Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Семен АЛЬТМАН: «У Блохина важную роль играла интуиция»

2014-09-16 07:30 Один из самых авторитетных тренеров Украины Семен Альтман рассказал о причинах нынешней невостребованности, методах работы Блохина, увлечении компьютерами ... Семен АЛЬТМАН: «У Блохина важную роль играла интуиция»

Один из самых авторитетных тренеров Украины Семен Альтман рассказал о причинах нынешней невостребованности, методах работы Блохина, увлечении компьютерами и проблемах молодежи.

Семен Альтман. Фото - А.Попов

Без работы

— С момента ухода из «Таврии» вы не работаете. Нет предложений или не хочется?

— Сказать, что поступают какие-то большие предложения, которые могли бы меня заинтересовать, не могу. Есть разговоры вокруг этой темы, но ситуация такая... Может, сейчас не до футбола в стране? В России теперь тоже отношение к украинцам особое — они потихонечку уходят от контакта. Да и я сам, поработав за рубежом, уверен: тренеру легче всего проявить себя на родине — там, где он вырос, где родился, где его знают. Пока особых предложений нет. Может, кто-то сложил мнение, что «Альтман уже старый» и так далее. Ну что ж, и такое бывает.

Кроме того, я не очень удобен нынешним президентам. Речь не о президентах «Динамо», «Шахтер» или «Днепра», которые вкладывают в футбол душу и деньги. Речь о других. Сегодня такая тенденция — футболом управляют бизнесмены, у нас с ними разные взгляды. Я считаю, что футболом должны заниматься профессионалы — а некоторые руководители считают, что футболом могут заниматься все. Для некоторых это и вовсе игрушка. Оттого у нас много команд и пропадает. Футбол — это серьезное дело, им должны заниматься люди, которые любят футбол больше, чем деньги, как сказал один наш ведущий президент клуба. Не у всех получается.

— На что согласились бы?

— Я не стесняюсь никакой работы. Скажем, на детском уровне я работал и готов туда вернуться — возглавить школу, лишь бы спортивный вопрос был на первом месте, а не коммерческий. Или, например, команду классом ниже, но такую, чтобы ставила задачи и чтобы там были условия для реализации моих идей. Такое мне даже было бы интересно.

— Не было желания завершить тренерскую деятельность, «дать дорогу молодым»?

— Не было. Мне хоть и 68 лет, я еще полон энергии. А главное — полон идей, которые хотелось бы воплотить. Тем более не возникает такого желания, когда видишь, как работают некоторые наши специалисты. Хотя я всегда учил... ну точнее, передавал опыт молодым. Учить, знаете, это такое дело. Как я часто говорю: «Научить в футбол играть нельзя. Этому можно только научиться».

Я же ничего не скрываю, ни от кого не закрываюсь — и когда работал, двери на мои тренировки и игры всегда были открыты для всех желающих. Это было и в Молдове, и в Донецке, и в Мариуполе, и тем более у нас в Одессе. У меня всегда жили тренеры на стажировке. Хотите учиться — пожалуйста, я вас поселил, смотрите, спрашивайте, что не ясно, я все расскажу. Доступ на теорию и практику всегда был и для них, и даже для журналистов.

— За работой молодых украинских тренеров следите? Категорию «40+», наверное, можно считать молодыми у нас.

— Ну как я могу следить за ними? По телевизору видно, как они ведут игру, но этого же не достаточно. Надо быть в тренировочном процессе, наблюдать, смотреть, какие идеи тренер закладывает в свою команду и как они воплощаются. Тем более, многие команды с востока выехали — а работать постоянно на выезде очень тяжело. Мне вот сложно даже представить, каково это.

— За «Ильичевец» и донецкий «Металлург» переживаете, все-таки работали там?

— В любой команде, где я работал, оставлял частичку своего сердца. Может, не везде получалось — но, по отзывам, даже во Владивостоке, вспоминают «незлым тихим словом». Я же всегда старался работать системно, говорил и игрокам, и руководителям, что хочу видеть в результате. Мое направление работы в клубе всегда было экологически чистым. Хотя, некоторые бы с удовольствием облили меня грязью. Я уже говорил неоднократно: в футболе так много грязи, что он на втором месте — хуже него только политика. Я был депутатом городского совета, могу сравнивать. А футбол надо делать чистыми руками.

Блохин

— На ЧМ-2006 года и в отборочном цикле к нему вы работали вместе с Олегом Блохиным. Почему он не стал успешным клубным тренером?

— Начнем с того, что ни в «Москве», ни в «Динамо» меня рядом с ним не было. Что я точно могу сказать: Блохин — неординарный тренер, великий футболист, хороший человек. Но бывает и такое, что тренеры созданы для работы именно в сборной, с лучшими футболистами. Когда встречаться нужно не каждый день, а время от времени.

Кроме того, у Блохина важную роль играла интуиция. У него она на самом высоком уровне — может, даже не подкреплена футбольными моментами. Жизнь на этом не заканчивается. Может, и Блохин еще где-то выстрелит. Ему всего 60 (5 ноября исполнится 62 года — прим. Tribuna.com)

— 60 для тренера — это нормальный возраст? Нет проблем с идеями, с мотивацией?

— Я раньше думал, что в шестьдесят, наверное, закончу. А оказывается, вот оно как. Мне встречались люди, которые в 30-35 уже были пенсионерами, а были и такие, кто в восьмидесятилетнем возрасте обладал трезвым умом. Я вот учился у Бориса Давидовича Литвака и Марка Юльевича Левицкого. Это были мои старшие наставники в этот период жизни. Мои ребе по жизни.

— Вы согласны с тем, что негативный имидж Блохину создавали в первую очередь журналисты на пресс-конференциях?

— Олег Владимирович — очень эмоциональный человек, импульсивный. Возможно, он не всегда правильно реагировал на общение с прессой. Я вам скажу больше — я вот тоже не всегда с прессой ладил. Мы много говорили с Блохиным о том, как нужно разговаривать — но, видать, у него не очень это получалось. Наверное, за границей они к этому привыкли: сразу после игры или даже по ходу матча давать интервью. Они подготовлены к этому, у них какие-то шаблоны заготовлены. А наши же отвечают душой и сердцем. Не всегда получается, конечно. Нужно управлять эмоциями. Никому из нас не делает чести, если мы срываемся на перепалку с журналистами.

Компьютерная методика

— Свои компьютерные методы а-ля Зеленцов в «Динамо» продолжаете использовать?

— Безусловно. Но Зеленцов вместе с Лобановским делали иначе. Они моделировали тренировочные занятия, чтобы повысить все виды подготовки — от физической до тактической, от технической до психологической — потому что все это взаимосвязано.

А моя методика, скорее, педагогическая. Ее суть в наглядности. Я хотел игрокам показать на экране компьютера, чего от них добиваюсь. Психологи подсчитали, что если ты рассказываешь что-то своим ученикам, они выносят из этого не больше 30 процентов. Если рассказываешь и показываешь, то они уже где-то усваивают на 50 процентов. А если ты им рассказываешь, показываешь и делаешь это — как мы делали на футбольном поле, — то усваиваться может и до 90 процентов, и больше.

Есть система, есть работа над ошибками. Основная задача — не повторять тех ошибок, которые уже были. Анализируется каждая тренировка, каждая игра, кроме того, анализируются игры лучших команд мира. Подбираются видеофрагменты, на компьютере изображаются в разных положениях, где передвигаются фишки, игроки, человечки в разных проекциях.

— И как все это держать в голове?

— Знаете, когда не было компьютера, я вместе с сумкой своих вещей и формой возил еще отдельную сумку этих всех схем. Мы приезжали, я вывешивал все это ребятам, чтобы они видели, куда мы движемся. Раньше было на бумаге, теперь наглядно — на компьютере.

— Как футболисты воспринимают такие методы?

— Поначалу тяжело шло. Они учились, да и я тоже. А сейчас многие из них стали тренерами, говорят, что это хорошее дело. В нашем деле — это не мои слова, это наши ученые говорят — игра состоит на 51 процент из того, что тренер и команда наработали, и на 49 процентов из творчества футболиста. Так что индивидуальные качества футболистов, как бы мы не плясали, — основополагающие.

— Кто-то за рубежом, в Европе, такие программы использует?

— Безусловно. Я видел такие программы, да и по игре часто видно, что используют. Мишель Идальго и Энцо Беарзот, которые выигрывали чемпионаты Европы и мира — они использовали такие методики. Но и они всегда говорили: главное — это индивидуальные особенности футболиста и человеческие качества.

Молодежь

— Есть подрастающее поколение в Украине? Или бизнес губит нашу молодежь?

— Сложно сказать. Я когда работал в ФФУ, объездил много стран Европы и сравнивал, как там работают с детьми и как это происходит у нас. За рубежом обучаемость повыше, организация повыше и материальная часть получше. Платини на совещаниях говорил, что детско-юношеский футбол — это инвестиции в будущее, но у нас не все это понимают. Мы привыкли выезжать на самородках, на массовости. А сегодня и массовости особой нет.

— Нынешние зарплаты молодых футболистов в Украине — это инвестиции в будущее?

— Мы становимся заложниками ситуации — например, с лимитом на иностранцев. Порой взять воспитанника «Динамо» или «Шахтера» выходит дороже, чем игрока из бывшей Югославии. А надо ж еще удовлетворить запросы молодого украинца, которые были у него там.

— Сегодня от многих специалистов можно услышать, что украинскому спорту, футболу в частности, нужна государственная программа. В Европе тоже надеются на господдержку?

— В Германии детские школы спонсируются государством и лигой. При этом бизнесмены содержат детские школы и получают налоговые льготы. Условия для работы в итоге хоть в столице, хоть в провинции — одинаковые. Квалификация тренерских кадров — одинаковая, оплата — тоже. В итоге мальчику не нужно переезжать за десятки километров тремя поездами в другое место, отрываясь от семьи.

У нас, когда детей набирают в 8 лет, всеми теми, кто не попал в эту группу, уже не занимаются. Ну или занимаются кое-как, уровень очень низкий. А в Европе хоть и отбирают лучших, но и тех, кто в 6-7 лет не отобран, не бросают. К 14-15 годам заканчивается пубертатный период, и иногда отобранный мальчик теряет те качества, которые у него были. Вот в это время и берут игрока, который не был ранее отобран.

— Сколько времени нам надо, чтобы прийти к такой модели?

— Не знаю. А через сколько лет мы достигнем Европы в целом? Футбол же социальное явление. Его от жизни не оторвешь.

Во что у нас превратились дублирующие составы? Были первые, вторые, третьи команды, которые играли в разных лигах. Была общая заявка и в ней ротация. Кому-то из первой лиги это не понравилось — решили вернуть дублирующие составы. Но они живут отдельной жизнью, варятся в своем соку. В итоге молодежь деградирует.

Раньше в дубле было 8 человек основного состава и три воспитанника. И эти восемь тянули молодежь. А сегодня молодые еще не умеют, а четверо опытных не могут их потянуть за собой.

Виталий Хемий

16.09.2014, 07:30
Топ-матчи
Лига чемпионов Барселона Боруссия М - : - 6 декабря 21:45
Базель Арсенал - : - 6 декабря 21:45
Бенфика Наполи - : - 6 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть