. Вот тут я нашел в команде единомышленника: Адмир Мехмеди согласился однажды пойти со мной на балет — и ни на секунду не пожалел. А нашему появлению, мне показалось, там удивились ничуть не меньше, чем моему знакомству с метро.

— Если не секрет, почему решили уйти из «Динамо»?

— Так сложились семейные обстоятельства. Все это время я находился в Киеве без родных: жена, оставаясь в Италии, ухаживала за моими и своими родителями, которые уже далеко не молоды, дочь, которой сейчас девятнадцать, выпустившись из лицея, поступила в миланский университет. Близким необходимо мое присутствие, а так часто, как бы хотелось, летать в Италию и обратно я не могу. Словом, если прежде я полностью концентрировался на своей работе, то теперь, когда заболела теща, а тестю диагностировали болезнь Альцгеймера, мои мысли заняты совсем иным.

ДИПЛОМАТИЯ С ГАЗЗАЕВЫМ

— Судя по всему, решение вернуться вы приняли как минимум полгода назад, ведь уже на зимних сборах в Марбелье на равных с вами работал будущий преемник Виталий Кулыба.

— Впервые заговорил с генеральным директором Резо Чохонелидзе о желании уйти еще в октябре или ноябре прошлого года, но сразу согласился с его аргументами: пока не время. Олег Блохин задумал перестройку команды, и было важно, чтобы игроки находились в отменной физической готовности. Естественно, непростой момент у «Динамо» и сейчас: впервые в истории киевляне финишировали в украинском чемпионате на третьем месте и попали не в Лигу чемпионов, а в Лигу Европы. Многое предстоит наверстывать, но, думаю, Блохин прав, когда говорит, что иногда нужно отступить, чтобы взять разгон и ворваться на вершину.

Что до преемников, то в этом смысле я за «Динамо» спокоен. Кулыба будет работать с первой командой, Антон Дяченко с молодежной, а Вова Ярмощук станет заниматься с футболистами в тренажерном зале. Эти ребята — выпускники киевского университета физкультуры, последние несколько лет я все больше доверял им, а этой весной — чаще наблюдал со стороны, внося необходимые коррективы.

— Вы и в 2009-м, не сработавшись с Валерием Газзаевым, уходили, ссылаясь на семейные обстоятельства, но практически сразу оказались в «Локомотиве» у Юрия Семина. Верно ли говорят, что и теперь откликнулись на его приглашение — в азербайджанский клуб «Габала»?

— Поверьте мне, Дима, это не так. С уверенностью в 99 процентов могу сказать, что буду работать в итальянской федерации с юношескими сборными. Курирует это направление мой друг Ариго Сакки, исполнительный директор — Деметрио Альбертини. С одной стороны, эта работа позволит больше бывать с семьей, а с другой — даст возможность со временем осуществить давнюю мечту — стать преподавателем в тренерской школе в Коверчано.

А четыре года назад скрывать планы за дипломатическими формулировками пришлось лишь из большого уважения к клубу, работа в котором делала меня счастливым. Газзаев имел свои взгляды на тренировочный процесс, и я в них, видно, не вписывался изначально. Прямо он мне, конечно, ничего не сказал, но распорядился не подпускать к команде и на пушечный выстрел.

— Выходит, прямого конфликта с Газзаевым не было?

— Было взаимное недопонимание. Он не понимал, зачем команде специальный тренер по физподготовке, а я — зачем мне тогда оставаться в «Динамо». Конфликтов же у меня не было на протяжении тридцатидвухлетней карьеры ни разу. Успешно находил общий язык с тремя десятками самых серьезных тренеров: с тем же Сакки, Липпи, Капелло, Античем, Теримом, Табаресом.

А тот случай с Газзаевым... Кто-то другой на моем месте легко согласился бы получать неплохую зарплату и ничего не делать, но я категорически не мог с этим согласиться. К тому же, в Москве меня ждал новый вызов судьбы: другой клуб, довольно сильный чемпионат. Президент Суркис понял мои резоны и пожал на прощание руку: «Если ты тут несчастлив, удерживать тебя не могу».

БОКАЛ ВИНА С ПАЛЫЧЕМ

— Неужто у вас никогда не возникало разногласий с Семиным?

— Они случались, но решались несколько иначе. Газзаев, повторюсь, просто не давал мне работать, не объясняя причин. Палыч (Пинколини называет Семина именно так. — Прим. Д. И.), напротив, был готов к диалогу и при возникновении каких-то альтернативных мнений никогда не позволял разногласиям обернуться конфликтом. Ты не согласен? Возьмем паузу, сядем за стол, выпьем по бокалу вина — и компромисс появится сам собой. В этом смысле Семин напоминает мне Сакки, с которым посчастливилось работать пару лет в «Парме», а потом — пять-шесть в «Милане» и итальянской сборной.

— Вы дружески называете Семина Палычем, его бывшего помощника Бориса Игнатьева — Петровичем. А как обращаетесь к Блохину?

— Называю его Мистером — и никак иначе. И дело не в большем уважении к нему или меньшем к Семину. В команде Палыча величали запросто и коллеги по тренерскому штабу, и отдельные игроки. К Блохину же, как правило, обращаются по имени-отчеству, а выговорить без ошибок «Олег Владимирович» (Пинколини попробовал, и у него, между прочим, неплохо получилось. — Прим. Д. И.) итальянцу не так-то просто.

Что до отношений с Блохиным, то они у нас сложились великолепные, он общался со мной тепло и по-дружески. И если бы не проблемы, требующие непременного присутствия в Италии, я с радостью провел бы остаток жизни в Киеве, где познал так много счастливых моментов.

— Какие из них, если возьметесь когда-нибудь писать мемуары, вспомните первым делом?

— Две победы над «Спартаком» в квалификации Лиги чемпионов. Дело даже не в том, что убедительно обыграли довольно неслабого соперника — мне рассказали, какие отношения сложились между динамовцами и спартаковцами с советских времен. И если я поначалу не оценил весь масштаб исторического противостояния двух клубов, то встретившее нас после лужниковского триумфа в киевском аэропорту безбрежное море болельщиков расставило все на свои места.

А еще — никогда не забуду пусть и кратковременный, всего две недели, но очень важный для меня период работы в украинской сборной. Честно признался вам в интервью, что мечтаю поработать с Андреем Шевченко не только в клубе, но и в национальной команде, — и мои слова, как я понимаю, услышали на самом верху. Да, трудность совмещения должностей не позволила доработать в сборной до чемпионата Европы, однако эмоции, пережитые мною на переполненных стадионах, когда публика в едином порыве скандировала «Украина!», мне не сравнить ни с чем.

Среди нефутбольных событий запомнятся состоявшиеся, так уж сложилось, именно в вашей стране встречи с Тото Кутуньо и Зуккеро. И, конечно, визиты в оперный театр, где не пропустил ни одной оперы Джузеппе Верди. Огромное впечатление произвела солистка Людмила Монастырская, исполнявшая арии по-итальянски, — такого сопрано не слышал нигде и никогда. А Верди — самый уважаемый мною композитор хотя бы потому, что мы с ним почти земляки: мой итальянский дом находится в десяти километрах от места, где он родился.

О МИЛЕВСКОМ С КАПЕЛЛО

— Все, кто так или иначе общался с Семиным в два его киевских периода, прямо говорят, что изменилась после его возвращения в «Динамо» не только команда, но и он сам. Вы это тоже заметили?

— В человеческом плане я перемен не наблюдал. А с чисто футбольной точки зрения... Другой стала команда, более конкурентным чемпионат. Это ведь раньше для киевлян второе место было катастрофой, а кроме «Шахтера» никто не составлял всерьез конкуренции. В первый раз Палычу было достаточно дополнить имеющийся состав двумя-тремя игроками, чтобы мозаика сложилась в желаемую картину. Тогда как во второй нужны были не только игроки, но и время, чтобы интегрировать их в коллектив.

— А почему разошлись пути Семина с Александром Алиевым? Неужто все дело в попавшей в интернет записи, где игрок критикует тренера?

— Долгое время их связывали на редкость теплые отношения — почти как отца и сына. Палыч настоял на покупке Алиева «Локомотивом», затем — на его возвращении в «Динамо». Мне кажется, дело не столько в ухудшении личных контактов, сколько в том, что Саша стал просто слабее играть. Помню, в России ему достаточно было лишь подойти к мячу перед исполнением штрафного, чтобы стало ясно: сейчас будет гол. Никогда не забуду, как однажды он забил «Томи» метров с сорока — только потому, что еще до удара вратарь испугался.

— Что же изменилось?

— Мне кажется, на игроков — и это не только случай Алиева — влияют большие контракты: деньги приводят к уверенности, что с такой-то зарплатой можно чуть-чуть снизить к себе требования — и ничего не произойдет. Но если у снайпера калибра Саши сбивается прицел, значит, нужно искать причину. И не только в наставнике.

— А что скажете про Артема Милевского?

— Когда я только приехал в Киев, он был моим лучшим другом. Вышло так, что больше никто из украинских футболистов не говорил в «Динамо» по-английски, и Милевский помогал мне донести мысли до команды. Тренировавший тогда киевлян Йожеф Сабо его недолюбливал и лишь от случая к случаю выпускал на замену. Но я, не поверите, знал до приезда в Украину из динамовцев только Артема.

— Откуда?

— Мне говорил о нем в 2006-м, после выигранного украинской молодежкой чемпионата Европы, Фабио Капелло, считавший Милевского одним из пяти самых многообещающих форвардов Старого Света. Единственным недостатком, который перекрывался массой достоинств, он называл его невысокую скорость. Но отмечал непредсказуемость в штрафной и отличную технику.

— А есть ли у Милевского, долго не игравшего на серьезном уровне, футбольное будущее?

— Наверное, есть. Но чтобы оно оказалось реальным, ему надо сменить не только клуб, но и страну. «Динамо» для Артема — это семья, но так иногда случается в семьях: после десяти-двенадцати лет совместной жизни некогда близкие люди расходятся в разные стороны. Не рискну прогнозировать, но если вот-вот он станет свободным агентом, отчего европейскому клубу — не первого ряда, а из низов или середины турнирной таблицы — не предложить ему пробный контракт? Даже не на год — на шесть месяцев, чтобы посмотреть, на что он сейчас способен и много ли растерял, выпав из обоймы «Динамо» и сборной.

Недавно смотрел по телевизору матчи «Эвиана», в который ушли Милош Нинкович и Бетау, и ловил себя на мысли: в этой французской команде Милевский бы не затерялся. Случается, что футболистам, всю карьеру отыгравшим в одном клубе, нужно сменить обстановку, чтобы вернуться на прежний уровень.

РОЛЬ ДЛЯ ШОВКОВСКОГО

— Но, скажем, Александр Шовковский никуда не уходил из «Динамо» — и был неизменно ведущим игроком...

— О, Саша — это особый случай! Он обладает потенциалом великолепного менеджера и мог бы в этом качестве принести пользу «Динамо» или сборной. Шовковский говорил мне, что задумывается о тренерской карьере, но я убежден, что ему больше подошла бы роль генерального директора, организатора процесса. А то, что человек всю жизнь отдал одному клубу, только говорит в его пользу.

— Вы упомянули Шевченко. Как полагаете, он вовремя повесил бутсы на гвоздь?

— Шева выбрал для завершения игровой карьеры идеальный момент. Собственно, уходить он мог уже после матча со шведами, в котором не просто забил два гола — был в своем возрасте и с проблемами в спине и колене лучшим игроком. Звездам такого калибра следует прощаться с публикой на пике, а не дожидаться, когда болельщики станут к этому подталкивать.

Честно говоря, Андрей допустил бы большую ошибку, решив продолжить карьеру где-то в Эмиратах или в Америке. Это совершенно не его уровень. Однажды посмотрел две минуты матча чемпионата ОАЭ — и переключил канал. Вялая игра, пустующие трибуны, на которых запрещено появляться женщинам. Удручающая картина.

— Словом, если бы капитан нашей сборной спросил вас после Euro-2012: «Пинко, оставаться мне или уходить?», вы рекомендовали бы ему поставить точку?

— Это для вас Шева капитан, а для меня — друг, с которым привык говорить откровенно. Перед чемпионатом Европы он набрал оптимальные кондиции, но я понимал, что в его положении сохранить их на длительное время практически невозможно. И своего мнения от Андрея не скрывал.

— А по поводу политической карьеры Шевченко с вами не советовался?

— Мне не хотелось бы обсуждать эту тему. Скажу лишь, что в моем понимании Шева — человек исключительно спортивный, а его будущее, как и у Шовковского, в том, чтобы играть одну из ведущих ролей в организации украинского футбола. Может ли он стать хорошим тренером? В сборной, где нет ежедневной рутинной работы, он выглядел бы органично. Но еще больше ему была бы к лицу представительская функция: кто в мире не знает Шевченко?

— Следует ли всерьез относиться к разговорам, что «Милан» рассматривает кандидатуру Андрея на должность главного тренера — если не сейчас, то в перспективе?

— В разные времена этот не чужой для нас с Шевой клуб делал ставку то на опытных наставников, то на своих бывших игроков. Что же касается Андрея, то ему пока следует получить лицензию и набраться опыта. Как Пиппо Индзаги, не побоявшемуся начать с юниоров. Трех-четырех лет на этом уровне будет достаточно, чтобы сформировать в себе тренерский характер, но главное — четко понять, твое это дело или нет.

— Вам кажется, Шевченко готов начинать с низов?

— Скажу вам так: Андрей любит все делать быстро, планируя дела не на завтра или сегодня, а на вчера или позавчера. Не знаю, хорошо ли это для тренера, но для футбольного менеджера высочайшего звена — вполне. Именно менеджер должен стремительно реагировать на события и быстро принимать решения. Желательно верные.

ГОЛЬФ С ШЕВЧЕНКО

— Шевченко сейчас увлеченно играет в гольф и, говорят, мечтает сыграть за Украину на Олимпиаде-2016...

— Лучше Шевы на моей памяти в «Милане» управлялись с клюшкой лишь два игрока — Марко ван Бастен и Роберто Донадони. У Андрея в гольфе великолепный дальний удар, но когда дело доходит до того, чтобы с близкого расстояния переправить мячик в лунку... Тут ему иногда не хватает терпения.

— Вы, говорят, не раз составляли ему компанию, когда он выходил на грин не в турнирах, а просто для развлечения...

— Составлял. Но не как партнер или соперник, а как собеседник. Гольф располагает к разговорам о жизни, неспешным прогулкам, философии. Шева в момент нашего знакомства в «Милане» был молодым парнем с характерными для того возраста интересами, теперь же он стал отцом большого семейства, что предполагает рассудительность и взвешенность поступков. Все мы меняемся с возрастом: даже я, приехавший в Киев в 53 года, и нынешний, почти 60-летний, — два разных человека.

— Когда в последний раз говорили с Шевченко?

— В апреле. Он приезжал в Киев на тренерские курсы, но мы все равно беседовали по телефону.

— «Милан» в самом деле интересуется Евгением Хачериди?

— Многие итальянские клубы хотели бы заполучить этого талантливого защитника, но далеко не всем по карману его трансферная цена. «Милан» среди претендентов, конечно, на первом месте: генеральный директор Ариедо Брайда не раз приезжал в Киев на наши матчи. Он хорошо знаком с возможностями Хачериди, Ярмоленко, Гармаша...

— В какой мере интерес к Хачериди снижает его непростой характер?

— Это проблема, если игрок получает желтую или красную карточку в силу несдержанности характера, что касается в том числе и Гармаша. В современном футболе нельзя оставаться вдесятером против одиннадцати — это чаще всего равноценно поражению. Очень похожа ситуация с Балотелли — он талантлив, но действительно великим игроком ему мешает стать дисциплина. Точнее, ее отсутствие.

— Олег Гусев — игрок для итальянского чемпионата?

— Пять лет назад, по моему убеждению, он был лучшим в Европе на своей позиции. Сейчас же есть множество мелких проблем, не позволяющих ему находиться на прежнем уровне. Когда я только приехал в Киев, Олег был идеальным латералем, пробегая стометровку по бровке на зависть спринтерам. Таких футболистов в Италии отрывают с руками: тактика многих клубов Серии А построена именно через фланги.

— Но Гусев еще может вернуть былые кондиции?

— Мне кажется, да. Но для этого — рискую навлечь на себя возмущение украинской публики — посоветовал бы Олегу приостановить выступления в сборной и полностью сосредоточиться на клубной карьере. Вот когда Гусев станет прежним: за матч футболист его амплуа сжигает массу калорий, а для восстановления в его случае требуется все больше времени.

БЛОХИН С ЭНТУЗИАЗМОМ

— Самым расположенным к травмам игроком «Динамо» на вашей памяти был Факундо Бертольо?

— Этот парень так мало тренировался, что я не имел возможности составить о нем какое-то мнение. Самым же невезучим по части травм считаю Тараса Михалика: то у него обостряется проблема с коленом, то с приводящей мышцей, то со спиной. Но когда он здоров или хотя бы близок к этому состоянию, на поле отличается феноменальной активностью и желанием быть полезным команде.

— Вы покидаете «Динамо», но наверняка продолжите следить за этой командой. Каким видите ее будущее после нынешнего провального сезона?

— Все будет зависеть от микроклимата: смогут ли футболисты — и те, кто не первый год играет в Киеве, и те, кто пополнит клуб в межсезонье — зарядиться у Блохина энтузиазмом и волей к победам. Ни для кого не секрет, что «Динамо» теперь далеко не во всех поединках чемпионата предстает фаворитом, поэтому каждый матч должен быть для него чем-то вроде финала — не говоря уже о Лиге Европы. Важно, чтобы все игроки понимали, футболку какого великого клуба носят. И тогда победы придут...

Дмитрий ИЛЬЧЕНКО

Александр Шовковский: «Мы обсуждали с Ребровым возможность моего выхода в матче против «Бешикташа»

03.06.2013, 10:15
Топ-матчи
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити 1 : 0 Закончился
Лига чемпионов Барселона Боруссия М - : - 6 декабря 21:45
Базель Арсенал - : - 6 декабря 21:45
Бенфика Наполи - : - 6 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть