Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Денис БОСЯНОК: «Ленсу и Мбокани предложили условия вдвое лучше, чем в Голландии и Бельгии»

2014-02-14 14:14 В интервью «Футболу 24» ведущий украинский комментатор откровенно и интересно (как и всегда) рассказывает о голландских «жемчужинах», которые могли бы усилить киевское ... Денис БОСЯНОК: «Ленсу и Мбокани предложили условия вдвое лучше, чем в Голландии и Бельгии»

В интервью «Футболу 24» ведущий украинский комментатор откровенно и интересно (как и всегда) рассказывает о голландских «жемчужинах», которые могли бы усилить киевское «Динамо», объясняет, почему отказал телеканалу «Футбол», а также описывает увиденное на киевских баррикадах.

Денис Босянок

Восьмого февраля Денису Босянку исполнилось сорок лет. Любимый многими мастер поэтического эфира не останавливается на достигнутом. «Смотрю только вперед», — возвышенно заверил Дэн автора этих строк. Наша беседа состоялась через несколько дней после юбилея.

«Один грех до сих пор не дает мне покоя»

— Денис, вы разменяли пятый десяток лет. Что-то от этого в вашей жизни принципиально изменилось? С какими мыслями преодолели юбилейную отметку?

— Я не очень задумывался о цифре — что она какая-то предельная или определяющая для меня. Я не вижу в этом смысла, потому что смотрю только вперед. Главное — смотреть вперед, на горизонт, а не оглядываться назад. Начнешь оглядываться, считать, что сделал — считай, ты уже не идешь, а стоишь на месте.

— Ваш коллега Дмитрий Джулай в Твиттере написал так: «Сегодня 40 честному, искреннему, сильному и поистине свободному человеку. Человеку с большим сердцем. Мы обязательно снова будем работать вместе». Вы также верите, что судьба снова сведет вас за одним микрофоном?

— Джул мне сам это сказал по телефону, когда поздравлял с Днем рождения. Конечно, я верю. Конечно! Очень хочу, чтобы Дима вернулся, потому что он там мучается (по крайней мере, я так думаю). Джулай должен работать на родной земле, у себя дома.

— Возможно, не совсем корректный вопрос, но был ли у вас напарник лучше?

— Мне всегда было комфортно и интересно работать с Джулаем. Так много, как с ним, я не работал ни с кем. Были специалисты, хоккеисты, футболисты — меньше, но такого органического взаимопонимания, как с Джулом, у меня, наверное, уже и ни с кем не будет. Мы очень давно работаем и, соответственно, хорошо друг друга знаем.

— Вы принципиально не комментируете и не пишете на русском. Каковы были мотивы, когда вы отрекались от языка северного соседа?

— Что нас с Джулаем отличает — он работает на русском языке. Я не могу себе такого позволить, потому что считаю: первейший признак профессионализма украинского комментатора — знание украинского языка. Пусть смотрят на это по-разному. Все равно меня еще не убедили в том, что должно быть как-то по-другому, что родным языком может быть русский. Это тогда не украинская журналистика, я считаю. Если ты в самом деле переживаешь за эту землю и за эту страну — высокий уровень знания родного языка. У меня был тот грех. Я комментировал российской один матч на чемпионате Европы 2000 года. Он до сих пор не дает мне покоя. Но после этого я сказал себе: нельзя! Даже при том, что у меня мама русскоязычная, и русский язык был в моем детстве первым.

— Вам предлагали работу на ТК «Футбол», но вы отказались. Почему? Ведь там имели бы возможность комментировать любимый кальчо...

— Мне звонил Витя Вацко — его руководство попросило. Предлагал комментировать Серию А. Я не хочу работать на телеканале «Футбол». Почему? Потому что для меня важно — где ты работаешь. Для меня важно, кто вокруг тебя. Там я не хочу работать.

— Сейчас вы работаете над бельгийским, голландским первенствами, чемпионшипом. В чем фишка этих чемпионатов?

— На самом деле, любой чемпионат может быть интересным, если ты его узнаешь, глубоко погружаешься. Я уже давно по-настоящему влюбился в чемпионат Нидерландов. Сначала из-за того, что никогда не работал над ним, глубоко не погружался. А сейчас готов даже к тому, что немного буду болеть за голландскую сборную на Кубке мира. Это при том, что в школе (а у нас был спортивный класс) после чемпионата Европы-1988 мы разделились на поклонников Италии и Голландии. Чтобы не тратить время на разделение каждый раз, практически три последних класса мы играли в «Италию» и «Голландию». Я был капитаном «итальянцев».

 Возможно, играли на позиции «архитектора», как Андреа Пирло, которого глубоко уважаете?

— Да, я играл центральным полузащитником, диспетчером. Начинал в атаке, но затем перешел на позицию «десятки».

«Ленс соблазнился деньгами, как и Мбокани»

— Кого из голландских или бельгийских игроков вы бы хотели видеть в киевском «Динамо»?

— О, голландский чемпионат — один из наиболее продуктивных в европейском футболе. Голландская школа — одна из сильнейших, это уже давно является аксиомой. У них хорошая молодежь. В течение прошлого сезона я наслаждался игрой Марко ван Гинкеля, и был бы невероятно счастлив, если бы он переехал в наш чемпионат. Но Марко, разумеется, выбрал чемпионат английской премьер-лиги. Это прекрасное дарование, сейчас у него, правда, нет той свободы и такого богатства игры, которые были в «Витессе». В «Челси» он не имеет места в основном составе.

Сейчас в чемпионате Голландии таких футболистов очень много в каждой линии. Причем, они стоят смешные деньги по сравнению с тем, что платят украинские клубы-миллионеры. Они выбрасывают безумные суммы и, конечно, переплачивают. В Голландии игроков, которые стоят больше миллиона, можно буквально посчитать. Там очень глубоко работают с молодежью и там богатейший рынок. Голландские игроки точно бы обогатили украинский футбол, если бы захотели сюда приехать. А так, Лeнс соблазнился деньгами, как и лидер атак «Андерлехта» Мбокани, — в этом никто не сомневается. Им предложили индивидуальные условия вдвое лучше, чем в Голландии и Бельгии.

— Кстати, видите ли основания для того, чтобы весной «Динамо» сделало качественный шаг вперед в своей игре, прошло, например, «Валенсию» в Лиге Европы?

— Еще не было на что посмотреть, если говорить о киевском «Динамо» весны 2014 года. Они играют спарринги, а эти матчи никогда не дают основания говорить о какой-то выполненной работе, не дают основания анализировать современное состояние команды. Ну это мы скоро увидим — на официальном уровне против «Валенсии», которая поднимается, судя по последним результатам, и подходит в сверхбоевой форме к встрече с «Динамо».

— Вас не удивляет, что Блохин упорно не замечает Сергея Рыбалки, который себя зарекомендовал и в еврокубках, и в чемпионате Чехии?

— Возможно... Если бы он одного Рыбалку не замечал — это, возможно, удивило бы. Но Блохин, наверное, давно уже не интересуется тем, что отмечают другие специалисты или тренеры. И он не меняется в этом. Я, конечно же, за то, чтобы больше давать свободы и шансов ребятам, которые уже себя проявили, уехав из «Динамо», чтобы потом вернуться сюда. Яркое свидетельство — выступление нашей команды в Санкт-Петербурге, на этом зимнем турнире известном... Молодая команда Ковальца проявила себя просто блестяще. Лучшим футболистом стал Калитвинцев-младший, который также почему-то не играет на взрослом уровне в любимой команде.

«Кепка — это номер один»

 Вернемся к вашему ремеслу. В эфире часто цитируете поэзию Шекспира, Костенко, Коломиец. Это домашние заготовки, отрывки всплывают в памяти спонтанно?

— Я вообще очень люблю поэзию. Не могу сказать, что это домашние заготовки. Просто очень много читаю поэзию. Тамара Коломиец, например, для меня открылась после рождения сына, после того, как я начал покупать детские книжки ему читать. Коломиец — прекрасный поэт для малышей. Ну а что уже комментировать Лину Васильевну Костенко или моего любимого Василия Симоненко. Это мои духовные учителя, их книги у меня всегда перед глазами.

— Что читаете сейчас?

— Как раз закончил последнюю книгу Стивена Кинга «Доктор Сон». Это продолжение «Сияния» — его самой знаменитой книги. Я очень люблю Кинга, и вот дочитал роман «Доктор Сон», который только что написан — в 2013 году. Всем рекомендую! Как правило, читаю параллельным курсом две книги — историческую и художественную. Такая у меня появилась привычка в последнее время. Из исторического только прочитал книжку про Ивана Степановича Мазепу — нашего славного гетмана. Автор — петербургский историк, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Татьяна Таирова-Яковлева. А книга, если интересно, имеет название «Иван Мазепа и Российская империя. История «измены».

— Вы практически не расстаетесь с кепкой. Как у вас появилась эта привычка?

— Ну-у-у, у меня любимая одежда — это кепка и шорты, джинсы (улыбается). Ну, кепка — это номер один. У меня их много. Было еще больше, но я их постоянно дарю своим друзьям. Десятка два кепок сейчас таки наберется дома.

— Это от любви к НХЛ?

— Да! Я бы с радостью, конечно, покупал энхаэловские кепки. Однажды мне привезли из Бостона кепку моих любимых «Брюинз». Однако в Украине настоящие энхаэловские кепки купить очень проблематично, они до нас не долетают.

«Народ мій є! Народ мій завжди буде!»

— В предыдущем интервью вы говорили, что в украинском чемпионате много «настольного» футбола. Как думаете, сегодняшняя Революция в государстве способна что-то изменить в этом плане к лучшему?

— Очень-очень большой вопрос... Верю в то, что изменения будут в футболе, потому что это уже всем надоело — эти постоянные договорные матчи и «настольный» футбол. Так же я верю, что мы будем жить в новой стране. По крайней мере, в старой стране жить уже не хочется. И я думаю, не только мне.

 Шовковский, Левченко, Галюза и ряд других футболистов уже поддержали Революцию. На ваш взгляд, почему молчат остальные их коллеги? Они боятся? Или, может, им нравится жить в такой Украине?

— Скорее всего — второй вариант. Им комфортно. У них стабильная зарплата, правда? У них не просто стабильная, а высокая зарплата. Они получают огромные деньги по сравнению с нами. Поэтому им комфортно жить в таком своем мире. Они заплывают жирком. Поэтому не видят необходимости бастовать, бунтовать. Они этой потребности не понимают. Ну да, Шовковский написал в интернете. Наверняка пошел к памятнику Шевченко. Но писание в интернете — это же не борьба, правильно? Ясно, что это нужно иметь сильный дух, чтобы публично выступить. Ведь это уже публичное выступление, если напишет Шовковский. Но это все равно — борьба в интернете, у компьютера. Так что они живут в своем мире — уютном, жирном. Они не понимают, за что могут выйти люди на баррикады.

 Вы неоднократно были на баррикадах. Что там увидели?

— Я увидел, что эти люди не сломаются. Люди, которые там есть, просто обречены на то, чтобы выстоять и победить. Там очень смелые и свободные люди. Эта смелость не то что вдохновляет, она тебя «заряжает» — эта абсолютная свобода Запорожской Сечи, которую можно увидеть только там сейчас, на Крещатике. Она дает уверенность в том, что «Народ мій є! Народ мій завжди буде! Ніхто не перекреслить мій народ!», как написал великий поэт.

Олег Бабий

Пансион мадам Нинон из Бордо или Пару слов об условных рефлексах

14.02.2014, 14:14

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть