Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Стефан РЕШКО: «Без Януковича судейство стало справедливее»

2014-10-31 13:52 Победитель Кубка Кубков и Суперкубка-75 в составе «Динамо» Стефан Решко рассказал о причинах небольшого спада своего бывшего клуба, а ... Стефан РЕШКО: «Без Януковича судейство стало справедливее»

Победитель Кубка Кубков и Суперкубка-75 в составе «Динамо» Стефан Решко рассказал о причинах небольшого спада своего бывшего клуба, а также поведал об изменениях, которые произошли в украинском футболе за последний год.

Стефан Решко

— С чем вы связываете маленький спад киевского «Динамо»? В матче против «Ольборга» были очень неприятные индивидуальные ошибки и в матче с «Карпатами», наверное, не показали той игры, которую ждали болельщики. Перехвалили, дали слишком много авансов?

— Да, есть такое. С «Ольборгом» ребята чуть-чуть недонастроились, тренерам не удалось достучаться до сердец футболистов. По игрокам, по классу, конечно, «Динамо», выше, и с первых минут они действительно взяли инициативу в свои руки, «Ольборг» отошел назад и побаивался нашу команду. До десятой минуты могли вести динамовцы, но на одинадцатой минуте нам забили гол из-за ошибки защитников, и они почувствовали, что с этой командой можно играть. Футболисты сразу чувствуют, что команда нас где-то недооценила, и они воспряли. Но, конечно, наши защитники допускали грубейшие ошибки. А от чего эти ошибки, детские? Он того, что люди не настроены. Когда человек не собран, он может наступить на мяч, пропустить его. Отсюда такие ошибки. Я больше чем уверен, что была недооценка противника. Во время матча уже сложно собраться, мобилизоваться. Бывают такие моменты. Я думал, что они во втором тайме выйдут и заиграют, но что-то не получилось. Видно, они настолько были расслаблены, что тренер не мог их собрать.

— А что случилось позавчера, когда, наверное, хотели реабилитироваться из-за поражения «Ольборгу»? Понимали, как будут играть «Карпаты», тем не менее, даже несколько пассивно выглядели. В первом тайме был только один удар в створ ворот...

— Не получилось. Я не знаю. Может, они берегут себя. Считали, что там они выиграли 1:0, в запасе есть, забьют еще мяч, выиграют — и готовятся к «Днепру». Все-таки две очень важные игры. Каждый футболист хочет играть, боится получить травму, не перенапрягается. Я думаю, что из-за этого. Когда нет внутреннего скопления энергии, очень сложно что-то делать.

— Как вам понравился Виталий Буяльский? Он чуть ли не впервые вышел со старта. Влад Калитвинцев тоже играл с первых минут. Как вам эта молодежь, вливающаяся в команду?

— Молодежь хорошая. Хорошо, что Ребров подпускает молодежь, доверят им, дает возможность поиграть, нужно это делать, чаще они будут играть. Калитвинцев — техничный футболист, у него хорошая подача, передача. Он станет хорошим футболистом со временем, просто нужно набраться опыта. Буяльский был, как и все, не очень ярким, не испортил каши.

— Когда «Шахтер» выиграл Кубок УЕФА, все были в четвертьфиналах — и «Металлист», и «Динамо»...

— Для «Шахтера» тогда четвертьфинал — это уже не успех был, я считаю. В свое время мы в четвертьфинале играли каждый год, то УЕФА, то Лига чемпионов, и это были провалы, полные провалы. В 1977 году мы играли в полуфинале Кубка чемпионов, проиграли «Боруссии» на выезде 2:0, дома выиграли 1:0, тоже был страшный провал. Проиграли не по игре, но все равно проиграли. В полуфинале играли, это все-таки была четверка лучших клубов Европы. Сегодня в «Шахтере» столько бразильцев, высококлассных футболистов. Так что четвертьфинал, я считаю, это не успех для «Шахтера» был тогда. Пока лучшие клубы не дошли до четвертьфинала.

— Сейчас «Шахтер» много говорит о том, что на них влияет ситуация в стране, то, что они каждый матч играют на выезде. Как вам нынешний «Шахтер»? После матча с «БАТЭ» мы так все воспряли духом, 7:0... Как вам кажется, насколько далеко они могут пройти?

— Это просто «БАТЭ» раскладная команда.

— Ну так 2:1 у «Атлетико» выиграли...

— В этот день они просто были раскладные. Очевидно, они перепуганы были, как говорят в футболе, перемандражировали, перенервничали. «Шахтер» в порядке, в начале сезона у них не очень получалось, а сейчас они прибавили. Коллективная игра появилась, индивидуальное мастерство некоторые футболисты показывают. Адриано начал забивать. Думаю, что «Шахтер» будет еще прибавлять. От того, что не играют дома, конечно, большая разница в играх. Все-таки есть чужой болельщик, а есть свой. Хотя и в Киеве, и во Львове их принимают очень хорошо, особенно на международных матчах, и переживаем все, чтобы они добились как можно больших успехов. Но все-таки свои болельщики по-другому гонят команду. Я вижу и чувствую, что «Шахтер» уже приспособился к этой ситуации, ко всему привыкаешь. Адаптировались футболисты к чужим полям, играют, как дома. Поддержки своих болельщиков нет, но когда есть мастерство, футболисты выходят, проявляют себя. Для нашего чемпионата этого достаточно сегодня «Шахтеру» для того, чтобы добиваться успеха.

— А для того, чтобы выйти в плей-офф Лиги чемпионов, как вам кажется, достаточно этой игры «Шахтера»?

— Я думаю, что «Шахтер» выйдет в плей-офф Лиги чемпионов, я как-то в этом уверен. Но выйти из группы — мало для «Шахтера». Уже нужно выше идти, дальше, повторить хотя бы четвертьфинал, набраться больше опыта. Конечно, некоторые футболисты уходят, меняются. Меняешь футболиста, не знаешь, кто сильнее сыграет сегодня, великая зарубежная звезда или тот, кто только начинает сильно себя проявлять. У «Шахтера» опытный, умный тренер, в клубе в порядке материальная обстановка, моральный климат на уровне. Будем ждать самых лучших результатов.

— Сейчас много говорят о том, что наконец-то в связи с политической ситуацией, в связи с тем, что пошатнулись позиции Рината Ахметова, чемпионат стал прозрачнее. Например, «Заря» может уже обыгрывать «Шахтер» наконец-то. Вы тоже увидели эти изменения, что теперь не так просто даются очки, что вполне вероятно, что не «Шахтер» может быть чемпионом Украины в этом сезоне?

— Я не сказал, что «Шахтер» может быть чемпионом в этом сезоне, он может бороться. Он — один из претендентов на чемпионство. В игре «Шахтера» с «Зарей» мы увидели, что совсем слабых противников уже нет. Но «Шахтер», видно, недооценил «Зарю», не настроились. В спорте очень важна мотивация, то, насколько серьезно люди готовятся к игре. Может быть хорошее мастерство, но если ты разобран в психологическом плане, ты не покажешь и половины своих достоинств. «Заря» сыграла здорово, там гол курьезный. «Шахтер» имел много возможностей забить, но когда не настроен, тогда не забиваешь, штанга будет, перекладина. Если настроен, мяч от стойки попадет в ворота, а если не настроен, то пойдет в поле. Собранность имеет очень большое значение. «Шахтер» чуть-чуть недооценил, «Заря» сыграла на пределе возможностей. Чем больше интриги, тем лучше для чемпионата.

— Да, но эту интригу все объясняют тем, что «Шахтеру» не помогают ни Федерация футбола, ни судьи, что только сейчас пойдет настоящая игра. Вы заметили то, что раньше «Шахтер» тянули все, кому не лень, а сейчас нет?

— В спорте, говорят, не надо много тянуть, нужно чуть-чуть помогать и симпатизировать — и уже этого классной команде достаточно для того, чтобы выступать лучше, чем другие. То что было, нет вопросов. Понятно, что были моменты, когда судьи боялись ошибиться. Сколько было за последние 5-6 лет случаев, когда Срна в штрафной руками играл и забивали руками! Судьи ошибались, не видели, не хотели видеть, всякое бывает. Сейчас стало более организовано, судьи меньше боятся. Конечно, судьи ошибаются и будут ошибаться, потому что это люди. Но футбольной судейской справедливости стало намного больше.

— Кто давил на тех же судей?

— Не надо давить.

— Вы говорите, что они тянули, не видели, как Срна играл руками. Кто делал так, чтобы судьи закрывали на это глаза?

— Судьи — умные люди, опытные. Если президент, председатель Федерации, председатель спортивного комитета, вся спортивная верхушка из Донецка, то, конечно, здесь не нужно и просить, чтобы кто-то помогал. Это просто психологическое давление на судей. Все же было в Донецке, лучшие специалисты в футболе, в хоккее: Колесниченко, Бубка — Олимпийский комитет, Сафиуллин — спортивный комитет, Коньков, Попов в Донецке работал. Все это — донецкая группка.

— Сейчас в верхушке ничего же не поменялось, разве что Сафиуллин больше не возглавляет Министерство спорта...

— Самое главное — нет их Президента страны. Суркиса снимали, я знаю, все же оттуда.

— Суркиса снимал Янукович?

— Янукович хотел снять, но ему не дал возможности Платини. Я знаю подробности, но это все болельщику не надо знать.

— Болельщику же это интересно...

— Мы помним, был Анатолий Владимирович Попов. Он сейчас вице-президент Федерации футбола Украины. Он работал в «Шахтере». С Суркисом кашу заварил он, еще некоторых не буду называть из клуба. Ахметов всегда говорил, что он против Суркиса, потому что тот имеет отношение к «Динамо». Я знаю эти все дела, потому что я был председателем контрольно-дисциплинарного комитета. И против меня там затевали, людей подговаривали, чтобы писали депеши. Люди со мной работают, утром встречаются, а в обед депеши у них. Говорят, что против меня ничего не имеют, но что-то им не нравится. Это же все было организовано людьми из Донецка. Закончилось — и слава Богу. Пускай работают. Дело не в этом. Поэтому сейчас того давления уже нет, естественно. Хотя все эти люди остались. С Коньковым мы играли вместе на пару. Я далек от того, что он какие-то интриги делал. Не надо делать интриги, судьи знают, кто, что, откуда. Поэтому где-то допускали ошибки, преднамеренно-непреднамеренно. Сейчас этих ошибок меньше стало. Раньше были ошибки одна за другой, а сейчас люди нормально играют. Кто сильнее, тот пускай выигрывает. Хотя судьи ошибаются, может, не меньше, чем раньше.

— Господин Коллина изменил что-то в судействе, или и при нем все равно судьи чувствовали психологическое давление со стороны руководства Федерации футбола?

— Мне приходилось общаться с судейским комитетом, будучи председателем Контрольно-дисциплинарного комитета, потому что они давали судебное заключение. В большинстве случаев он, конечно, защищает судей, потому что он европеец, он не может понять, что кто-то может с умыслом допустить ошибку, пойти на какие-то компромиссы. Он защищал, как правило, давал играть. Но были и такие судьи, которые не оправдали его доверия. Молодежи доверяют больше. Всё стало более организованно. Я представляю, если бы не было Коллины в то время, когда группа Януковича правила. Если бы не было Коллины, я думаю, что все судьи судили бы в одни ворота. Хотя нет, не все, есть и нормальные люди. Коллина сдерживал своим авторитетом, своим классом, своим отношением к делу. Он помог, это большое дело. Он помогает и дальше.

— Сейчас много говорят о том, что господина Конькова скорее всего отстранят от руководства Федерации футбола. Как вам кажется, есть сейчас достойные люди, которые могут возглавить Федерацию футбола Украины и быть на уровне?

— Люди есть, конечно. Фамилии я не буду называть, потому что их очень много. Фамилии не нужны, потому что это будет реклама, и мое мнение не играет роли. Украина — футбольная страна, много футбольных людей есть. В декабре должен быть конгресс. Я немножко ушел от футбола, не знаю, возникают ли вопросы о смене руководителя.

— Могут поднять этот вопрос?

— Если там есть процедура. Я уже не помню точно, кажется, 2/3 участников должны быть против, подать заявки на то, чтобы пересмотреть. Есть такой вариант: могут поставить на повестку дня и избирать, если есть какие-то нарушения, недоработки. Нужно причины найти, просто так человека снять УЕФА не допустит и ФИФА, потому что это общественные организации, никто не имеет права вмешиваться.

— Сейчас же много вопросов по поводу решений УЕФА и ФИФА и по крымским клубам, и по каким-то дисциплинарным санкциям по поводу тех же флагов, которые вывешивают в России, в Украине. Получается, решения УЕФА и ФИФА совершенно разные. Как вам кажется, в чем главная ошибка Конькова? В том, что он не берет ответственности на себя? Вы говорили о том, что он не брал на себя ответственность, не принимал решения по поводу крымских клубов, когда это решение было очень важно, что он не делал каких-то заявлений...

— Это, конечно, в первую очередь, зависит от президента, но и Федерация, и спортивный комитет, и Олимпийский комитет ничего не сделали против российской агрессии в Украине. Хотя выдающиеся спортсмены могли повлиять на это, высказать свое мнение хотя бы. Не было заявления от Олимпийского комитета. Можно же было заявить, что спортсмены-олимпийцы в связи с российской агрессией в Крыму, Донецкой и Луганской областях отказываются участвовать в соревнованиях в России. Федерация молчала по поводу крымских. Они ждали, что Блаттер придет им рассказывать сказки. Я как-то сказал, что Блаттер не придет сюда, он ждет вашей реакции, вы должны инициировать, то есть Федерация, президент в частности. Они ждали, пока не заиграет клуб в кубке России. УЕФА и ФИФА — это такие консервативные организации, команды уже заиграли, но решений никаких пока нет. Пока думают. Комиссии будут создавать. Они там хорошо живут, хотят жить долго и спокойно. Эти организации наши вопросы не очень сильно волнуют. Если их касается, они примут какие-то решения. Они говорят: «Вы договаривайтесь, вы находите язык с российской Федерацией».

Если наша Федерация даст добро, то УЕФА, конечно, пойдет навстречу и решит. Но мы должны дать добро, что мы разрешаем клубам, допустим, играть в чемпионате России. Есть же хоккей. Но нужно разрешение Федерации, в первую очередь. Потом российская Федерация рассматривает, что хочет принять, и рассматривают УЕФА, ФИФА. Я думаю, что украинская Федерация не даст разрешения. Скажут, в стране пятая колонна, если Федерация пойдет против страны. Это значит признать, что Крым не наш, мы отдали его. Поэтому я думаю, Федерация никогда не даст добро. А что будет с крымским футболом? Я думаю, будут проводить первенство Крыма, и на этом все закончится, пока политически не уладят этот вопрос. Если федерация будет патриотом, то никто не даст разрешения. Не должна дать. Но все может быть, не знаешь людей сейчас, под чью дудку танцуют, говорят и принимают решения. Но этого, я думаю, не будет никогда, общественность не поймет, это нельзя принять сегодня. Может, пройдет года два-три, все уладится. Политики примут решения за спортсменов.

— Вас удивляют дисциплинарные решения УЕФА даже по поводу того, что дисквалифицирована «Арена Львов» за черно-красные флаги, за портреты героев Украины, и в то же время разрешают сейчас России на матчах Лиги чемпионов вывешивать флаги самопровозглашенных республик. Вас это удивляет?

— Немножко удивляет как обывателя, но как спортсмена не удивляет. Я знаю работу УЕФА. Был у нас вопрос о матче «Карпаты» — «Металлист». Сколько лет? 2-3 года. УЕФА приняла решение. Разбирали 3-4 дня. Демократично, всех выслушали. Масса фактов о том, что были нарушения, нет вопросов. Это 2-3 месяца времени — и УЕФА должна была принять решение, потому что горячий был вопрос. Два с половиной года ждали, до Евро-2012. Хотя там нечего было решать, все было доказано, люди признавались, люди говорили, никто не давил. И все равно ездили туда, письма писали. Клуб даст какую-то заявку туда, они нам в Федерацию присылают: «Дайте ответ на этот вопрос». Допустим, игрок сказал, что он сказал, но он пьяный был, не помнит, что говорил. Мелочи. Годы шли на это. Поэтому, я думаю, что УЕФА не спешит. Хотя все ясно, есть несколько статей УЕФА, где четко расписано — какие санкции за какие нарушения. Это принять, обсудить можно за две-три недели, и все будут довольны, потому что знают уже решение. Сейчас, может, в Федерации какие-то документы получают, я не знаю, но общественность тоже должна знать. Если есть, нужно публиковать что-то. Поэтому вопрос этот будет тянуться еще не один год.

— Харьковские болельщики до сих пор вспоминают это дело, почему-то считают, что это все было неправильно. У нас был господин Шебек, который судил тот матч. Он сказал, что не чувствовал, что это был договорной матч. Вопрос от болельщика: как вам спится после того, что вы сфабриковали это дело?

— Мне спится очень легко. У меня нет оснований спать неспокойно. Сразу после того, как заварилась эта каша, я просмотрел матч — и мне все стало ясно. И не надо было никаких доказательств, мне не нужны были чьи-то слова. Судья же никогда ничего не скажет. Если он судил игру, протоколы заполнил, он должен сразу написать, что была замечена договорная игра. Если прошло время (в этом случае два года), то он сразу дисквалифицируется. Время прошло, но статьи эти остаются. Никакой судья не будет себя дисквалифицировать. Поэтому я перед болельщиками чист. Когда я посмотрел, у меня созрело свое решение. Плюс еще остальные факты, игроки, запись. Что, я сфабриковал эту запись у Дыминского? Дыминский и сфабриковал. Была прокуратура, разбирались. Я долго ждал. Я плохо спал, пока УЕФА не приняла решение. Все-таки знаю ту организацию, тот политический момент, который у нас был, Евро-2012, чтобы не сорвать, чтобы болельщиков не затравить, чтобы здесь все хорошо прошло, они могли принять всякое решение, даже не очень правильное. Ради футбола, ради УЕФА.

Я доволен, что они приняли правильное решение. Меня не нужно было наказывать. Признали факт, что был такой сговор, УЕФА это подтвердила. Мне не перед кем извиняться. После принятия решения УЕФА я сплю спокойно. Какой президент скажет, что он договорился? Если дают деньги, это криминал уже. Я же не говорю, чтобы давали деньги. Этим должны были заниматься органы, но органы не занимались. Подали в прокуратуру. Я полковник милиции, учу курсантов, немножко знаю и право, и отношения, особенно в то время. Но кто там против «Металлиста», против «Карпат» из своей прокуратуры будет заниматься? Если бы итальянская прокуратура занималась нашим делом, там было бы другое решение. А харьковская не занималась, они записку нам дали. Кто там занимался? Даже не завели дело. Это все бутафория была. Поэтому болельщикам нечего обижаться на кого-то. Надо обижаться, в первую очередь, на своих игроков, которые это затеяли. А я сразу говорил об этом. Я увидел игру — мне стало ясно.

— Если говорить о нынешнем чемпионате, о последних сезонах, как вам кажется, видели ли вы, что матчи были договорные?

— Видел. Я уже не помню этих игр, но у меня были сомнения. Я не как профессионал смотрю, у меня нет того интереса. Я смотрю футбол как болельщик, разлегся и смотрю, что творят. Я не замечаю многих вещей, которые замечает профессионал. Были такие игры, в прошлом, позапрошлом годах. В этом году я не все игры смотрю, но сомнений у меня пока никаких не было. А раньше были сомнения, что может быть сговор. Если доказывать, то нужно внимательно смотреть игру, тогда можешь высказать свое мнение. Даже если такие игры были, то их стало меньше. Все-таки это наше решение сыграло большую роль. Люди поняли, что процесс наказуемости необратим, рано или поздно, даже через два года. Может, это и единичный случай. Меня интересуют зрелища. Я вижу, что зрелищ нет, отсюда и возникают такие вопросы. Если нет зрелищ, нет борьбы, значит, что-то нечисто.

— Как вам кажется, почему не поднимали эти вопросы, если вы как болельщик невооруженным взглядом видите, что где-то что-то не то? Есть контрольно-дисциплинарный комитет, где люди могут поднять эти вопросы. Это из-за давления сверху?

— Контрольно-дисциплинарный комитет не будет поднимать эти вопросы. И я не поднимал. Ко мне документы и пришли. Я до этого эту игру не видел, между прочем. Я знаю, разговоры какие-то были, но у меня интереса не было, я занят своими делами. У нас есть Комитет этики. Вот этот комитет этим занимается. Мы только принимаем решения. Я просмотрел эту игру для того, чтобы убедиться, насколько это реально. Я мог ее не смотреть. Мне комитет дал, а я уже должен был только статьи подбирать. Но я посмотрел эту игру как профессионал, чтобы убедиться, что правильно решили, чтобы не быть заложником чьих-то мыслей, комитетов. Сейчас есть комитеты. Значит, не заметили. Почему не рассматривают? Значит, у меня неправильные сомнения по отношению к каким-то играм. Значит, все хорошо.

— Какие решения Контрольно-дисциплинарного комитета вас в последнее время удивили? Много говорили о том, что Тарасу Степаненко дали слишком суровую дисквалификацию, в три матча, за то, что он накричал на судью, хотя он потом извинился. Есть официальные наказания за нарушения, накричал на судью — три матча дисквалификация?

— В дисциплинарных правилах каждое нарушение четко описывается. Но есть минимальное и максимальное. За удар одно наказание, а за грубый, опасный удар — совершенно другое. Хотя техническое выполнение этого удара может быть таким же. Так же и это. Он не просто нагрубил, он нецензурно нагрубил, даже было слышно по телевизору. Три игры дисквалификации, так три игры. За нецензурные высказывания в сторону арбитра. Это нормально, так положено. Были случаи, когда к нам обращался комитет сборной, сборнику страны через две-три недели играть, ему нужно дать три игры. А там есть три и есть еще смягчающие обстоятельства. Он раскаялся — и ему дали не три, а допустим, две игры дисквалификации. Может быть такой вариант. Почему так не получилось? Это пусть разбирают другие.

— Какое на вашей памяти самое суровое наказание вы дали, а потом подумали, что можно было и помягче?

— Я уже не помню. Мы дали Рыбке, когда он выскочил, нанес травму футболисту. 8-10 игр — это практически круг для футболиста, но мы не пошли на смягчение. Смягчали, когда Ротань и Селезнев 3-4 года назад высказывали судьям свое «фе». Ротань не играл, был возле раздевалки. Но это зафиксировали судья, инспектор. Мы вызвали их. Было письмо от комитета сборных, чтобы мы пошли навстречу, и мы смягчили наказание. Это нормально, в горячке все может быть. Когда это по-человечески, по-спортивному — это одно дело, а когда это все неправильно — это совершенно другое.

— Вы когда-то говорили, что футболисты сборной Украины боятся Фоменко. Есть чего бояться?

— Я сказал, что Фоменко не научит их играть в футбол, но он их заставит работать. Михаил Иванович сам был футболистом, великим профессионалом, дисциплинированнейшим футболистом. Центральный защитник — это линия, откуда забивается 90% мячей, поэтому там нужно играть эффективно, рационально, на 200%, должна быть стабильность. Я знал, что он и к себе так относится, и к игрокам в тренировочном процессе. У него есть дисциплина. У многих тренеров не хватает дисциплины на поле, отсюда потом и проблемы. А у него дисциплина, порядок на первом месте. Порядок бьет класс. Я знал, что Михаил Иванович заставит их выйти, дурака не будут валять, а будут четко выполнять установку на игру, не нарушать. Я смотрю по нашим, стараются. Конечно, где-то мастерства не хватает. Мне много вопросов задавали после того, как мы проиграли Франции.

Ответ один: Франция на голову сильнее Украины по игрокам. Это нужно признать. Мы так здорово сыграли дома, и так плохо на выезде. Мы хорошо сыграли дома, использовали моменты, повезло. Везет всегда тому, кто больше хочет. Я тогда сразу сказал, что французы недооценили, и там будет тяжелейшая игра. Я не говорил, что мы проиграем, но я знал, что проиграем. Надо готовиться, совершенно другая игра будет. Я видел уже эту игру в прообразе, как они побегут, потому что некуда деваться. Это ЧП, если Франция не попадет на чемпионат мира. Судья судил нормально, к нему нет вопросов. Психологический фактор действует и на судей, и на футболистов. И что мы видели там? Вообще не узнать команду, с центра поля не могли выйти, были рассеянные. Французы прессинговали и победили, это было закономерно. Просто нам здесь немного повезло. Они недооценили нас, мы мобилизовались, имея в запасе два мяча, боялись пропустить, и отсюда проблемы.

— Это Франция, все мы понимаем этот уровень, уровень руководства. В матчах с белорусами и македонцами, как казалось, и по рейтингу, и по именам Украина должна была легко проходить. А они играли ни шатко, ни валко, с контролем мяча, но, по сути, без моментов...

— Сейчас мало таких команд, которые могут легко пройти. Можно пройти, когда вот «Шахтер» «БАТЭ» поймал. У «Шахтера» и в мыслях не было, что они могут 3-4 мяча выиграть, они ехали на игру с опаской. Вышли выиграть 1:0, 2:1, и были бы довольны, но когда такая концентрация, запредельная мобилизация, то все моменты превращаются в голы. Там игроки «БАТЭ» были зажаты, так мы были зажаты во Франции — вышли, ничего не могли сделать, боялись, было много ошибок. Поэтому легких игр не будет нигде. Уже Люксембург очки отбирает, Андорра через раз, стабильности нет. Македония — хорошая команда, она в хороший футбол играет. У нас преимущество есть, но, конечно, не хватает у нас мастерства на завершающей стадии атаки, нет у нас классного нападающего, который мог бы забивать.

— Так почему Михаил Иванович не зовет Кравца, Гладкого, которые, по крайней мере, забивают?

— Я не хочу давать им оценку. Это не экстраклассные футболисты. Нет у нас классных украинских футболистов, европейского уровня. Был Шевченко, и все. Сейчас нет, это нужно признать. Они сами оценивают свои умения. Это все средненькие футболисты. Там выиграл, там проиграл. Сегодня есть — завтра нет. Нет стабильности. Роналду всем забивает, играет, отдает, Месси тоже. У нас таких футболистов нет. Конечно, таких единицы. Но есть десятки футболистов из других стран, которые забивают, постоянно играют. У нас все средненько, футболиста европейского уровня у нас сейчас ни одного. Кто в сборной Украины европейского уровня? Да нет никого. Коноплянка и Ярмоленко — лучшие. Но сегодня Коноплянка сыграет две игры, две игры может не сыграть. Белорусы знают особенности игры Ярмоленко, закрыли его левую ногу. Однобоко. Левая работает, а левую перекрыть — правая не работает. Это большой минус. Так и Коноплянка, французы его закрыли, и не видно его.

Криштиану не закроешь, Месси не закроешь. Как бы там ни закрывали, они все равно найдут возможность, персонально играя. К сожалению, у нас нет таких. У нас такой был Шевченко, он мог из ничего забить голы. Даже на Евро-2012 со шведами. Он бегал, его держали, он ничего не создал, но выскочил — и забил два мяча. Это изюминка. У каждого футболиста должна быть своя изюминка, то есть сильное качество. Должны быть качества: и видеть поле, и техника, и все. Но есть у каждого что-то свое. Если он может максимально использовать свои умения, то это будет классный футболист. А если изюминку, например, левую ногу, перекрыть, и ничего больше нет, то есть проблемы на высоком уровне. Но это пройдет, в Украине нет вопросов. А вот на уровне сборных, на уровне лучших клубов Европы... Там проявляется настоящее мастерство. Отсюда проблемы. Нет у нас пока классных футболистов. Классные футболисты впереди и в середине поля — бразильцы. Они заполонили наш футбол. Кравец, вы говорите. Ну что Кравец?

— Забивает...

— Та ну что забивает?

— Старается...

— Стараться мало.

— Он пока лучший бомбардир чемпионата Украины...

— Он молодой, у него все впереди. Если есть талант, он может стать хорошим футболистом. На сегодня это тоже середнячок. Это не Блохин, не Шевченко, не Беланов, не Ребров даже. Надо с нашими хотя бы сравнивать, я не говорю о самых выдающихся футболистах. Бышовец, Онищенко, Заваров — футболисты европейского уровня. Коноплянка и Ярмоленко действительно лучшие у нас, но как они сыграют там, на самом высоком уровне, это вопрос. Говорят, «Ливерпуль» приглашает, «Тоттенхэм», «Рома». Уже три года приглашают, и никто никуда не берет никого.

— Так эта сборная на дисциплине и на характере в принципе может проходить на чемпионат Европы?

— Если средний уровень футболистов и не будет дисциплины, то вообще ничего не будет. Когда есть коллектив, даже нехватку мастерства можно компенсировать волевыми качествами, духом, большими объемами работы, четким и строгим выполнением дисциплины, чтобы не зевать, как динамовцы. Один неправильно сыграл головой, а нападающий «Ольборга» стоит между двумя нашими, мяч получает, забивает. Это детский сад. Я должен грудью чувствовать нападающего, играть с ним так, чтобы он шага не двинул. А он между двух принял и легко забил. Этого не должно быть. В обороне никто никого не держит. В прошлом году великий нападающий Герд Мюллер в своей статье написал: «Если бы я сейчас играл в футбол, я бы меньше сорока мячей в Бундеслиге не забивал за сезон. Сейчас никто никого не держит». В наше время это персональная игра была. Я играл с ним, не дал ему бежать. Сейчас я этого не вижу. С пяти метров нам в пустые ворота забивает «Ольборг». Где такие мячи на высоком уровне можно было увидеть?

Я не говорю — в наше время, мы тоже играли не в лучший футбол. Футбол меняется. Но это же такие ошибки, которые нельзя допускать. Поэтому сейчас эта линия играет, и очень много свободы. В наше время, чтобы нападающий в шестнадцати метрах от ворот спокойно принял мяч, подправлял и исполнял, такого не было. Много есть вопросов. Футбол более зрелищный. Вся Европа перешла, потому что футбол — это коммерция, деньги. Все клубы переходят на оборонную линию, чтобы больше голов забивали. Сейчас коснешься мяча — он сам летит, как будто мотор у него там. В наше время, чтобы пробить, нужны были такие как Сабо, как Биба, как Мунтян. То есть все делается для того, чтобы улучшить коммерческую сторону футбола, спорта. Чем больше голов, зрелищ, тем больше людей идут, кричат, радости больше. Отсюда деньги. Раз так делают, значит, хорошо. Люди зарабатывают, болельщики получают удовольствие. Перешли на такую систему, и хорошо. А кто лучше использует эти моменты, тот становится и богаче, и выше.

— Вам понравился Сергей Сидорчук? Его много хвалили после матчей сборной, когда он и белорусам забил, и македонцам...

— Это правильно, он сыграл эти две игры хорошо. Он сыграл и эффектно, и эффективно, принес пользу команде. Но нужно, чтобы похвала не повлияла на него отрицательно. Парень молодой, подумает, что он звезда. Слава Богу, что есть хорошие футболисты. Нужно больше нашим доверять. Ну не выиграет «Динамо» ничего в Лиге Европы, ну и что? За последние пять лет то, чего они в Европе добились, если бы они играли со своим клубом, хуже не вышли бы. Зато наши играют. Может, выросли бы за два-три года, и сегодня уже был бы другой результат. А так понабирали иностранцев, кто-то ушел, кто-то уходит. 30 футболистов, все на контрактах, высоких контрактах, играть некому: кто-то сломался, у кого-то травмы.

1975 год, суперкоманда Европы, лучшая клубная команда мира была признана специалистами. 14-15 футболистов было: 12 — золотой состав и еще несколько футболистов, которые подыграют, если нужно. 14-15, не больше.

— А сейчас же все говорят, что должно быть на одной позиции по два-три человека...

— Европа давно играет эту систему, и у них все нормально. Мы в 1976 в Ташкент шесть часов летели. Мы все время играли через три дня на четвертый, и за сборную играли. 16 человек играло. Система подготовки Лобановского была признана, на выживание, это ж нужно было иметь здоровье лошадиное, чтобы переносить эти нагрузки. Сейчас они играют в тепле, через час они будут купаться в бассейне в Конча-Заспе. Это совершенно другой уровень реабилитации. Сколько людей работает на этих футболистов! Есть деньги лишние. Нужно, чтобы свои футболисты были, я против иностранцев.

— Сергей Ребров доверяет молодым игрокам. Вы думаете, на молодежи можно выиграть чемпионат?

— Сегодня, может, и нельзя. Может, и не выиграет, потому что в «Шахтере» более опытные футболисты, более классные. Не выиграют сегодня, не выиграют завтра, так выиграют послезавтра, и потом десять лет могут выигрывать. В наше время люди играли по 8-15 лет. Мунтян сколько играл. В 1964 году начал и закончил в 1978. 14 лет играл в основе. Мениски, правда, повырезал и так далее. В защите восемь лет играли вместе Фоменко, я , Матвеев. Замены — Зуев, Кузнецов. Здесь такой состав, что каждую игру можно выставлять новую линию защиты, полузащиты. Не знаю, хорошо ли это. Хотя, если нет результата, очевидно, что не хорошо. Лобановский никогда не менял выигрышный состав, если не было необходимости.

— А как же чувство доверия тренера, когда человек сидит на скамейке и знает, что его все равно никогда не выпустят на поле, потому что есть один стабильный, который выигрывает?

— Есть золотой состав, а есть сидящие футболисты. Золотой состав не меняют. Тренер не будет менять, если люди играют. Если есть необходимость поменять — тогда другое дело.

— Как вам помогала ваша вера в футболе? Насколько вас признавали?

— Вера мне помогала с детства. Я никогда не пил, не курил, одним словом, не нарушал режим. Всегда очень серьезно относился к работе. Да, мне не хватало качеств, я знаю, что не был сильно техничным. У меня были свои качества, за счет чего я мог сыграть: мобилизация, концентрация и так далее. Я свои сильные качества испробовал и выполнял на 100%, это мне давало место в составе. Я уверен, что вера дала мне основу быть порядочным человеком. В ситуации с харьковчанами я даже по своей вере не мог принять неправильное решение. Но к этой ситуации не надо возвращаться, потому что прошло время. Сами подняли это. Забылось бы — и никто бы не знал. Я не знал и другие многие не знали. Но львовяне это взбудоражили, нужно было принимать решение, УЕФА нас заставила, это не мы принимали. Они прислали нам письмо, что мы задерживаем, не выполняем все. Всегда правильные решения были. У меня никогда не было проблем с дисциплиной. Севидов был тренер у нас. В конце какого-то сезона в интервью он сказал: «Если бы все были такие, как Стефан Решко, вы бы остались без работы».

В каждое время есть нарушители. И сейчас есть, и тогда были. У нас были «Волги», сейчас — «Мерседесы», самолеты. Но все равно игроки «Динамо» (Киев) жили хорошо по сравнению с народом. Выигрывали, получали 200-250 рублей, деньги были. «Динамо» жило лучше всех в Союзе. Я стал этим человеком, вырвался с колхоза, а это нулевой человек. Я видел, что так жить невозможно, поехал в Ужгород на краснодеревщика учиться, чтобы влиться в рабочий класс. А там и спорт. У меня были любовь, трудолюбие, режим, самодисциплина. Без особых качеств я потихоньку рос и всю жизнь так прошел. Пошел потом в Академию, приглашали на кафедру преподавать. Ни одного звания досрочно не получил, мне это не нужно было. Я полковник, профессор сегодня. Курсанты гордятся, что есть такой преподаватель у них, отличное отношение руководства, министерства. Кто бы ни приехал, все помнят, знают. Все это заслуга «Динамо» (Киев). Если бы не «Динамо», ничего этого не было бы. И, конечно, личное отношение, работа, вера, которая мне помогла, которая меня направила. Все верят, но нужно еще и жить по этой вере. Чистая, настоящая, живая вера нужна каждому человеку. Я благодарен родителям за то, что они были верующие и приучили меня к этой жизни, к этим поступкам.

— Ваши нынешние курсанты просили автографы, кроме как в зачетке?

— Подходят за автографами для отца. Приходит первокурсник, говорит: «Дайте автограф для папы. Я ему рассказал, что вы здесь работаете, он не поверил. Папа сказал: „Такой футболист что, будет преподавателем у вас работать?“». Такое часто бывает. Сейчас у нас новый набор на лагерный сбор, они едут домой, просят автографы для дедушки. Это не потому, что они Решко знают, а потому что это «Динамо» 1975 года.

Есть такие случаи, когда люди хотят уходить из клуба потому, что им за что-то недоплатили. Я всегда говорю, что каждому футболисту, кто поиграл в киевском «Динамо», «Динамо» дало больше, чем каждый из нас дал «Динамо». Я мог играть в «Черноморце», был бы там и что дальше? Поиграл бы там и забыли. Все успехи, которые я имею, которыми я горжусь, благодаря «Динамо». Это не за счет того, что я сын генерала какого-то или народного депутата, бизнесмена. Я крестьянский сын, сам своими мозолями вышел от крепостного права и защищал спортивную честь самой великой страны спортивного мира — Советского Союза. «Динамо» — это святое.

Я слышал, что Блохин хотел судиться. Когда я это услышал, что он хочет судиться за незаработанные деньги (он не работал, а просто за то, что подписался), мне стало плохо. Если бы он действительно пошел в суд, я бы обязательно где-то выступил, осудил бы его. Я к нему хорошо отношусь, я всегда его поддерживал, рекомендовал его, говорил, что только он может навести порядок в «Динамо», но не получилось. Все-таки он не клубный тренер, очевидно. Есть тренер сборной — это одна работа, а клубный тренер — совершенно другая. Хорошо, что Блохин образумился. Я не думаю, что это он, это агенты, они хотят зарабатывать. Он — великий футболист, но даже ему «Динамо» дало больше, чем он «Динамо». Если бы мы не играли в «Динамо», он бы не был лучшим футболистом Европы. Поэтому это не только его заслуга. Это, в первую очередь, заслуга клуба, Лобановского, который создал этот клуб. Блохин забивал, да, но если бы не было других, он бы не забивал эти мячи.

— Давайте пожелаем киевскому «Динамо» хотя бы чуть-чуть приблизиться к тем достижениям, которые были у вас...

— Я жду уже давно, мы, ветераны, ждем, но что-то пока я не вижу, чтобы в ближайшие год-два эти успехи могли повториться. Нет постоянного основного состава, одни легионеры приходят, другие — уходят. Нужно свою плеяду выращивать, чтобы знать, что эти люди 10 лет могут играть. За 10 лет команда вырастет. У нас все были почти одного возраста, в основном один-два года разницы, играли вместе 10 лет, выигрывали. Я желаю, чтобы «Динамо» выиграло что-то Европе в ближайшие годы. Я реально смотрю на вещи, с этим составом пока вряд ли получится это сделать. Состав хороший по людях, но пока классной игры нет. Стабильность — залог классной игры. Если две игры сыграли здорово, а потом провал, это не классная команда. У классной команды не может быть таких провалов.

Бывают спады, но не провалы, это разные вещи. Будем надеяться, что тренерский штаб учтет эти ошибки. Я посмотрел эту игру. Конечно, по людям, по игре мы на голову сильнее, но несобранность привела к 0:3. А могло быть и 0:4, и 0:5. А могло быть и 2:0 на десятой минуте в нашу пользу, Ярмоленко мог забить два мяча. Футбол не прощает расхлябанность. Недооценка, расхлябанность — самое плохое, что может быть. Можно не успеть где-то, можно ошибиться, но когда есть коллектив, собранность, то исправят, поправят. Пропустили — забили бы три, и было бы хорошо. Но нет, пропустили, еще пропустили, и еще пропустили, и еще могли пропустить. Это ненормально, такого не должно быть в такой команде, как «Динамо» (Киев). Надеемся, что это последняя такая игра.

Материал приводится с незначительными изменениями и сокращениями.

Татьяна Ящук

Андрей ЯРМОЛЕНКО: «Мы играли именно для тех, кто пришел на стадион. Это и есть настоящие болельщики» (ВИДЕО)

31.10.2014, 13:52
31.10.2014, 13:52
191936 1 YARY

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть