Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Анатолий КОНЬКОВ: «У нас свой самодостаточный чемпионат»

2013-12-20 17:13 Президент Федерации футбола Украины Анатолий Коньков ответил на вопросы читателей и журналистов Спорт.ua. Анатолий КОНЬКОВ: «У нас свой самодостаточный чемпионат»

Анатолий Коньков
Президент Федерации футбола Украины Анатолий Коньков ответил на вопросы читателей и журналистов Спорт.ua.

— Анатолий Дмитриевич, как вы отнеслись к тому, что клубы УПЛ так и не смогли провести общее собрание, на котором должен был быть переизбран президент УПЛ и решен ряд вопросов по организации чемпионата?

— Конечно, это не красит наш футбол. Мы должны, объединившись, решать те проблемы, которые назрели в нашем футболе. Не так давно, перед игрой со сборной Франции, я присутствовал на заседании владельцев клубов и там не было разговоров о том, чтобы как-то реорганизовать или поменять формат Премьер-лиги. Было много вопросов, в том числе и об «Арсенале». Ничего не предвещало того, что руководители клубов не соберутся на заседание. Второй раз они тоже не собрались. Мы посмотрели на всю ту ситуацию, которая складывается в УПЛ, и решили в феврале назначить Исполком ФФУ, на котором и решим проблемы, которые возникли.

— Многие клубы выступили с предложением расформировать УПЛ, как организацию, и ее функции переложить на ФФУ, как вы на это смотрите?

— Я не думаю, что так скоропалительно нужно на кого-то что-то перекладывать. У нас есть такая привычка. Но я еще раз говорю, что в феврале месяце специально соберется Исполком ФФУ, чтобы посмотреть и досконально разобраться в положении дел УПЛ. Тогда я смогу ответить на вопросы о том, что мы намерены делать.

— Вы согласны с кандидатурой Данилова как единственного кандидата на пост президента УПЛ?

— Почему я должен быть не согласен, если руководители клуба избрали Данилова? Почему он восемь месяцев отсутствовал? Мы встречались, обсуждали это, были и объективные, и субъективные причины этому. Но это не говорит о том, что нужно делать какую-то революцию. Я вообще этого слова боюсь. Любой революционный путь ни к чему хорошему не приведет.

— Вопрос исключения «Арсенала» будет решен до старта второй части сезона?

— По поводу «Арсенала» мы в ближайшее время встретимся с Даниловым и будем обсуждать. Потому что, когда встречались руководители клубов, то вопрос о продолжении пребывания «Арсенала» в числе команд УПЛ был исключен. Мы рассматривали разные варианты. Но решили поступить по спортивному принципу.

— Каково ваше личное отношение к сокращению количества клубов УПЛ?

— Я понимаю, что для того, чтобы что-то решать, необходимо досконально изучить все, что касается профессионального футбола. Мы сейчас столкнулись с ситуацией, которой в мире нет. Конечно, многое зависит от экономической ситуации, но ведь должны быть какие-то механизмы защиты. Мы ищем эти механизмы. И нужно весь профессиональный футбол перестроить таким образом, чтобы команды, которые должны повышаться в классе, делали это. Этот принцип должен превалировать. А не выбирать: должно быть больше клубов, или меньше. Нет, должен действовать спортивный принцип.

— Вы говорите, что причина исчезновения команд все же в отсутствии финансирования, но в таком случае как эти команды были допущены до участия в чемпионате, как прошли лицензирование?

— Мы сейчас пытаемся пинать мячик из стороны в стороны. А смысл заключается в чем? Вот, к примеру, как мы подходили к тому, чтобы сформировать этот чемпионат и выбрать эти 16 команд УПЛ. Вершина пирамиды — национальная сборная Украины. И тогда мы понимали, что у 16 команд более ритмичный турнир, лучше люди могут подготовиться к матчам сборной Украины и показать тот результат, который мы требуем. Плюс, мы учли и другие составляющие и пришли к выводу, что 16 команд — идеальное количество в чемпионате. Мы советовались с главным тренером национальной сборной, просчитали все варианты, которые были бы положительными и для молодежных, юношеских сборных, и пришли к выводу, что 16 команд нас устраивает.

Конечно, можно было сделать так, что вылетели команды «Металлург» Запорожье и «Говерла», и на этом остановиться. Но та база, которая сейчас есть для подготовки молодых футболистов и в Запорожье, и в Ужгороде, позволяет быть уверенным, что эти команды могут расти. И с этой позиции будут приниматься такие решения. Финансовая сторона — это тоже важная составляющая, но мы все-таки пошли на то, чтобы сохранить 16 команд УПЛ. Как показывает практика, наверное, мы ошиблись. Если снимается по ходу чемпионата клуб, то это не красит ни одну организацию.

 Вы согласны с тем, что условия лицензирования должны быть упрощены и требования к клубам снижены?

— На последнем собрании руководителей клубов УПЛ нам было высказано такое пожелание, мол, давайте уйдем от всех сопутствующих моментов и будем работать по спортивному принципу. Повышение в классе не будет зависеть от наличия школ, стадионов и всего прочего. Если есть необходимый минимум, который может позволять команде играть в Первой лиге, Премьер-лиге — она будет играть.

— Кто будет отвечать за лицензирование и аттестацию клубов, если Сергей Стороженко уже не вице-президент ФФУ?

— Пока он еще вице-президент. От этой должности его могут освободить на Конгрессе ФФУ (Беседа состоялась до Конгресса ФФУ, который в пятницу принял это решение - ред.). Если Конгресс откликнется на просьбу Сергея Михайловича уйти по состоянию здоровья, то он уйдет. А пока его обязанности возложены на председателя федерации футбола Винницкой области Гатауллина Олега Федоровича.

— Господин Гатауллин будет следующим вице-президентом ФФУ?

— Посмотрим, как пройдет Конгресс. У нас есть много вопросов, которые нужно рассмотреть. Мы должны выбрать кандидатуру человека, который сможет этот участок работы охватить. А это очень серьезный участок работы. Потому говорить, будет Гатаулин или нет, пока рановато. Мы пока не обсуждали ряд кандидатов, которые могут претендовать на этот пост.

 Кого бы вы хотели видеть тренером сборной Украины и его помощниками?

— Я на этот вопрос ответил еще год назад. У нас в обществе была определенная точка зрения: должен быть иностранный специалист и все. Вокруг этого такая шумиха поднялась... И только один человек одобрил кандидатуру Фоменко — это президент. И так случилось, что его назначили, а иначе бы этого не произошло. Потому что у нас много специалистов, много любителей, много шума, а взять ответственность на себя никто не спешит.

— Вы изначально понимали, что Михаил Фоменко может возглавить сборную Украины?

— Мы постепенно шли к этому. Обстановка вокруг сборной была нездоровая, Олег Блохин, преданный киевскому «Динамо» человек, возглавил «Динамо». Времени у нас было мало, чтобы правильно выбрать человека.

— Почему со сборной Украины отказались работать Липпи и Реднапп?

— А они нам не отказали. Они были готовы работать. И нам говорил г-н Ахметов, чтобы мы выбрали человека, который нам нужен, а он был готов участвовать, поддерживать нас финансово. Но когда встал вопрос о назначении Фоменко и его тренерского штаба, мало кто был готов меня поддержать.

— Условия контракта с Фоменко и, скажем, Реднаппом, сильно отличались?

— Я не знаю близко Реднаппа, поверхностно изучал его биографию, потом, когда возникла его кандидатура, я узнал человека лучше. Но, конечно, эти условия отличаются. А то, что украинский футбол и футболистов Фоменко знает досконально, это было очевидно.

— Вы уже поставили перед Фоменко и сборной цели на отбор Евро-2016?

— Мы еще не ставили никаких целей, потому что мы только сейчас сделали анализ того, что произошло. У нас буквально на днях было заседание комитета, где были заслушаны все тренеры сборных, были даны оценки их работе и теперь у нас есть определенные взгляды на будущее. Комитет дал удовлетворительную оценку работе Михаила Фоменко, а это значит, что на Исполкоме мы можем разговаривать и Михаилом Ивановичем о продлении контракта. Какие условия контракта будут, пока неизвестно, думаю, это мы решим в личной беседе. Думаю, решение лежит на поверхности. Его контракт был рассчитан на год с возможностью продления еще на два года при условии удовлетворительной работы.

— Вы верили, назначая Фоменко, что его сборная будет второй в этой группе отбора на ЧМ-2014?

— Если бы я не верил, я бы не боролся за Фоменко.

— Вы уже понимаете, каким будет бюджет сборной Украины на 2014-й год?

— Конечно, понимаю. После Конгресса ФФУ я скажу точную сумму. На Конгрессе аудиторская компания, которая следит за финансовыми действиями нашей организации, сделает доклад. После чего вся наша финансовая документация будет обнародована и с ней сможет ознакомиться любой желающий.

— Какой график игр сборной Украины на следующий год?

— Его мы тоже уже практически знаем. Мы уже утвердили этот график во время заседания Комитета сборных, теперь должны утвердить его на Исполкоме ФФУ, после чего он будет обнародован.

 Что нужно для того, чтобы сборная Украины могла бороться за награды на чемпионатах мира и Европы?

— Для этого нужна детальная работа в детско-юношеском футболе. Нужно больше вкладывать в своих детей, это общая задача и государства, и Федерации футбола. Нужно повернуться лицом к детско-юношескому футбола, потому что сейчас мы стоим в пол-оборота к нему. И тогда не нужно будет искать иностранных тренеров из Лондона или Парижа. Мы сами будем готовить смену для сборных Украины.

— В вашей предвыборной кампании много говорилось о детско-юношеском футболе...

— Так мы только этим и занимаемся. Все, что мы можем делать, мы делаем, развиваем и стараемся улучшать материально-техническую базу. Финансово мы тесно сотрудничаем с олигархами, чтобы выйти на качественно новый уровень.

— Можно ли каждый клуб УПЛ или Первой лиги обязать иметь детскую школу?

— У нас есть договоренность с Премьер-лигой, где обусловлены пункты, о которых идет речь. И это работает. Наша задача сейчас сделать так, чтобы при каждом клубе была открыта академия. И в этом направлении мы тоже сталкиваемся с вопросами, для решения которых нужны знания и понимание.

— Если говорить о конкретных шагах, где будут открыты футбольные площадки в 2014-м?

— Мы сделали заявку по системе «Хет-трик» УЕФА. Мы написали концепцию развития футбола, которая должна перерасти в программу. Пока она где-то потерялась в коридорах власти, мы не смогли довести ее до конца. Тем не менее, мы продолжаем работать в этом направлении. У нас есть заявка в УЕФА по программе «Хет-трик», по которой мы можем получить инвестиции в размере 5 миллионов евро от европейского футбольного союза. То есть мы продолжаем двигаться в этом направлении. Может быть, не так быстро, как хотелось бы. Сейчас мы планируем в каждом из 27-ми регионов Украины построить по небольшому стадиону на 600 мест, с осветительной системой, раздевалками, табло и другими необходимыми элементами. Они будут размещены в густонаселенных районах, чтобы позволить детям до определенного возраста заниматься футболом.

 Есть четкие сроки строительства этих объектов?

— На реализацию этого проекта дается 3 года. Если мы не освоим эти деньги в этом году, то 2 миллиона евро пропадут. Поэтому мы спешим. Параллельно мы работаем еще над одним проектом. На Конгресс к нам приезжает руководитель программы «Хет-трик» УЕФА, и мы будем обсуждать возможность строительства футбольного манежа. Ведь в осенне-зимний период и ранней весной у нас нет возможности заниматься футболом. Есть манеж «Динамо», но для нас это сложно.

 Сколько стоит аренда базы «Динамо»?

— Я не буду говорить о стоимости. Непросто решаются эти вопросы.

 Одно время говорили о строительстве базы для сборной Украины в Гостомеле. Есть такие планы?

— Таких планов сегодня нет. В планах — строительство базы для молодежной команды Украины, а также всех юношеских и женских сборных. Сейчас часто возникает вопрос о женском футболе. Мы занимаемся его развитием. Раньше у нас был только один тренер, а сейчас мы подобрали целую группу тренеров, установили им хорошую заработную плату, чтобы они смогли полноценно заниматься сборными. Также мы создали и зарегистрировали соответствующую ассоциацию, которую возглавил г-н Владыко.

 Почему ФФУ мало внимания уделяет развитию женского футзала? На него не нужно много ресурсов.

— Футзал — это тот же футбол, а ресурсы нужны везде. Это только на первый взгляд кажется, что ничего не нужно, а когда сталкиваешься с этой проблемой, то оказывается, что все так, как в большом футболе. Я не знаю, как было раньше, и не пытаюсь узнать. Я знаю, что мы делаем сегодня.

 Как вы относитесь к идее объединенного чемпионата?

— Я уже устал отвечать на этот вопрос. Это меня абсолютно не тревожит и не волнует. У нас есть свой чемпионат, он полностью самодостаточный, хотя некоторые проблемы у нас, конечно, есть.

 Вы уверены в том, что ОЧ не будет? Российская сторона предлагает большие деньги...

— Мы с вами говорим о деньгах, о тех, которые «вроде бы». А если завтра что-то случится с «Газпромом», что будет дальше? Люди в ФИФА и УЕФА так же, как и мы, не видят возможным создать такой чемпионат.

 Валерий Газзаев приезжал пообщаться с вами?

— Приезжал, но наша встреча не состоялась. Я уехал во Львов. Мы договорились встретиться в одно время, но он приехал раньше. Он обиделся, даже не знаю почему. Потом мы, правда, общались по телефону.

— Какой бюджет ФФУ, и какие основные статьи расходов?

— На Конгрессе до деталей все будет рассказано. Основные статьи расходов — это сборные команды Украины, начиная от самых младших, заканчивая национальной сборной.

— Кто финансирует ФФУ? Вы говорили о помощи олигархов, Ахметова в том числе...

— Он был готов выступить спонсором и платить зарплату тренеру сборной Украины. Был такой случай, когда собирались собственники клубов и определили призовой фонд для игроков сборной. Мы не откажемся, если так и будет продолжаться. Я имею в виду, что снова соберутся владельцы клубов и определят такую поощрительную систему для игроков национальной команды. Мы не откажемся от того, что будут поступать какие-то деньги от владельцев клубов для того, чтобы мы могли платить достойную зарплату тренерам.

— В этом случае не возникает конфликта интересов?

— Не возникает. Для нас интересен любой клуб Первой, Второй лиг, УПЛ, который будет вкладывать деньги в развитие детско-юношеского футбола, в оплату тренерского цеха, премиальные для сборных. Это не конфликт интересов — это помощь футболу.

— За известный «договорной» матч будут ли сняты очки с «Металлиста», или об этом уже забыли?

— Я не знаю, почему я сейчас должен отвечать на этот вопрос. Там работали люди, есть решения ФИФА и УЕФА. Почему я должен возвращаться к этому вопросу и говорить о том, чего не знаю? Как там все происходило, какие там были документы?.. Я их не читал и в глаза не видел, кто с кем договаривался и кого наказали. Я так же, как и вы, читаю документы, которые приходят от органов футбольного правосудия в ФИФА и УЕФА.

— Кто следит за тем, чтобы требования ФИФА, УЕФА, Лозаннского суда исполнялись?

— Много есть таких людей, в том числе и ФФУ.

 Анатолий Дмитриевич, какие конкретно вопросы в ФФУ решаете вы?

— Я занят только футболом. А футбол начинается утром и заканчивается поздно вечером. Любой вопрос, который возникает, я решаю. Но ходить, рассказывать и пиариться по поводу непонятных вещей, которые происходят — я никогда этого не делал, и делать не буду. Если по сути, говорить о проблемах я готов в любой аудитории день и ночь. А говорить ни о чем... Сейчас интернет почитаешь — голова пухнет. Я не читаю этого, а есть люди, которые читают, систематизируют, мы садимся, обсуждаем эти темы и принимаем конкретные решения. А говорить, каким образом это происходит, не всегда нужно. Если я не буду принимать решения по поводу сборных и не буду нести за это ответственность, это будет неправильно. Если я не контролирую деятельность детско-юношеских школ — это неправильно. А есть службы, которые должны реагировать, отвечать, помогать.

— Во многих странах есть обязательная квота на одного игрока 19-летнего возраста в основном составе команды. Не пора ли задуматься над таким нововведением в Украине?

— К Премьер-лиге это никогда не доходило. Я сомневаюсь, что во многих странах есть такая квота. В целом, мы проходили такое во времена Советского союза. Мы пытались на разных уровнях всесоюзного первенства ввести по два молодых футболиста. Это была искусственная мера. Но искусственное никогда не приживается. Это было опробовано, проанализировано, и в результате мы отказались от этой идеи. Сегодня мы не готовы к тому, чтобы указывать клубам, как тратить свои деньги и какими футболистами им играть. Если говорить о лимите на легионеров, то на это мы можем повлиять, поскольку это влияет на сборную Украины. Но на нас влияет и Европейская футбольная ассоциация. Мы не можем запретить футболистам играть и трудоустраиваться в клубах.

Можно регулировать лимит на легионеров, но что касается квоты на 19-летних футболистов, мы с удовольствием пошли бы на это, если бы в Украине было столько хороших футболистов этого возраста. В составе каждого клуба должно быть как минимум по три футболиста этого возраста. Ведь человек может заболеть, получить травму или что еще. Мы к этому пока не готовы. Хотя можно говорить о перспективе. Мы на правильном пути в плане развития детско-юношеского футбола в контексте той программы, которую мы приняли в ФФУ. Думаю, в будущем мы сможем вернуться к этому вопросу.

— Что вы думаете о возможности ужесточения лимита на легионеров?

— Мы сможем отказаться от легионеров в том случае, когда у нас будет конкурентоспособная молодежь, которую мы сможем вывести на такой уровень, который позволит безболезненно решать все вопросы и в сборной. Если мы сами этого не сделаем, никто нам в этом не поможет. Почему я говорю о создании академий при клубах Премьер-лиги? Потому что сначала должен быть процесс обучения, а потом уже все остальное.

— Какие у вас отношения с Пьерлуиджи Коллиной?

— Нормальные рабочие отношения. Мы часто общаемся на разные темы.

— Как считаете, стоит ли в украинском футболе создать независимый орган, который будет отвечать за действия и подготовку арбитров к матчам чемпионата Украины и который не будет подчиняться ни ФФУ, ни Премьер-лиге?

— Такого не бывает, чтобы комитет арбитров не подчинялся местной футбольной ассоциации. Ни в Англии, ни в Германии, ни в Украине. Этот вопрос нужно задавать не мне, а в Европейский союз футбольных ассоциаций.

— Лично вы довольны уровнем украинского судейства?

— Мы никогда не можем быть довольны, потому что процесс, который взял на себя господин Колина, все еще идет. Приглашал Коллину в Украину не я, а Григорий Суркис. Как показала практика, он в этом не ошибся. Это профессионал высокой квалификации. За время его работы много чего произошло, он подготовил много молодых арбитров. Возможно, нет такой стабильности в работе этих молодых людей. Возможно, господину Коллине нужно время, чтобы дать четкие и прозрачные ответы на вопросы по арбитражу. Главное, что нам удалось сделать — убрать вопрос предвзятости судей. Нам есть, над чем работать. Но то, что сдвиги и улучшения есть — это очевидно.

 Вы готовы переподписать контракт с Коллиной?

— Давайте мы сначала один контракт закончим, а потом будем говорить о другом. Сейчас мы создали школу арбитров и будем в этом направлении работать и дальше. Мы долго советовались с Коллиной, в каком формате нам нужно этим заниматься. И мы сделали так, что эта школа функционирует по всей Украине. ФФУ полностью взяла на себя финансирование этой школы. На исполкоме, а после на Конгрессе мы утвердим все документы относительно этой школы.

 Вы выступали с инициативой по «спасению» «Арсенала». В чем была причина того, что эта инициатива ни к чему не привела?

— Причина в хозяевах клуба. В тот момент Вадим Рабинович объявил себя хозяином клуба и заявил: «Чтобы вы ни делали, мы убираем клуб». Собственники клубов УПЛ встречались, обсуждали вопрос «Арсенала», о том, как его сберечь, но возможности ФФУ ограничены. Мы могли помочь экипировкой, могли бесплатно предоставить наше поле для проведения матчей и тренировок. Могли помочь морально, юридически. Но Вадим Рабинович отказался. Со стороны руководства «Арсенала» дело дошло до циничности. Они даже говорили: «Давайте нам деньги, а мы сами разберемся».

— Сейчас появляется информация, что «Арсенал» может возродиться, что вы об этом знаете?

— Я слухами не оперирую. У меня нет никаких официальных документов и заявлений о том, что «Арсенал» возродился. Де-факто уже все случилось, нужно оформить исчезновение клуба де-юре. Дороги назад нет. На заседании руководителей клубов мы решили теперь действовать только по спортивному принципу. Клубы должны будут гарантировать свое участие в чемпионате. Тогда мы сможем строить нормальный календарь и для сборных команд Украины.

— У вас есть информация, что сейчас происходит с «Севастополем»?

— Я прочитал последнее интервью Орбу, и я там ничего такого не заметил. По интервью я не увидел, что у команды есть финансовые проблемы. Там, наверное, другие моменты, которые называют внутренней жизнью коллектива. А человек, который возглавляет клуб, Вадим Новинский — он серьезный человек. И я не представляю, что он покинет клуб.

— То есть повторения истории «Кривбасса» и «Арсенала» не будет?

— Как говорят — это утопия. Во всяком случае, у меня есть информация, что в клубе все немного не так, как подается в прессе.

— Вы согласны, что зарплата футболистов в Украине завышена? Шаг, который сделали «Карпаты», правильный?

— Я не знаю. Нужно собираться и говорить о нашем футбольном хозяйстве. Иногда мы некоторые вещи завышаем, а некоторые занижаем. Нам нужно найти золотую середину и от этого отталкиваться. То, что было в начале пути, когда только создавались профессиональные лиги — это одно. Сегодня мы в середине этого пути. Мы уже набили шишки, наработали какие-то моменты. Мы понемножку начали перестраивать всю систему нашего футбольного хозяйства, потому что она, как показывает практика, хромает.

— Какие у вас отношения с Григорием Суркисом?

— Нормальные, а какие они могут быть? Это можно проверить по нашим действиям. У нас, например, возникла проблема по «Арене Львов». Руководители ФИФА приняли поспешное решение о том, что сборная должна провести матч без зрителей. Мы с Григорием Михайловичем быстро собрались и плодотворно поработали. Сборная провела оставшиеся матчи со зрителями, в равных с соперником условиях.

Я стал преемником Григория Суркиса, когда он на весь мир заявил, что уходит. И только потом я выдвинул свою кандидатуру на пост президента ФФУ. До этого момента я не собирался этого делать.

— Вы говорили о проблемах, что достались вам после ухода Суркиса...

— Мы не можем жить лучше, чем вся страна. Мы живем по таким же законам и нормам. Конечно, есть какие-то факторы, которые влияют на нас больше, какие-то меньше.

— Григорий Михайлович заявил, что в ФФУ не сразу приняли его предложение помочь в ситуации, что сложилась после матча Украины и Сан-Марино. Почему?

— Я не хочу вспоминать тот период времени. Но помощь можно предлагать по-разному. ФФУ что, беспомощная организация? То, что ей сейчас уделяется столько внимания — это повышенный и ненужный ажиотаж. ФФУ — это общественная организация, которая должна заниматься тем, чем должна. Поймите одну вещь — мы занимаемся массовостью футбола, детско-юношеским спортом, сборными командами. С УПЛ мы работаем по договору. Все в этом договоре нас устраивает. Они все исполняют в полном объеме. Хорошо, не собрались клубы на совет УПЛ. Хорошо, мы рассмотрим этот вопрос, соберем всю информацию. Мы соберем специальный Исполком и детально посмотрим на весь профессиональный футбол.

Почему команды не повышаются в классе? Ну мы же не от хорошей жизни вернули «Говерлу» и «Металлург» Запорожье в чемпионат, наверное, нет. Они официально заявили о том, что хотят повышения в классе. В Первой лиге ни одна команда не хочет повышаться в классе, кроме «Олимпика» донецкого. Они официально заявили об этом. Все остальные — нет. Куда мы движемся дальше? Нужно что-то делать. И мы делаем. Вот «Карпаты». Им что-то не понравилось, они это выложили на сайт — так не делается. Я тоже могу быть против чего-то. Но есть объективные и субъективные моменты. И на первое место нужно ставить футбол.

— Вы согласны с наказанием для Украины от ФИФА?

— Я по-другому не могу смотреть на ситуацию и быть несогласным. То, что было, то было. Я должен признать, что это наша общая беда. Причем здесь ФФУ, если группа людей целенаправленно от матча к матчу занимается этими делами? Придет время, все во всем разберутся, все встанет на свои места.

— А что это было за письмо, адресованное ФАРЕ от имени Сергея Стороженко, с просьбой о дисквалификации «Арены Львов»?

— Письмо имело другой смысл. Дайте ФФУ самой разобраться здесь, на месте, и принять решения. Смысл был такой. Но что сделано, то сделано.

 Какой теперь будет судьба «Арены Львов», стадиона и без того убыточного, а теперь еще и дисквалифицированного ФИФА?

— На стадионе во Львове запрещено проводить матчи команды «А», все остальные клубы и сборные команды могут проводить там матчи. Для них дисквалификации нет. Но, когда этот стадион строили, ведь понимали, для каких целей он строится и как его заполнять. Мы со сборными, как можем, помогаем этому. Но то, что произошло сейчас на «Арене Львов», было сделано целенаправленно.

— Чтобы дискредитировать ФФУ и украинский футбол?

— Абсолютно верно. Я никого не обвиняю, я высказываю свои предположения. Но у них есть основа, я же не просто так это говорю.

 Как ФФУ Украины может повлиять на то, чтобы в Украине был создан единый телевизионный пул?

— Это вопрос не ко мне. Такая ситуация, как в Украине — уникальна. Но если УПЛ взяла на себя обязанности координации этого вопроса, то его нужно переадресовывать Лиге. В феврале на Исполкоме ФФУ мы будем рассматривать разные вопросы, касающиеся профессионального футбола. После этого мы огласим решения и по этой проблеме в том числе.

 Как вы относитесь к тому, что УПЛ меняет регламент в середине сезона, скажем, с 16-го тура Дишленкович стал считаться легионером?

— Первый круг завершился, и мы приняли такое решение. Что в этом странного?

 Прецедент все-таки.

— Прецедент этот исходил от собственников клубов, которые были не согласны с таким положением дел. Он же не пришел с небес. Имела место фальсификация документов, которая произошла еще в прошлом году. Каким образом выдавался паспорт? Ну, мы же не следственный орган, который будет заниматься этим делом. Пришли документы из ФИФА и УЕФА, которые подтвердили, что футболист является легионером только тогда, когда не имеет права выступать за сборную страны. Поэтому мы приняли такое решение: начиная со второго круга, этот футболист считается легионером. Чего-то страшного я в этом не вижу. «Металлист» не пострадал, очки с них не снимали, других наказаний тоже не было. Я не вижу ничего такого, что может в спортивном плане помешать «Металлисту». У «Металлиста» есть своя академия, есть все необходимое для воспитания своих футболистов.

 В мае 1994 года на чемпионате Европы в Ирландии сборная Украины (U-16) завоевала бронзовые награды и по всем критериям футболистам должны были присвоить спортивное звание «Мастер спорта Украины», но этого так и не произошло. Можно ли убрать все формальности и восстановить справедливость в отношении игроков, завоевавших первые награды для Независимой Украины?

— Я не знаю. Есть организации, которые занимаются этим вопросом. Обращайтесь туда — и они ответят на этот вопрос. А то, что произошло в 1994-м... Я плохо помню, какие футболисты тогда играли. У нас наградами занимается Министерство спорта. Кто был тренером той команды? Наверное, нужно найти тренера, с ним общаться. Он должен выразить свои пожелания.

— К сожалению, тренера уже нет в живых.

— Но есть же помощники тренера. Нужно найти человека, обратиться к нему с этим вопросом. А чтобы ФФУ вернулась в 1994-й и занималась этим вопросом... Давайте, если будет официальный запрос по этому вопросу, мы им займемся.

— Мы помним историю с билетами перед матчем Украина — Англия, когда спекулянты раскупили большую часть билетов. Может ли ФФУ обратиться с запросом в ВРУ, дабы приняли закон о спекуляции и была возможность наказывать таких людей?

— А что, у нас мало законов против спекулянтов? Еще нужны какие-то? Я знаю, что все очень действенно было, когда спекулировали джинсами в советское время. Поменялись законы? Я не слежу за этим. У нас есть такая организация, как УФИ, которая занимается этим вопросом. Их это тоже тревожит. Насколько я знаю, они уделяют максимум внимания этим вопросам. Привлекают серьезные органы и серьезных людей, чтобы происходила эффективная продажа билетов.

— За какую команду в Украине вы болеете?

— Есть много команд, за которые я болею. Болею за «Шахтер», за «Динамо».

 Какой матч посещали в последний раз?

— Был на матче «Шахтер» — «Реал» (Сосьедад). Сидел, смотрел, переживал. У «Шахтера» получилась хорошая игра. Матчи «Динамо» в последнее время не удается посещать, их назначают на 22:00. Было у меня большое желание пойти на последний матч «Динамо» с «Рапидом», в котором многое решалось. Но я немного заболел, да и живу не близко. До работы мне добираться 2 часа, а на утро у меня были запланированы мероприятия. Поэтому я решил посмотреть матч по телевизору. На самом деле поздно назначили этот матч.

Татьяна ЯЩУК

СМИ: «Динамо» сделало запрос «Байеру» по Юрченко

20.12.2013, 17:13
Топ-матчи
Чемпионат Украины Волынь Ворскла 0 : 1 Закончился
Карпаты Зирка - : - 11 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть