Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Артем ФЕДЕЦКИЙ: «Однажды вышел под нападающим — и оформил хет-трик...»

2013-12-19 11:20 За полтора года в «Днепре» Артем Федецкий не просто прибавил в мастерстве — у него наступил период зрелости. Что защитник лишний раз ... Артем ФЕДЕЦКИЙ: «Однажды вышел под нападающим — и оформил хет-трик...»

За полтора года в «Днепре» Артем Федецкий не просто прибавил в мастерстве — у него наступил период зрелости. Что защитник лишний раз доказал в стыковом матче с французами в Киеве.

Артем Федецкий

Сын за отца

— Артем, наверное, вам проще, чем большинству коллег, вспомнить, как в вашей жизни появился футбол. Все-таки ваш отец тоже играл на профессиональном уровне...

— Да, карьера папы продолжалась 17 лет, так что футбол во мне заложен, так сказать, на генном уровне. С самого раннего детства ездил с отцом на тренировки и игры — лет с пяти, наверное. Я и на базе с ним неоднократно ночевал. В тот же период и первую травму получил — бегал на стадионе среди лавок и расквасил себе нос (смеется). В общем, с профессией все решилось уже тогда. Можно сказать, что я был обречен. В хорошем смысле слова.

— Какие-то матчи с участием отца особенно запомнились?

— Конечно! Мы, мальчишки второй половины 1990-х восхищались игрой киевских динамовцев. Андрей Шевченко и Сергей Ребров — вот главные кумиры того времени. Но для меня таковым всегда был отец, которым я очень гордился. Вот, к примеру, такой эпизод. Наша луцкая «Волынь» играла домашний матч, уже не припомню с кем, и уступала в счете 1:2. Мы с ребятами из секции тогда как раз мячи подавали. И тут, под конец поединка, папу выпускают на замену, а он почти сразу забивает шикарный гол со штрафного в обвод стенки. Ох, какую кучу-мала тогда устроили футболисты «Волыни»!

А еще запомнился случай, когда я в чем-то провинился и отец решил меня наказать — сказал, что не берет меня на матч. Для меня это была маленькая трагедия. Но на помощь пришла мама: привезла меня к автобусу, договорилась с футболистами, чтобы меня спрятали где-то в конце салона. В общем, папа меня обнаружил, когда команда уже приехала на стадион. Ничего не сказал, но я видел, что он улыбается.

 Болельщики, которые помнят вашего отца в деле, не находят, случайно, что-то общее в вашей игре?

— Нет. Мы и по фактуре разные, и амплуа у него было другое. Папа был чрезвычайно техничным игроком. С классным фланговым пасом, отличным ударом. Он играл в основном на атаку, много импровизировал. Бывало, перемещался по всему периметру поля. Недавно просматривали запись какого-то матча, так я очень удивился, обратив внимание, что он, играя правого хава, убегал на место левого защитника бросать ауты. Еще поинтересовался: зачем же, неужто там некому это сделать? А папа сказал, что такой была установка тренера.

У меня на поле совсем другие обязанности. Приходится делать много черновой работы, а главная задача — не допустить обострений у своих ворот. Хотя, понятно, что игра латераля подразумевает и довольно частые подключения к атаке. Приходится порой бороздить бровку от штрафной до штрафной. Но я беговую нагрузку переношу нормально.

— Ваш папа практически всю жизнь выступал под руководством Кварцяного, а, как сказал один из футболистов, кто играл у Виталия Владимировича тот в цирке не смеется. Отец не рассказывал каких-то баек, связанных с самым эксцентричным тренером нашей премьер-лиги?

— Были смешные эпизоды, но я так с ходу подробностей и не припомню. Разве что, историю о том, как Кварцяный отлавливал футболистов, которые пытались срезать дистанцию и сачкануть во время кросса. Только они спрятались на перекур — а тут тренер на машине. Сами можете догадаться, что дальше последовало...

А вообще, Виталий Кварцяный бывает очень разным. Я запомнил один эпизод, хотя и маленький еще был. Папа как раз завершил карьеру, и после последнего матча сезона во время банкета Кварцяный сказал такие слова: «Футболисту, который проводит в одной команде пять сезонов на хорошем уровне, можно ставить памятник. Так вот, Андрею Федецкому уже нужно три памятника поставить». Папа же всю жизнь за «Волынь» играл. Если не считать сезон-1983, который он провел в харьковском «Металлисте», с которым, кстати, дошел до финала Кубка СССР.

 Отец хотел, чтобы вы тоже стали футболистом?

— Хотел, конечно же, но никогда не говорил, что я непременно должен выбрать этот путь. Все получилось само собой. И это очень важно. Сейчас у меня тоже подрастает сын, и я ни в коем случае не буду принуждать его к чему-то — пускай сам решает.

 Ваш сын, конечно, футбол обожает...

— Да! Если заходим в магазин, Адриан готов вынести оттуда все мячи. Дома их скопилось уже невероятное количество, естественно и в футбол мы с ним постоянно играем. Если честно, буду рад, если он продолжит династию, хотя труд футболиста — дело нелегкое. Это сборы, постоянные разъезды, сумасшедшие нагрузки во время тренировок и игр, когда ты можешь потерять три-четыре килограмма за день. Нервная система тоже прилично страдает... Независимо от того, победила твоя команда или проиграла.

Три самых долгих дня

 Расскажите тогда о самом сложном периоде в своей карьере.

— Я уже прошел практически все уровни — ДЮСШ в Луцке, академия в «Шахтере», выступления сначала за «Шахтер-3», потом — за «Шахтер-2». Мирча Луческу начал брать меня на сборы основной команды. И тут — тяжелейшая травма. Мне разбили чашечку надколенника. Последовала операция, за ней — сложный и долгий период реабилитации, ведь нога даже частично атрофировалась...

Помню, один врач спросил меня: «Ты где-нибудь учишься?». А когда я поинтересовался, почему его это интересует, он просто шокировал меня: дескать, получай парень образование, потому что с футболом придется завязать. У меня — слезы на глазах. Но ничего: послал врача куда подальше, сцепил зубы и продолжил работать. А если бы сломался тогда, захандрил — ничего бы и не получилось.

 В одном из интервью вы рассказывали, что поехали в академию «Шахтера» спонтанно. А что значит, спонтанно?

— Ну как спонтанно... Тогда у меня уже стоял вопрос подписания контракта с «Волынью». Я еще был несовершеннолетним, поэтому соглашение должны были визировать родители. Но как-то так вышло, что папа с этим вопросом малость затянул. То ли чувствовал что-то, то ли времени не было... И в этот момент поступило предложение приехать на просмотр в академию «Шахтера». Вторая команда горняков как раз играла во Львове, вот я к ним в автобус и подсел.

Приезжаю в Донецк, а там... Я же представлял, что академия «Шахтера» — это что-то из другого мира, что-то невероятно красивое: новые здания, классные мячи, экипировка, суперполя. Но здание академии было на ремонте, и меня поселили в старое общежитие какого-то техникума. Это был культурный шок: ободранные стены, старые постеры, древняя раскладушка — такая, что спина почти до пола проваливается. В общем, загрустил я. Ведь привык жить дома, с родителями, в тепле и уюте: пришел из школы, портфель бросил, мама обедом накормила, и — на тренировку. А тут оказался один, без поддержки, да еще и условия почти спартанские.

Провел там три дня: сдал тесты, потренировался, сыграл в двусторонке, причем впервые вышел на позиции правого полузащитника, и уехал обратно. Но те три дня тянулись невероятно долго, как целый месяц. Домой приехал — был на седьмом небе от счастья. А вскоре позвонили из Донецка и сказали, что я им подхожу. Вот это был переломный момент. Нужно было делать серьезный выбор: или я делаю шаг вперед — еду пахать и добиваться своей цели стать хорошим футболистом, или остаюсь в Луцке, где шансов пробиться будет гораздо меньше. Будучи мальчишкой, я, конечно, мечтал играть в «Волыни». Но прекрасно понимал, что академия «Шахтера» — это шанс, которого могу больше и не получить.

 В Донецке вас наверняка на первых порах поддерживал Анатолий Тимощук. Он же тоже из Луцка...

— Более того — одно время он играл у моего папы, когда тот работал ассистентом главного тренера в «Волыни». Толик старше меня лет на шесть, но мы были знакомы и раньше, вместе ездили в спортлагерь. И, конечно же, когда я перебрался в Донецк, он взял надо мной шефство. Интересовался, как у меня идут дела, давал какие-то советы, частенько заезжал за мной в академию и забирал на обед. Можно даже сказать, что он контролировал меня, хотя в этом нужды не было. Я достаточно ответственный человек: если есть цель — отвлекаться и распыляться не стану.

 В общем, режимили вы с ранних лет.

— Можно и так сказать...

Эксперимент Бессонова

— На заре карьеры вам пришлось довольно долго мыкаться по арендам. Это не удручало?

— Многие говорят, что аренда — это плохо... Но тут же важно, какому клубу ты принадлежишь. Если ты на контракте в «Шахтере», то можно быть спокойным — Ринат Ахметов своих игроков в обиду не дает. Для меня тогда аренда была оптимальным вариантом. Я прекрасно понимал, что попасть в первую команду донецкого клуба прямиком из дубля практически нереально. Это, если не ошибаюсь, за последние годы удалось только одному футболисту — Ярику Ракицкому. Больше никого и не припомню.

А я же еще и играю на той же позиции, что и капитан «Шахтера» Дарио Срна. Конкуренции ни в коем случае не боялся, просто мыслил реальными категориями. А еще мне хотелось играть в высшем дивизионе. Вот и получилось: сначала «Арсенал» и «Харьков», потом — возвращение в «Шахтер», и снова аренда — в «Карпаты»...

— В Харькове вы играли под руководством Владимира Бессонова. Мне вот сейчас вспомнилась одна его фраза: «Для меня существует только одна травма — перелом...» Неужто он такой жесткий?

— Владимир Васильевич — отличный мужик и специалист классный. Когда нужно — да, может быть жестким, но, если ты работаешь, как следует, выкладываешься на поле — проблем не возникнет. Мне, кстати, с тренерами всегда везло: Виктор Евгеньевич Попко (первый наставник Артема. — авт.), Евгений Яровенко, Николай Федоренко, Мирча Луческу, Александр Заваров, Олег Кононов, сейчас вот Хуанде Рамос... У каждого из них было, чему поучится.

А при Бессонове я, между прочим, забил первые голы в премьер-лиге. Он меня пробовал на разных позициях. Вот как-то в игре против «Нефтяника» я вышел под нападающим — и сразу оформил хет-трик. Прошло еще пару туров — сделал дубль в поединке с «Закарпатьем». Причем, там еще был и третий гол, но судья зафиксировал офсайд.

 Так может быть стоило продолжать на этой позиции?

— Это не от меня зависело. Да и что гадать. Все, что ни делается — к лучшему. «Шахтер» решил меня вернуть из аренды. В основу я не пробился, но несколько матчей провел.

— Я почему еще спросил по поводу амплуа. Вячеслав Грозный сказал однажды о вас интересную фразу: «У Федецкого есть одно очень важное качество — этого футболиста любит мяч...»

— Иногда так не любит, что просто... (Cмеется.) Убегает — не обработаешь. Хотя бывает, что и вправду любит. Немножко. Когда оказываюсь в нужное время в нужном месте. Тут, как мне кажется, требуется, в первую очередь, следовать установке тренера. К примеру, Рамос дает мне указания, что делать при стандартах — я стараюсь их выполнять. А когда-то, еще в «Шахтере-2» интересный совет дал Федоренко: «При стандартах выходи к дальней штанге замыкать — станешь лучшим бомбардиром». Я проверил — работает! Четыре гола в семи матчах забил.

— Назовите самые яркие эпизоды вашей карьеры до перехода в «Днепр».

— Дебют в «Шахтере»: я же первый матч за горняков провел сразу в Лиге чемпионов — против «Базеля». В том сезоне, кстати, донецкий клуб выиграл Кубок УЕФА. Так что мне удалось ощутить радость большой победы. Сложно забыть гол на последних минутах матча с «Галатасараем» за «Карпаты» — тот мяч вывел нас в групповую стадию Лиги Европы. Тогда Кононов, вообще, отличную команду во Львове создал. Мы играли в свое удовольствие.

— Вы не без проблем уходили из «Карпат». Все спорные моменты утрясли?

— Как сказать. «Карпаты» остались должны приличную сумму по зарплате. Этим вопросом мой юрист до сих пор занимается. А с ребятами, которые вместе со мной играли во Львове, отношения отличные. И сейчас созваниваемся.

Спецподготовка к Рибери

— 2013 год, наверное, самый плодотворный в вашей карьере. Вы стали ключевым игроком одного из ведущих клубов страны, застолбили за собой правый фланг обороны в национальной сборной. Догадываетесь, к чему веду?..

— К матчам против Франции?

— Ну да. Перед первой игрой ваш отец дал небольшое интервью, сказав, что если вы выйдете на поле, то Франка Рибери никто не увидит. Смелое заявление...

— Да уж. Я когда прочитал эти слова, сразу ему позвонил: «Пап, ты чего это там наговорил?..» Пришлось постараться, чтобы его не подвести (смеется).  А если серьезно, то папа просто хорошо разбирается в футболе и еще лучше знает меня. Видимо, он просчитал, как могут развиваться события в том матче.

 А что было самое сложное в игре против одного из лучших вингеров планеты?

— Как только стали известны результаты жеребьевки плей-офф, я полез в интернет — искать видео с нарезкой игры Рибери. Просмотрел в общей сложности штук тридцать роликов, даже нашел фрагменты его матчей за «Марсель» — и ни одного слабого места у Франка не обнаружил. Ясно было одно: нельзя давать ему время и свободное пространство. Если позволить такому человеку разбежаться — проблемы гарантированы. Вот так и старался играть — максимально плотно. Ну и ребята помогли — страховали здорово. Футбол же — игра командная. На поле все работают на результат. Я, кстати, не получал установки действовать против Рибери персонально, но было понятно изначально, что придется с ним пересекаться часто.

— А это правда, что после жеребьевки матчей плей-офф ваши партнеры по «Днепру» повесили в раздевалке плакат с изображением лидера французов?

— Да там не только плакат был (смеется)... Ребята и ммс-ки соответствующего плана присылали, и на моем шкафчике рисовали инициалы AF vs FR, а снизу — надпись, гласящую сколько дней осталось до матча с Францией. В общем, настраивали меня на игру, как только можно. Но в футболе без подобного рода шуток и подколок сложно. Разрядка непременно нужна.

— После первой игры с Францией Евгений Коноплянка в шутку сказал, что теперь «Золотой мяч» нужно давать Федецкому. А кому бы вы вручили главный индивидуальный приз по итогам 2013 года?

— Португальцу Криштиану Роналду. Конечно, по трофеям он не сравнится с Рибери. Но по игре кажется чуть посильней. Ну и поярче.

От Англии до Франции

— Скажите, а что сделал со сборной Украины Михаил Фоменко, под руководством которого команда так преобразилась после провальных матчей осени 2012 года?

— Прежде всего Михаил Иванович помог футболистам поверить в себя. Шансы есть, даже когда их нет — эту коронную фразу Фоменко я, к примеру, усвоил очень хорошо. Конечно, тут важную роль сыграл выездной мартовский матч в Польше. Мы выиграли, встряхнулись, посмотрели друг на друга: а ведь и вправду можем! Ну а дальше вы все знаете. Осенью от нас уже ждали первого места в группе, требуя победы над Англией...

— Но ведь могли же обыграть британцев!..

— Могли. А после игры в наш адрес были упреки, что, дескать, мы испугались сыграть смелее на атаку. Поверьте, никто никого не боялся. Просто мы, как и англичане, понимали цену ошибки, поэтому играли аккуратно, стараясь воплотить план тренерского штаба. И моментов, кстати, у нас больше было. У меня в частности. Реализуй мы хотя бы один — все было бы хорошо.

— Не укоряли себя потом, что не смогли забить в том матче?

— Конечно, прокручивал некоторые атаки в голове. Особенно тот момент, когда пробивал головой после навеса Коноплянки. Позиция была отличная, но, увы, удар получился неудачным. Еще был эпизод в начале матча, но там слишком уж неожиданно мяч долетел до меня, передо мной находился, кажется, Лэмпард — обзор был перекрыт. А еще в одной атаке хотел сбросить мяч под удар Зозуле — Рома находился на убойной позиции, но нужно было мне чуть-чуть помягче сыграть. Конечно, я переживал, что не получилось. Но старался на этом не зацикливаться. Жить прошлым нельзя, в будущем это может вылезти боком.

 Если бы существовала машина времени и вам предложили бы переиграть какой-то из матчей отбора ЧМ-2014, какой бы выбрали?

— Конечно же, второй с французами!

— А я бы назвал выездной поединок с Молдавией, когда сыграли 0:0. Как по мне, вот такие потери очков в поединках с явно уступающими нам в классе командами  и есть главная проблема сборной Украины.

— Согласен, нужно было брать три очка в Молдавии, но знаете... Если бы выиграли тогда в Кишиневе, то неизвестно, как бы дальше пошло. Нет, я бы предпочел переиграть матч с Францией в Париже, только так, чтобы у меня была возможность выйти на поле. Тут же еще дело принципа.

— Тяжело было наблюдать за этой игрой с трибуны?

— Не то слово! Впервые в жизни испытал такие эмоции... Даже описать их не берусь. Очень хотелось хоть чем-то помочь ребятам, а сделать-то ничего не мог. Понимал: наши выкладываются полностью и будут биться до последнего, но слишком уж силен оказался соперник. Дидье Дешам ввел в состав сразу пятерых свежих футболистов, и французы при сумасшедшей поддержке трибун провели один из лучших матчей за последние годы. А нашим ребятам не хватило времени, чтобы восстановиться после первой игры. Но если смотреть в будущее, у сборной Украины отличные перспективы. Есть классные игроки, сплав опыта и молодости, ну и атмосфера в команде потрясающая. Клубные вопросы уходят на второй план, все понимают, что мы играем не только за себя, а за страну.

Нас ждет интересная весна

 В клубе у вас тоже сложился великолепный коллектив. Такие выводы, в частности, несложно сделать по послематчевым флэш-интервью игроков. Одни только перлы Коноплянки чего стоят! Скажите, а он и в раздевалке так же юморит?

— Жека умеет зажечь!.. Он и на поле действует нестандартно, и шутки — тоже неожиданные. Но обратите внимание — шутит он всегда по-доброму. Коноплянка — очень позитивный человек. И его интервью почти всегда вызывают улыбку.

— Припоминаю еще одно высказывание Коноплянки, которое как раз улыбку не вызывает. Прошлой весной он с небольшим упреком отметил, что руководство клуба почему-то не ставит перед игроками никаких задач на сезон. Но вы-то сами хотите стать чемпионами?

— Ну конечно же! Думаю, этого хочет каждый футболист. Играть в солидном клубе, получая хорошую зарплату — это одно. Но важно же оставить какой-то след в истории. Наши болельщики уже заждались от «Днепра» медалей, и мы, поверьте, очень хотим их порадовать. И задача у нас одна — побеждать в каждом матче.

— Но получается не всегда. Вы в этом сезоне неплохо начали, провели несколько ярких матчей, обыграв в частности «Шахтер». Но в итоге на зимние каникулы горняки все равно ушли лидерами. Объясните, почему «Днепру» не удалось пройти дистанцию более ровно?

— В некоторых матчах мы уступали по делу, но случались и нелепые потери очков, как, к примеру, с «Ворсклой». Мы контролировали игру, вели в счете с преимуществом в два мяча — вроде бы вот она, победа. Но после перерыва позволили полтавчанам отквитать один мяч, а в концовке еще и сами себе гол забили. После таких матчей очень обидно. Но таков футбол — невозможно выигрывать все подряд. Тем более, вы же видите, как подравнялся наш чемпионат. И «Шахтер» очки часто терял, и «Динамо» с «Металлистом» проигрывали. Думаю, нас ждет очень интересная весна. И мы отступать не намерены, будем бороться.

 Вы в одном из интервью сказали, что за год работы с Хуанде Рамосом освоили несколько фраз на испанском языке. Блеснете познаниями?

— Фразы — это громко сказано. Некоторые слова: «буэн трабахо» — хорошая работа, «каррера» — это бег, «буэндиа» — доброе утро... Есть еще парочка, но они не совсем печатные (смеется).

 Рамос общается с игроками только через переводчика?

— Бывает, что говорит с игроком напрямую — на английском. Я не могу назвать себя полиглотом, но немного знаю этот язык — по крайней мере, в достаточной степени, чтобы понять тренера и ответить.

 Недавно перечитывал воспоминания Эрика Кантона, который рассказывал, что перед каждой игрой Алекс Фергюсон непременно вызывал его на разговор. А как часто Рамос практикует индивидуальные беседы с игроками?

— Достаточно регулярно. Перед игрой может уточнить какие-то нюансы, что-то посоветовать, а после матча — обсудить твои ошибки .

— Тренировки Хуанде Рамоса чем-то отличаются от тренировок наших наставников?

— Сложно сказать, ведь у каждого тренера — какие-то свои наработки, свое видение футбола. Но что очень нравится в Рамосе — это его стремление играть красиво и делать акцент на атаку. Да вы, наверное, это и сами заметили. Мы много, так сказать, играем вперед. Но, конечно, Мистер при этом требует, чтобы мы атаковали не сломя голову, а с умом, не забывая вовремя возвращаться, а когда нужно — и придержать игру. Сейчас команда полностью адаптировалась к требованиям Рамоса. Бывает так, что он только начинает говорить, а футболист уже понимает, о чем пойдет речь. Такая связь между наставником и его подопечными — очень важная вещь.

— Вы могли бы одним-двумя словами охарактеризовать игроков, вместе с которыми выступаете и за клуб, и за сборную?

— Давайте попробуем.

— Роман Зозуля.

— Настырный. В жизни он очень скромный и спокойный, а на поле — жутко неприятный для защитников форвард. Уже вроде проиграл эпизод, а все равно — лезет до последнего.

 Евгений Селезнев.

— Танк!

 Евгений Коноплянка.

— Есть такая фраза на украинском языке: «різкий, як та газировка».

— Виталий Мандзюк.

— Цепкий.

 Руслан Ротань.

— Футбольная собака. А еще — командир.

Свидание на костылях

 Какие у вас планы на отпуск?

— Собираемся с женой и сыном махнуть куда-то в теплые страны. Скорее всего, в Эмираты. Кстати, это будет первый такой семейный вояж. Раньше мы с Юлечкой опасались вывозить Адриана на заграничные курорты, маленький еще был. Но сейчас ему четыре года, думаю, что уже можно. Тем более что он так ждет этих каникул.

 Сын ваши матчи посещает?

— Домашние — регулярно. Его уже в ложе на «Днепр-Арене» все знают. Ходит там, как директор.

 У Адриана сейчас наступил возраст каверзных вопросов. Часто вас в тупик ставит?

— Бывает. И не только вопросами. Сегодня вот разговаривал с Юлей по телефону, прошу дать трубку Адриану, а он — ни в какую. Не хочу — и все. Ну вот не нравится ему почему-то по телефону разговаривать, зато по скайпу — всегда готов. Я, кстати, такой же. В том смысле, что предпочитаю общаться вживую, а не по телефону.

 Скажите, а это правда, что вы на первое свидание к жене пришли на костылях?

— Чистая правда. У нас, вообще, интересно все получилось. Юлечка — подруга моей сестры, то есть мы были знакомы сто лет, но долгое время общались на уровне «привет» — «пока». А отношения завязались, после того, как я получил ту самую злополучную травму колена. Юля из тех людей, которые не могут оставаться равнодушными к чужим проблемам. Узнала от сестры, что я лежу в больнице, вот и позвонила поддержать, а у самой, я слышу, голос дрожит — чуть ли не рыдает. Вот с этого звонка у нас все и началось. После операции приехал в Луцк, она пригласила меня в гости. А я еще на костылях передвигался, пока допрыгал до пятого этажа — икроножную мышцу на здоровой ноге забил. Прыгаю, а сам думаю: «А что, интересно, ей сейчас мама скажет — дескать, дочь инвалида какого-то привела...»

Вот такая у нас нетипичная история. Пока я находился в Луцке, отношения с Юлечкой постепенно переросли в сильное чувство. В какой-то момент понял, что она — очень дорогой для меня человечек, без которого я дальше жить просто не могу.

 Ну а мама тогда что все-таки сказала, увидев вас на костылях?

— Да все нормально прошло. У меня с родителями жены — отличные отношения. Теща даже моей профессией стала интересоваться. Раньше не могла понять, зачем 22 человека за одним мячом гоняются, а теперь знает о футболе почти все. Как только прочитает и услышит по телевизору какую-то интересную новость, сразу звонит: «Артем, а ты в курсе, что...» В общем, держит руку на пульсе. Мне можно даже газеты и интернет-ресурсы не просматривать.

Олег ВОСТРЯКОВ

«Заря» — «Днепр» — 2:3. После матча. Вернидуб: «Вина за поражение полностью лежит на мне»

19.12.2013, 11:20
Топ-матчи
Чемпионат Италии Милан Кротоне 1 : 1   4 декабря 13:30
Чемпионат Франции Мец Лион - : - 3 декабря 21:00
Чемпионат Украины Олимпик Карпаты - : - 4 декабря 14:00
Чемпионат Англии Борнмут Ливерпуль - : - 4 декабря 15:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть