Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Резо ЧОХОНЕЛИДЕ: «У меня нет контракта с «Динамо»

2015-03-05 08:33 Во вторник, 3 марта, в гостях у редакции Спорт.ua побывал известный футбольный функционер, генеральный директор киевского «Динамо» Резо Чохонелидзе. Он поделился ... Резо ЧОХОНЕЛИДЕ: «У меня нет контракта с «Динамо»

Во вторник, 3 марта, в гостях у редакции Спорт.ua побывал известный футбольный функционер, генеральный директор киевского «Динамо» Резо Чохонелидзе. Он поделился своим мнением о дисквалификации Ярмоленко и Беланды, оценил шансы «Динамо» в предстоящих матчах Лиги Европы с «Эвертоном», рассказал о том, где продолжат карьеру Максим Коваль и Лукман Аруна, и о многом другом.

Резо Чохонелидзе

 Вы хорошо общаетесь с представителями «Шахтера» господином Палкиным, Луческу?

— Они мои друзья, мы дружим давно. Конечно, соревновательный период — это та часть, которая важна для всех. Но как только футбол заканчивается — мы друзья, мы общаемся. Они — прекрасные люди, профессионалы, которые ведут эту команду на вершину европейского футбола.

 Есть чему учиться у «Шахтера»? Вы хотели бы сейчас что-то перенять из менеджмента «Шахтера», из их ведения футбола, маркетинга?

— У «Динамо» есть традиции, спортивная культура, большие достижения не только в Советском Союзе, но и в Украине, и за рубежом. Я думаю, что у каждого есть свое видение этой работы. Мы ни у кого не должны учиться. Хорошо, когда каждый клуб создает свое лицо. Такими клубами являются «Шахтер» Донецк, «Днепр» Днепропетровск и «Динамо» Киев.

 Когда «Шахтер» переехал на «Арену Львов», он сразу же открыл свой магазин, появился фан-клуб «Шахтера». Возможно ли открыть фан-клуб «Динамо», магазины в том же Львове? Хотят и могут покупать продукцию «Динамо», но просто негде пока. Насколько вероятно, что это в ближайшее время это будет?

— Наши магазины везде.

 Не нашли болельщики...

— Пусть заходят в спортивные магазины. Нашим спонсором является Adidas, у них тоже есть желание реализовать как можно больше продукции. Они все делают и для того, чтобы форма была качественная, и для того, чтобы болельщики имели возможность надевать то, что надевают футболисты на соревнованиях. Можно это сделать, это есть везде. Когда мы играем на выезде, я хожу и замечаю, что в больших магазинах есть спортивные отделы, где есть футболки «Динамо», «Днепра», «Шахтера», «Металлиста».

 «Динамо» получает прибыль от такой продажи или это нелегальная продажа?

— Нет, официальным спонсором является Adidas, где все контролируется. От «Динамо» нелегально ничего не делается. В Милане, например, внутри стадиона «Сан-Сиро» продается оригинальная продукция Adidas, но за его пределами за 5 евро продаются подделки. Мир построен таким образом, что от этих негативов тяжело уходить, но в конце концов добьются этого.

 Вы как генеральный директор «Динамо» заходили на страничку вашего официального магазина, смотрели, что там за продукция? Вам лично хотелось купить там что-то?

— Многие болельщики пишут письма, я иногда отдаю нашим молодым завхозам, которые занимаются этим. Они покупают в этих магазинах, и я отсылаю эту продукцию. Иногда я покупаю, когда у меня есть свободное время, надеваю и бегаю. Меня останавливают и спрашивают: «Где вы купили эту форму?». Я не могу им сказать, что я там работаю. Говорю: «За углом есть магазин, там покупал».

 Вас еще не узнают?

— Это за рубежом.

 Есть ли уже какая-то информация о том, обнаружили ли людей, которые чинили бесчинства на стадионе? Как клуб намерен бороться с тем, чтобы больше не повторилась подобная ситуация?

— Никто не застрахован от этого. Это тяжело рассматривать. Когда часто нарушается режим, все сведения сразу же появляются. Наши обнаружили несколько фото, но я не хочу заранее говорить об этом, потому что я не компетентен в этих вопросах. У нас есть начальник охранной службы, который занимается этими делами. Вчера я разговаривал с ним, и они нашли этих лиц. Но мы не знаем, что может случиться на следующих играх. Вы понимаете, какая политическая, экономическая ситуация сейчас в стране. Я благодарю наших болельщиков, которые не довели до конца тот хаос с нашим капитаном. Александр Шовковский является, я думаю, одним из лучших вратарей в Европе сейчас. Его авторитет тоже повлиял на это, а то мы могли потерять и Кубок, и участие в европейских соревнованиях на несколько лет.

 В подтрибунном помещении обсуждалось то, что арбитр был готов вообще прекращать матч? Кто повлиял на то, что арбитр снова вывел команды на поле?

— Авторитет Шовковского, спецслужба сделали все для того, чтобы это не повторилось.

 Кто-то из фанатов задержан?

— Я не могу вам сказать, потому что работает служба, которая потом даст ответы на все эти вопросы. Я знаю, что они обнаружили этих людей, есть фотографии, и они доведут это до конца. Мы продолжаем играть в Европе. Нельзя, чтобы из-за каких-то негативных проявлений команда потеряла европейский турнир.

 Можно ли сейчас провести акцию, чтобы были черные списки фанатов, которых не пускали бы на стадион, велось видеонаблюдение? Говорят, если не видно лиц людей, если они одеты в балаклавы, то службе безопасности их стоит сразу выводить из стадиона. Будут ли какие-то кардинальные шаги, чтобы подобное больше не повторилось?

— Думаю, да, потому что надевать маски и идти на футбол — это неправильно. Футбол — это зрелище, это спектакль, развлечение. Семьи, дети хотят посмотреть этот спектакль. И в этом спектакле находятся люди, которые напоминают, например, действия, которые происходят на Востоке. Это не соответствует реальности.

 Какое решение от УЕФА вы ждете?

— Там находятся люди, которые тоже понимают... Почему я сказал, что в стране такая обстановка? Потому что они не находятся здесь, они употребляют ту информацию, которую получают через СМИ. И, исходя из этого, они могут принимать решения. Команды приезжают сюда играть, и если им подадут ту обстановку, которой в реальности здесь нет, это плохо, конечно. Все будет делаться для того, чтобы игру провели на «Олимпийском».

 Вы думаете, что могут принять решение вообще на нейтральное поле перенести матчи «Динамо»? Мы надеялись, что футбол в Киеве будет просто без зрителей...

— Может быть, без зрителей, могут перенести, а может, матч пройдет с хорошей охраной, например.

 По поводу трехматчевой дисквалификации Ярмоленко и Беланды... Была ли апелляция от клуба? Стоит ли ждать положительного результата, чтобы, допустим, хотя бы во втором матче с «Эвертоном» оба сыграли?

— У Ярмоленко и Беланды два разных наказания. Все хорошо просмотрели, когда Сидорчук лежал, 7 сантиметров рана, кровь течет, арбитр проходит и не замечает, а Андрей замечает. Он пошел не для того, чтобы нанести травму, а для того, чтобы остановить. Кровотечение было очень сильное, ему было тяжело на это смотреть. Он хотел выбить мяч, но в это время мяч ушел чуть-чуть вперед, и он задел ногу. Новые постановки арбитража сейчас, когда сзади или сбоку делаются нарушения, а они якобы оберегают футболистов от тяжелейших травм. Вы смотрите сейчас игры европейского уровня, выгоняют всех футболистов, даже когда нет травмы, а когда считают, что преднамеренно хотели нанести тяжелую травму. Какая травма будет — средняя или тяжелейшая — это уже никто не может определить. Они хотят от этого уходить.

 Никто же не отрицает, что Ярмоленко делал это преднамеренно. Да, у него получился удар сзади по ногам. Три матча это справедливая дисквалификация?

— Я думаю, что несправедливая. Это совершенно не тот фол, который заслуживает три матча дисквалификации. Я думаю, что Апелляционный суд должен вынести чуть меньшее наказание, чем было принято.

 Когда должно быть это решение?

— Мы написали обжалование, на следующей неделе должны получить ответ.

 Вы согласны с дисквалификацией Беланды?

— Эта грубая игра, мяч был далеко, через четыре секунды он наносит удар. Я думаю, что это заслуженно. Ярмоленко — это совершенно другое.

 То есть наказание Беланды вы даже не оспаривали?

— Нет, потому что мяч уже был в игре. Он заметил, что якобы никто не смотрит на него. Он мяч потерял из-за того, что с ним поступили неправильно, и он сделал такой жест.

 Они были оштрафованы за красные карточки?

— Да, у нас внутри коллектива есть штрафные санкции. Они были оштрафованы.

 «Эвертон» соперник по силам «Динамо»? Мы уже можем видеть киевлян в 1/4 Лиги Европы?

— В футболе каждая команда хочет пройти дальше. Я считаю, что Сергей Ребров — один из талантливейших молодых тренеров в Европе. Он поиграл в Англии, в Турции, в России, и, конечно, в «Динамо» Киев. Он был великолепным футболистом. Он является одним из продолжателей дела Валерия Васильевича Лобановского. Я каждый день наблюдаю его работоспособность, его интеллект, который он передает футболистам, теоретические занятия, установки, тренировочный процесс. Я думаю. что в данный момент у нас создается команда будущего. Нельзя после полугода работы требовать чего-то сверхъестественного. Но в данный момент состояние команды такое, что «Эвертон» мы должны проходить.

 После матча с «Металлистом» Сергей Станиславович в интервью сказал, что наконец-то он дождался, когда все команды «Динамо», молодежная команда, «дубль», работают по одной системе, что ему несложно вырвать игрока из любой из этих команд и поставить его в основу. Почему только сейчас пришли к этой системе? Что мешало раньше так работать?

— Раньше приходили тренеры, которые проповедовали образ Лобановского. Но то, что было у Лобановского внутри, этого никто не мог обнаружить. Была такая спекуляция, что мы должны «по Лобановскому» играть, тренироваться таким образом. Но я считаю, что люди, которые приходили, должны были быть образованными, профессиональными, классическими. Не нужно подражать никому, но кое-что обязательно нужно взять из того, что он проходил во время тренировочного процесса. Таким человеком оказался Сергей. Он — интеллектуальный человек. Он работал в нашей детской школе, с молодежной командой, в «дубле». Он не сразу стал главным тренером «Динамо». Стоит подчеркнуть, что наш президент футбол прекрасно понимает. Приход Реброва — это не просто Ребров пришел. Это Игорь Михайлович его привел, он его воспитывает, он его ведет к вершинам. Как вы понимаете, президент решает, кто будет тренером. Игорь Суркис сделал выбор, который мог бы себе позволить не каждый президент для такого талантливого футболиста в прошлом и молодого тренера сейчас.

 Вот эта система... Это была инициатива президента наладить такую вертикаль? Или это Сергей Станиславович?

— Все, что происходит в футболе и за его пределами, делается по согласию президента. Сергей Ребров профессионально объяснил, каким образом нужно построить вертикаль. Это правильно. Чумак, который только вошел, уже знал, что он должен делать. Молодежный состав, «дубль», вторая команда, в академии будут работать в том направлении, в котором работает первая команда. Совершенно по-другому идет тренировочный процесс, больше внимания уделяется технике, тактике. Когда дети переходят из академии, они должны быть образованными. То, что футболист должен сам рассказать во время теоретических занятий, то, что он должен сделать во время тренировки, то, что он должен сделать во время игры — это очень важно для эрудиции футболиста. Наши тренеры работают. Раньше этого не было, потому что всегда приходили тренеры, которые говорили, что они сделают все. Я наблюдал за этим. С моей стороны помощь была всегда, потому что тренеру нужно помогать для того, чтобы получить ответ и посмотреть, чем он дышит и какая у него культура.

 Чем вы помогали? Советами, игроками? Вы привозили специалистов? Как происходит ваш контакт с тренером?

— Когда я приехал в «Динамо» Киев, первое, что я заметил — здесь были большие проблемы с паховыми кольцами. Оперировали по 16-17 футболистов. Мы привезли из «Милана» Пинколини. Это знаменитый тренер по функциональной подготовке, который эту проблему решил. Мы приглашали тренера по тактике, по технике, который каждый год проводил двухдневные встречи с нашими будущими и начинающими тренерами. Мы делали медицинскую службу, витаминизацию и т.д.

 Вы в одном из интервью хорошо отзывались о психологе, который работал в «Милане», Бруно Демикелисе. Почему так происходит, что тренеры в киевском «Динамо» не подпускают таких специалистов?

— Мы находимся на стадии построения. У нас новое направление работы, которую ведет наш главный тренер. Придет время — он пригласит его. Но пока он начинает строить: академия, молодежная команда, «дубль», вторая команда. Это сразу не получится. Мы не должны начинать с психологов, чтобы построить команду. Сперва мы должны заложить фундамент, потом на этом фундаменте строим то направление, которое необходимо, а потом мы будем приглашать не только психологов, но и других людей, которые смогут нам помочь.

 Сергей Ребров делает ставку на молодых украинских футболистов. Насколько велика вероятность того, что летом легионеры покинут клуб?

— Без легионеров тоже нельзя все сразу сделать. Сергей Ребров показывает бывшим нашим тренерам огромную часть наших молодых талантливых футболистов, на которых внимания не обращали. Работа была проведена таким образом, что нужно приглашать иностранцев, которые помогут «Динамо» стать чемпионом Украины, победителем Лиги чемпионов и т.д. Это не так. Параллельно Сергей Ребров показывает, что в Украине есть талантливые футболисты и что у нас есть иностранцы, которые хотят играть, хотят попасть в свои национальные сборные. А с другой стороны, уже подходит молодежь, которая в скором времени начнет вытеснять. Но когда это будет — это не в моей компетенции, это наш главный тренер решит.

 Этой зимой действительно велись переговоры по Драговичу, по Велозу? Велозу говорил, что он был близок к переходу в «Фиорентину». Он давно рвется из Киева. Насколько реален его переход?

— Это хорошо, когда есть много желающих европейских команд пригласить наших футболистов. Играть в «Фиорентине» и играть в «Динамо» — это совершенно разные вещи. «Динамо» Киев — это бренд европейского футбола. «Фиорентина» сегодня может играть, а завтра может растеряться. Когда я еду в Европу на собрание УЕФА, когда «Динамо» не участвует в Лиге чемпионов, мне говорят: «Невозможно представить, что „Динамо“ Киев не находится в этой группе, где другие команды, которые раньше делали все для достижения ваших результатов».

 То есть Велозу в «Фиорентину» не отпустили бы?

— Чтобы играть в сборной своей страны, футболисты должны обязательно играть или в Лиге Европы, или в Лиге чемпионов. А «Фиорентина» сегодня может играть, а завтра — нет. Это уже решение футболиста. Все футболисты хотят поехать играть в «Манчестер Юнайтед», в «Реал Мадрид», но, когда приходят время выбора, они делают правильный выбор.

 Драгович может сделать очень правильный выбор. Говорят, что им интересуются «Манчестер Юнайтер», «Ювентус». Так что, он уйдет?

— Приход или уход футболиста определяют президент клуба и главный тренер. Это очень отрадно. Драгович — один из лучших центральных защитников сейчас в Европе. Все его хотят. А почему мы должны потерять Драговича, когда у нашего главного тренера есть цель — достичь результатов? А каков результат — покажет время.

 Кого вы сейчас видите лишним в команде киевского «Динамо»?

— Сейчас у нас лишних никого нет. Сейчас у нас нет основного и резервного составов. У нас 22 футболиста + 3 вратаря, все они являются игроками основного состава. У нас все занимаются тем, что необходимо, тем, что просит наш главный тренер. Это очень важно. Такого климата, такого подбора футболистов уже шесть лет я не видел в «Динамо».

 Что с Лукманом Аруной? Были разговоры о том, что он ищет команду, но так и не было момента, когда сказали бы, что он нашел команду. Где он сейчас?

— Вчера Лукман Аруна и Максим Коваль переехали в «Говерлу», они будут выступать за «Говерлу». Максиму нужна игровая практика, он — талантливый вратарь. Лукман получил травму, он мог бы перейти раньше. Но для того, чтобы вылечиться, ему понадобилось два с половиной месяца. Ему сделали операцию на коленном суставе, он долго лечился, потом он вроде бы восстановился, но все равно во время тренировочного процесса он почувствовал дискомфорт, поэтому он еще два месяца потерял. Сейчас он может постепенно вернуть себе прежнюю форму. Для того, чтобы самому себе доказать, он должен играть.

 То есть Лукман Аруна и Максим Коваль до конца сезона в аренде в «Говерле»?

— Да.

 Вы планируете расстаться с Лукманом Аруной летом или это не обсуждается? Сергей Станиславович говорил, что не очень доволен им как игроком...

— Опять же, это решают президент клуба и главный тренер. Это чисто тактика, техническое направление. Может быть очень хороший футболист, но по тактике не подходит. Это еще нужно понять. Любой футболист не может играть по тактике, которую проповедует наш главный тренер. Для того, чтобы работать по этому направлению, он должен подобрать футболистов по тактике, по технике.

 В «Говерле» сейчас сложная финансовая ситуация. «Динамо» Киев сейчас будет платить зарплату Аруне и Ковалю, или такие финансовые обязательства берет на себя «Говерла»?

— Я думаю, что будет где-то пополам. Мы понимаем «Говерлу» и другие команды. Вы знаете, что происходит на Востоке, многие предприятия там остались под влиянием другой стороны, теряется нить финансирования. Я думаю, что все президенты клубов и все футболисты уже понимают, что происходит, и нет такого ажиотажа, чтобы они демонстративно не приходили на тренировки или не играли. Им нужно чуть-чуть потерпеть — и все изменится.

 В связи с такой сложной финансовой ситуацией в Украине будет ли устанавливаться потолок зарплат в киевском «Динамо»? Об этом говорят многие клубы в Украине. Мы видим, к чему приводят завышенные зарплаты «Металлист» практически банкрот, как говорят...

— У каждого футболиста есть свой контракт. Сейчас невозможно переделать старые контракты. Я знаю, что наш президент будет уже использовать то направление, что сейчас будут подписываться контракты. Старые контракты должны быть выполнены, они не зависят от проблем, которые создаются в государстве. А новые контракты... Игорь Михайлович будет смотреть и предлагать ту зависимость, которая сейчас происходит в государстве.

 С Сидорчуком недавно переподписан контракт. Это уже новые условия, с той идеей, что нужно беречь средства?

— Я думаю, да. Вчера мы все смотрели интервью с Рыбалкой. Он определил, что некоторые футболисты играют не только из-за денег. Он подчеркнул, что тот контракт, который предлагает наш президент, любой футболист подписывает. Тот рассказывает, объясняет, и никогда не забудет того футболиста, который делает такой позитивный жест.

— Вопрос от болельщика. Вы могли бы перечислить ваши обязанности? Складывается впечатление, что есть Игорь Михайлович Суркис, а дальше очень много президентов. Не совсем понятно, кто чем занимается...

— Сторона финансирования — не моя. Моя сторона — это футбол, я его контролирую, это школа, академия, молодежная команда, «дубль», вторая команда и первая команда. В том числе все международные отношения, которые происходят во время европейских ассоциаций, собрания или официальные встречи. Я всех детей, начиная с 2005 года, знаю, и они меня все знают. Я профессионал, и я приехал сюда не блаженствовать, а работать. Я утром уезжаю в Конча-Заспу, маленькие дети приходят. Кстати, в Конча-Заспе очень скоростная дорога, маленьких детей родители переводят через дорогу. Эти автомобили летят со скоростью 150 км/час. Я один раз подошел к ГАИшнику и спросил: «Вы можете чуть-чуть выше стоять, чтобы вас видели?». Отвечает: «Нет, нам не разрешают. Вы же знаете, что это за трасса». Я говорю: «Знаю, но наши дети должны переходить обязательно». Тренеры занимаются с детьми, и не только футболом, они их воспитывают, потом летние лагеря. Я прихожу, здороваюсь с ними. Во время чемпионата дети подают мячи, я тоже с ними разговариваю, говорю, чтобы они смотрели, как играют ведущие футболисты. Есть соревнования девятнадцатилетних, я никогда не пропускаю это. Игры «дубля», «второй команды» никогда не пропускаю, если нахожусь на территории Украины. Иногда я еду на игру второй команды, были тяжелые моменты, когда обязательно нужно было присутствовать. Нужно контролировать основную команду. У нас есть медицинская служба, функциональные подготовки тренеров. Когда я впервые приехал, я поехал в университет физкультуры, где из 70-ти дипломантов я подобрал троих, которые сейчас работают у нас: один — в первой команде, один реабилитолог всех наших команд, и третий работает с «дублем». Такую школу создали. Раньше этого не было. Не было тренера по функциональной подготовке, не было тренера по технике, по тактике. Раньше было хаотично, сделали какую-то программу — и работают. Сейчас идет нацеленная работа. Каждый футболист должен знать, для чего он делает упражнения, чтобы перенести игровой процесс.

— То есть у вас организационная работа? Вы занимаетесь сборами, организацией турниров?

— Нет, организацией турниров занимаются совершенно другие люди.

— Вы говорите, что контролируете все...

— Я смотрю перспективных футболистов, какие футболисты уже на подходе, какие футболисты, например, могут уйти в другую команду. Это огромная работа. Если я утром ухожу, я прихожу домой после восьми-девяти часов вечера.

— Кто из игроков первой команды — ваш протеже?

— Это не протеже. Я помню, когда приехал, была уйма иностранцев. Когда я с Игорем Михайловичем разговаривал, я сказал: «Вот у нас есть Кравец, Ярмоленко, Зозуля, Хачериди». Много талантливых футболистов, но у них не было возможности войти, как сейчас. Раньше приоритет отдавался иностранцам. А Сергей Ребров смотрит, какую футболист проведет работу и, исходя из этого, он может ставить.

— Почему Хачериди не попадал в основной состав на оба матча с «Генгамом»?

— Ему сделали операцию на коленном суставе. Он почувствовал дискомфорт. Нужно время для того, чтобы восстановиться, войти по тактике. В то время, когда он должен был играть, он не был готов к этому. У нас 22 футболиста, все они — основные игроки. Приоритет отдали тому, кто в данный момент был готов.

— То есть никаких конфликтов нет? У Жени все нормально с характером, с темпераментом?

— Конфликта нет. Почему он должен быть? Конфликт может быть такой: «Почему я не играю?». Но это не конфликт. Он должен доказать во время тренировочного процесса, приобрести необходимую форму. Он — игрок национальной сборной Украины. Думаю, что он будет играть. Я считаю, что Хачериди — один из лучших центральных защитников в Европе. Он очень интеллектуальный футболист, он знает все чемпионаты. Он скажет, кто где сыграл, кто кому забил. Думаю, что в скором времени он будет играть.

— Правда ли, что Игорь Михайлович Суркис подписал с вами пожизненный контракт?

— Нет, пожизненного контракта не бывает. Я благодарен Игорю Михайловичу. Мы давно знаем друг друга, они меня привезли сюда. Все, что он делает, это не контракт. У меня нет контракта.

— На каких же условиях вы сотрудничаете?

— Условия — то, что президент предлагает. Я здесь работаю не ради денег, это знает и президент, и все знают. Я работаю ради того, чтобы наконец-то «Динамо» Киев дошло до финала, выиграло Лигу чемпионов и стало чемпионом Украины.

— То есть пока «Динамо» Киев не выиграет Лигу чемпионов, вы здесь работаете?

— Нет. Каждый человек должен знать свое начало и конец, это очень важно. Человек должен быть образованным. Никто не должен тебе сказать, когда ты должен уйти. Ты должен сам выбрать эту точку соприкосновения.

— Вы хоть Игоря Михайловича подготовите к этому?

— Посмотрим. Я благодарю семью Суркисов. Не только Игоря Михайловича, но и Михаила Давидовича, который понимает футбол не меньше других.

— У вас есть кабинет на «Динамо»?

— Я не люблю кабинеты. Я могу зайти в любой кабинет и воспользоваться им. Я прохожу все кабинеты, со всеми здороваюсь, потому что это очень важно. Наши достижения — это работа и тех людей, которые сидят в офисах, и уборщиц, которые работают в Конча-Заспе, и тех людей, которые моют посуду в столовой, готовят еду. Нужно быть близко к людям, это дает стимул. Нельзя быть всегда серьезным. Мы работаем в коллективе. Все должны друг другу помогать, давать стимул.

— То есть осесть в кабинете вам не хочется, вам хочется быть везде?

— Те люди, которые сидят в кабинетах, это совершенно другое направление работы. Мой кабинет — это футбольное поле, это когда смотрю детские тренировки. У меня есть кабинет в Конча-Заспе, где я могу поработать, переночевать. На «Динамо» тоже есть кабинет, 9-й номер, кстати. Но, если я буду сидеть в кабинете, я не увижу того, что происходит, какие молодые футболисты на подходе.

— Алексей Михайличенко в одном из интервью с вами не согласился, намекнул на то, что, по его мнению, вы ничего полезного в клубе не делаете. Как это так происходит? Соответствует ли это действительности? На какой почве возник этот конфликт и как к нему отнесся Игорь Михайлович Суркис?

— Я не верю, что он это сказал. Михайличенко я знаю давно, еще с начала 1990-х годов. Он был прекрасным футболистом, хорошим тренером, хорошим семьянином. Бывают в жизни какие-то эмоции. То же самое, когда футболиста удаляют с поля. Это происходит из-за минутной потери контроля. Думаю, что у Михайличенко произошло это. Я тоже читал это. Когда они не видят меня на играх, я сижу напротив. Они сидят против солнца, поэтому иногда они не видят. Иногда бывает такое, что я хочу сделать интервью. Если ты что-то делаешь, ты должен сперва это сделать, а потом рассказать об этом, дать интервью. Я не верю в то, что там было написано, от Михайличенко я не могу этого ожидать.

— Вы говорили, что во многом отношения в менеджменте «Динамо» связаны личностными отношениями с Игорем Михайловичем Суркисом. Вы работаете без контракта, потому что Игорь Михайлович вам доверяет. Точно так же большинство людей, которые сейчас находятся в менеджменте, связаны с «Динамо», они играли в «Динамо», они друзья Игоря Михайловича. Насколько это правильный подход?

— Друзья — не друзья — не в этом дело. Человек должен быть профессионалом. Иногда есть друзья. Я не могу и не хочу кого-то учить. Каждый человек должен знать свой приход и свой уход. Надо быть честным, нужно смотреть, что ты делаешь, что ты сделал, что ты можешь еще в перспективе сделать. Если у человека нет ни профессионального, ни классического образования, ему лучше там не находиться. Может наш президент закрыть глаза. Всем кажется, что он кремень, но вы его не знаете, у него могут и слезы потечь. Он знает, как с кем поступать. Если его кто-то обманывает, он знает это. Он закрывает на это глаза, но этот человек там больше не появляется.

— Кто по должности старший — генеральный директор или спортивный директор?

— У спортивного директора есть направление — контролировать всех наших футболистов на территории Украины, а потом за рубежом. Ты должен дать оценку. Не покупать 11 иностранцев, когда у тебя есть свои воспитанники, украинские. В Украине есть много команд, они должны контролироваться. А генеральный директор наблюдает и делает. Как спортивный директор я все делаю, это очень важно. У нас не должно быть разницы — Михайличенко, Резо или кто-то еще. Мы работаем на благо клуба. Нужно быть профессионалом, меньше говорить, больше делать, больше приносить пользы, не покупать 11 иностранцев каждый год. Вот это самое главное для нас. Это делает наш главный тренер сейчас. Хорошо, что он есть.

— Кто контролирует селекционную службу в киевском «Динамо»?

— Зарубежная селекция дает несколько кандидатов, потом их рассматривают, потом этот список передают президенту. Президент общается с главным тренером, главный тренер говорит, какие футболисты ему нужны, и потом идет нацеленная работа, чтобы приобрести того или иного футболиста. Но все равно все должны знать, что происходит в клубе.

— Антунеша сейчас было сложно привезти в «Динамо» в связи с ситуацией в Украине, когда все, наоборот, хотят уехать?

— У нас есть Велозу, эти футболисты играли вместе еще в молодежной команде. У них есть менеджер Мендеш, я разговаривал с его группой. Они мне предлагают все время, но я не озвучиваю этого, потому что нельзя это говорить. Чем меньше говоришь, тем лучше. Футболист может потеряться тогда. Было несколько кандидатов, но оставалось всего четыре дня, в этом была проблема. «Малаге» нужно было приобрести другого футболиста, который заменил бы Антунеша. Если они не находят, тогда мы не можем купить Антунеша. Нам повезло, что они нашли ему замену, и мы купили этого футболиста.

— Женя Макаренко — сейчас серьезный конкурент. Кстати, как он?

— Женя уже начал хорошо ходить. Он был в Барселоне у профессора Кугата, они тоже посмотрели, он проходил несколько дней реабилитации. Потом приехал в Марбелью вместе с Гармашем, там они тоже проходили реабилитацию, уже под наблюдением наших врачей — Миронова и Шморгуна. После этого он вернулся, и каждый день я с ним вижусь, общаюсь, как и с Гармашем. Даю психологическую поддержку, говорю, что они нам нужны, это важно для футболиста. Если с травмированным футболистом никто не будет общаться, это нехорошо. Им нужно уделять больше внимания, чем здоровым футболистам. Макаренко — один из лучших футболистов. Я желаю ему как можно раньше влиться в основной состав.

— Как часто вам звонят агенты и предлагают игроков?

— Часто, со всех уголков мира. Агентов в раза два-три больше, чем футболистов. Есть футболисты, у которых по 3-4 агента. Каждый хочет войти персонально. Я им говорю: «Вы мне пришлите ваши пожелания». Они мне: «Нет, мы хотим с вами поговорить, познакомиться». Они думают, что, если они будут со мной рядом садиться, от этого все решится. Я всегда говорю: «Вы присылайте ваши пожелания, досконально опишите вашего футболиста. Мы потом пошлем нашего селекционера, он посмотрит, и потом с вами будет уже разговаривать президент».

— Так просто пригласить футболиста на просмотр в «Динамо» нельзя?

— Это «Динамо». Я думаю, что «Динамо» не должно заниматься этими проблематичными делами. Когда я приехал, тогда очередь стояла, чтобы посмотрели. Лучше смотреть там, где он находится.

— Что делает в клубе Веремеев, чем конкретно занимается?

— Веремеев работает вместе с Михайличенко. Я думаю, что он прошел огромную школу как футболист, как тренер. Думаю, что он — профессиональный работник, знает футбол и делает все для того, чтобы помочь.

— Вопрос от болельщика. В 1993-м году, когда спасать обанкротившееся «Динамо» прошел Григорий Михайлович Суркис, именно Владимир Веремеев был очень против кандидатуры Суркиса. Как понять то, что он сейчас снова в клубе?

— Игоря Михайловича надо знать, он никогда никому не мстит. Он дает всем тем людям, которые делали историю, возможность жить. Он закрывает глаза на все, что было сделано против «Динамо», но не забывает.

— Правда ли, что Михайличенко и Веремеев пытаются давать указания Реброву в вопросах подготовки команды?

— Ни в коем случае, этому не бывать, этого никогда не будет. У нашего главного тренера есть все для того, чтобы учить других.

— В последнее время Мирча Луческу в интервью говорит, что сейчас чемпионат для одной команды. Считаете ли вы, что это правильный психологический ход? Он давит на соперника. Почему «Динамо» не использует таких психологических уловок? Как вы относитесь к таким речам Мирчи Михайловича?

— В «Динамо» есть тренер, который занимается чисто специфическим направлением работы, есть президент, первый вице-президент Виталий Семенович Сивков. Каждый человек, который делает свою работу, должен контролировать свое направление работы. Мирча Луческу показывает, что он генеральный директор, президент. Он выступает таким образом. Он мог бы дать какие-то конкретные направления насчет игр его команды. А там есть Палкин, есть президент, которые могут ответить, высказывать свои негативные или позитивные мысли, предложения. Если что-то надо, выступает у нас Игорь Михайлович, корректно и очень правдиво. А когда тренер начинает высказывать разные направления, проблематики, которые у них есть... Я понимаю, потому что они играют за пределом, но он не должен перейти грань. Тренер есть тренер, а руководство не надо учить. Вы меня спрашивали о том, чему научиться от донецкого «Шахтера». Я вам сказал, что «Динамо» Киев ни у кого ничему не учится. Наоборот, некоторые должны научиться у «Динамо». Каждый человек пусть отвечает за свою работу. А высказывания... Есть руководство.

— То есть Игорь Михайлович должен как-то психологически давить? Жозе Моуринью, допустим, довольно часто использует такую тактику, когда начинает еще заранее, до игры, нагнетать атмосферу...

— Почему Жозе Моуринью нагнетает? Вы когда-нибудь читали интервью Абрамовича? Никогда. Он выступает со стороны президента. Если он выступает со стороны генерального директора, президента, тогда ему разрешается это. У нас Ребров выступает со стороны чисто технико-тактического направления. Вы когда-то слышали, чтобы Ребров сказал о том, что делается в «Шахтере»? Откуда Луческу знает, что делается в «Динамо»?

— Вы говорите, что раньше «Динамо» сложно было играть, противостоять в чемпионате. Сейчас легче стало?

— Нет, не легче. Футбол развивается, меняются футболисты. Но то, что происходило раньше, было вне футбола. Когда Гармаша удалили, еще сумка врача лежала в штрафной площади, и в это время удаляют с поля Гармаша. В жизни я не видел то, что они сделали.

— Сами футболисты не всегда знают правила, например, что экипировку нужно надевать только за пределами поля, что нельзя бить соперника по ногам, владеющего или не владеющего мячом...

— Они все это знают. Есть психология. Когда футболист видит кровь, сердцебиение доходит до 200 ударов в минуту, ум устает и он хочет помочь своему другу. Каким образом? Он должен остановить. Его направление было, чтобы остановить, чтобы помочь своему другу. Это совершенно другое. Насчет экипировки... Это судья должен указать, а не футболист. Футболист всегда должен провести несколько секунд для того, чтобы отдохнуть. Значит, арбитр должен подойти и сказать: «Выходите и бутсы застегивайте за пределами поля». Или, например, вратарь не выбивает мяч. Когда мы играли последнюю игру, он фактически стал, как говорится, прима-балерина. Все смотрели на него, потому что он стоял, не выбивал мяч. Время теряется, люди пришли смотреть футбол, а не на то, как вратарь ставит мяч и демонстративно показывает, что не хочет вводить мяч в игру.

— То есть игроки правила знают, в «Динамо» обучение идет?

— У нас есть теоретические занятия, индивидуальные, все это проводится.

— Талмудики с правилами футбола есть?

— Обязательно, у всех. Они заканчивают физкультурный институт, много играют. Даже если не понимают, не знают правил, много лет активного присутствия на футбольном поле, хочешь — не хочешь, уже автоматически доходит.

— Вы за какой формат чемпионата Украины? Сейчас сложная финансовая ситуация, не знаем, сколько клубов дойдет до следующего сезона. Может быть 10 команд в чемпионате Украины? Насколько это выгодно для «Динамо»?

— Это зависит от положения государства. Может быть и 10 команд, и 12, и 16. Мы же не знаем, что будет завтра. Пожелаем, чтобы был мир, чтобы как можно раньше восстановилась экономическая ситуация в Украине. Чем больше команд, тем лучше. Чем больше команд играет в Лиге Европы, тем лучше. Воспитываются новые и новые футболисты, которые сделают то, что сделали Блохин, Беланов и Шевченко — получили «Золотой мяч». Думаю, не будет сейчас такого хаоса, как год назад.

— Чего вы ожидаете от матча «Динамо» с «Зарей»? Все мы видели феерическую игру «Зари» в первом поединке сезона против «Олимпика». Сейчас вы считаете, что «Заря» — тот соперник, который может и должен навязать борьбу?

— «Заря» — очень хорошая команда. «Динамо» Киев — команда, которая в состоянии играть. Это очень серьезный соперник. Уровень футболистов чемпионата Украины улучшился, несмотря на то, что происходит. Нам предстоит очень серьезная игра, но мы хотим победить, это «Динамо». Мы хотим выиграть все матчи, у нас есть для этого все условия и возможности. Во главе с Сергеем Ребровым, я думаю, футболисты сделают все для того, чтобы победить в этой игре. Но победить — это не просто победить, а чтобы они полностью отдались на поле, работали, сыграли так, как они умеют.

Татьяна ЯЩУК, Дария ОДАРЧЕНКО

«Андерлехт» планирует продать Теодорчика за 20 млн евро

05.03.2015, 08:33
Топ-матчи
Чемпионат Украины Олимпик Карпаты - : - 4 декабря 14:00
Шахтер Сталь 2 : 0 Закончился
Зирка Александрия 1 : 1 Закончился

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть