Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Василий ТУРЯНЧИК: «Заводилами в «Динамо» на поле были Серебряников, Сабо и я»

2014-03-03 08:28 Воспитанник закарпатского футбола, про­славленный капитан киевского «Динамо», четырехкратный чемпион СССР и двукратный обладатель Кубка. Заслуги Василия Турянчика ... Василий ТУРЯНЧИК: «Заводилами в «Динамо» на поле были Серебряников, Сабо и я»

Воспитанник закарпатского футбола, про­славленный капитан киевского «Динамо», четырехкратный чемпион СССР и двукратный обладатель Кубка. Заслуги Василия Турянчика перед украинским футболом можно пере­числять долго. Ежегодно в честь него на За­карпатье проводятся турниры. Слава Богу, слова «живая легенда» — как раз о нем.

Василий Турянчик (слева) и Йожеф Сабо

Из Львова на домашние матчи с участием «Говерлы» я часто добира­юсь транзитом через Мукачево. В этом городе встре­чаюсь со старым знакомым Василием Турянчиком, и в Ужгород едем уже вдвоем. Я имел возможность неод­нократно убедиться, какой огромной популярностью и авторитетом пользуется именитый ветеран киев­ского «Динамо» у любите­лей футбола на Закарпатье — его приезда всегда с не­терпением ждут у служеб­ного входа на стадионе «Авангард».

Василий Юрьевич нико­му не отказывает в обще­нии, обязательно рассказы­вает какой-нибудь очеред­ной эпизод из своей бога­той на события футбольной жизни. И при этом в свои 78 лет может сам м выйти на по­ле и на собственном приме­ре продемонстрировать один из финтов, которыми обыгрывал своих визави полвека назад.

Кстати, как-то раз в про­шлом году соперником Турянчика на футбольном га­зоне выступил и ваш покор­ный слуга. После того, как Турянчик без лишних усилий корпусом теснил от меня на добрый метр, я сразу вспом­нил, что нашего сегодняшне­го героя во времена его мо­лодости называли «Желез­ным капитаном»...

«...Написал заявление о переходе в «Спартак»

— Мне всегда везло на тренеров, — говорит Васи­лий Турянчик. — Начинал я у известного в прошлом мукачевского футболиста Корчи Сабо, который научил меня мыслить на поле, анализировать свои действия на тренировках. Именно он первым поверил в меня — иначе бы не подарил мне на­стоящие бутсы, в то время — дефицитные и дорогие. Когда же я играл во Львове за армейскую команду, мои­ми наставниками были Алексей Гринин — много­кратный чемпион Союза и Мирослав Турко — один из самых техничных игроков в истории прикарпатского фут­бола. Оба играли в нападе­нии, и на тренировках я ста­рался не пропустить ни одно­го слова, брал на вооружение каждый их финт. Наконец, мои любимые тренеры из ки­евского «Динамо»...

— Василий Юрьевич, из­вините, позволю себе вас перебить... А это правда, что вы не хотели переез­жать в Киев и вообще могли оказаться в московском «Спартаке»?

— Ну, это длинная исто­рия... В «Спартак» меня при­глашали после того, как во Львове мы едва не одолели в кубковом противостоянии «красно-белых», за которых тогда выступала целая группа олимпийских чемпионов Мельбурна. И если бы не от­кровенные симпатии арби­тров, то москвичи вряд ли бы избежали фиаско... Так вот, после матча ко мне подошел начальник «Спартака» Николай Старостин и сказал, что по окончании сезона меня ждут в Москве, однако уже сейчас желательно написать заявление о переходе в эту знаменитую команду. Все произошло молниеносно, и я, долго не раздумывая, выпол­нил просьбу Старостина.

Вскоре я узнаю, что мне присвоено офицерское зва­ние и что я должен ехать в Москву — на повышение — и играть за ЦДКА. Но я катего­рически не хотел служить в армии и тем более играть за армейцев! Ничего не остава­лось, кроме как добиваться приема у высшего армейско­го руководства. Даже дошел до маршала Советского Союза Андрея Гречко, которого убедил, что мне нужно вер­нуться на Закарпатье, чтобы присматривать за престаре­лыми родителями. Гречко по­шел навстречу, лишь преду­предил: если я появлюсь в какой-то другой московской команде, то неприятностей будет не из бежать — как офи­цера запаса, меня вновь при­зовут на службу.

Я действительно не хотел уезжать из Ужгорода, ибо мне очень нравилось выступать за местный «Спартак» — местные болельщики чуть ли не носили меня на руках! Од­нако когда в Киеве пригрози­ли мне, Сабо и Гаваши, что если мы не перейдем в «Дина­мо», в Ужгороде попросту расформируют команду, нам троим оставалось только как подчиниться.

Мой дебют за киевлян со­стоялся в товарищеском мат­че с английским «Тоттенхэмом», и хотя мы уступили, наш рулевой Олег Ошенков был мной доволен. Впрочем, у Ошенкова были свои тараканы в голове. Иногда каза­лось, что он считает нас подо­пытными кроликами: мог по полтора месяца не выпускать нас с базы... В команде зрел бунт, и когда Ошенкова сме­нил тонкий психолог Вячес­лав Соловьев, у нас появилось намного больше свободы. Это пошло на пользу — мы выда­ли серию из четырех побед подряд! Соловьев не только очень интересно проводил за­нятия, но и старался, чтобы мы не зацикливались на фут­боле — часто организовывал походы в театр, на выставки... Помнится, именно по его инициативе нам пошили ши­карные клубные костюмы... Все делалось для того, чтобы чувствовалось, что мы одна команда.

Я очень уважал и своего последнего тренера в «Дина­мо» — Виктора Маслова. Многие считали его малооб­разованным человеком, но в футбольных делах это был профессор! Нельзя сказать, что тогда в «Динамо» была длинная скамейка запасных, но при Маслове мы умудрялись использовать различные тактические схемы в зависи­мости от соперника. Именно Виктор Александрович в одной из бесед доверил мне роль волнореза, выразив уве­ренность в том, что теперь, мол, даже мышь не проскочит сквозь нашу оборону.

«Увидев Маслова в перьях, растерялись»

— Василий Юрьевич, вы один из тех, кто внес наибо­лее весомую лепту в побед­ные выступления динамов­цев в 60-е годы. Наверняка из завоеванных трофеев са­мый дорогой — первая зо­лотая медаль. Тем более что в 1961 году все решил ваш золотой гол в ворота мо­сковского «Торпедо»...

— Знаете, правду говорят, что аппетит приходит во вре­мя еды... Конечно, тот гол, который я забил автозавод­цам в падении через себя, за­помнился надолго. Но я к всегда мечтал стать трехкратным чемпионом Союза. И когда это произо­шло в 1967 году, то считал себя самым счастливым человеком! Тогда киевскую динамо-машину было нико­му не остановить, и на сле­дующий год я записал в свой актив еще одно золото...

— Кто в ваше время был заводилой в «Динамо» на поле?

— Виктор Серебряников, Йожеф Сабо, а также я.

— А кого можно было назвать душой компании?

— Таких тоже хватало, но я бы отдал предпочтение своему другу — Виталию Хмельницкому. Вот уж кто был горазд на выдумки! Как-то мы находились на сборе в Польше, где пришлось переносить тяжелые физические нагрузки. Так вот, Виталий умудрился где-то раздобыть индейский головной убор из перьев, а потом еще уговорил Маслова подыграть. Когда после изнурительной трени­ровки мы сели в автобус, Дед, нацепив на свою лысую голо­ву этот «ирокез», обратился к нам с первого сиденья: «Ну что, мои воины, тяжело?» От неожиданности мы растерялись, но через секунду раз­разились хохотом! И уста­лость как рукой сняло.

— Играя тогда в «Дина­мо», вы могли стать обе­спеченным человеком?

— Нет. Хотя в целом грех было жаловаться. Нельзя ска­зать, что мы шиковали, но вы­ручало то, что «Динамо» успе­вало каждый месяц прово­дить по несколько выставоч­ных матчей в областных центрах Украины, которые хоро­шо оплачивались. Также важно, что мы были обеспечены квартирами, имели воз­можность приобрести авто­мобили «Волга», которые считались роскошью и кото­рые прижелании можно было выгодно продать...

«Я — почетный гражданин Мукачево»

— Почему вы, в отличие отбывших одноклубников — не коренных киевлян, не остались в столице после завершения карьеры?

— Меня словно магнитом тянуло в родное Закарпатье. В этом смысле я однолюб. В этом чудесном крае просто нужно родиться, чтобы по­чувствовать всю его красоту. Может, именно благодаря своей малой родине я и живу. К слову, горжусь тем, что но­шу звание почетного гражда­нина Мукачево.

— Вы сказали, что Маслов часто менял тактиче­ские схемы. А вам в каком амплуа играть было ком­фортнее всего?

— Не имело значения. Под­спорьем моему универсализ­му служило то, что я еще в дет­стве и юности испробовал се­бя на всех позициях, кроме вратарской. Кстати, отмечу, что когда играл в динамов­ской защите, то часто подклю­чался в наступление. А вот в роли опорника мне разреша­ли появляться у оротв сопер­ника только при розыгрыше стандартных положений.

— Вы собирали досье на своих соперников и кого среди них считали наибо­лее опасными?

— Досье — это слишком громко сказано. Но анализом сильных и слабых сторон оп­понентов занимался регуляр­но. Не любил играть против невысоких и юрких форвар­дов, а самыми опасными счи­тал московского динамовца Игоря Численко и его земля­ка из «Торпедо» Валентина Иванова.

— На ваш взгляд, в фут­боле вы себя полностью реализовали?

— Если говорить о высту­плениях в «Динамо», то отве­чу утвердительно. Помню, когда в рамках Кубка чемпио­нов мы победили в Глазго «Селтик», на обратном пути в аэропорту пересеклись с немецкой бригадой судей. Ко мне подошел арбитр матча со словами: «Динамо» — очень сильная команда. Большая честь — быть ее капитаном«. Конечно же, было приятно услышать такую оценку. Обидно только, что руководство сборной СССР меня почему-то упорно не замеча­ло, хотя за олимпийскую ко­манду я немало поиграл, в частности, запомнилось про­тивостояние с бразильским «Сантосом» во главе с самим Пеле. Действительно, фено­менальный был игрок...

«Дождь — к удаче, а похороны — тем более»

— Скажите, динамовцы в те звездные для них вре­мена были суеверными людьми?

— Еще как! Я, например, всегда старался ступить на газон сначала левой ногой, а затем правой. Считалось так­же, что когда во время отъезда на матч с загородной базы идет дождь, то это к удаче. А если на пути еще встречается похоронная процессия — победа гарантирована...

— Вы в «Динамо» всегда играли под шестым номе­ром...

— Да. Это мое любимое число. И я рад, что когда мой номер перешел к Володе Трошкину, он тоже стал од­ним из лидеров «Динамо».

— Прощальный матч в клубе, которому вы отдали больше десяти сезонов, для вас организовали?

— Нет, тогда это особо не приветствовалось. Да и на­строение у меня было не луч­шее — чувствовал, что рано расстаюсь с командой и еще годик могу поиграть в «Дина­мо». Но самому мне не хоте­лось напрашиваться трене­рам. Кстати, без меня в 1970 году киевляне финиширова­ли только седьмыми в табли­це. Мне рассказывали, что Маслов после этого сказал подопечным: «Будь в команде Турянчик, такого провала у нас бы не произошло». Но по­езд тогда, как говорится, уже ушел.

— С бывшими одноклубниками часто встречае­тесь?

— К сожалению, нас, «ше­стидесятников», в живых осталось не так много. Поэ­тому дорожу каждой встре­чей с Виталием Хмельниц­ким, Андреем Бибой, Йоже-фом Сабо... Тем более что остаюсь в футболе, являясь начальником команды «Говерла». Поверьте, я здесь не свадебный генерал — в про­шлом году ездил с ужгородцами на сбор в Турцию, глав­ному тренеру Вячеславу Грозному всегда готов по­мочь дельным советом...

— А кто входит в вашу домашнюю группу под­держки?

— В первую очередь, су­пруга Екатерина, она — за­служенный учитель Украи­ны. Мы вместе воспитали двух сыновей, а сейчас все внимание уже внукам — Марку и Кристиану. Кстати, оба хотят стать футболиста­ми. И хотя супруга ворчит, мол, хватит уже в семье одного футболиста, я не про­тив их футбольного выбора. Учу внуков играть головой, ставлю им удар... Поверьте, получаю от этих занятий огромное наслаждение.

Василий МИХАЙЛОВ, газета «КОМАНДА»

Лига чемпионов, 6-й тур. «Динамо» — «Бешикташ» — 6:0. Обзор матча, статистика, ФОТО

03.03.2014, 08:28
Топ-матчи
Лига чемпионов Байер Монако - : - 7 декабря 21:45
Брюгге Копенгаген - : - 7 декабря 21:45
Ювентус Динамо З - : - 7 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть