Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Леонид ТКАЧЕНКО: «Лобановский говорил: шахматисты же как-то могут…»

2015-01-15 12:33 Существуют в украинском футболе перевернутые страницы, возвращаясь к которым, неизбежно задаешься всевозможными вопросами — а поди ... Леонид ТКАЧЕНКО: «Лобановский говорил: шахматисты же как-то могут…»

Леонид Ткаченко
Существуют в украинском футболе перевернутые страницы, возвращаясь к которым, неизбежно задаешься всевозможными вопросами — а поди сыщи ответ! Интервью с Леонидом Ткаченко, чье имя в Украине связано прежде всего с харьковским «Металлистом», надеемся, приподнимет «занавес за краешек. Какая старая, тяжелая кулиса... Вот какое время было ранее — такое доброе, скажи, Алиса?!»

В СССР футболисты заканчивали к тридцати годам

Леонид Иванович, поиграть в высшей лиге союзного первенства вам удалось на закате карьеры, причем в «Металлисте» вы еще начинали, когда харьковчане играли во второй лиге. Играть в элите, когда почти всю сознательную карьеру проводишь в турнирах масштаба пониже, было сложно?

— Это было как поступательное движение вперед для любого спортсмена. Это было непросто, но невероятно интересно. Остались самые приятные воспоминания обо всех годах в «Металлисте», не только когда мы играли в высшей лиге. Естественно, самых теплых слов заслуживает Евгений Филиппович Лемешко, без которого не состоялось бы становление «Металлиста».

Красноречиво говорит о разнице в лигах ваша статистика. В первой лиге за сезон вы забивали семь-восемь мячей, в вышкепо одному мячу!

— Здесь надо говорить о том, что я пришел в высшую лигу футболистом состоявшимся, взрослым по тем временам. Мне было 29–30 лет. Как для дебютанта при нашей тактике, а действовал я на позиции крайнего полузащитника, нагрузка была колоссальная. Бесспорно, уровень игроков, которые противостояли нам в высшей лиге, был значительно выше. Вот поэтому и такая статистика.

Отрадно, что «Металлист» сумел не затеряться в вышке и шел вровень с московскими командами ЦСКА и «Динамо». В советском чемпионате важно было уметь «дружить», не так ли?

— Кавычки можно смело убирать. Потому что команду «Металлист» не сильно уважали в высшей лиге. Из-за бойцовского характера. Кто играл в «Металлисте»? Футболисты по остаточному принципу. Никого из наших футболистов не звали в ведущие команды страны. Поэтому каждый выход на поле для нас был событием. Мы бились, доказывали свое право на место под солнцем. И даже где-то делали результат, обыгрывали хорошие команды, в том числе и киевское «Динамо».

Как часто катали договорняки?

— Врать не стану. В футбольной карьере приходилось всего несколько раз. В бытность тренером в «Металлисте», каюсь, чаще. Вспоминаю слова покойного Валерия Васильевича Лобановского, который приводил пример: шахматисты как-то же могут изначально поставить установку и красиво расписать ничью, когда обоим надо заработать пол-очка. Почему футбольные команды не могут, если их устраивает результат? Увы, такие негативные моменты имели место!

Какие минусы еще были в чемпионате СССР?

— На фоне сегодняшнего развития ситуации, мне кажется, у нас был просто потрясающий, уникальный чемепионат СССР. Столько разноплановых школ, команд с индивидуальным почерком, характером... Все команды были разные. В какую форму ни одень «Арарат», «Спартак» и киевское «Динамо», футбол этих команд имел свой оттенок. Не было похожих команд, этого инкубатора, который мы наблюдаем сейчас. Единственный глобальный минус футбола того времени это то, что футболисты очень рано заканчивали. Преимущественно в тридцать лет. Мало уделялось должного внимания медицине. Не умели быстро и правильно восстановить футболиста. И второй негативный момент — это перелеты. В то время это было занятие малоприятное — нестыковки, отсутствие нормального сна, питание и т. д. Это укорачивало футбольную жизнь.

Полузащитник харьковчан Ростислав Поточняк утверждал, что исход финала Кубка СССР-1983 был решен заранее в Федерации в пользу «Шахтера». Неужели Донецк мог купить финал?

— Я очень люблю и уважаю Ростислава, в моем понимании это величайший футболист, но я не могу сказать по игре, что было именно так. Один из самых грустных и скучных финалов — да! Мы были готовы потрясающе, я имею в виду «Металлист», но за неделю до игры нас откровенно перекачали. Начались визиты руководства всех мастей, наобещали подарков, вплоть до машин... По себе помню, как вышел на игру в Москве. Обычно я летал на поле, а здесь было чувство, что играю в водолазном костюме. В 1988 году наученные горьким опытом мы на корне убрали эти визиты, никого не подпустили к команде и непринужденно обыграли московское «Торпедо». И в подарок получили по маленькому телевизору (смеется). Зато состоялась спортивная победа — «Металлист» стал обладателем Кубка СССР!

Как два говна встретились на светофоре

Почему именно вам Лемешко доверил быть его помощником?

— Ой... (тяжело вздыхая). Трудно о себе говорить. Многие не знают, что ровно за год до того, как он меня взял за руку и с футбольного поля перевел на тренерские подмостки, у нас был громкий скандал. Неправ оказался Евгений Филиппович. Не знаю, откуда он узнал, или кто ему сказал, в чем дело...

Что за скандал?

— Не хочу вдаваться в детали, потому что не одна тайна существует, касающаяся его и меня! Наверное, Филиппыч считал, что я обладаю тренерскими способностями. Может, его подкупили мои человеческие качества и то, что я пользовался уважением среди ребят.

Работать бок о бок с Лемешко было легко или не очень?

— Потрясающе интересно, но нелегко. «Металлист» же был периферийной командой, которая не обладала каким-то статусом в Союзе. Лучших футболистов мы сразу же отдавали, как в случае, например, с Павлом Яковенком и Вели Касумовым. Только благодаря Лемешко «Металлист» закрепился в высшей лиге. Так как он умел управлять командой, ни один тренер не был способен.

По молодости Лемешко занимался боксом. Своих подопечных в нокдауны он посылал?

— Бросьте (смеется). Не до такого же... Да, он был суров, одним выражением лица мог нагнать такой испуг, что все опускали глаза. Но я-то знаю настоящего Лемешко, ибо прожил с ним в одном номере с 84-го по 88-й. Он совершенно не выносил одиночества. Добрейшей души человек, поверьте! Шутя он мог, конечно, пнуть по попке, но ради всеобщего хохота. Не больше.

Какая байка, рассказанная Лемешко, засела в памяти?

— Самая смешная история приключилась после товарищеской игры с киевским «Динамо» в Харькове. О ней ходили легенды по всему Союзу. Это был 1978-й или 1979 год. Мы проиграли команде, в которой играло 11 заслуженных мастеров спорта. Проиграли 0:2, кажется. После игры наш автобус двигался по Сумской. Я сидел сразу за Лемешко. На светофоре приостановилась ассенизаторская машина старой модификации, зеленая такая, с огромным шлангом наверху.

На дворе осень, окна открыты. Евгений Филиппович поприветствовал водителя: «Привет, коллега»! А там мужик такой в старой фуфайке сидит. Отвечает Филипповичу: «Какой я тебе коллега»? — «Ну ты говно возишь, и я везу», — выпаливает Филиппыч! (Эту историю частенько приклеивают к легендарному матчу «Металлист» — «Спартак» — 0:7. В самом деле, она там естественнее смотрится! — ред.)

Как Лемешко уходил из «Металлиста»? По-хорошему или по-плохому?

— Не по-хорошему. Возник плюрализм мнений, который пришел в обиход по Горбачеву. Некоторые ребята были недовольны методами управления Лемешко, в частности, Саша Баранов. Произошел перегиб. Пришло время, наверное. 1989-й год. Лемешко возглавил «Металлист» в 77-м. Двенадцать лет он стоял у руля команды. Где-то Филиппыч психанул, руководители этим воспользовались, поскольку, наверное, устали от давления Лемешко в решении внутрикомандных вопросов. Тем не менее, незыблемое уважение к Лемешко в Харькове осталось до сих пор. Однозначно он фигура номер один среди тренеров «Металлиста» за все времена!

«Металлист» дважды за пять лет выходил в финал Кубка СССР. Делали особую ставку на этот турнир?

— Изначально она не была заложена. Но когда по турнирной сетке выбивали одних, вторых, третьих, то за пару шагов до финала мы акцентировали внимание на этом, потому что обладать Кубком было престижно — в отличие от сегодня. Чемпионство выиграть, сами понимаете, было нереально, а вот Кубок, как показала практика, под силу!

«Металлист» — обладатель Кубка СССР 1988 года«Металлист» — обладатель Кубка СССР 1988 года

Как «Черноморец» занял место «Металлиста» в Европе

В 1989 году вы уже возглавляли «Металлист». Харьковчане заняли седьмое место в чемпионате СССР (второй результат в истории клуба). Могли прыгнуть выше и попасть в Кубок УЕФА, но едва ли не лучший советский арбитр Алексей Спирин убил харьковчан в игре с «Черноморцем». Каким образом?

— Ничейный результат гарантировал нам место в Кубке УЕФА. В Одессе нас действительно попросту убили. Спирин дал «точку» в наши ворота, а в сторону Одессы не поставил 100-процентный пенальти. Интересно, что незадолго до этого, может, за месяц, Спирин возглавил Всесоюзную коллегию арбитров. После этой игры я подал жалобу на него, и представляете — его убрали!

Даже так?

— Да. Он понимал, что был не прав. Скажу больше: у нас с ним через определенный период времени наладились отношения. Обидно, что играли мы лучше «Черноморца», а результат на табло 2:0 в пользу Одессы. Как итог — «моряки» вместо нас стартовали в Европе.

В еврокубках «Металлист» все же сыграл, но в другом турнире и годом ранее. Первый международный опыт получился со знаком плюс?

— Однозначно. Мы прошли «Борац» (Баня-Лука). После 0:2 на выезде в Харькове при огромном скоплении болельщиков сумели вынести югославов 4:0. На следующем этапе мы играли с голландской «Родой». Первый матч в Керкраде проиграли 0:1, а дома сыграли вничью 0:0. Мы увидели и прочувствовали футбол на европейском уровне. Бесценный опыт!

Выезд в Югославию. Как все тогда происходило? Как получали визы? Каким образом добирались в Баня-Луку?

— Все решалось через Спорткомитет Советского Союза. В Москве и визы оформлялись, и суточные выдавались. Летели мы до Белграда, а оттуда автобусом держали путь на Баня-Луку.

Представления о команде «Борац» не имели? Грубо говоря, выходили на соперника вслепую?

— Никаких видеокассет не было. Но я и Рома Шподарунок отправились в Югославию на три дня раньше команды, дабы вживую посмотреть игру «Бораца» с албанской (то бишь косовской. — ред.) командой «Приштина». Тогда еще был единый чемпионат Югославии. Какую-никакую, но информацию о «Бораце» мы получили. Та игра получилась боевой, с драками. Уже тогда чувствовалось колоссальное напряжение, нарастал антагонизм между югославскими командами.

Капитан «Металлиста» Игорь Якубовский вспоминал: «На домашнюю встречу выходили с мыслями, что не должны проиграть. Никто представить не мог, что мы пройдем „Борац“. Мне кажется, сам „Борац“ приехал в Харьков, уже видя себя в следующем раунде».

— Команда у них была достаточно крепкая. Но нам помогла шведская бригада арбитров. Они с симпатией к нам относились. Правда, голы забивали без их помощи. Они все были просто потрясающие. Юра Тарасов два мяча забил. Арбитр убрал с поля игрока «Бораца», и мы дожали югославов. Вспоминается потрясающая поддержка 40 тысяч зрителей. Ноги сами несли ребят вперед! Ну а «Рода» — команда несколько иного уровня. Ряд голландских игроков был очень приличный. В частности, впереди играл двухметровый нападающий ван дер Лун, а в обороне защитник-великан, кажется, Сюврейн. Они заслуженно прошли. О «Роде», к слову, никакой информации мы не имели.

Якубовский говорил, что играли без каких-либо установок. Тактикой Лемешко не заморачивался. Как звучала традиционная установка на игры?

— Якубовский совершенно прав. Лемешко брал мел и что-то там чертил на доске. Даже когда появилась кое-какая аппаратура, Лемешко неодобрительно относился к новинке.

Встреча после продолжительной разлуки

Высшего достижения в розыгрышах Кубка Украины «Металлист» добился в 1992 году еще под вашим руководством. Проиграли «Черноморцу» Цымбаларь забил гол из офсайда в дополнительное время. Может, судья умышленно ошибся?

— Я думаю, нет. Надо признать, что тот «Черноморец» котировался выше «Металлиста». Но нам не повезло. У «Металлиста» была замечательная молодая команда. Я потом с Ильей Цымбаларем пересекся в «Анжи», и мы вспоминали ту игру. Илья говорил: «Леонид Иванович, я вам как-то дорогу перешел». «Помню», — отвечаю.

В «Металлист» вы ненадолго возвращались в 2000 году. Унылое зрелище?

— Это было зрелище не для слабонервных! Врачи после команды собирали еду в целлофановые пакеты и уносили домой. Думаю, это прекрасно говорит о том кошмаре, что творился в «Металлисте»... Когда я только принял «Металлист», сразу понял, что надолго не задержусь.

17 августа 2000 года в Донецке «Шахтер» отгрузил в ворота Александра Горяинова восемь безответных мячей. Это поражение стало поводом для вашей отставки?

— Отчасти — да. Пять лет, которые я отсутствовал в Украине, конечно, сильно изменили расстановку сил в украинском футболе. «Шахтер» превратился в крепкую команду. А мне захотелось победить горняков... Побежали в атаку и попали в плен!

Последний матч в Украине против кого провели?

— Против «Динамо» Лобановского в Киеве. Проиграли 0:1, гол Деметрадзе забил, мы 98 минут отыграли. После игры Валерий Васильевич обнял меня в туннеле и спросил: «Есть вопросы?» — «Никаких», — отвечаю.

Принято считать, что в ту пору судьи работали на «Динамо» (Киев). Вы это заметили?

— В те времена такой результат был в порядке вещей без всяких судей. У меня же в команде было три футболиста, которые впервые в своей жизни увидели самолет и совершили перелет Харьков — Киев. Один мальчик из интерната, не помню его фамилию, терял сознание в самолете!

В 1992 году вы успели поруководить сборной Украины в тандеме с Николаем Павловым. Как такое стало возможным?

— Руководили Федерацией Футбола покойный Виктор Максимович Банников и Евгений Петрович Котельников, функции куратора исполнял Базилевич Олег Петрович. Они видели, что мой «Металлист» был потрясающей командой. Море футболистов в дальнейшем играли в киевском «Динамо» и московском «Спартаке». Эх, какие имена — Призетко, Кандауров, Помазун, Прудиус, Пушкуца... Нам не хватило одного, чтобы добиться в украинском футболе большего результата!

Чего?

— Времени. Быстро все разъехались. В команде уже не хватало средств. Завод имени Малышева испытывал большущие сложности.

Могли задержаться в сборной больше, чем на один матч с белорусами?

— Нет. Мы с Колей Павловым понимали, что взяли нас временно — чтобы на игру с Белоруссией команда вообще не явилась без тренера. Но замечу, что это была вторая моя игра в сборной. Первую я провел в Венгрии в качестве помощника Виктора Прокопенко.

Работая в сборной, вы пожаловались на непрофессионализм некоторых звезд: «Почувствовал несвежее дыхание наших „профи“. Были и бутсы с грязью шестидневной давности, которые вываливали ребятишки из сумки. Сразу мне вспомнился Буряк. Леня готовился буквально к каждой тренировке. У него в мешке лежало 100 разных шипов, выглаженные трусы, футболка, гетры. Вот настоящий профессионал»...

— Не хочется называть фамилии игроков... Тогда все было такое. Автобус дряхленький, стекла наволочками завешены. Все это не настраивало игроков на футбольный лад. Относились они ко всему как к встрече после продолжительной разлуки.

Поэтому, может, не стоит упрекать тех, кто перебежал впоследствии в российский лагерь?

— Однозначно! Огромная группа футболистов бросилась в Россию только по этой причине — им предложили нормальные условия труда. Украина потеряла очень много сильных футболистов по своей глупости.

В Шепетовке была первая частная команда

Интересная страничка в вашей биографиишепетовский «Темп». Правильно утверждать, что «Темп» стал первой олигархической командой в Украине?

— Совершенно верно. Для меня это был первый опыт работы, как мы тогда называли, в частной команде.

Бюджет «Темпа» был полмиллиона долларов. Каким бюджетом располагало киевское «Динамо»?

— Сложно сказать наверняка, но «Динамо» в ту пору переживало трудные времена. Для «Темпа» же это был потрясающий бюджет. Что и говорить, если у меня зарплата была 3000 долларов. Интересно, что я одной ногой был уже в Иране, где должен был возглавить одну из ведущих команд. Но Банников попросил помочь Джумберу Нишнианидзе (президенту «Темпа». — авт.), который вкладывал в футбол свою душу. С огромной неохотой я ехал в Шепетовку. Но сегодня могу сказать, что я ни о чем не жалею и благодарю судьбу, что мне довелось поработать полтора года с таким замечательным человеком, как Джумбер.

В то же время Георгий Кондратьев, легенда минского «Динамо», вспоминал, что после тренировок вся команда бежала к ближайшему пруду. Помыться. Воды в душевой не было. Романтика!

— Жора прав. У каждого было пластмассовое ведерко. Мы набирали воду, брали кусочек мыла и мылись у озера. Я застал еще веерные отключения электричества, когда лежал в своем номере в перчатках, шапке-ушанке и читал газеты, подсвечивая лампой. Но все это забывалось, когда приходил результат. У нас была великолепная команда. Сергей Скаченко после «Темпа» перешел в киевское «Динамо». Я был участником переговорного процесса, когда Григорий Суркис непосредственно приезжал к Джумберу. Арсен Аваков (не путать! Это другой человек, футболист! — ред.) через год стал лучшим бомбардиром чемпионата Украины и перешел в московское «Торпедо». Братья Капанадзе — отдельная песня. Такую техническую оснащенность я редко у кого встречал. Белорусы Кондратьев и Гомонов были чемпионами СССР. Команда на загляденье!

Правда, что вы меняли белорусов минуте на 60-й, чтоб те успевали на вечерний поезд в Минск?

— Это правда. Они на электричке из Шепетовки ехали в Ровно, а оттуда держали путь на Беларусь.

А что за автомобили подарили игрокам «Темпа» за выход в высшую лигу?

— Джумбер пригнал из Польши б/у автомобили без документов. По тем временам, как вы понимаете, эти вопросы решались на раздва. Мне Джумбер подарил серебристый Opel Senator с велюровым салоном.

Как вы решили из Арсена Авакова сделать нападающего?

— А вы знаете, Авакова сделали нападающим в запорожском «Торпедо». У меня он вообще мало играл и рассматривался как центральный защитник. Аваков приехал ко мне из Душанбе транзитом через московский «Локомотив».

У кого талант был больше у Скаченко или Авакова?

— У Скаченко. Природа наделила его невероятными задатками. Сама фигура Скаченко говорила за себя. А каким финтом он обладал! Не касаясь газона, Скаченко летел как выпущенная из лука стрела. Он мог достичь гораздо большего, если бы не пресловутая беда.

Да уж! Слышал, что футбол его не интересовал как таковой — им он зарабатывал на развлечения!

— Сложно было с ним. Тащил его как мог. Но, видимо, он сам не хотел.

За какую сумму продали Скаченко в «Динамо»?

— Тридцать тысяч долларов. Плюс Суркис помог Джумберу с каким-то кредитом.

Подарили Запорожью место в вышке

В сезоне-1993/94 «Темп» одержал 12 побед в чемпионате. Все дома, ни одной на выезде. Подозрительно?

— Нет. Время прошло, врать вам не стал бы... Вот потом когда образовались некие трудности у Джумбера, он объявил всем, что уже не тянет. Бизнес пошел на спад. И тогда ребята, может быть, отдали игру запорожскому «Металлургу», который стоял на вылет. Куксов еще работал главным тренером (а капитаном запорожцев был Виктор Скрипник. — авт.).

Что вы почувствовали, когда отправили «Металлист» в первую лигу?

— О-ооооо! Для меня это был потрясающий момент! Я доказал всем, особенно тем людям, которые способствовали моему уходу из «Металлиста», команды, которой я отдал почти двадцать лет в качестве игрока и тренера. Справедливость восторжествовала. Я парил над землей! Такой у меня характер, что уж поделаешь, врать не буду... (Выдворили Ткаченко из «Металлиста» так — со слов самого Ткаченко: «Мне порекомендовали успешного бизнесмена Дмитрия Дроздника. Ценой огромных усилий удалось уговорить власти Харькова, руководство завода отдать команду. Оказалось же, что я привел в клуб настоящего бандита. Через два месяца он выкинул меня из команды. А вскоре начал реализацию своего плана по распродаже «Металлиста». Призетко и Прудиуса отправили в Киев, Помазуна — в московский «Спартак», Кандаурова — в Израиль. Буквально за год Дроздник с компанией превратили «Металлист» в пепел». — авт.).

Крах «Темпа» был вызван разорением Нишнианидзе. Два его судна, которые направлялись в Грузии по Черному морю, перехватили бандиты и отобрали весь груз на миллион долларов. Прям Сомали попахивает... Подробности этой истории вам известны?

— Увы, неизвестны. Наверное, по той причине, что я покинул команду прежде, чем она ушла в небытие. Джумбер был рисковый человек. Очень похоже на правду!

Кроме «Металлиста» и «Темпа» у вас была реальная возможность еще поработать в Украине?

— Только на уровне разговоров. Да и то, из тех, что я наслышан, лишь Запорожье суетилось. После «Темпа» я рванул в Калининград, в свой город, который для меня отчасти родной, потому что папа, он у меня военный, в 66-м после Германии перевез семью в Калининград. В «Балтике» у меня все сложилось удачно. И в Украине я больше не работал.

Когда в Харьков наведывались в последний раз?

— В 2008 году на 100-летие харьковского футбола. Об Украине у меня очень теплые воспоминания. Я поддерживаю приятельские отношения с Борисом Михайловичем Воскресенским, вице-президентом ФФУ. Он приезжал ко мне на 60-летний юбилей. Пользуясь случаем, через ваш журнал хочу передать всем привет. Двадцать лет, которые я провел в Житомире, Харькове и Шепетовке, были одними из лучших в моей жизни! У меня осталось море друзей в Украине, которых никакой шторм у меня не отберет. Я обожаю Украину. Спасибо и вам!

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ, «Футбол»

15.01.2015, 12:33
Топ-матчи
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити 1 : 0 Закончился
Лига чемпионов Барселона Боруссия М - : - 6 декабря 21:45
Базель Арсенал - : - 6 декабря 21:45
Бенфика Наполи - : - 6 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть