Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр КУЧЕР: «Даже не знал, что есть такая команда «Шахтер». Болел за «Динамо»

2014-11-18 15:55 История Александра Кучера — это пример для молодежи, как имея несколько процентов таланта, все остальное компенсировать ... Александр КУЧЕР: «Даже не знал, что есть такая команда «Шахтер». Болел за «Динамо»

История Александра Кучера — это пример для молодежи, как имея несколько процентов таланта, все остальное компенсировать своей работоспособностью. Мало кто мог предположить, что из этого парня получится игрок национальной сборной Украины. В юном возрасте он мало говорил, но внимательно слушал тренера. Когда сверстники гуляли, он готовился к следующему матчу. Своего он достиг. Но одна мечта, связанная со сборной еще не осуществилась.

Александр Кучер

«У некоторых все просто: раз донецкие номера, значит — сепаратист»

Александр, расскажите, как проводить сезон за пределами Донецка?

— Конечно же, было бы комфортнее, если бы мы играли домашние матчи на «Донбасс Арене», а так получается, что все встречи — на выезде. Ну в Лиге чемпионов, правда, домашние, потому что поддержка во Львове в этом турнире очень хорошая. А в чемпионате... Ну, вот открывали сезон матчем за Суперкубок во Львове, так большинство болельщиков поддерживали «Динамо». Или взять последний матч с «Днепром». По словам ребят и Мистера, зрители больше болели за днепропетровскую команду. Хотя мы во Львове проводим много матчей, приезжаем туда постоянно. Какая-то настороженность по отношению к «Шахтеру». Больше болеют за «Днепр», «Динамо», другие команды.

Как в целом вас Львов принял?

— В городе — все отлично, и люди отзывчивые. Нет никаких вопросов, претензий, конфликтов. На улице подходят, автографы берут.

Тарас Степаненко говорил, что квартиры в Киеве людям с донецкой пропиской не хотели сдавать...

— Такие моменты тоже есть. Больше скажу: подъезжал к Воздухофлотскому мосту, хотел машину оставить на парковке. Выходит парень, говорит: «сепаратистам нельзя здесь»... Донецкие номера, да. Есть такие, что и машины царапают. Такое тоже присутствует. Но закрываем на это глаза. Ведь всякие люди бывают: и те, кто понимает, что происходит, и те, кто не понимает. У них все просто: если донецкие номера, значит — сепаратист.

Парковщик не узнал игрока сборной Украины?

— А зачем, чтобы кто-то кого-то узнавал? Надо уважительно относиться не только к футболистам. Очень многие уехали из Донецка, из Мариуполя, из всего региона. Из того же Луганска. Какая разница, футболист, или нет? Надо ко всем людям нормально относиться.

Что вы ему ответили?

— Сказал, «какой ты молодец». Если человек не понимает, о чем может быть речь?

Как вам работалось на стадионе имени Банникова?

— У нас все тренировки получались «открытые». Там ведь открытое пространство, плюс, центр города. Мы понимаем, что людям интересно. Но это мешает сосредоточиться.

Как в целом проходил процесс переезда?

— Нам сказали: «едем в Киев». Был вначале разговор о Харькове, потом — о Киеве. Нормально воспринимаем. Никуда не денешься. Все понимали, что будет тяжело, но надо все-таки показывать характер, тренироваться, бороться за чемпионство.

Для вас лично и Харьков, и Киев родные города...

— Я одинаково воспринимаю и Харьков, и Киев. Это родные города, как и Донецк. Три города, в которых я провел свою жизнь. В Харькове несколько лет играл, также и в Донецке. В Киеве — вырос.

А в каком городе появляется то чувство, когда, например, выходя из самолета, думаешь, что дома?

— Наверное, в Донецке. Взрослую жизнь там провел, понимал, как жить. Женился, уже выступая в «Шахтере». Двое сыновей родились.

«Снарядами зацепило балкон»

У вашей жены был небольшой бизнес в Донецке магазин. Работает еще?

— Нет, закрылся. Она перевезла все в Запорожье. Взяли в этом городе помещение в аренду. И из дома почти все вывезли. Там кое-какие вещи остались. С переездом помогали знакомые ребята из Донецка. Сейчас они тоже в Киеве, помогают решать вопросы. Самим тяжело было бы. Добраться туда тяжело, выехать тоже. Осталась женщина, которая с уборкой помогала. Если что-то надо взять, она откроет.

Приходилось слышать, что некоторые футболисты платили за перегон автомобиля 5 тысяч долларов.

— Не знаю, я свои машины вывез еще летом. К счастью, меня это не коснулось.

Могли себе представить, что придется уезжать из Донецка?

— Если честно, сначала не верилось. Но уже когда началась стрельба, понимали, что играть в Донецке никто не разрешит и придется искать другое место, где базироваться и выступать.

Помните этот момент?

— Да. Начинался летний отпуск. Я был в расположении сборной, а жена — дома с детьми. Ей позвонили с детсада, сказали, чтобы срочно забирали детей, потому что начали стрелять. Супруга как раз находилась в тренажерном зале и увидела из окна, что поехали БТРы, побежали люди с автоматами. Она мне сразу позвонила, рассказала обо всем. Они должны были рано утром лететь в Турцию. Понимал, если аэропорт закроется и не получится вылететь, они сразу из аэропорта поедут в Киев. Вот тогда становилось ясно, что, может, в Донецк уже не вернемся. Переживал очень за жену и деток. Успокоился, когда они долетели.

Ваш дом под обстрелы попадал?

— В наш район, где много ребят из команды живет, снарядов прилетело достаточно, но мой дом они не задели. Квартиру немного зацепило — балкон. Побило окна в доме Адриано.

Адриано в шоке?

— Представьте, ваш дом разбомбили. Ну, или просто, в него попали снаряды, осколки. А вот недавно позвонили с еще одной «новостью» — нас затопили. Сейчас ребята поедут проверять.

В начале сезона из «Шахтера» уехали бразильцы...

— Неприятный был момент. Ребята побоялись ехать в Украину. Переживали за семьи. Мне кажется, надо было этот вопрос раньше вынести на обсуждение, а не оставлять на последний день. Тогда можно было бы принять какое-то решение, которое всех бы устроило. И не получилось так, что все резко развернулись и уехали. Уверен, договорились бы. Бразильцы ведь все равно здесь, все равно приехали. Просто не было бы настолько напряженной ситуации. А так, и наставники потратили нервы, и все мы пережили неприятные моменты. К счастью, все хорошо закончилось, мы все друг друга понимаем на поле и в быту. Поддерживаем.

Но старт сезона для вашей команды получился непростым.

— «Шахтер» — команда, которая зависит не от шести человек. И незаменимых нет. Мы вышли на матч за Суперкубок и показали, что команда у нас есть — это главное. Ребята сплотились.

«Наверное, у кого-то есть желание дестабилизировать «Шахтер»

Был момент, когда вы не знали, что будет с клубом, а пришли руководители, сказали: ребята, не переживайте?

— Да, в начале сезона. У Мистера был день рождения. Приехал президент и сказал: „Шахтер“ был, есть и будет. Сейчас переезжаем в Киев, играть будем во Львове. Но мы продолжаем работать, надо объединиться и двигаться вперед».

Вы давно видели Рината Ахметова?

— Вот тогда последний раз и видел.

Переживаете, что он не присутствует на матчах?

— Думаю, его можно понять. У него непростая ситуация, и ему хочется приезжать на матчи на родной стадион. Точно так, как и нам хочется играть на «Донбасс Арене». Ну а генеральный директор — Сергей Анатольевич (Палкин — ред.) — он постоянно с командой. В гостиницу к нам часто приезжает, на игры летает.

В игре с «Порту» во Львове на поле бросили файер, и вы его подняли...

— Ну, это же файер, не страшно. Не петарда, которая может в руках взорваться. Спасибо, конечно же, за поддержку, но есть и другая сторона медали — у нас и так мало стадионов, где УЕФА разрешает играть. А если еще и «Арену Львов», не дай Бог, дисквалифицируют, вообще негде играть будет. Играем же для болельщиков... Матчи без зрителей, это вообще...

Вы видели баннер «Геть зі Львова»?

— Да, и это странно. В городе все отлично, люди общаются, фотографируются, никто и слова не сказал. Никаких проблем. И тут кому-то надо было баннер повесить... Кому-то это выгодно, есть желание дестабилизировать «Шахтер», чтобы мы потеряли уверенность. Будем сильнее этого, нас это только сплотит.

«Тайсон же наш, «Боря»

— То, как сборная пела Гимн Украины три-четыре года назад, и как сейчас — большая разница. Ситуация в стране объединила?

— Сложившуюся ситуацию нельзя назвать «плюсом», но мы друг друга и в «Шахтере» поддерживаем, и в сборной. Мы стали еще более дружными. Все понимают, что каждый матч надо грызть землю, доказывать, что у нас есть страна, и бороться за ее честь.

Как так вышло, что Тайсон гимн выучил?

— Он же наш, «Боря».

Это кто ему такое прозвище придумал?

— Я.

Почему «Боря»?

— И он, и я играли в «Металлисте». Как-то общались, вспоминали старых знакомых по Харькову. Вспомнили и администратора Борю. Слово за слово, так и прицепилось.

«Вне поля Езерский — дуже добрий хлопець»

— Со стороны кажется, что ваша роль в команде поменялась. Это видно по тому, как вы руководите партнерами во время матча. В частности, вспомнилось, как вы разъярились на Фреда в игре с «Ворсклой».

— В первую очередь, я — защитник. Нужно быть надежным и много говорить, подсказывать, кричать, давать «втык». За мной же только вратарь, а я вижу все поле. Будем говорить — будет легче играть. А что касается момента с Фредом, там надо было «выгрызать» мяч, а не оставлять его сопернику, не убирать ногу. Это все эмоции — они остаются на поле. Вне поля — нет проблем, дружим.

Когда вы только пришли в «Шахтер», кто из старших мог взять на себя роль наставника?

— Так тогда почти все ребята в «Шахтере» были одного возраста, общались на равных.

А аксакал Езерский?

— Вова вне поля — дуже добрий хлопець. Казав: «Пішли, трошки попрацюємо».

Кто для вас был примером на позиции центрального защитника?

— Кумиров не искал, но всегда нравилось, как играет Фабио Каннаваро.

Из-за того, что вы с ним по комплекции похожи?

— Да, он тоже небольшой, корпусом хорошо играл. Была возможность один раз сыграть против него и его Италии за сборную Украины. Посмотрел, выделил кое-какие моменты, как лучше действовать в некоторых ситуациях.

«Ты защитник, твое дело простое — забрать мяч и отдать ближнему»

Если посмотреть на вашу статистику, виден высокий процент точных передач. В том числе, и на среднюю дистанцию. Где учились первому пасу?

— В харьковском «Арсенале» мы играли с последним защитником и двумя «персональщиками». Я как раз играл персонально. Ну и наставники говорили: ты защитник, твое дело простое — забрать мяч и отдать ближнему. Ты же молодой, не надо ничего выдумывать. Отобрал и отдал. Этим все время занимался, так и привык. Выработалось автоматом, не бить куда попало. Увидел манишку своего цвета, и примерно туда посылаешь мяч. Как бывает у молодого парня: выходишь на игру, тебе дают мяч, а ты не знаешь, что с ним делать. Значит, бей на нападающего.

Луческу просит, чтобы партнеры начинали атаки через вас?

— Если играем длинными передачами, то больше все-таки через Ярослава (Ракицкого — ред.). Я больше оперирую короткими и средними пасами. Так лучше контролировать мяч.

В матче с «Порту» нападающие португальского клуба очень хорошо прессинговали вас, не давали начать атаки первым акцентированным пасом. В таком случае, лучше всего выбивать подальше?

— Тут надо открываться крайним защитникам и центральным полузащитникам, чтобы было какое-то развитие атаки. Если есть хорошее командное движение, проблем не будет.

«Порту» пока что самый тяжелый соперник в этом сезоне?

— В Лиге чемпионов — точно. Обидная игра получилась. Выигрывая 2:0, упустили победу. Не очень приятно. Я был очень расстроен. «Привезли» себе пенальти и гол на 94-й минуте — не хватило самоотдачи. Может, не надо было бежать в контратаку, а стоило стать и «закрыться». Но хотели вперед идти, забить еще гол — все-таки играем для болельщиков. Ну и получили «оборотку».

В матче с «Порту» вы отдали голевой пас.

— Играл по позиции. Когда на тебя идут, то нужно прессинговать. Если я не пойду к этому футболисту, то пойдет насмарку вся работа, которую в этом эпизоде проделала команда. В тот момент меня страховали. Разворачиваться и бежать назад смысла не было.

Лучшее достижение «Шахтера» в Лиге чемпионов четвертьфинал с «Барселоной». На что способна нынешняя команда?

— На многое. Нужно работать и, конечно же, фарт. Без него никуда.

Говорят, «Шахтер» до сих пор не может найти замену Мхитаряну и Фернандиньо...

— Есть другие люди в центре поля — Тейшейра, Тайсон, Дуглас. Степаненко. Всем по силам, все наживное. Нужно время чтоб люди сыгрались.

«На просмотр в Харьков приезжал два раза»

Правда, что в 15 лет сказали: «Буду играть за национальную сборную Украины»?

— Конечно. А как по-другому? Думаю, каждый игрок стремится попасть в сборную своей страны. Без цели не стоит заниматься футболом. Наверное, нужно ставить задачу что-то выиграть, а не просто поиграть в футбол. Поиграть можно и во дворе. Хочется оставить о себе память. Да я играл, кто-то просто играл, а кто-то — что-то выигрывал. Тоже ведь разные вещи.

С другой стороны, не каждый в 15 лет решит, что попадет в национальную сборную...

— Если у детей, которые занимаются футболом, спросить, хотят ли они в сборную, то они скажут: «Хотим!».

Да, «хотим», но не «попадем»...

— Почему? Кто-то обязательно скажет. Есть разная наглость. Есть — хорошая, которая достигается трудолюбием. Есть и такая — ноги закинуть на голову. Но этим не нужно хвастаться. Я в Харьков два раза приезжал на просмотр. Первый раз, как всегда, едут молодые ребята. Приехали, шел чемпионат, а нас, «просмотровых» было 3-4 человека. Выпускной год со школы. Приехали, но матчей, чтобы сыграть, не было. Потренировались, а у команды игра была, потом — пробежка, баня, подготовка к следующему матчу. Мы уехали, нам сказали, что не подошли. Потом второй раз приехал, мне Женя Красников (на тот момент — менеджер харьковского «Арсенала» — ред.) говорит: «Ты же уже был у нас!» Отвечаю: «Вы не видели меня». Он посмотрел на меня и дал шанс. Сыграл в товарищеском матче, и меня не отпускали домой, пока контракт не подписал.

Сложно было второй раз проситься на просмотр?

— Был уверен в себе. Набрался наглости. А как по-другому попадешь? Ну и правду сказал, никто в первый раз меня не смотрел.

«Нам за две минуты «Порту» два раза забил»

Довольны своими достижениями на данном этапе карьеры?

— Надеюсь, будут большими.

Какая ближайшая цель?

— Выйти в плей-офф Лиги чемпионов с первого месте в группе. За «золото» побороться. Ну и со сборной на Европу попасть хочется.

Тарас Степаненко сказал, что болельщики не поймут, если сборная не выйдет в финальную часть чемпионата Европы напрямую. Согласны?

— Если честно, то не понимают нас очень долго. Если бы не домашнее Евро, то никто бы там не сыграл, наверное. Будем отдавать все силы, и будем стараться попасть в финальную часть чемпионата Европы. Многие ребята из сборной не участвовали в Евро. Да, были в заявке, но не играли. Вот и хотят попасть и сыграть.

Чемпионат мира 2006-го года пришелся на время вашего становления, как футболиста. Был шанс поехать на мундиаль в Германию?

— Тогда мне звонили даже, поскольку сломался Сергей Федоров. Звонок: «Так и так. Травму получил Федоров, ты можешь поехать на чемпионат мира!» И все. Я тогда находился в Донецке. Сказали, что перезвонят. Вечером не перезвонили и на следующий день тоже. Так и поехал в отпуск. Но думаю, даже если бы и поехал, то, вряд ли, сыграл бы в Германии.

А вы бы поехали на чемпионат, понимая, что шансов сыграть очень мало? Калиниченко рассказывал, что Рыкун после 80-й минуты на поле не выходил...

— Конечно, поехал бы. Вызывают в сборную! Это сборная, честь страны. Какая разница, сколько минут? Нам за две минуты «Порту» два раза забил. Почему, не выйти и не помочь команде хоть на 89-й минуте?

«В «Шахтер» приглашали на позицию опорного полузащитника»

Вы были капитаном «Металлиста». Капитанская повязка особое ощущение?

— Придает уверенности, поддержки и ответственность больше. Но бывали разные моменты.

Вы об игре с «Днепром»?

— Нам тогда шесть голов набили. Наверное, больше в своей карьере я не пропускал. А «Днепр», как всегда: Сергей Назаренко, Костя Кравченко хорошие голы забили. Влетело все, что могло. Тогда как раз начиналось принципиальное противостояние между «Днепром» и «Металлистом». Перед болельщиками было неудобно. Но нужно сказать, что это был первый год нового «Металлиста». Мы в итоге пятое место заняли. В команде только начали работать Мирон Богданович Маркевич и Евгений Алексеевич Красников. Были хорошие матчи, были и неудачи: «Днепр», «Шахтер»... «Черноморцу» 2:5 проиграли.

Когда переходили в «Шахтер», сразу почувствовали новый уровень?

— Конечно. Увидел базу. Наверное, тогда таких в Украине не было. Меня встретили, сразу поселили в «Донбасс Паласе». Два раза проходил медосмотр.

Объясняли, за какие характеристики вас берут в «Шахтер»?

— Меня тогда смотрели больше не как защитника, а как опорного полузащитника. Перед медосмотром разговаривал с Мистером. Он сказал, что вот Тимощук собрался уходить, так что нам нужен «опорник». На сборах и в чемпионате меня наигрывали именно на этой позиции. Но в сборной действовал в защите.

А потом был ключевой матч с «Ромой»...

— У нас было достаточно людей, которые могли сыграть центрального защитника — Леонардо, Чигринский, Свидерский. Не помню уже, что тогда было: или травмы или дисквалификации, но в результате меня поставили центральным защитником.

Юрий Максимов рассказывал, что перед матчами Лиги чемпионов не мог уснуть, вечером, чтобы успокоиться, курил...

— Я, наоборот, стараюсь поспать. Конечно, переживаешь перед игрой. Потом перед матчем — тоннель, гимн Лиги чемпионов... Зато, когда начинается сама игра, обо всем забываешь.

«Матч против «Милана» стал страшным сном. Сам себе праздник сделал»

Вам удалось сыграть очень удачно против Тотти...

— Ничего сверхъестественного о нем не скажу. Все мы люди. Тотти — высокомерный, наглый, мог грубо сыграть исподтишка. Это да. Персонально мы тогда не играли. Если в зоне встречались, то было противостояние. Получилось, сыграл удачно и мне начали доверять место в составе.

Был ли высокомерным ваш партнер по «Шахтеру» итальянец Кристиано Лукарелли?

— Сложно судить, он у нас не долго пробыл. Бывало, часто по индивидуальной программе работал. Чего так? Не знаю. Сам бегал, сам себе спагетти варил. Хотя у нас на базе очень неплохую пасту делают. Возможно, у него был особый рецепт.

Против кого было сложнее всего играть?

— Страшным сном стал матч против «Милана», когда мы уступили 1:4, а меня на 20-й минуте поменяли. Из-под меня Джилардино два забил. «Черкача» дал! Было неприятно в день рождения такой матч провести. В общем, сам себе праздник сделал. При этом, не сказал бы, что Джилардино — такой уж неудобный нападающий. Просто я невнимательно сыграл, потерял концентрацию. Правильно сделал Луческу, что поменял меня. Я уже начал «плавать».

У вас в карьере было все: удаление, симуляции, автоголы...

— Это да! Автоголы в последнее время часто пошли. Случайно получается. В свои специально не бью. В каких матчах? Не помню, да и лучше это в памяти не оставлять. А то думаешь, думаешь, и снова будет автогол.

Ракицкий будет играть в сборной?

— А разве он там не играет? Я не припомню, чтобы у него с этим были проблемы. Он каждый вызов в главной команде.

Говорят при Блохине, он не хотел приезжать, потому что не играл...

— Не хочу ничего говорить, это вопрос к нему. С моей стороны давать оценки было бы неправильно.

«Бывает, сыграет Гимн и ты готов костьми ложиться»

С какого момента поняли, что перед игрой стоит петь Гимн Украины?

— Я всегда знал слова Гимна и всегда его пел. Это заряжает на игру. Особенно, если поет весь стадион. И ты понимаешь: одна страна — одна команда. Бывает, сыграет Гимн и ты готов костьми ложиться.

Луис Адриано может задеть руками на тренировках?

— Бывают ситуации, но он не специально, а по инерции. Если задел, то извинится. Это не проблема.

Сильнее форвард в «Шахтере» был?

— Думаю, он самый сильный. Главное, что подходит под наш стиль игры.

«Мама мне еще говорила, чтобы я лучше в баскетбол играл»

Вы могли играть за «Динамо»?

— В детском футболе у меня часто менялись наставники и названия клубов. Выпускной год был в «Динамо». Но потом предложения от этого клуба не поступало. Были слухи и разговоры. Наверное, если был бы нужен «Динамо», то никуда не уехал. Когда был в Киеве, даже не знал, что есть такая команда, как «Шахтер». Болел за «Динамо», нравилась игра Шевченко и Реброва. Но сейчас у меня оранжево-черное сердце.

Когда вы с Ищенко и Худжамовым привозили в киевскую федерацию футбола Кубок УЕФА, Рустам сказал, что если бы этот трофей доставили в школу «Динамо», вас бы просто не поняли...

— Думаю, нас бы просто не пустили.

Ваш тренер в юношеской команде «Дружба» Сергей Нахабов — рассказывал, что прогрессировать подталкивала непростая экономическая ситуация...

— Конечно, жили мы бедно. Денег не было. На первую тренировку пришел в сандалиях, и те «убил». Последние. Пришлось ехать покупать. От мамы, конечно, получил. Хотел играть в футбол, а кед не было. Потом, когда мама кеды купила, сколько радости было. Отец работал водителем. По полмесяца его дома не было. А мама — в детском саду. Она и до сих пор работает. Без работы сидеть не хочет. Трудолюбивый она человек, наверное, я в нее пошел.

Чем бы занимались бы, если не футбол?

— Баскетболом. Очень неплохо играл. Был разыгрывающим. Даже с товарищами на Кубке Волкова, который проходил в киевском дворце спорта, играли в финале. В баскетболе я был более техничным. Мама мне еще говорила, чтобы я лучше в баскетбол играл.

Роман Бебех, Владимир Зверов

Темур Парцвания: «Я люблю Украину, но готов играть за сборную Грузии. Если пригласят»

18.11.2014, 15:55
Топ-матчи
Чемпионат Испании Валенсия Малага 2 : 2 Закончился
Чемпионат Украины Олимпик Карпаты - : - 4 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть