Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Максим КАЛИНИЧЕНКО: «Ярмоленко смотрится на две головы выше Коноплянки»

2015-04-06 13:07 Бывший полузащитник сборной Украины Максим Калиниченко рассказал о своей повседневной жизни, а также поделился своими планами ... Максим КАЛИНИЧЕНКО: «Ярмоленко смотрится на две головы выше Коноплянки»

Бывший полузащитник сборной Украины Максим Калиниченко рассказал о своей повседневной жизни, а также поделился своими планами на ближайшее будущее.

Максим Калиниченко

ОТ ПОЕЗДКИ В ЛУЦК ОТКАЗАЛСЯ СРАЗУ

— Как сейчас выглядит ваш обычный день?

— Наличие рядом бабушки — то есть, моей мамы, освобождает от многих рутинных вещей — например, теперь не нужно отводить ребенка в садик, хотя старшую дочку в школу отвезти иногда могу. Но ей уже почти 15, так что в состоянии доехать и сама. Пока папа наслаждается отсутствием режима. Сейчас могу лениться по полной — делать то, чего так не хватало все годы карьеры.

Просыпаюсь когда хочу, хотя, конечно есть какие-то дела и семейные обязанности — что-то купить — те же продукты, за что-то заплатить... Ну, и в футбольчик бегаю два-три раза в неделю. Играем в «Лужниках» с экс-спартаковцами, ветеранами и бизнесменами. Хорошая душевная компания собирается. Почти все известные — Сергей Кирьяков, Женя Алдонин, Дима Булыкин, Альберт Осколков, Глеб Панферов, Костя Маевский из «миньки» к нам приходит... Вот и дыр-дыримся, хотя когда собирается две банды 15 на 15, начинается «мясо» — рубимся все вместе поперек «коробки». Ну как «рубимся»: бега-то особого уже нет. Такой себе ветеранский футбол. (Улыбается).

— Как колени?

— Все нормально — болят! (Улыбается). Организм перестраивается, без активного спорта ему как-то непривычно. Помнится, сначала два-три месяца вообще ничего не делал. Потом пришел — разок поиграл. Вроде нормально, но после второго разика колено надулось, словно голова. Посидел, поохал, опять сунулся. Опять надулось. Пошел в зал, закачал, и как-то оно в итоге привыкло. Хотя временами, конечно, ноет — в том числе и на погоду. Постоянной нагрузки больше нет, мышцы утратили тонус, вот оно все и повылазило.

— Если вспомнить ваше первое трансферное окно, сложно поверить, что к вам не поступало конкретных предложений...

— Звонили от Кварцяного, но от поездки в Луцк отказался сразу. Понимал, что с главным мы не сработаемся, молчать не смогу. Так сразу и объяснил. Затем в октябре или в ноябре говорили с Вячеславом Грозным. Я Викторовичу объяснил ситуацию: «Месяц до конца первого круга. Играть сейчас не смогу, ноги болят, пока наберу форму, закончится осенняя часть, давайте вернемся к этому разговору зимой. Позвоните, если будет желание и возможности». Я же тоже слежу за новостями, возможностей у «Говерлы» нет. Ехать мучиться? И потом, при всем уважении к Закарпатью, это не Крым, логистика — тяжелая. Работа со знакомым тренером неудобств не компенсирует. Убийство в себе футболиста, которое началось в «Таврии», окончательно рисковало добить меня в Ужгороде.

— А «станы» и «джаны» вас не манили?

— Я молодым ребятам-агентам сказал сразу: поехать, может быть, и поеду, но далеко не просто так. Говорю прямо: при всем уважении к этим странам и чемпионатам, пусть там играют свои ребята. Для меня главное — интерес. Если реально интересно — поеду и без денег, а просто так — смысла ехать нет, это никому пользы не принесет. Меня и в Москве зовут, все кому не лень играть за любителей: давай к нам, давай за деньги, выделим тебе премиальные... И я отвечаю: «Ребята, не в деньгах дело. Если я пообещаю, придется убиваться и умирать, а я к этому не готов». Внутренних оправданий у меня масса: болят колени, холодно, не хочу...

ПЕРИОД В «ТАВРИИ» ОТБИЛ ВСЮ ОХОТУ ИГРАТЬ В ФУТБОЛ

— Зимой ваш ровесник и экс-партнер по сборной Андрей Воронин официально объявил об окончании карьеры. Вы, похоже, сделали это по-тихому. Уже удалось убить в себе игрока?

— По-тихому, по-громкому... Я не живу стереотипом, что футболист должен что-то кому-то объявлять или объяснять... Меня спрашивают — я отвечаю. Да, последний год провел без профессионального спорта. Да, наверное, закончил. Но убил ли в себе футболиста? До конца его не убьешь — трепыхается. Хотя если буду тренером, постараюсь добить. Но для начала еще нужно выучиться.

— Вы сказали «наверное, закончил»... Слово «наверное» в русском языке сохраняет небольшую степень вероятности, что все будет иначе. Стало быть, сохраняется вероятность вашего возвращения?

— Никогда не говорю никогда, но вместе с тем, остаюсь реалистом. В особенности наблюдая за тем, что происходит в украинском футболе. На сегодня он вступил в очень непростую стадию радикальной перестройки. Некоторым клубам придется начинать с нуля, и их перспективы непонятны. А богатые люди не готовы вкладывать деньги в то, что непонятно. Вот и получается, что многие футболисты живут от одного трансферного окна до следующего. Я в этих окнах замечен не был и, собственно, не рвусь. По-хорошему желание играть в футбол у меня крепко отбил период, проведенный в «Таврии». Та дикая чушь, которая там творилась и закончилась аннексией Крыма на моих глазах, наложила такой отпечаток на психику, что в футболе я себя больше не видел. Устал за это время страшно...

— То, что происходило в клубе как-то связано с аннексией полуострова?

— Все взаимосвязано. Давайте поставим себя на место хозяина клуба, которому через полгода предстоит играть непонятно где, и у которого есть долги перед футболистами. У него остается два выхода. Либо быть порядочным человеком и оплатить все эти долги несмотря на туманные перспективы, либо быть... хозяином клуба, который понимает, что ничего из этого «кина» не получится, и закрывает финансирование. Так что связь здесь прямая — прямее не бывает.

— То есть, задолженности перед вами с Назаренко сохранились?

— Не только перед нами! Перед всеми, хотя, возможно, я чего-то не знаю. При этом в нашей семье вопрос «Таврии» уже давно не поднимался, так как я не вижу реальных инструментов, чтобы как-то его решить. Кто стоит за сегодняшней «Таврией» и с кого требовать долги нам, футболистам, непонятно.

— Обычно в таких случаях клуб и футболисты находят какой-то компромисс — игрокам дают вольную, выплачивая какую-то усредненную компенсацию...

— Вольную мне дали и написали некую бумагу — о том, что передо мной существует задолженность, которую обязуются погасить до даты, которая давным-давно прошло. Что мне делать с этой бумагой? Куда ее посылать? В какой орган?

Не то, чтобы я успокоился, или все отболело, просто было ясное понимание, что возможно именно этим все и закончится. Без сюрпризов. Без иллюзий. Когда начиналась заварушка, умные люди подсказывали самый вероятный сценарий того, чем все закончится. И хотя нам почему-то верилось во что-то светлое, как оказалось, умные люди на то и умные, чтобы все просчитать лучше нас, футболистов.

ДЛЯ СЕЛЮКА Я БЫЛ НЕ САМЫМ УДОБНЫМ ПЕРСОНАЖЕМ

— Можно ли говорить, что в «Таврию» вы шли не за деньгами?

— Давайте перефразируем — не ради денег. Мне кажется, любой опытный футболист с каким-то послужным списком, стремится получать за свою работу достойную сумму, чтобы не потерять элементарное самоуважение. С другой стороны, если бы все у нас было в порядке, но просто не платили деньги, еще можно было как-то с этим мириться, но продолжать заниматься этим в атмосфере полнейшего бардака... В ситуации, где помимо того, что тебе не платят, тебе еще и неинтересно, мучают травмы, и не видно никакого просвета, мысли возникает только две — побыстрее бы все это закончилось, и как бы поскорее куда-нибудь убежать...

— С Дмитрием Фирташем встречались?

— Однажды на общеклубном собрании при Альтмане. Впечатления? Было пару неприятных инцидентов в общении с главным тренером. Но чего мы должны были просить у Фирташа? Он — меценат клуба, прямого отношения к нему как бы не имеет.

— Ключевая конструкция — «как бы»?

— Как бы да.

— А точка кипения между главным тренером и руководством чувствовалась?

— Ну, конечно, мы же все разговариваем, все чувствуем, знаем подоплеку каждого телодвижения наверху. А тут команда, по сути, разделилась на два лагеря: те, кто пришли с Селюком, и те, кто пришли не с ним. Атмосферы дружбы в коллективе все это не прибавляет. Лично я не хотел быть разменной монетой: не хотел ни под кого прогибаться или с кем-то соглашаться, на компромиссы в том числе по деньгам не шел. Так что для Дмитрия Дмитриевича я был не самый нужный персонаж в команде.

— Степень его влияния была приличной?

— А как иначе, если у него половина состава футболистов?! И, кстати, не впервые. В донецком «Металлурге» было тоже самое. Селюк ведь в какой-то момент просто может сказать игроку: «Не играть». И игроки саботируют матчи: выдумывают глупые травмы, получают на ровном месте нелепые карточки. Так было и в Донецке, и в Симферополе...

— Помнится, существовал такой стереотип, будто Альтман и Селюк сработаться не могут. А вот мне показалось, что они общались совершенно нормально по-деловому, безо всякого антагонизма...

— Так между ними как раз и не было никакого антагонизма! Антагонизм был между Семеном Иосифовичем, а также Селюком с одной стороны и Куницыным — с другой. Я в эти тонкости особо не вникал, но это было очевидно для всех, сквозило в каждом интервью...

ПРИ АЛЬТМАНЕ МЫ С НАЗАРЕНКО ЗАИГРАЛИ КАК МОЛОДЫЕ

— Сотрудничество с Альтманом в клубном формате оказалось для вас интересным?

— Конечно. Он меня сам позвал. И сразу спросил про Назаренко. Альтман -великолепный специалист, стратег, тактик, понимавший, вокруг кого строить команду. Он все просчитал, и «Таврия» доказала, что может играть в хороший футбол.

Лично для меня тот год вообще оказался одним из самых лучших в моей карьере. Физически я себя чувствовал очень хорошо: объем работы выполнял, образно говоря, как в 22-23 года. Я чувствовал, что могу практически все! Ну а если говорить о методиках, то да — через год монотонность Семена Иосифовича чуть приелась, но все уже привыкли, все это делали, и все видели результат. Который был, пока не начались движения с дележкой сфер влияния.

— Некая монотонность связана с консервативностью тренировочных взглядов и редким обновлением палитры тренировочных упражнений?

— Ну, можно и так сказать. В сборной эта цикличность не проявлялась настолько остро. Блохин конечно советовался с Альтманом по поводу построения учебного процесса, но принимая окончательное решение, делал ставку на динамовское направление.

— Существует закулисное, но очень распространенное мнение, что в сборной Блохина за тактику и стратегию отвечал именно Альтман, что и принесло успех в отборе ЧМ-2006...

— Я в отборе, если помните, не играл: появившись уже в товарищеском матче с Азербайджаном в начале 2006-го. А то, что Иосифович проводил в сборной теоретические занятия, накануне немецкого мундиаля, да — проводил. Только вот его знаменитый ноутбук особого энтузиазма у опытных игроков не вызвал. Потому что программа, которой он оперировал, была неоптимизированной, и весь процесс занимал слишком много времени. Куда быстрее можно было все объяснить с фишками... И конечно, атмосфера в команде была демократичная: нашлось много ребят, которые пошутили по этому поводу и быстренько дали понять Иосифовичу, чтобы больше таких экспериментов не проводилось.

— Намеки эти исходили от главных авторитетов?

— Ну, таких как Шева, например... Само собой, Альтман, как умный человек, к ним прислушался. И вскоре на наших теориях начали двигать фишки.

— Секрет вашего функционального подъема в «Таврии» — правильно выстроенная методика подготовки к сезону?

— К сезону и во время сезона. Семен Иосифович сразу сказал нам с Назиком: «В вашем возрасте нужно тренироваться не меньше, а больше молодежи. Молодым можно дать один-два выходных, а вот вам их давать нельзя». Это, конечно, немного утрировано: выходные у нас были и все же больше, чем у менее опытных пацанов. То есть, существовал определенный индивидуальный подход. Например, иногда мы сами просили Альтмана отпустить нас на пару дней, и в 90 процентах случаев он нас отпускал. При этом все нагрузки были расписаны на сезон вперед. Статистика и учет были у Иосифовича на первом месте.

— А он ведь не из тех наставников, кто во время тренировки прохлаждается на балкончике своей комнаты?

— Нет. Не могу сказать, что его активность зашкаливает, и помощники без дела не сидят, но он всегда присутствовал на тренировках. Именно присутствовал, а не создавал эффект присутствия. Плюс — для Альтмана нет такой погоды, которая могла бы стать оправданием для пропуска тренировки. Даже если нет полей, он обязательно выполнит намеченный объем работы в зале.

ХРИСТОПУЛОС УСТРОИЛ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ КУРОРТ

— Болгарин Николай Костов был апологетом зрелищного комбинационного стиля. «Металлург» при нем играл симпатично. Само появление такого специалиста вызывало энтузиазм?

— Вызвало, мы же видели его команды. И он сам внушил этот энтузиазм, когда говорил, что с этими футболистами мы будем играть совершенно иначе. Звучало неплохо, но я — опытный человек, тренеров многих перевидал. В конце концов, то же самое, слово в слово, говорил Христопулос. Костову я верил больше, потому что грека на момент его приезда в Украине не знал вообще. Но то, что у Костова ничего не получилось, факт.

— Почему не получилось-то?

— Скорее всего, футболисты не позволяли решать те вопросы, которые он перед собой ставил. Если вместо группы хороших добротных игроков приходит молодежь из дубля, которая до этого всегда занимала последние места в первенстве молодежных команд, чудес ожидать не приходится...

Тех же дублеров нужно было хорошенько воспитывать. А Христопулос этого делать не давал. Вместо ежовых рукавиц устроил молодежи сплошной курорт. Старикам запрещалось пихать, матюкаться, кричать, даже просто подсказывать... В таких условиях можно было ставить в состав пацанов из детской школы, они бы тоже почувствовали себя звездами мирового масштаба. Отсюда и семь стартовых поражений при греке.

— Анатолий Заяев, земля ему пухом, любил повторять, что талантами крымская земля очень богата. Вы вот, помнится, хвалили Станислава Причиненко...

— Земля, может, и была полна талантами, но на тот момент, когда я был в команде, школа и инфраструктура находились в таком состоянии, что прогрессировать на этой почве было невозможно. Рыба ищет там, где глубже, вот звездочки и уплывали. А реальных звезд я не помню. Где сейчас Причиненко?. Амбиций было много. Я, кстати, хорошо к нему относился, парень — неглупый, но амбиции нужно подкреплять, а не вечно ходить в перспективных. Рано или поздно это заканчивается. Сейчас Стас сделал выбор в пользу другого чемпионата (Причиненко, как и Евгений Зубейко, выступает за российский «Тосно». — прим. ред.), и я его не осуждаю.

В «ПРОФУТБОЛЕ» МНЕ КОМФОРТНО

— Овладение профессией тренера продвигается?

— Потихоньку. В апреле начнется вторая стадия лицензирования, уже прошел собеседование для обучения на диплом уровней А и В. Группы молодых специалистов уже укомплектованы, сейчас, в связи со скачками нашей национальной валюты, формируется сумма к оплате. Как только поступит расчетный счет, перевожу деньги и в апреле еду в Киев на занятия.

— А сколько стоит один такой курс в инвалюте?

— Ох, боюсь соврать... Не несколько сот долларов, но и не космические деньги. В России, кстати, все это на порядок дороже. А в Европе — даже на два. Но там и учат подольше.

— Ваша позиция: если оставаться в футболе, то в качестве тренера?

— Да нет у меня на этот счет никакой позиции. Не люблю загадывать. Являюсь сторонником того, что Бог сам выведет куда нужно, главное — не прозевать вспышку.

— Ваша последняя вспышка — работа на телевидении. С кем чаще всего делите эфирное время в качестве эксперта программы «Профутбол»?

— Со Смаком, Велей, Кандиком (Андреем Несмачным, Олегом Венглинский, Сергеем Кандауровым. — прим. ред.)... Приблизительно поровну. Вот недавно впервые с Игорем Шуховцевым выступали.

— Обратили внимание на то, что из «Профутбола» люди часто идут на повышение? Те же Сергей Нагорняк и Сергей Кандауров занимают серьезные административные должности в ведущих клубах...

— Да, шутим по этому поводу периодически.

— Как вам работается с Игорем Цыганыком?

— Комфортно. А если бы было иначе, то меня бы там не было. По сути, кроме личного желания и желания меня видеть на канале ничего не держит.

— А оплата труда существует?

— Да, но она не определяющая. Как любим говорить мы, бывшие футболисты, «на бензинчик хватает».

ЯРМОЛЕНКО ДОГНАЛ И ПЕРЕГНАЛ КОНОПЛЯНКУ

— Лет пять назад говорили с вами о молодом Коноплянке. И вот капитану «Днепра» уже скоро 26. Не засиделся ли?

— Засиделся и давно!

— А то, что он сейчас делает на поле, вам нравится?

— Как правило, не нравится. Иногда даже абсолютно. Но это продукт психологии, присущей исключительно нашему футболу. Человек достиг какого-то медийного и финансового успеха, при котором его карьерный рост уже не так очевиден. И успокоился. Потому что когда ты прирос к месту, где тебя неплохо кормят и все у тебя хорошо, ты начинаешь нежиться в этом как сытый кот у бидона со сметаной. «Ну, поеду куда-то, а будут ли меня любить там больше, чем здесь?..» Хотя я думаю, что в глубине души он хочет уехать, но что-то постоянно останавливает. И вот результат — Коноплянка, который был техничнее, быстрее, ярче, по сути, остался на прежнем уровне, а, к примеру, Ярмоленко совершил просто неимоверный скачок даже по отношению к Коноплянке и на сегодня смотрится на две головы выше, и соответственно в два раза ближе к хорошему контракту за рубежом.

— Что побудило динамовца найти мотивацию?

— Наверное, Ребров. В любом случае, Андрей заиграл намного менее предсказуемо. С финтами у него было хорошо и раньше, но сейчас он стал активнее и эффективнее использовать правую ногу, хотя раньше не мог ею сделать ничего путного. А сейчас? Пустишь его под левую — положит как рукой из точки в точку, а пустишь под правую — «вырежет» голевую на партнера. Для защитника — это просто расстрельная статья. У человека почти не осталось слабых мест...

— Один довольно авторитетный западный агент однажды сказал: «Дайте любому грамотному тренеру 10-минутную нарезку с игрой Коноплянки, и он моментально разложит его по полочкам».

— Увы, такое уже случалось и не раз. Говорить об этом как тренер или специалист мне пока тяжело, больше рассуждаю, как человек, который многое видел в футболе и присутствовал при первых больших шагах Коноплянки. Надеюсь, он меня услышит. Самый главный минус: он не играет без мяча — в свободные зоны, бежит только с мячом. Да, бежит потрясающе, но, повторяю, только с мячом! А если бы использовал свою скорость и маневренность без мяча, был бы другим футболистом. Но Жене достаточно просто нравиться зрителям, потому что у него быстрая работа ног, и он умеет сделать из защитника обезьяну, даже если это игрок уровня Гленна Джонсона. Однако, не работая без мяча, на Западе он не заиграет.

— Неужели этого не понимал Рамос и не осознает Маркевич?

— Поймите, игрока такой ментальности переучить почти невозможно. Он абсолютно пофигистичен в хорошем и в плохом смыслах этого слова... Ему все равно, он играет так, как умеет, это и хорошо, и плохо. Как в той поговорке: «Полюбите меня черненьким, беленьким — меня каждый полюбит».

ПОГОРЕЛЫЙ ПОПАДАЕТ НЕ В ТО ВРЕМЯ И НЕ В ТО МЕСТО

— С кем-то из действующих украинских футболистов кроме лучшего друга Назаренко на связи остаетесь?

— С Сергеем Погорелым. В «Таврии» мы дружили.

— Памятный инцидент с Артемом Громовым для него характерен?

— В общем-то, да. Парень Сергей — горячий. И хотя то, что он сделал, было очень радикально, нет смысла отрицать: он — действительно вспыльчив. Однако я тешу себя мыслью, что с плохими людьми не общаюсь. Погорелый — очень хороший парень, который заслуживает большего, чем имеет к своим годам.

— С «Шахтером» недавно сыграл весьма прилично...

— Стоп, так он ведь классный воротник! Безо всякой лести. Но есть одна фатальная черта — постоянно попадает не туда куда нужно. Не в то время не в то место.

— Кто в украинском чемпионате искренне вас удивил или стал открытием за то время, когда вы больше смотрите футбол, чем играете?

— Украинский — часто смотреть не получается. Здесь с этим делом тяжело... А, вообще, вопрос сложный... За последнее время таких людей, чтоб прямо «Ах!...» не замечал. Сидорчук, может быть. Отрезок двухмесячный в прошлом году у него был отличный. Видно, что парень хороший, но сейчас нужно медные трубы пережить. Мало видел Буяльского, но с мячом работает отлично, видит, понимает, просто так в составе не играет. То же самое про Рыбалку можно сказать, про Малиновского... Пока все это сыровато, но прогресс и перспектива обнадеживают. А вот Сидорчук почти сложился, ему бы просто чуток «отбиться» и будет основным опорником в Киеве на долгие годы. Велозу, думаю, продадут, а еще, надеюсь, выздоровеет Гармаш. Потому что игрок он — очень классный, и по стилю мне импонирует. Осталось только чуть прибрать эмоции.

— Верите, что Украина выйдет из группы на ЧЕ-2016?

— Очень хочу, но есть два «но» — Испания и Словакия. Надеюсь, что прыть словаков уйдет в самый неподходящий момент: где-то они должны споткнуться. А вообще, команда у них опытная, злая, бегущая, грамотная. Чем-то напоминает греков в лучшие годы: ровненькая такая банда со своими звездами, которая может выстрелить и создать кучу проблем. Ну да ладно, прорвемся...

Михаил Спиваковский

«Украинское класико» рассудит арбитр из Крыма

06.04.2015, 13:07

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть