Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Обсуждение на исполкоме РФС «крымского вопроса»: «Сделать умную работу — это сложно...»

2014-08-11 10:49 Предлагаем вашему вниманию стенограмму заседания исполкома РФС с обсуждением «крымского вопроса». Печатается с сокращениями. Обсуждение на исполкоме РФС «крымского вопроса»: «Сделать умную работу — это сложно...»

Предлагаем вашему вниманию стенограмму заседания исполкома РФС с обсуждением «крымского вопроса». Печатается с сокращениями.

Спасибо Алексею Андронову за ссылку на материал.

Николай Толстых (предположительно): Напомню, что речь идет о поступивших заявлениях федераций футбола Крыма и Севастополя, а также — обращениях футбольных клубов Севастополя и Крыма о вступлении в состав участников соревнований. Напомню, что по поручению Конференции [РФС] мы провели соответствующие консультации и разъяснения позиции российской стороны ФИФА и УЕФА. Соответствующие консультации — с Министерством спорта РФ. <...> Последняя информация после того, как мы, по сути, начали заседание исполкома, — это позиция Министерства спорта РФ по данному вопросу. <...> Проект решения есть у вас на руках: «Федерации футбола Крыма и Севастополя принять в члены РФС на очередной Конференции РФС...»

Все, что касается футбольных клубов, — их на сегодняшний день предполагается три: СКЧФ [Севастополь], один клуб из Симферополя и один — из Ялты. Вот три футбольных клуба Министерство спорта рекомендует нам принять в состав участников соревнований второго дивизиона зоны «Юг». <...>

Полагаю, что с учетом рекомендаций и письма Минспорта нам нужно принять решение, потому что второй дивизион зоны «Юг» в окончательном виде должен получить регламент, календарь и начать соревнования. Это последняя зона второго дивизиона, которая еще не начала соревнования — с клубами Крыма и Севастополя или без них. Не отреагировать на письма в наш адрес руководителя Крыма и Минспорта Севастополя было бы неправильно. В этой связи предлагаю что сделать: после того, как каждый член выскажет свою позицию, не затягивать, пустить по кругу подписной лист, каждый поставит «за» или «против», я выйду на пресс-конференцию вниз...

Евгений Гинер (предположительно):  Ну посмотрите на него, был бы у меня тяжелый предмет, я бы тебе в голову кинул, Коля... Ну как же таким ... надо быть?! Ну животное натуральное, посмотрите на него! Владимир Иваныч, посмотри на него, как он себя ведет!

Сулейман Керимов (предположительно): Просто члены исполкома под санкции попасть могут.

Евгений Гинер (предположительно): И я потом не буду ездить за это вот...

Николай Толстых (предположительно): Естественно. Давайте обсудим, с чем я пойду на пресс-конференцию. Примите решение. Не надо меня учить. Я выйду и озвучу вашу позицию.

Ольга Смородская (предположительно): Николай Саныч, давайте разберемся, мы не в безвоздушном пространстве находимся... Ровно как десять дней идет активная кампания по отбору у нас чемпионата мира. Слушайте, подставить свою собственную страну легче легкого. А сделать умную работу — это сложно...

Евгений Гинер (предположительно): Нет, ну ты посмотри на него!

Ольга Смородская (предположительно): Напишите нам, членам исполкома, юридическое заключение...

Сергей Степашин (предположительно): Тихо-тихо, Жень...

Евгений Гинер (предположительно): Подпишите там или там... Да что мне слушать!

Николай Толстых (предположительно): Воздержись пока от оценок.

Евгений Гинер (предположительно): Черт закатай.... Да что мне воздерживаться?! <...> Кто здесь мне десять миллионов евро сейчас или вот любому здесь сидящему восстановит: вы или Министерство спорта? Извините, Владимир Иваныч...

Владимир Якунин (предположительно): Извините. Я не как член исполкома, а как гражданин Российской Федерации и, надеюсь, что ваш товарищ. Во-первых, Евгений, если вы еще раз себе позволите такие выступления, я с вами даже здороваться не буду...

<...> Я считаю, что это неприлично, какие бы ни были у нас отношения. А во-вторых, вы о чем рассуждаете? У нас страна под санкциями. У нас президент один на бруствере стоит. А вы рассуждаете о том, что вы страну подведете, что нам дополнительные санкции вставят? Вставят! Что б вы ни делали. Вы хоть на пузе перед ними будете ползать — вставят! Понимаете? Тогда вы либо линяйте из этой страны, либо ведите себя соответственно, как граждане этой страны.

Евгений Гинер (предположительно): Владимир Иваныч...

Владимир Якунин (предположительно): Подожди, я не закончил! Это вопрос политический. Вот тут ты прав. Он политический! И Сергей не даст соврать: я первый выступал и уговаривал Николая Александровича, еще раньше на футбольном матче нашем, не торопиться, посмотреть, есть ли какие-то варианты, при которых мы не дадим им еще одной возможности нас поиметь! Тогда об этом надо говорить. При чем тут юридическая правильность или неправильность? В санкциях какая юридическая правильность? Ты о чем говоришь? Тоже мне — политик! Из горшка... Давайте-ка вернемся к тому, кто мы такие, в какой стране живем, граждане какой страны, а потом считать, какие санкции нам американцы впежат. Мне уже впежили.

Евгений Гинер (предположительно): Владимир Иваныч, насчет страны я вам отвечу. Сегодня в Крыму, притом что я страдаю в финансовом и в другом смысле этого слова, по своему бизнесу, есть лампочка, которая горит, потому что я гражданин этой страны. Я из нее не бегу. Понимаете? Потому что энергетика там принадлежит мне. И я из нее не бегу. Я не стесняюсь говорить. И хожу, уговариваю этих украинских умных бизнесменов, чтобы они не отключали. <...> Потому что мы не можем на сегодняшний день поставлять туда электричество. А ту генерацию, что мы ставим, — ровно три часа может работать. Все. Понимаете, тепла не будет, и все. Второе — Владимир Иваныч, вы можете со мной не здороваться. Понимаете, ему [Толстых] нечего терять. А мне надо клуб содержать. А завтра нас снимут с [чемпионата мира] 2018 года. Еще одну санкцию получим — снимут 18-й год. Почему? Потому что некоторые здесь мудрые люди, в виде президентов, просят поставить галочку каждого «за» или «против»... А вот санкций, Владимир Иваныч, я не боюсь. Я вам даю слово. Потому что у меня бизнес на 85 процентов сейчас на Украине, <...> 15 — крымских. Я им сказал: ничего, я буду делать так, как это выгодно Российской Федерации. И так, как выгодно гражданам Российской Федерации. Я надеюсь, я вам ответил на этот вопрос.

Владимир Якунин (предположительно): В этом контексте тогда и давайте рассматривать вопрос. Я не знаю, у меня нет своего бизнеса ни на Украине, ни где-то еще. За моей спиной 1 200 000 человек стоят, и если накроются «Российские железные дороги», то, я вас уверяю, здесь накроется вся экономика. Мне есть что терять. И не свои какие-то мифические деньги, а вполне конкретные. А сейчас я говорю о том, что мы можем снять этот вопрос. Давайте, снимайте. Тогда президента оставляем еще разок на бруствере, а мы там в тиши...

Евгений Гинер (предположительно): (перебивает): Не надо...

Владимир Якунин (предположительно) (перебивает): Либо мы должны выработать вполне конкретный подход, и он может быть сделан только объективно, корректно и достойно.

Евгений Гинер (предположительно): Одну секунду. Мутко дал четкое и ясное разъяснение, как это сделать. Эти клубы должны взять российские юридические адреса. Все. Мы сидели с... Нас вот трое. Вы верите нам? Это я вам просто говорю, Владимир Иваныч. То, что Мутко... Он даже не подписал это письмо. Обратите внимание. На бруствере...

Владимир Якунин (предположительно): ...делает ему честь. Виталия хорошо знаем. Мы с Сережей его очень хорошо знаем. Понимаете? И как это называется, мы тоже хорошо знаем.

Николай Толстых (предположительно): <...> О рисках. С Владимиром Ивановичем абсолютно согласен. Риски есть, риски очевидны. Если найти нужно повод применения санкций к Российской Федерации, в том числе и по футболу, — они будут найдены. Поэтому мы и заняли позицию такую: какова будет позиция государства — получили соответствующий ответ. Все остальное — это ваше право принятия решения. Каждый здесь будет иметь свой голос. <...> Сейчас предстоит принять любое решение. Любое. Большинством голосов. Но повторюсь. Дальше это решение надо будет озвучить. <...>

Неизвестный: <...> с точки зрения юридической: вот есть постановление, где эти клубы предлагается принять в участники соревнований, тогда мы, получается, противоречим основным нашим принципам РФС, в которых профессиональный футбольный клуб должен относиться к какой-то региональной федерации...

Николай Толстых (предположительно): Они созданы. Неизвестный: Они созданы, но эти региональные федерации будут приниматься в члены РФС на очередной конференции, а клубы мы, каким-то образом, я просто не могу понять каким образом, мы их принимаем как субъекты чего? Какой региональной федерации? Крымской и Севастополя. <...> Касательно ситуации Крыма и Севастополя. По разным направлениям есть переходный период. Касается он и, кстати, субъектов спорта. Президент страны соответствующие документы подписал. Повторюсь: риски я уже обозначил. Ответы и действия РФС обозначил. Надо принять любое, повторюсь, решение. <...>

Сергей Галицкий (предположительно): К сожалению... Футбол должен отдельно от политики идти, но так получается сейчас... если решение принято на самом высоком уровне, мы подпишем, но если решение там не принято, а я, насколько понимаю, министр спорта, ну четко сам не сказал... Еще раз говорю: да, мы граждане этой страны и все четко понимаем. Что сейчас так получилось, такая ситуация. Мы всегда выберем страну свою, а не все остальное. Тут вопросов нет. Но, может быть, есть какие-то промежуточные варианты. Вот тут говорилось, министр спорта говорил, о том, что они должны иметь юридический российский адрес. Ведь УЕФА, ФИФА будут испытывать давление, для того чтобы применить к нам санкции. Они могут хоть защищаться, что у них российский юридический адрес. Раз. Второе. Может, все-таки раз четыре клуба есть, санкционировать образование пятого и сыграть в три-четыре круга им один год? Потому что сейчас, на таком нагнетании обстановки, могут они воспринять, что мы дальнейшее им в пику делаем. И мы можем потерять... Чемпионат мира — это сложная такая конструкция. <...> Сейчас, помимо того, что мы можем потерять еврокубки, иностранцы начнут уезжать, карточный домик посыплется. Если решение принято на самом политическом верху, мы его примем, потому что мы граждане этой страны. Мы никуда не уехали, хотя при своих деньгах могли уехать. <...>То есть не футболисты будут иметь российские паспорта, а клубы. Может, отдельную зону создать. Но еще раз говорю: если есть задача подстраиваться, мы будем подстраиваться. Мы все равно Родину выберем, нежели все остальное. <...> Если есть прямое указание, вопросов нет!

<...>

Владимир Якунин (предположительно): Значит, в этой ситуации никакого хорошего решения придумать невозможно. Точно так же совершенно наивно полагать, что может что-то произойти, что разрешит эту ситуацию в отношениях России с Европой и Америкой, чтобы эти отношения улучшились. Американцы явно делать это не будут, а будут делать наоборот. Я сейчас не хочу заниматься политинформацией, я хочу сделать предложение: ровно так же, как у них совершенно нет никакой легитимной основы для введения санкций (будь то организации, будь то конкретные граждане), точно так же, извините за цинизм, должны сделать и мы. Я считаю, что мы должны согласиться с просьбой указанных команд принять участие в играх нашего чемпионата и поставить на этом точку. Оставив вопрос, что мы должны и федерацию принять, за бортом. Единственным оправданием такому действию может быть нежелание и без того сложную ситуацию усугубить для президента, для государства, потому что маленькие какие-то элементы могут сыграть не так, как мы предполагаем. И в этом смысле даже чемпионат [мира] 2018 года может оказаться не самой главной картой, которая может быть разыграна.

<...>

Евгений Гинер (предположительно): Владимир Иваныч, честно говоря, я с [премьер-министром Крыма] Аксеновым разговаривал. Это мой приятель, я его знаю 20 лет, ему футбол вот вообще... Я позвонил Сереге, он говорит: «Жень, гони всех, я тебя прошу! Когда надо будет, я тебе наберу». Не проблема и набрать ему. Я абсолютно согласен с вами. Им-то можно это сказать, и они с удовольствием это сделают: русский адрес, прям рядом — Краснодарский край...

<...>

Сергей Степашин (предположительно): Ну пускай тогда зарегистрируются в России.

Сергей Прядкин (предположительно): Да, кстати, правильно.

Сергей Степашин (предположительно): Нам важно, чтобы они играли. Они будут играть! А где юрлица, господи... У нас полстраны в оффшорах пока сидит еще.

Евгений Гинер (предположительно): Давайте примем эти клубы, бог с ними. <...> Владимир Иваныч, вот прошло месяца хотя бы три, с того исполкома, ну кто-нибудь нам сказал, что юристы сделали? Вот сказали бы: ребят, у нас есть вот такой доклад... Зона риска такая-то, зона риска такая-то... А у нас, видите, разговоры.

Николай Толстых (предположительно): Минутку. При чем здесь юристы, когда речь идет о совершенно других вещах? Юридические вопросы [обсуждаются], когда решение будет принято. <...> Наши доводы по поводу 84-й статьи Устава ФИФА направлены в ФИФА и УЕФА.

Евгений Гинер (предположительно): Ответ какой?

Николай Толстых (предположительно): Ответ очень простой: четырехсторонняя встреча, которая была намечена. Украинская федерация не будет сейчас идти на всякого рода переговорные процессы. <...>

Евгений Гинер (предположительно): Владимир Иваныч, можем сыграть на чем — сейчас Платини с Блаттером сцепились.

Вячеслав Колосков (предположительно): Не поможет это.

<...>

Владимир Якунин (предположительно): Мы о чем говорим? Есть акт о включении Крыма в состав РФ. Все. Все! В принципе на этом обсуждения заканчиваются.

Николай Толстых (предположительно): Владимир Иванович, я просто некоторые аспекты хочу... ну как вы представляете, извиняюсь, футбольный клуб «Ялта», зарегистрированный в Ростове. Это ненормально. <...> А потом наши решения будут обсуждать: а чего мы спрятались? Вы хотите сказать, что место регистрации спасет от возможных [санкций]... Если зарегистрированная команда в иных регионах страны примет участие в соревнованиях под эгидой РФС на территории, о которой мы говорим, в любом случае будет повод для каких-то активных действий Федерации футбола Украины. <...>

Сергей Галицкий (предположительно): Николай Саныч, сейчас идет непростая политическая игра. Мы можем предположить, что нашему первому человеку в государстве это не нужно? Если мы у него не спросим, а сделаем это, может, он нам не будет благодарен... Нам надо провести политические консультации.

Николай Толстых (предположительно): Для этого, как я понимаю, есть отраслевой министр.

Ольга Смородская (предположительно): Отраслевой ничего не ответит!

Евгений Гинер (предположительно): <...> Я так думал, с Платини мы решим этот вопрос, договоримся, чтобы он нас не снимал. Ну думаю так. Пока еще Европа... Но мы не рассматриваем сейчас один очень простой вопрос, вы правильно сказали: придавят, РФС выводят из ФИФА, и чемпионат мира поехал в Англию. И вот тогда не Николая Саныча будет искать Владимир Владимирович, а вот этих сидящих... А он не будет вспоминать о том, что «за» или «против» надо было поставить... Его даже спрашивать никто не будет...

Николай Толстых (предположительно): Тебя-то точно никто не спросит.

Владимир Якунин (предположительно): Послушайте, глава государства принял решение, которое сегодня зафиксировано. Дальше в ответ на эти решения в большей или меньшей степени получили санкции. Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что это политическое решение было принято обдуманно. Есть хорошая русская поговорка: снявши голову, по волосам не плачут. Единственное, о чем мы должны задуматься, и я это сказал, чтобы своей может быть мелкой активностью не навредить большому делу. Это правильно. Но, с другой стороны, обращаться к главе государства по этому вопросу сейчас — это, вообще говоря, просто неэтично.

Александр Дюков (предположительно): Есть руководитель администрации. Понятно, что политическое решение уже принято — Крым в составе РФ. Но тем не менее «Газпром» в Крым не идет, «Роснефть» в Крым не идет, РЖД в Крым не идут, Сбербанк не идет... И это происходит не просто так... Давайте тогда потратим еще несколько часов, свяжемся с [главой администрации президента Ивановым] Сергеем Борисовичем.

Владимир Якунин (предположительно): Сергей в отпуске сейчас. Володин его замещает <...>.

Вячеслав Колосков (предположительно): ФИФА и УЕФА не будут ориентироваться на мнение даже президента страны и главы администрации, естественно. Если Путин скажет: принимайте — и мы их примем, то ФИФА и УЕФА не будут руководствоваться решением, которое примет президент. Правильно было сказано: Крым и Севастополь находятся в составе РФ. Проблема не в том, что у нас внутри здесь что-то не получается и не в том, что мы зарегистрируем эти клубы на территории РФ, — ничего это не изменит. Николай здесь прав. Мы тогда не имеем права играть ни в Севастополе, ни в Ялте, ни в Симферополе, нигде... Санкции будут неизбежны, должен сразу сказать. Но никто сразу не пойдет на то, чтобы санкции сразу были максимальными. Первые санкции, которые будут, если мы сумеем договориться, — это замечание или предупреждение и срок исправить ситуацию. <...>

Сергей Прядкин (предположительно): Ну вообще Владимир Иваныч, вы как политик, Сергей Вадимыч здесь, у нас чемпионат мира 2018 года...

Владимир Якунин (предположительно): По отношению к единству территории страны это не рассматривается.

Сергей Степашин (предположительно): Сергей, конституционный закон принят. Путин поставил все на кон, давайте откровенно говорить.

Евгений Гинер (предположительно): Правильно, правильно... Это как раз все понятно.

Сергей Степашин (предположительно): Сейчас звонить ВВ? Ну давайте мы позвоним ВВ, вопросов нет. Сейчас давайте вот представим, такая возможность есть: что я ему буду говорить: «Владимир Владимирович, вот такая ситуация», — а он мне: «Да пошел ты!» — и правильно сделает.

Евгений Гинер (предположительно): Нет, не надо. Просто узнать: есть такое указание или нет? Просто Мутко...

Сергей Степашин (предположительно): Указаний уже не надо! Крым — территория России априори!

Евгений Гинер (предположительно): Надо рвануть рубашку на себе, что ли?

Сергей Степашин (предположительно): То, что Мутко этот вопрос проговаривал [с Путиным], когда они были в Бразилии, это очевидно. <...> Жень, у нас цугцванг.

Сергей Прядкин (предположительно): Владимир Иванович, а как вам предложение Александра Дюкова — провести еще одну консультацию?

Александр Дюков (предположительно): У моей компании [«Газпромнефть»] была возможность пойти в Крым, и хорошо, что я проконсультировался.

Сергей Степашин (предположительно): С президентом?

Александр Дюков (предположительно): Ну по сути это была консультация с президентом через моего руководителя.

Сергей Степашин (предположительно): Через Миллера.

Александр Дюков (предположительно): Сказали мне: ни в коем случае и не думай. Я мог, конечно, это сделать, руководствуясь тем, что я сейчас услышал, но получил по голове.

<...>

Евгений Гинер (предположительно): Дело даже не в клубах. Владимир Иваныч, вопрос-то немножко в другом. <...> Сейчас Кэмерон там и все выступают, чтобы отобрать у нас чемпионат мира... Дадут по ушам, я еще раз говорю, ну уволят человека [Толстых], я думаю, ему ни холодно ни жарко. Ну приятно быть президентом, конечно.

Владимир Якунин (предположительно): Слушай, ну кончай.

Евгений Гинер (предположительно): Нет, вы же сказали, Владимир Иваныч: ответственность! Ответственность на чьих плечах будет, Владимир Иваныч? В первую очередь на ваших и Сергея Вадимыча.

Владимир Якунин (предположительно): Почему? На всех.

Евгений Гинер (предположительно): Нет, вас начнут это вот...

Владимир Якунин (предположительно): С ответственностью там разберутся, успокойтесь.

Евгений Гинер (предположительно): Давайте спросим просто у Виталия Леонтьевича. Не надо тут начальника. Он [Мутко] летал с ним [Путиным] в Бразилию, и должен был этот разговор состояться.

Сергей Степашин (предположительно): Давайте попросим сейчас позвонить ему. Набери его. Мы, кстати, приглашали его в прошлый раз. Почему он не пришел, мне непонятно. Я пришел.

Евгений Гинер (предположительно): Я об этом вам скажу, Сергей Вадимыч, между нами.

Сергей Степашин (предположительно): Да? Фамилии разные?

Владимир Якунин (предположительно): Ладно, мы что-то перебрали [со временем]. Я тогда свой голос оставляю Сергею Вадимовичу.

Сергей Степашин (предположительно): Значит, мне придется за двоих отдуваться, да?

Николай Толстых (предположительно): Ладно, пока звонок из студии, может, следующие вопросы мы оперативно рассмотрим? <...>

<...>

Сергей Степашин (предположительно): Ладно, у меня такое предложение, товарищи: давайте все-таки проголосуем. Если нарвемся на первые санкции, президент нас всегда поправит.

Александр Дюков (предположительно): Сергей Вадимович, что касается участия российских клубов в еврокубках, понятно, вопрос важный, но мы, наверное, переживем без Европы. Но если говорить о чемпионате мира, вот этот вопрос политический. <...> Нам не просто же так передали право провести чемпионат мира 2018 года. Была проведена определенная работа.Там, конечно, мы сопереживали, кто-то помогал, если посчитать нас всех вместе, наша заслуга — 1–3%. Всю работу проделал понятно кто <...>.

Сергей Галицкий (предположительно): Давайте отложим хотя бы на день-два.

<...>

Евгений Гинер (предположительно): Сергей Вадимыч, я предлагаю так. Николай Александрович хочет, чтобы все поставили галочку — «за» или «против». Никаких проблем. У нас и у вас есть возможность... Вот остальные — им без разницы: хуже они сделают или лучше...

Николай Толстых (предположительно): Кому без разницы? Кому без разницы-то? Кому без разницы?!

Евгений Гинер (предположительно): Я не говорю, что вы не патриоты. Я о том, что чем это дальше обернется, — вам без разницы.

Николай Толстых (предположительно): Это потому что бизнеса нет, что ли, на Украине? Почему нам без разницы-то?

Евгений Гинер (предположительно): Нет, потому что КЭШем не берем деньги, ..., в чемоданах, вот почему.

Николай Толстых (предположительно): Значит, Евгений Леннорович, какая просьба — вы поосторожней в оценках.

Евгений Гинер (предположительно): Я в оценках говорю всегда осторожно. Так вот предложение такое: мы же можем спокойно взять один день, действительно проконсультироваться. И мы поставим «за» или «против» галочку. И вы сможете на пресс-конференции это...

Николай Толстых (предположительно): Если понадобится.

Евгений Гинер (предположительно): Слушай, до чего ж ты мусор, а! Ты видишь, даже разговаривать не дает. Мало того, что заявы пишет...

Сергей Степашин (предположительно): Жень, перестаньте.

Николай Толстых (предположительно): Ты в оценках пока воздержись.

Евгений Гинер (предположительно): А мне нечего воздерживаться. Я говорю только то, за что я знаю. Я потому что за каждое свое слово отвечаю.

Николай Толстых (предположительно): И ответишь еще. Впереди еще.

Евгений Гинер (предположительно): Давай-давай.

Сергей Галицкий (предположительно): Я хотел бы два слова сказать. Я строил свою компанию 25 лет, капитализация — 30 млрд сейчас. И то, что мы все попадем под санкции, у меня нет никаких сомнений... И то, что у меня компания упадет раза в 4–5 и станет стоить миллиардов 7 из 30... Это понятно, что это моя частная история. И понятно, что я готов пострадать. Но это уже цифра огромная. У меня работают 250 тысяч человек — это самая большая частная компания в России. И я просил бы консультацию с первым лицом. Только после этого я готов угробить то, что я делал 25 лет.

Евгений Гинер (предположительно): И все точно так же, как ты, Сереж. Но этого не слышит никто. Потому что некоторым нечего терять, я еще раз говорю.

Сергей Галицкий (предположительно): 25 лет, 250 тысяч человек. Так нельзя с нами поступать. Я готов за свою страну идти воевать, но я не готов подставляться бестолково... Вы должны меня понимать. <...> У нас есть экономическая, спортивная и политическая составляющие. Мы знаем, как у нас в стране все сложно. Давайте получим консультацию — и все. Но мы не должны действовать таким образом. У меня сейчас в детской школе 6 тысяч мальчиков. Через три года будет 15 тысяч — это будет самая большая школа в мире. И я ее финансирую за свои деньги, каждый день. И я строю стадион, везу итальянский камень на 15 млн евро, чтобы его сделать. Я готов на это пойти ради своей страны, но я хочу одного: проведите консультации, пожалуйста. Если я сейчас не проголосую, я буду негодяем, а если проголосую — попаду по-идиотски под санкции, потом это все урегулируют, а мы там и останемся.

Евгений Гинер (предположительно): Сергей Вадимыч, вот мы все здесь говорим: патриот-непатриот. Здесь непатриотов нет, потому что за те деньги, которые мы заработали, мы могли бы здесь не сидеть, а хотя бы отдыхать за границей. <...> Мы за эту Родину, наши частные клубы играют. Я просто не могу понять, Сергей Вадимыч, почему надо сию секунду? У нас что, указание есть от кого-то? Можно же день взять — и тогда поставим галочку.

<...>

Сергей Степашин (предположительно): Давайте сутки берем, есть официальное лицо у нас, министр спорта, который обязан доложить президенту. Не доложит — будем тоже это иметь в виду. Сутки берем, технически провести голосование несложно. Но, на мой взгляд, если мы будем голосовать, оно [решение] должно быть консолидированным. Еще не хватало, чтобы мы идиотами выглядели.

Евгений Гинер (предположительно): Именно.

Сергей Галицкий (предположительно): Согласен. Если мы получим консультацию, мы сделаем так, как надо, и в этом нет никаких сомнений ни у кого.

Вячеслав Колосков (предположительно): Мне кажется, Николай Александрович, было бы правильно попросить Виталия Леонтьевича позвонить не только президенту страны, но и президенту ФИФА. На всякий случай. Чтобы не подставить президента страны. Вот пусть министр позвонит сегодня же Блаттеру и скажет: мы намерены принять такие-то команды туда-то — тогда мы не подставим президента.

Евгений Гинер (предположительно): Так мы и говорим об этом. А нам говорят про патриотизм — ставь галочку. <...> Сергей Вадимыч на 100 процентов прав: все, по списку, консолидировано... Либо начальник скажет: ребят, снимите этот вопрос — значит снимем...

Ольга Смородская (предположительно): Во вторую лигу принять — проблемы будут очень серьезные.

Сергей Степашин (предположительно): Оль, ты кого агитируешьто? Меня, что ли?

Евгений Гинер (предположительно): Один день ничего не решает.

Сергей Степашин (предположительно): Перенос. На сутки. И провести заочное голосование.

Евгений Гинер (предположительно): Заочное, и каждый поставит галочку.

<...>

Сергей Степашин (предположительно): Мы решили в течение суток проконсультироваться с ФИФА. И завтра будет голосование. Да. У меня просьба от членов исполкома такую дать информацию [в СМИ]...

Николай Толстых (предположительно): Ну так кого попросить связаться?

Сергей Степашин (предположительно): Мутко!

Николай Толстых (предположительно): Надо же, что б кто-то связался.

Сергей Степашин (предположительно): С Мутко?

Николай Толстых (предположительно): С ФИФА.

Сергей Степашин (предположительно): Мутко!

Ольга Смородская (предположительно): У меня другое предложение. А нельзя всем завтра собраться и послушать консультацию, которую мы получим?

Николай Толстых (предположительно): Ольга Юрьевна, я приветствую ваше предложение <...>

Сергей Степашин (предположительно): Не надо. Заочно проведите. Все, хватит. <...> Мы голосуем сейчас в принципе «за». Но если президент нам завтра говорит: ребята, вы неправильно сделали. Все! Чтобы не было заочного.

Ольга Смородская (предположительно): Слушайте, если мы решили брать один день, давайте его возьмем. И посвятим консультациям.

Сергей Степашин (предположительно): Хорошо. Оля, ты с Якуниным проконсультируйся. И прими решение. (Смеется.)

Евгений Гинер (предположительно): Могу вам сказать однозначно, что здесь все «за»!

Сергей Степашин (предположительно): Да понятно. Жень, все понятно. ... Ну кстати у нас есть формальный повод... Товарищи, подождите! У нас есть формальный повод: у нас название не то у команды [из Крыма]! У нас есть формальный повод дать сутки, чтобы название изменили!

Евгений Гинер (предположительно): Во! Я всегда говорил, что мудрость Сергея Вадимыча выведет нас на правильный путь. Вот и все. А теперь пускай кто хочет, то и говорит.

Примечания:

Николай Толстых —президент РФС.
Евгений Гинер —президент и совладелец футбольного клуба ЦСКА.
Сергей Степашин — экс-председатель Счетной палаты РФ.
Владимир Якунин — президент ОАО «РЖД».
Ольга Смородская — президент футбольного клуба «Локомотив».
Александр Дюков — глава правления ОАО «Газпромнефть», президент футбольного клуба «Зенит».
Сулейман Керимов — владелец футбольного клуба «Анжи».
Вячеслав Колосков — почетный президент РФС.
Сергей Прядкин — президент Российской футбольной премьер-лиги.
Сергей Галицкий — владелец сети магазинов «Магнит» и футбольного клуба «Краснодар».

Незримо присутствуют:

Виталий Мутко — министр спорта РФ.
Владимир Путин — президент РФ.

Андрей СУХОТИН,
Руслан ДУБОВ

11.08.2014, 10:49
Топ-матчи
Чемпионат Испании Реал Депортиво 3 : 2 Закончился
Чемпионат Франции Нант Кан - : - 10 декабря 21:00
Турнир дублёров Динамо U-21 Шахтер U-21 - : - 11 декабря 11:00
Чемпионат Испании Эйбар Алавес - : - 11 декабря 13:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть