Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Йожеф САБО: «До сих пор не понимаю, как Яшин мог пропустить тот гол от Беккенбауэра»

2014-04-29 18:15 Знаменитый полузащитник сборной СССР и киевского «Динамо» 1960-х годов Йожеф Сабо вспоминает самые интересные моменты английского Мундиаля-1966. ... Йожеф САБО: «До сих пор не понимаю, как Яшин мог пропустить тот гол от Беккенбауэра»

Знаменитый полузащитник сборной СССР и киевского «Динамо» 1960-х годов Йожеф Сабо вспоминает самые интересные моменты английского Мундиаля-1966.

Йожеф Сабо — как всегда, с мячом

«Давай! Вперед! Только победа!»

 Йожеф Йожефович, на чемпионате мира-1966 жребий подбросил сборной СССР команды Италии, Чили и Северной Кореи. Как восприняли этих соперников в Союзе? Каковы были настроения?

— Помню, корейцы тогда произвели фурор. Говорили, что они обыгрывают всех. Нам же пришлось с ними играть в первом туре. Понимаете, это был Советский Союз, поэтому настрой был примерно таким: «Нужно отдать все силы для победы». Вот мы и победили — 3:0. Победили легко, могли и больше забить, потому что настрой на игру был очень хорошим — не возникло никаких проблем. Но это я забежал вперед...

Какой была реакция на жеребьевку? Мы нормально отреагировали, а вот руководство, как и сегодня, зависело от результата. Я помню, что мы долго готовились к этому чемпионату мира. Находились на сборах в Европе, на длительное время отделившись от клубов, играли товарищеские матчи. Что касается настроений — повторюсь — был Советский Союз: «Давай! Вперед! Только победа!» И больше ничего.

— Где конкретно футболисты СССР проходили тренировочные сборы?

— Помню, были в Швеции, где сыграли спарринг с их национальной сборной. Другие европейские страны сейчас уже трудно вспомнить. Но играли мы много, в том числе и с клубными командами. Наша сборная объехала также всю Южную Америку, я изучил весь континент. Если взять его карту, закрыть глаза и тыкнуть туда пальцем — везде я был. Нас там уже всех начали узнавать. Когда сейчас читаю, что Фоменко не захотел поехать туда со сборной Украины, то удивляюсь.

В Англию мы приехали заранее. Я только помню, что в Дареме (это под Сандерлендом) наша сборная поселилась в школе. Не в отеле, а в обычной школе — в общежитии для учеников. Готовили нам на школьной кухне. Поэтому условий никаких не было. Ну а чемпионат мира — как чемпионат мира (улыбается).

— В каких условиях жили другие команды?

— Я не знаю, в каких условиях жили другие сборные. У нас же был режим экономии. Кто за него отвечал — я не в курсе. Правда, в школьной столовой нам готовили борщ.

«Венгры кричали, что я «предатель», «москаль»

— Ваше место в сборной команде Николая Морозова было железобетонным или на поездку в Англию претендовал еще кто-то?

— В 1966 году у меня уже не было конкурентов, как таковых. Я был единственным из киевлян, кто имел безоговорочное место в составе. В Москве я получал стипендию — она выплачивалась только одиннадцати футболистам-сборникам. Это были 350 рублей, и я считался основным футболистом. Вы же помните, что мы сыграли два матча: после корейцев победили итальянцев — 1:0, Численко забил гол. Перед третьей игрой мы гарантировали себе первое место, поэтому с Чили играл второй состав — нам дали отдохнуть. С чилийцами проявил себя Поркуян, и уже на следующий матч, который Союз играл с венграми, именно его поставили в основной состав. Мы победили — 2:1, вы же помните. Венгрия также произвела фурор, ведь обыграла Бразилию, поэтому было сто-о-олько разговоров! Вышли венгры против нас и думали, что они — короли, сейчас нас порвут. Но у них ничего не получилось. Вы же помните: мы вели 2:0, хотя потом один все-таки пропустили. Был небольшой мандраж, но, тем не менее, СССР победил и вышел в полуфинал.

— Общеизвестно, что своим происхождением ваши корни уходят в Венгрию. Как к вам во время этого матча относились игроки соперника с уважением, или, возможно, какая-то неприязнь ощущалась?

— Что вам сказать... Я понимаю, что вы хотите из меня вытащить. Да, я — венгр. Еще перед Кубком мира у меня были предложения, чтобы переехать в Венгрию. Приезжали посланцы, которые агитировали сменить гражданство, обещали безумно большие контракты. Но я боялся. Дело в том, что имел приглашения не только в Венгрию, но и в Шотландию, Германию и т.д.. Но вы же понимаете, что это был Советский Союз. А у меня была мать, пятеро братьев, которые еще тогда были живы. И если бы я уехал, можете себе только представить, что бы с ними случилось. Их бы арестовали, или еще что-то. Поэтому я на все приглашения отвечал отказом.

Во время четвертьфинального матча венгры кричали, что я «предатель», «москаль». Вот так вот. А после игры они вообще не захотели со мной разговаривать. Было много оскорблений, нецензурной лексики... Все потому, что я в свое время не захотел перейти на их сторону. Они не понимали, что есть люди, которые из-за меня могут пострадать.

— Союз, кстати, стал первой командой на том Кубке мира, которая гарантировала себе досрочный выход в плей-офф. Как-то отметили приятное событие?

— Да никак, ради Бога! (Пауза.) Я уже неоднократно давал интервью о том, что когда мы проиграли в полуфинале немцам — там судейство было даже не безобразное, а однозначно лишь в одну сторону. Врезался в память момент, когда я сделал передачу Поркуяну и Поркуян вышел один на один — его в штрафной не то что «срезали», его «убили». Просто «убили»! Нужно было давать «11 метров», к тому же прогнать защитника с поля. Но свисток судьи молчал. После этого момента зрители стали болеть за нас. Яшин пропустил — не знаю, каким образом — удар Беккенбауэра метров с 30-35. Мяч летел по центру ворот, но Яшин пропускает. Меня часто спрашивают об этом, но я до сих пор не понял: как мог такой вратарь пропустить этот мяч. В то время всевозможные были разговоры. А игра была равной — мы создавали моменты, они создавали. Вы знаете, что в этой игре я получил травму. У Поркуяна был момент, но он не забил метров с пяти. Валерий наверняка помнит этот эпизод. Тем не менее, Численко удалили, а я, находясь на поле, уже ничего не мог поделать. Прихрамывал там — на левом фланге, просто простаивал. Такие вот были дела...

«Воронин ночью уходил, а под утро возвращался»

— Вы упомянули, что публика, увидев предвзятость в действиях арбитра, начала болеть за Союз. А как в других матчах СССР распределялись симпатии болельщиков?

— Могу сказать, что мы своей игрой всегда делали так, что болельщики нам симпатизировали. В то время практики коллективного выезда фанов еще не было. За нас очень часто болели, потому что итальянцев, например, мы переиграли однозначно, а нейтральный зритель всегда болел за Футбол. У нас хорошая команда была, трудолюбивая. Справа играл Пономарев, был Шестернев, Хурцилава, слева — Данилов. Я играл, Воронин, Хусаинов, Численко, Малофеев, Банишевский... То есть, вот такой основной состав. Не скажу, что это была звездная команда, зато — трудолюбивая. Играли с одним форвардом — Банишевским. В центре у нас было пять человек: тот же Численко, который обслуживал правый фланг, тот же Хусаинов, который работал на левый фланг. А затем появился Поркуян — я уже даже не помню, вместо кого. То ли вместо Малофеева играл Паркуша, то ли... Играл с отходом назад при атаках соперника. Имел хорошую скорость. Словом, команда, как говорится, смотрелась.

— За Валерием Ворониным закрепилось прозвище «Ален Делон». Действительно ли он соответствовал всем критериям с джентльменского набора секс-символа 1960-х?

— Да, он был очень симпатичный парень. Надлежащим образом одевался. Ну и футболистом был хорошим. Очень хорошим! Мы с ним играли в средней линии — он умел делать все, был филигранным исполнителем. Единственный минус Воронина — он немного выпивал. За пределами футбольного поля были проблемы с дисциплиной. Мог ночью поехать куда-то. Когда бывали за рубежом, Воронин ночью уходил, а под утро возвращался.

— С кем вы дружили в сборной?

— Да так, особенно — ни с кем.

«Ни одна собака нас не встречала»

— Как вас встретил Союз после возвращения из Мундиаля?

— Вы понимаете, я уже давал интервью и говорил, что даже не досада сейчас берет, а так... Смотришь на футболистов, когда те выигрывают матч — их встречают, на руках носят. А мы? Помню, получили бронзовые медали, прилетели в Москву, а нас, игроков из других городов Союза, никто не встретил. Встретил разве что администратор сборной (один из администраторов), посадил в старенький автобус (тогда были ЗИЛы), и из Домодедово нас повезли во Внуково по окружной. Оттуда мы разлетелись — кто в Тбилиси, кто в Киев, кто — в Минск. Прилетел я в Киев — никто не встречал. Ни одна собака не встречала! (Горько улыбается). Хотя я был единственным, кто получил медаль. Почему? Потому что СССР вручили только одиннадцать медалей. Руководство решило Поркуяну не давать, потому что он — не основной футболист сборной. Я эту медаль получил, потом сдал ее в музей спортивной славы. До сих пор она находится в спорткомитете — это единственная в Украине медаль с чемпионатов мира. Между прочим, как раз планирую ее забрать.

 Так что, в Союзе были недовольны четвертым местом сборной? Ожидали победы?

 (Смеется.) Не знаю. Наверное, да. Думали, что мы обязательно должны победить.

— То есть, от федерации игрокам не досталось ни квартир, ни машин?

— О чем вы говорите! То, что давали — давали в Киеве. Давал Щербицкий. Все финансовые помощи, а также машины, раздавал только он. Что такое «машины раздавал»? За наши деньги, конечно, но без очереди. Вы же знаете, что купить «Волгу» у ​​нас было нереально — только с разрешения ЦК. Мы зарабатывали неплохо. Я, например, ежемесячно получал 350 рублей в спорткомитете. Плюс — около 500 рублей мне выплачивали в Киеве, как офицеру. Словом, я получал приличные деньги, поэтому мог себе позволить машину. Еще до Кубка мира мы объездили много стран — в Швейцарии были, Швеции, Италии — играли и зарабатывали. Поэтому там я купил сертификаты за валюту. В нашем посольстве в Лондоне я оплатил, помню, 1250 фунтов. Мне дали сертификаты, я поехал в Союз, потом в Москву — и там купил «Волгу». А Щербицкий — да — давал нам квартиры в Киеве, назначал премии. Когда он выписывал эти премии — по 500 рублей — то вносил в список не только футболистов, но и представителей других видов спорта.

— Когда спортивные делегации из Союза отправлялись за границу, к ним прикрепляли неких агентов, сопровождавших на каждом шагу...

— Было такое. Куда бы мы не ездили — везде ходили за нами по пятам один или два человека. Зачем скрывать, если это действительно было. Они нам не разрешали ходить в одиночку — только втроем-вчетвером можно было гулять по городу. Так мы жили!

Олег Бабий

29.04.2014, 18:15
Топ-матчи
Лига чемпионов Байер Монако - : - 7 декабря 21:45
Брюгге Копенгаген - : - 7 декабря 21:45
Ювентус Динамо З - : - 7 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть