Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Андрей ГЛУЩЕНКО: «У Макса Коваля есть чутье на пенальти»

2014-03-20 13:05 Тренер вратарей одесского «Черноморца» Андрей Глущенко подробно рассказал о своей футбольной карьере, а также поведал о ... Андрей ГЛУЩЕНКО: «У Макса Коваля есть чутье на пенальти»

Тренер вратарей одесского «Черноморца» Андрей Глущенко подробно рассказал о своей футбольной карьере, а также поведал о достижениях в тренерском поприще.

Коваль и Глущенко, фото: Footboom

КАК МЕНЯ РАССТРЕЛИВАЛ ЛЕМЕШКО

— Это правда, что вы не заканчивали никаких футбольных ДЮСШ?

— Звучит, конечно, диковато. Из знакомых мне игроков по такой же дорожке пошел только, увы, покойный ныне, а в прошлом замечательный нападающий Саша Заяц. А у меня было так: в родном городе Орехове была хорошая гандбольная школа. Я в команде нашей был разыгрывающим и правым полусредним, очень любил забивать. Получалось вроде неплохо: команда наша ездила на хорошие турниры в Москву — играли против МАИ и ЦСКА. А в футбольные ворота встал только в пионерском лагере, сыграл на ноль, и так мне это дело понравилось, что в нападение больше не рвался.

У меня ведь и отец в воротах стоял, и младший брат. Санек, вообще, большие надежды подавал: жаль, травмы вынудили закончить карьеру в 21 год, так он сначала пошел тренировать вратарей в детской школе запорожского «Металлурга», а потом уже в переехал в казахстанский «Тобол». Хороших вратарей растит — авторские методики применяет. Ну и дядя мой, царствие ему небесное был неплохим голкипером. И лет этак в тридцать уступил мне дорогу: сам пошел в нападение, а я стал командовать взрослыми мужиками. Три раза в неделю тренировался, а по субботам играл на первенство области за «Орсельмаш». После чего как-то сразу попал в высшую лигу.

— ?!

— Проводили два контрольных матча с запорожским «Торпедо», тренер которого Евгений Лемешко нередко давал шанс таким вот колхозным самородкам. Мне в тех спаррингах полную торбу набили — 0:5, 2:5, но местами все же выручал. Спасибо Лемешко и его помощникам — Ивану Балану и Владимиру Атаманюку, которые оценили меня и после ухода из клуба Гены Жилкина взяли на подмену Игорь Моисееву.

— Это Лемешко сказал вам: «Пока 500 голов не пропустишь, ты не вратарь!»?

— А он всем так говорил. Я успел пропустить только триста. И мне за них не стыдно. Все мои, все легли в копилочку.

— Диалог Евгения Филипповича с водителем поравнявшегося с клубным автобусом ассенизатора уже стал притчей во языцех. Может, и вы парочку афоризмов Лемешко вспомните?

— Помню на тренировках Владимир Атаманюк делал подачи с фланга, а Лемешко расстреливал меня ударами с лета и повторял: «Эх, Глущенко — пока что ты левое яйцо от вратаря». Мне тогда нравилось выпрыгнуть красиво, полететь, а Евгений Филиппович говорил: «Сынок, вот когда ножки пойдут у тебя, вот тогда и станешь нормальным вратарем...»

КАК Я ЧУТЬ НЕ ПОВЕСИЛСЯ НА ПЕРЕКЛАДИНЕ

— 1996-й год. Вы выходите на матч с «Шахтером» в составе «Торпедо» и пропускаете девять мячей. Как так вышло?

— Я переболел гайморитом, а на замене у нас сидел совсем молоденький пацан — Руслан Галигузов. Подставлять парня не хотелось, а Игорю Надеину мы с докторами ничего не сказали. Прокололи меня, думали: попустит. Увы, я не только голову наклонить не мог, но и ходил с трудом. Не могу сказать, будто что-то «привез» или явно был виноват, но, наверное, где-то не выручил. Первые два гола мне забили со штрафного и с пенальти, а потом мы зачем-то один мяч отквитали. Горняки разозлились, и... понеслась нелегкая: расстреливали меня, как могли, буквально мяч в ворота заносили. Особенно усердствовал Олег Матвеев. В общем, чувствовал я себя не футбольным вратарем, а хоккейным. И когда в мои ворота влетел девятый гол, трибуны начали скандировать «Де-сять! Де-сять!» Хотелось снять перчатки и закопать их прямо во вратарской площадке. Была бы рядом петля, тут же на перекладине и повесился бы.

В город после этого выходить было стыдно, так что мы тут же заехали на базу и начали готовиться к матчу с соседом по турнирной таблице — «Кремнем». Выиграли — 1:0, отошли от шока. Жизнь продолжалась!

— «Шахтеру» вы потом отомстили в составе «Звезды»...

— В четвертьфинал Кубка Украины нас вывел Александр Ищенко. Забить мощному сопернику с игры мы не дали, а в серии пенальти я отбил удары Толика Тимощука и Сергея Ковалева. Отмечали тот успех очень прилично. Но мне в память врезалась одна картина: после игры Олег Жилин пытался выдернуть угловой флажок, чтобы победоносно им помахать. А тот был намертво прибит к земле — их на весь город, наверное, штуки четыре и было. Олег с тем флажком помучился, подергал его, а потом плюнул и побежал дальше.

— В сезоне-2005/06 вы поработали с одним из самых неоднозначных украинских тренеров — Вячеславом Грозным...

— Много я о нем разных мнений читал, но для меня это был супертренер! Объясняя нам какие-то моменты по тактике, Вячеслав Викторович говорил: «Вы скоро будете смотреть на футбол совсем другими глазами. Что ж, так и вышло. Мы ведь при нем в финал Кубка тогда вышли, а там оказали серьезное сопротивление «Динамо». Клебер забил нам тогда после углового ценой сломанного носа. Серега Нагорняк боролся с форвардом киевлян и уже собирался выносить мяч, но бразилец пошел до конца и внес его в сетку. Но и у нас в том матче были неплохие моменты, да и состав подобрался отличный — Нагорняк, Любарский, Шищенко, Модебадзе, Корытько...

— Алиев...

— И он был. Кстати, вел себя абсолютно нормально. У нас с Сашей сложились хорошие отношения, лично мне он показался простым адекватным парнем. В Запорожье Алиев, вообще, не чудил. Хотя безмерно мучил меня шальными дальними ударами после тренировок.

— В чем секрет того, что у него мячи летают по непредсказуемым траекториям?

— Размер ноги у Саши, видимо, не сильно большой, и если правильно попадаешь такой ножкой по мячу, тот начнет вилять, как сумасшедший. В последнее время, конечно, у нас виляют все мячи, но у Алиева они делали это все же как-то по-особому.

КАК Я МОГ ПОПАСТЬ В КНИГУ РЕКОРДОВ ГИННЕСА

— За свою футбольную карьеру вы 13 раз отбивали пенальти в чемпионатах Украины. Когда поняли, что у вас к этому дар?

— Символично, но первый гол в карьере, который я пропустил в матче на первенство области, мне забили именно с пенальти. Причем, сам удар я отбил, а пропустил уже после добивания. Думаю, что главный секрет — в интуиции. Вот чувствуешь что-то и все. Первый удар с 11-метровой отметки я отразил в 1996-м в Киеве — от Сергея Реброва. Мы вели 1:0, и тут судья указал на «точку». А мне перед игрой приснилось, что будет пенальти и, что пробьют мне его в правый угол. Так в итоге и вышло. Так что летел я туда уже очень уверенно. Нам, правда, это не помогло: защитники — Олег Лужный и Александр Головко — принесли «Динамо» победу.

— Вы — единственный вратарь в истории нашего футбола, дважды отражавший по два пенальти за матч.

— И оба раза против донецкого «Металлурга». В одном из матчей моему «Металлургу» нужна была только победа, чтобы занять третье место в чемпионате. Так что фактически это была игра за бронзу. Первый удар от Сергея Шищенко я парировал... печенью. Кто-то побежал на добивание, и Леха Савинов его зацепил. Арбитр тут же поставил вторую «точку». И тут уже бить пошел Сергей Закарлюка. И снова я отбил его не без везения. Жаль только, что в тот день на стадионе не было представителей Книги рекордов Гиннеса...

Но сказать, что мне фартило всегда, не могу. Иногда счастье было рядом, но мяч проскальзывал под рукой, или подмышкой. В Луцке, вообще, мяч однажды угодил в штангу, а уже от моей головы ввинтился в сетку. А еще однажды я пропустил точно такой же штрафной. Сейчас подобные ситуации я своим подопечным объясняю фразой из рекламы: «Іноді краще жувати». Мол, стой себе спокойно, взглядом провожай. В стиле Акинфеева...

— Авторские методики по отражению 11-метровых у вас были?

— Качал иногда. Как Саша Шовковский — туда-сюда-обратно... Иногда смотрел видео-нарезки с участием штатных пенальтистов. Как-то раз мне били пенальти в Харькове. Прибежал защитник-иностранец. Сделал исполинский разбег. Я сразу понял: нужно просто не упасть раньше удара, слегка качнуть бьющего, он в меня и попадет. Все так и вышло.

— А как насчет психологических приемчиков? Ну, допустим, пронзить взглядом бьющего?..

— Бывало, посматривал в один уголок слегка, как бы намекал, куда прыгать буду. Но футболист высокого уровня всегда знает, что будет делать, еще только подходя к мячу. Если будешь менжеваться — забить сложно. Вратарь кажется большим, ворота маленькими... Есть еще такие, кто бьет четко по вратарю и умеют в последний момент развернуть голеностоп, но это уже большие мастера. Например, такие как Вася Гигиадзе. Он ведь почти двадцать голов подряд забил, пока мы с Виталием Руденко его не остановили. А еще Юрий Вернидуб запомнился. В «Торпедо» мы дома почти в каждом матче пенальти били. И Юрий Николаевич своим мощным ударом шансов вратарям, как правило, не оставлял.

— А вот Виталий Рева любит разговаривать с пенальтистами: «Я в левый падаю, а ты в правый бей...»

— Он с несколькими уже так поговорил, и они не забили. Но я от самого Ревы пенальти отбил. Играли с ЦСКА, дают пенальти, и тут подбегает Виталик. Ну, думаю, стыдоба: сейчас мне вратарь забьет. Я знал, что он крепко разгоняется, прыгнул вправо, а ногу влево выкинул, не поверите: удар такой силы был, что мяч от моей ноги в аут улетел! После этого Виталик уже к «точке» не подходил.

— Вот вам парадокс: во всех матчах, где вы отбивали пенальти, победить удалось лишь раз — против «Ворсклы».

— От Окодувы отбил тогда удар в самом конце игры. Болельщики несли меня на руках метров двести.

КАК Я ИГРАЛ С «ЗАПЛАТКОЙ» НА ЧЕРЕПЕ

— Прозвище «Антикиллер» — это из-за сходства с Гошей Куценко?

— Его мне дали после 1:1 с «Динамо». Белькевич нам не забил пенальти тогда: как-то не очень удачно пробил, я отбил мяч перед собой, а потом еще и парировал добивание от Олега Гусева. Но Валик свой гол в тот день нашел — со штрафного, откуда, как мне иногда казалось, ему забивать было проще, чем с пенальти. (Улыбается). А матч получился очень хорошим, жаль, что я не сохранил его на видео.

— Сравнение с Бартезом вам льстило?

— А как же. На то время это был вратарище! Мне нравилась его раскрепощенность: человек играл в футбол, а не думал каждую секунду о том, что решается судьба нации.

— Однажды вас спросили о приметах, и вы ответили: «Перед игрой всегда делаю укладку».

— Все верно! На каждую игру иду как на праздник — делаю причесочку. (Смеется). В общем, как правило, чисто выбрит, но не пьян.

— Вы всегда с юмором относились к своему имиджу?

— Может, это наследственное, может, сказались какие-то психологические перепады, но со временем стал замечать, что волос становится все меньше и меньше. Вот в 2000-м году и решил с ними распрощаться: мы пожали друг другу руки, и теперь, как только где-то отрастает, я говорю: «Что-то я заколосился». И беру в руки бритву. Были, правда, и курьезные случаи.

— А ну-ка.

— Лет шесть-семь назад на сборах в Испании решил побриться перед каким-то спаррингом. Выхожу из ванной, сам — в крови, умывальник — красный. Мой сосед по номеру, Русик Любарский перепугался, спрашивает: «Что такое?» Оказалось клаптик кожи с головы содрал, вот кровь и посочилась... В итоге доктора мне такой крест из пластыря на черепе соорудили, с ним и отыграл.

КАК МЕНЯ ОБВИНИЛИ В СДАЧЕ

— Новые мячи вас раздражали?

— Сейчас уже нет, потому что не играю. (Улыбается). А вот, когда появились «Джабулани»... Ох! С Мариуполем пропустил с тридцати метров. Мяч сам в руки шел, в последний момент вильнул, я как будто в свои ворота забросил. Спасибо Ираклию Модебадзе: он тогда два мяча забил и выручил меня крепко.

— Самая памятная ошибка в вашей карьере?

— Андрей Кирлик из «Черноморца» как-то мне забил метров с тридцати пяти. Был штрафной под углом, поставил я стенку, мяч взлетел, делаю шаг на выход, ветер подхватывает кожаного и — прямо мне за шиворот. Эдик Валуца прибегает: «Шо это? Как это?» А я ему: «А шо?! А вот так. Я и сам офигел...». А конкретных ляпов так навскидку не припомню. Хотя неоднозначных моментов было много.

Вот, например, матч с «Кривбассом». Вася Сачко бьет головой метров с одиннадцати, я рассчитываю отскок, но в этот момент мяч не взлетает, а от земли как-то плашмя катится под меня. Я отбиваю его чуть в сторону, и Васил Гигиадзе — тут как тут! — добивает мяч в сетку. 1:1 закончили. Но чего мне только после этого не пришлось выслушать! По закоулкам шептались, что матч был сдан. А когда я уходил из «Металлурга», один человек сказал: претензий к тебе, Андрей, в принципе, нет, но вот по игре с «Кривбассом» есть непонятки. Я на это отвечаю: «Я могу спать спокойно, мне за эту игру не стыдно». Самое смешное, что в число подозреваемых попали я, который отбил пенальти, и Руслан Любарский, который в том матче гол забил! А все потому что мы с ним жили в одном номере, а главным тренером «Кривбасса» был работавший со мной ранее Олег Таран. Так у меня и телефона его никогда в мобильнике не было.

— Ну а предлагали вам такие вещи?

— Тот, кто играл в 90-х и скажет, что в подобных делах не участвовал, мягко говоря, слукавит. Времена такие были. Как правило, вся команда знала, что происходит. Противненько было, мягко говоря, но специально я мячи не пропускал, ловил до конца. Просто, к счастью, ситуаций таких, чтобы мне пришлось клоуна из себя строить на последних минутах, не возникало.

КАК МЫ ГЕРОЙСТВОВАЛИ В ЛИДСЕ

— Самая памятная игра «Металлурга» в Европе — выездная, против «Лидса». Как вам удалось так героически продержаться в Англии? До 76-й минуты на табло горели нули!

— Команда полностью мобилизовалась, для клуба этот момент был историческим, вот и играли на пределе. А задача была простой — не опозориться. Состав у «Лидса» был сумасшедший — Смит, Бойер, Бриджес, Вудгейт, Харт, Видука, Кьюэлл, вратарь Робинсон... Сейчас смотрю эту игру: немного смешно, как я там стоял. Сейчас люди уже так не играют. Когда кулаком мяч выносил, когда ногой, но выручал стабильно.

— Правда ли, что Смит забивал после нарушений правил?

— Скорее да, чем нет. Бриджес подтолкнул Олега Ратия, который укрывал мяч корпусом, пошел прострел, и нам забивали уже в пустые ворота. Но в Англии такое обычно не свистят...

— Матч запорожского «Металлурга» с «Динамо» в 2001-м памятен «компьютерным» голом Флорина Черната и вашим удалением с поля.

— Мы играли на старом стадионе. Ратий вынес мяч из пустых ворот, стоя ногами на линии с корпусом вперед. Боковой побежал на центр, я больше всех махал руками, а главного арбитра кто-то подтолкнул. Ну, вот он на меня и подумал. Дал красную, а потом уже на КДК ее отменили.

— Самое вопиющее судейство на вашей памяти?

— Вопиющее — сказано громко. Но, бывало, гнали с первой до последней минуты. В ноябре 2004-го играли с «Черноморцем» на выезде. Судья (киевлянин Сергей Березка. — прим.) поставил «точку» после сомнительного фола Сережи Силюка. Саша Косырин забил пенальти. А потом в штрафной одесситов Ираклию Модебадзе два раза просто чуть ноги не оторвали. Сами игроки «Черноморца» останавливались: были уверены, что назначат 11-метровый. Ничего подобного. Свисток молчал.

— Недавние разборы полетов от Кварцяного слушали?

— Да и осуждаю людей, которые это выложили. Все, что происходит в раздевалке, там же должно и остаться. В моей карьере бывали ситуации, когда тренеры использовали не только крепко словцо. Один наставник зашел в раздевалку и как врезал рукой по макету! Ну и мячи, конечно, по раздевалке летали. Куда же без этого?

КАК Я ЗАБЫЛ О СОБСТВЕННОЙ СВАДЬБЕ

— Особо оригинальную установку припомните?

— Игорь Надеин когда-то персональную для меня сделал: «Вот ты, Глущенко, ходишь и рассказываешь, что ты — лучший вратарь мира. Ладно, вот тебе шанс, выходи и докажи...» А однажды перед игрой с «Кремнем» я вдруг слегка прибавил в весе, ну он и говорит: «Мы тебя скоро всей командой на тачанке вывозить на поле будем...». А мы в тот день 4:0 выиграли, так что можно было и не вывозить вовсе.

— Максимальные премиальные в вашей жизни?

— За выход в финал Кубка Украины в «Металлурге» по 25 тысяч долларов получить должны были. Ключевые слова «должны были». Выдали нам их частями и далеко не в полном объеме.

— Валерий Сарычев — он же Шин Уй Сон — полжизни отыграл со сломанными пальцами...

— Мне, как оказывается, в Лидсе Марк Видука наступил на палец, повредив мизинец левой руки. Доиграл как-то, а потом оказалось, что палец уже был когда-то сломанным. Ну и ладно. Со временем все заросло.

— У Виктора Чанова рука была небольшая — восемь с половиной. А какой размер перчаток носили вы?

— «Десятку». Их сейчас сын активно эксплуатирует — лапища выросла!

— Самая нелепая травма в карьере?

— В Тернополе где-то за полмесяца до моей свадьбы пошел прострел, я полез кулаком в самую гущу, и тут Игорь Яворский своей могучей ногой заряжает мне прямо в лоб. Подбегает Денис Смирнов — а он дружком должен был быть на моем мероприятии: «Андрей, ты что делаешь? Ты помнишь, что у тебя скоро свадьба?» — «Какая свадьба?» — неуверенно спрашиваю я. — «Ты что? Так, а ну говори: невесту как зовут?» — «Какую невесту?.. А, Лена!» — «Слава Богу, думал, у тебя память отшибло...» В общем, не помню, как я доиграл тогда, но Игорь Петрович в тот день мне «двоечку» точно положил.

КАК Я ВСТРЕТИЛ ДЕВУШКУ СВОЕЙ МЕЧТЫ

— Со своей супругой Еленой вы познакомились при весьма интересных обстоятельствах...

— Одесса свела. В 1994-м году «Торпедо» проиграло «Черноморцу» — 0:3, и уже в аэропорту к нам в самолет попросились две женщины, которые отдыхали на юге — мама и дочь. Руководители пошли им навстречу. Мои будущие теща и жена сидели в салоне рядом со мной, я присмотрелся к девушке — и как-то она мне крепко в душу запала. Телефон попросить постеснялся, но после возвращения принялся искать координаты незнакомки через нашего тренера Владимира Атаманюка, да вот только позвонить опять-таки не решился. И так прошел год, после чего, уже в институте я, как истинный джентльмен, на каких-то студенческих соревнованиях уступил место красивой девушке. Разговорились, и оказалось, что та девушка, с которой мы летели в самолете и та, которую я встретил в институте, была одним и тем же человеком. Причем, я этого сразу не понял. Такая вот судьба...

— Ваши сыновья пошли по стопам отца?

— Детям может не сильно и хотелось, но... пришлось. А куда деться, если папа круглосуточно погружен в футбол? Старший сын Кирилл сначала занимался в запорожском «Металлурге», а сейчас играет в школе «Черноморца». Амплуа — блуждающий форвард. Парень рослый — уже выше меня, задатки вроде неплохие. А младший, Даниил, хочет стать вратарем, как его отец. Брал его с собой на зимние сборы «Черноморца» в Турцию, чтобы парень покрутился, посмотрел, что и как. Так он мне сказал: «Папа, какая школа?! Я бы тут с вами и жил бы всю жизнь». Но взрослая жизнь не за горами. Кириллу скоро в университет поступать...

— У вас ведь еще и два пса было — Ася и Кузя. Где они сейчас?

— Кузя маленький был, двортерьер такой противный, «полупокер», как я его называл... Отдали его. А сенбернар Ася у нас шесть лет жила, пока недоброжелатели ее не отравили. Времени разбираться не оказалось — на носу игра с «Шахтером» была.

— С виду вы — человек очень добрый. Деньги в долг, подозреваю, давали обильно...

— Раньше давал и очень тяжело забирал обратно. Правду говорят: хочешь потерять друга — одолжи ему денег. Сначала терял приятелей, но с возрастом научился говорить «нет». Самая большая сумма, которую не вернули? Ну, где-то тысячи две. Долларов, естественно.

КАК Я ВЕРНУЛСЯ С ТОГО СВЕТА

— В ранней анкете признались, что любите пиво. В годы активной карьеры проблемы с этим возникали?

— Раньше любые сорта употреблял — лишь бы не темное было. Любимое пиво было... холодное. А сейчас уже все — отпил свое, хватит. Наш человек должен знать норму, потому что после одного-двух бокалов хочется продолжения банкета с вытекающими последствиями. Я все это на себе прошел, когда в аварию попал.

— На Mazda 6?

— Именно. Темное пятно в биографии. Умные учатся на чужих ошибках, но пока сам не сделаешь, не поймешь. 2005-й год. Август. Дорога отличная. Перебрал я тогда и далеко не пива, сел за руль и снес два светофора с мясом. Спидометр застыл на отметке 170. Парадокс — был не пристегнут, в момент удара о бордюр просто вылетел из машины. Выжил чудом. Скорая приехала — я в одной стороне на травке без сознания сижу, а машина — метрах в пятидесяти от меня, убитая в хлам. Купил ее за тридцатку «зелени», а продал на запчасти за 4 тысячи.

Утром просыпаюсь — пристегнутый к кровати, трубочки какие-то привязаны. Что я? Где? Зачем? Ничего не болит вроде. Тут медсестра: «О, — говорю, — привет. Отвяжите меня, пойду домой». А она мне: «Точно пойти сможете? Ну, вперед». Один шаг я прошел, чуть не грохнулся. Оказалось голеностоп поврежден и грудная клетка. полная дурость. Спасибо Грозному и помощникам — пришли в больницу, ни слова упрека, одни слова поддержки, хотя понятно, что все случившееся дурость моя, полнейшая... Как смог ходить, начал пахать, что есть силы. Через два месяца уже встал в ворота, вышел с «Днепром», и мы выиграли 1:0.

Ну, ладно, думаю: не зря с того света вернулся.

КАК Я ПОВЕСИЛ ПЕРЧАТКИ НА ГВОЗДЬ

— Вы заканчивали карьеру в «Ильичевце» — в 2009-м. В последнем сезоне сыграли 12 матчей, а потом как-то резко повесили перчатки на гвоздь...

— Может и зря повесил. Потому что чувствовал себя как Карлсон: мужчиной в самом расцвете сил. Как говорят сами вратари, перекладину еще задницей доставал. Но у меня с рождения повышенное чувство несправедливости. В Мариуполе был свой национальный герой — Игорь Шуховцев. Он встал в ворота с самого начала сезона и отстоял туров восемь кряду. Но турнирное положение у клуба было не ахти. Поставили меня — команда взяла очки, сам я пару игру на ноль сыграл, вроде вопросов не было. Но на зимних сборах я серьезно переболел, Игорь вернулся в ворота, а потом мы проиграли дома «Карпатам» — 1:5.

Честно говоря, был уверен, что на следующую игру в Днепропетровске Илья Близнюк поставит меня. Скорее всего, в этом был уверен и сам Игорь. Но вот на установке перед игрой тренер объявляет состав, а меня в нем нет. Я Близнюка не осуждаю: тем более, что и сыграли в итоге по нулям, но уж больно неприятно стало. Я ведь — не пацан, мне — 35 лет, мне ничего не объясняют, а сам разбираться не пойду и биться головой о стену тоже не буду. У меня тогда хорошо получалось, на тренировках выглядел прилично... Какой выход из ситуации? Идти на конфликт — не в моих правилах, а играть хотелось. В общем, на эмоциях позвонил владельцу «Металлурга» Игорю Дворецкому и предложил ему свои услуги в качестве тренера вратарей. Наставник запорожцев Олег Лутков мою кандидатуру одобрил, и уже через две недели я был не игроком, а наставником.

— У вас в айфоне записаны тезисы Яшина. Какой из них самый главный?

— Главное качество вратаря — простота. То, что отличало Льва Ивановича, который к тому же еще и хорошо играл на выходах, а также руководил действиями защитников. Он одним из первых стал выходить за пределы штрафной площадки и играть на «первом этаже». Современники говорили: мол, ему бы еще чуть-чуть внешнего эффекта — как, например, у Банникова. Но это уже был бы другой вратарь. Не Яшин.

— Виктор Чанов недавно поражался тому, что у Сергея Краковского вратари делают «жабку» по сто метров кряду...

— Вы себе представляете, как это выглядит? С низкого приседа выпрыгиваешь вперед с растопыренными руками. У нас таких тренировочных методов нет. Во время матча «жабку» делать не нужно. Да и чтобы ноги укрепить, можно найти кучу других упражнений.

КАК Я ПРОПУСКАЛ ОТ ЯШКИНА

— Существует привычный набор вратарских штампов. Вот, например: вратарь отвечает за ближний угол.

— Конечно, отвечает. Но не в ущерб всему остальному. Нужно правильно позицию занимать, а не полностью в штангу упереться. Хотя, конечно, в ближний угол пропускать как-то слегка стыдновато.

— Неберущихся ударов не существует.

— Вратарская бравада чистой воды. Типа мы — бэтмены, которые вдоль ворот летают и все на свете ловят. Но, увы... Есть эпизоды, когда ты отыгран. Допустим: выходят с тобой один на один. Ты вроде бы и выйти успел и угол сократить, но человек покатит мяч в самую «шестерочку», и ты — как не беги, все равно не догонишь. Мяч — он, как правило, быстрее. А еще, бывает, бахнет кто-то метров с тридцати, как из пушки, и отразить этот удар ты можешь только, если изначально стоишь ближе к углу, в который летит мяч...

Помню, как мне Чернат левой ногой со штрафного забил — прямо с полукруга. Я вроде все правильно делал: в своем углу стоял, никуда не дергался, сделал шаг в момент удара, полетел, а мяч в мой угол влетел — в самую «паутину»! Да, угол, конечно, ближний. Да, виноват, но что я мог сделать? Разве что заранее прочитать, куда именно кожаный пойдет... А вот еще пример: Артем Яшкин мне однажды два раза со штрафного забил — абсолютно одинаково через стенку перебросил.

— Чернат, Яшкин — признанные мастера «стандартов». Пару фамилий в этот список еще добавите?

— Дима Михайленко тоже отлично исполнял. У него мяч перелетал через «стенку» и резко вниз падал. Валику Белькевичу, как мне казалось, со стандартов было проще забить, чем с пенальти. А сейчас в этом плане очень выделяются Дарио Срна и Младен Бартулович. Страшно бьют, просто страшно...

— Следующий штамп: вратарь — это полкоманды.

— А может, даже и больше, если брать во внимание то, что вратарь за сезон пять-шесть игр вытащить в одиночку. Хороший вратарь, кстати, именно так и должен делать. Помните ответный матч «Черноморца» с «Црвеной Звездой» после домашних 3:1? А теперь представьте, как бы разворачивалась игра, не парируй Безотосный на 30-й минуте пенальти? В Белграде, при полных трибунах, от капитана сербского клуба! Точно также Дима вытащил и выездной матч в «Эйндховене». Там он сыграл просто безупречно.

КАК Я ПЫТАЮСЬ ОТУЧИТЬ ВРАТАРЕЙ ОТ ПИЖОНСТВА

— Согласны с тем, что вратарь не может быть молчуном?

— Да. «Глухонемым» в рамке не место. Голкиперу обязательно нужно говорить — громко и четко. Голосом нужно владеть, как актер. Да еще и интонировать правильно. Иногда нужно крикнуть ласково, иногда так жестко, чтобы защитника трухануло. В некоторых ситуациях — например, когда стенку поставить нужно, без мата, вообще, не скажешь. «Алексей Петрович, будьте любезны, подойдите, пожалуйста, и встаньте крайним слева?..» Ты пока это выговоришь, мяч в воротах лежать будет. Вот Юрий Петрович Сивуха в этом плане был асом: рыкнуть мог нормально!..

— Относительно недавно вы сказали, что видите систематические ошибки в игре Андрея Пятова...

— Вижу. У него есть проблема с простыми мячами. То, на что мало обращают внимание тренеры в серьезных клубах. Например, подбор мяча в движении — на чем в каком-то матче на зимних сборах обжегся даже сам Саша Шовковский. С его-то опытом!.. Но суть в том, что все эти компоненты нужно тренировать: просто так это не придет. А у Андрея, скажем, есть проблемы при ловле нижних мячей с отскоком. Что поделаешь: простые мячи — самые опасные. Кажется — вот он, в руке, но попробуй поймай! Прибавим сюда выбор верной позиции при угловых, прострелах, подачах... Это все просчитывается геометрически, так чтобы вратарь всегда находился в идеальной позиции.

— В игре украинских вратарей есть элементы откровенного пижонства?

— Есть, и мне это очень не нравится. Конкретные фамилии называть не буду, но это касается голкиперов клубов премьер-лиги. Мы с нашими вратарями все это просматриваем и обсуждаем. Например, мяч летит тебе в руки — под перекладину. Можно спокойно переправить его на угловой и не мучиться: нет, нужно обязательно подпрыгнуть, подтянуть колени под себя, чтобы твое действие выглядело суперсэйвом, и люди на трибунах подумали: ох, ничего себе, как он его поймал!.. Однако такие вещи идут в ущерб и иногда вылезают боком: Пока человек думает: как бы подпрыгнуть и что-то там изобразить, мяч влетает в сетку.

А еще очень странно выглядит привычка, кода при подачах с фланга вратарь убирает руки за спину! Это смотрится чистой воды бравадой. И в отдельных случаях это наказуемо, потому что руки можно просто не успеть достать, этой доли секунды тебе не хватит. Вратари «Черноморца» так не играют: памятуя, чем проще, тем лучше.

КАК Я РАДОВАЛСЯ ЗА КОВАЛЯ

— Ваш самый нервный матч как тренера?

— Албания, «Скендербеу» — «Черноморец», послематчевые пенальти. Сумасшедший стресс, мы ведь могли эту серию закончить несколько раз, но все никак не удавалось. В общем, праздник со слезами на глазах. (Улыбается).

— Самый счастливый момент в качестве наставника вратарей?

— Когда 16-летний Максим Коваль на 94-й минуте отбил пенальти от Артема Милевского. Слов не было — одни эмоции. Кстати, у Макса есть чутье на 11-метровые: помнится, он и от Фернандинью пенальти парировал и на сборах от спартаковца Веллитона... Просто в «Динамо» это его качество пока не проявилось.

— Коваль не напоминает вам Акинфеева?

— Есть такое дело: кстати, Игорь был одним из кумиров Максима. Им есть о чем пообщаться, они ведь и характерами тоже похожи — оба амбициозны, хотят чего-то достичь. И, конечно, у Акинфеева есть много замечательных игровых качеств — хладнокровие, умение руководить защитниками.

— Богуш, Коваль, Безотосный... В чем, по-вашему, феномен вратарской школы Запорожья?

— Сложно сказать... Может, воздуха свежего надышались? (Улыбается). А если серьезно, то явных закономерностей я не улавливаю. С Ковалем три года работал в детской школе мой брат Саша. Макс пришел в команду с уже выработанным выбором позиции. Стас Богуш — очень талантливый вратарь, в киевское «Динамо» попал, даже не будучи первым вратарем «Металлурга». А помешали ему, как мне кажется, травмы и отсутствие тренерского доверия. Когда вратарь выходит на определенный уровень, на нем еще нужно удержаться. Не каждый может справиться с такой психологической нагрузкой. В ведущем клубе тебе бьют по воротам два раза за игру, но оба удара нужно поймать. А в команде поскромнее, даже если два «глотнул», чувствуешь себя красавцем.

— Кто для вас идеал вратаря в современном футболе?

— Нравятся голкиперы из английской премьер-лиги, которых отличают простота, надежность, правильное перемещение по штрафной, умение быстро начать атаку и руководить обороной. Очень импонирует Крул из «Ньюкасла»: он даже пропуская голы, все делает правильно. Близок к нему по стилю и уровню Харт. Ну и, конечно, не могу не отметить Буффона с его потрясающей харизмой.

Михаил Спиваковский

Сергей РЕБРОВ: «Сейчас думаем, прежде всего, об изменениях в команде» (ВИДЕО)

20.03.2014, 13:05
Топ-матчи
Чемпионат Украины Днепр Олимпик 1 : 1 Закончился
Волынь Ворскла - : - 10 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть