Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Марис ВЕРПАКОВСКИС: «Самое сильное впечатление в «Динамо» оставил Белькевич»

2015-07-21 09:39 Год назад бывший нападающий киевского «Динамо» Марис Верпаковскис простился с футболом в родной Лиепае, но только как игрок. Еще ... Марис ВЕРПАКОВСКИС: «Самое сильное впечатление в «Динамо» оставил Белькевич»

Год назад бывший нападающий киевского «Динамо» Марис Верпаковскис простился с футболом в родной Лиепае, но только как игрок. Еще не закончив карьеру, он возглавил как прези­дент клуб-тезку города — «Лиепая» сменила обанкротившийся «Ме­таллургс».

Марис Верпаковскиc

 

Осталась большая недосказан­ность. Два — или три, или много больше?! — сумасшедших года, а потом — забвение. Почему так? Что произошло, ведь никаких серьезных травм у Верпаковскиса не было?

Причину латыш знает и раскро­ет. Постарается, во всяком случае.

В ЛАТВИИ ИСТОРИЧЕСКИ БОЛЕЮТ ЗА КИЕВСКОЕ «ДИНАМО»

— Марис, воспоминания о «Ди­намо». Чего было больше: прият­ных моментов или с привкусом горечи?

— Я всегда стараюсь находить позитив во всем и вспоминать ис­ключительно положительные моменты. Так и о «Динамо» я запом­нил только самое хорошее. Пер­вый год (2004-й) в «Динамо» полу­чился почти идеальным — как в плане результатов, так и атмосфе­ры в команде. Наверное, это был пик моей карьеры!

Я был очень рад вернуться в Украину, когда Латвия гостила во Львове. Также мечтаю наведаться в ставший для меня родным Киев, у меня там дочка родилась. Только выпадет возможность — обяза­тельно примчу и схожу на игру «Динамо».

— В 2003 году вас назвали не только спортсменом, но и челове­ком года в Латвии. Вы в одиночку затащили Латвию на Евро-2004. В тот момент вам казалось, что весь мир будет у ваших ног?

— Я не понимал, что происхо­дит и что мы творим, словно это какой-то сон. Участие в Евро-2004 до сих пор вспоминают в Латвии. Бесспорно, это самое большое до­стижение в истории футбола Лат­вии. Я не знаю, как скоро мы успе­ем это повторить. Я надеюсь, что вообще успеем! Осознание прихо­дит с годами. Было очень приятно, что такой серьезный интерес ко мне был со стороны такого велико­го клуба как «Динамо». У нас в Латвии за «Динамо» очень сильно болеют!

— Когда Андрей Шевченко пе­реходил в «Милан», почти вся Украина стала болеть за «Милан». Когда Верпаковскис пришел в «Динамо», вся футбольная Лат­вия каждые выходные смотрела матчи киевского «Динамо»?

— Может, не вся, но половина Латвии точно смотрела. Я могу сказать, что и до моего перехода за киевское «Динамо» очень многие болели в Латвии. Любят этот клуб у нас исторически. Конечно, после моего перехода, наверное, количе­ство симпатий к киевскому клубу увеличилось в разы. Кстати, до сих пор в Латвии за «Динамо» посма­тривают.

— Первая трудность, с которой вы столкнулись в Киеве?

— Я понял, что водить машину в Киеве не смогу. Трафик на улицах запредельный. Чтобы привыкнуть, понадобилось немало времени. Я достаточно долго передвигался на такси по Киеву, а на тренировки меня завозили ребята из команды. Так продолжалось месяца три-че­тыре. В бытовом плане трудностей не было. Клуб очень сильно помо­гал вне футбола.

— Начало восхитительное. Три матча, три гола с победным ду­блем в ворота донецкого «Метал­лурга». Дальше больше — сумас­шедшая игра в Донецке против «Шахтера» 4:2. Это все было на эмоциях от перехода?

— Этого нельзя исключать. Я в хорошей форме переходил в «Дина­мо». Надо сказать спасибо бывшему клубу «Сконто», который сумел ме­ня так подготовить, что я безболез­ненно перепрыгнул на новый уро­вень футбола! На одних эмоциях я бы не сыграл. На эмоциях можно раз или два сыграть, но не постоянно.

— Ближе к концу чемпионата и приближающемуся Евро-2004 вы приутихли. Правильно ли утверждать, что ваши мысли уже были сконцентрированы на выступле­нии сборной Латвии на полях Пор­тугалии?

— Не думаю. Команды-участни­ки Евро-2004 начинали подготов­ку к финальной части где-то за месяц до старта турнира. Клубы обя­заны были отпустить игроков для подготовки. Михайличенко созва­нивался со Старковым, главным тренером сборной Латвии, и про­сил, чтобы я остался на пару игр — «Динамо» еще чемпионом не ста­ло. Старков оставил решение на мне. «Как ты хочешь — так и будет. Если желаешь помочь „Динамо“ — оставайся в Киеве». Я сообщил Старкову, что хочу помочь «Дина­мо». И сыграл одну или две игры.

ТОТТИ — МЕРЗКИЙ ТИП

— О Евро мы еще поговорим. В 2004 году «Динамо» выдало потрясающий групповой этап в Лиге чемпионов. Заслуга Сабо, всту­пившего на пост после киевского провала с «Трабзонспором»?

— Не только его. Считаю, Игорь Михайлович Суркис немного по­спешил с увольнением Михайличенко после одного неудачного матча с «Трабзонспором». Види­мо, Суркис привык к победам и хорошим результатам и не выдер­жал давления со стороны прессы и болельщиков. Михайличенко пре­красно подготовил команду на сборах. Его большая заслуга в том, что «Динамо» так здорово выгля­дело на групповом этапе! Конечно, нельзя отрицать и достижение Са­бо. Все-таки он был главным тре­нером и в нужный момент встрях­нул команду.

— Победа в ответном матче — это циферки с буквой S в загоревших­ся глазах футболистов? За «Трабзонспор» получили по 50 тысяч долларов на брата...

— В тот момент никто о деньгах не думал. На кону стояло участие в групповом раунде Лиги чемпионов. Все ребята понимали, что игра с «Трабзонспо­ром» — матч сезона. Мы верили в свои силы и что домашние 1:2 это не катастрофа.

— В групповом раунде за каждую победу Суркис тоже выписывал космические премиальные?

— Была фиксированная сумма, которую мы получили по оконча­нии группового этапа. Но ее не сравнить с той, которую мы бы по­лучили, если бы прошли групповой раунд. Она в корне отличалась. Но речь не о деньгах. С десятью очками мы заняли третье место в груп­пе! Это невообразимо. В единич­ных случаях команда, набравшая десять очков, не проходила дальше. С «Байером» нас не только ничья устраивала, но и поражение, при том раскладе, если «Рома» дома не проиграет «Реалу». Но все совпало воедино против «Динамо». И мы проиграли, и «Реал» победил.

— За тайм с «Ромой» и преми­альные наполовину упали?

— Мне кажется, Игорь Михай­лович рассчитался как за полно­ценную победу.

— За «Тун» не выcчитывали из оклада?

— Игорь Михайлович сказал, что снимет и вообще будут очень большие штрафы, но, по-моему, ничего не снимали. Суркис очень эмоциональный, но отходчивый. Он очень часто прощал штрафы игрокам.

— Тотти выяснял с вами отно­шения в Риме после матча...

— Он провоцировал, чтобы я или кто-то еще «включил ответку» — су­дья находился рядом. Тотти хотел, чтоб и у нас кто-то получил удаление и чтоб «Динамо» получило какое-то наказание. Он, конечно, большой игрок, но как человек — мерзкий тип. Неприятный осадок оставил.

— Подлее футболистов, чем Мексес и Тотти, на своем веку не встречали?

— Тотти, пожалуй, самый жут­кий провокатор, против которого я когда-либо играл. Он всю игру недовольный ходил. Наверное, слишком хорошо мы играли, это его раздражало и выводило из себя. Все 45 минут что-то бурчал, локтя­ми размахивал. Мексес попроще, но тоже из числа непорядочных.

— Рикельме («Вильярреал»), пнувший Клебера, того же поля ягода?

— Да. Наверное, с экрана телеви­зоров они белыми и пушистыми кажутся, но на поле отнюдь не все такие хорошие. Все с характером и далеко не всегда приятным. На­пример, Роналдо и Рауль из «Реа­ла» оставили хорошее впечатле­ние. Роналдо вообще на своей волне. Играл себе, зная, что свой голик забьет, и чихать хотел на всё остальное. Без звездной болезни, никому ничего не рассказывал. Ра­уль — настоящий капитан. Если сфолит, то скорее нечаянно, чем умышленно, обязательно руку подаст. Бекхэм тоже из числа джентльменов. Всегда извинялся, если нарушал правила.

— Это же после «Вильярреала» Сабо первый раз обмолвился, что вам женитьба мешает играть?

— Да, именно тогда.

С КЛЕБЕРОМ НЕ ОБЩАЛСЯ ВООБЩЕ

— Сабо рассказывал: «На 29-й минуте на НСК побеждали „Реал“ 2:0. Но меня слил Горан. Я ему гово­рил: „Горан, сегодня ты — цен­тральный защитник. Всё просто. Взял — отдал ближнему. Никаких подключений с твоей стороны“. Нет, ему надо с мячом повозиться. Обрезался в середине, перехват, Ра­уль вбегает в его зону и забивает. В итоге — 2:2». Согласны, что Гавранчич завалил игру с «Реалом»?

— Нет. Вся команда завалила. Горан был такой игрок, которым тяжело управлять. Он играл в свою игру, так, как считал нужным. Но играл Горан всегда от души. Ему казалось, что так будет лучше для команды. Я уверен, что Гавранчич не плавил Сабо. Это бред. Ясно, что ребята хотели победить «Ре­ал». Да, он подключался, он вооб­ще любил бежать вперед, это был его стиль игры, но с «Реалом», мо­жет, где-то просчитался. Но не от­нять того, что Гавранчич выклады­вался на 100% и хотел как лучше.

— А кого винить в поражении в Леверкузене?

— Всех до единого. Видимо, рас­слабились и посчитали, что раз победили «Байер» дома (4:2), то на выезде не проиграем как минимум. Но Леверкузен был по-настояще­му сильной командой, за пару лет до того они в финал Лиги чемпио­нов выходили. Иногда нужно на­ступать на горло собственной пе­сне, нам нужно было от обороны сыграть. Ничейка-то устраивала. Нет, решили играть в свой футбол, напористый и атакующий. «Байер» в открытом бою по делу нас переиграл. (Напомним, что на «Дина­мо» очень сказался проблемный матч с «Кривбассом» в чемпиона­те — провозились 90 минут в грязи и очень устали. — Ред.)

— С «Вильярреалом» «Динамо» было бледной тенью самого себя осеннего. Не из-за того, что пошел раскол по национальному прин­ципу?

— Вы правы. Тогда уже выя­сняли отношения Клебер с Пеевым, пошли другие склоки. Ат­мосфера подпортилась. Не только между игроками пошли стычки — многие перестали находить об­щий язык с Сабо. Плюс «Вильяр­реал» был на ходу. На дворе зима. «Динамо» проводило только пер­вые матчи в году. Всё совпало... Мы определенно не могли быть в той форме, что осенью. Поэтому так и случилось. «Динамо» выле­тело по делу.

— У вас были с кем-то напря­женные отношения, может, с напа­дающими-конкурентами?

— Чтоб сильно — нет. Разве что с Клебером. Но не то чтобы напря­женные, мы с ним просто не общались. Клебер по природе такой — волк-одиночка! Он даже с бразиль­цами почти не общался.

— Вам как форварду, какой на­падающий импонировал больше: Клебер или Шацких?

— Мне лучше было с Максом Шацких. Языковой барьер отсут­ствовал, с пониманием тоже всё в порядке. К тому же Макс никогда не жадничал и всегда отдавал пас, если партнер находился в лучшей позиции, чем он.

ВСЕХ ПРИГЛАШАЮ В ГОСТИ

— Потихоньку Сабо подпускал к играм Милевского. Большой та­лант?

— Очень. Он сам это знает. Дол­гое время Милевский был лидером и даже капитаном «Динамо». На сколько процентов он исполь­зовал свой талант — конечно, дру­гой вопрос.

— Самый сильный по задаткам футболист, встречавшийся вам в Киеве?

— Белькевич. Он оставил самое сильное впечатление. Хацкевич еще. Правда, мне с ним мало дове­лось поиграть, но когда по телеви­зору смотрел игры «Динамо», этот игрок мне тоже очень нравился. Еще кого бы я упомянул — Диого Ринкон. До приезда остальных бразильцев он сильно выглядел — и физически, и технически. Мог про­делать большой объем работы, сыграть на нескольких позициях, часто решал судьбы матчей. Неве­роятно талантливый игрок!

— Приходил ли Милевский в компании с Алиевым пьяными на тренировку?

— При мне — нет. Может, после моего отъезда они приходили пья­ными?

— Если Алиев пробивал штраф­ные на тренировках, в стенку луч­ше было не становиться?

— Это да! У него невероятной силы и точности удар. Ясно, что никто не становился в стенку — ставили пластмассовую. Процент реализации у Алиева был такой, как у остальных с пенальти. Ниче­го подобного не встречал. Из деся­ти штрафных семь-восемь ударов забивал на тренировке. Я не преу­величиваю.

— Как думаете, у кого сильнее удар: у Алиева или Роберто Карлоса?

— Нужно измерять. Мне кажет­ся, у Карлоса всё же чуточку по­сильнее. На начальном этапе штрафные Роберто Карлоса обора­чивались большими проблемами для вратарей. Позже он уже не так бил. В любом случае, думаю, Саша с ним потягался бы как в силе, так и в точности.

— Вы застали аргентинца Ро­берто Нанни. Каким он вам запом­нился?

— Нанни долгое время был трав­мирован. Потом он был во второй команде, и мы редко пересекались. В тех матчах, что он играл, сильно­го впечатления не оставлял. У него сразу не пошло в «Динамо». Толь­ко пришел — операция на колене. Может, до «Динамо» он был совер­шенно другого уровня игрок, но в Киеве не смог оправиться после череды травм и операций. Как че­ловек Нанни веселый парень.

— Никто паспорт Юссуфа не забирал?

— Чтоб возраст посмотреть?

— Да!

— Не заглядывали. Важно, как он играл, а не сколько ему лет. Хоть 45! На самом деле Юссуф принес немало пользы. По поводу его воз­раста многие шутили, строили до­гадки, но мне было важно, как Юс­суф играл. Когда он был здоров и в хорошей форме, его место в основ­ном составе не вызывало сомне­ний — очень ценный игрок.

— Лучший ваш друг в «Динамо»?

— Йерко Леко. До сих пор не только переписываемся, но и встречаемся.

— В Латвию кого-то в гости к себе приглашали?

— Вот постоянно зову Леко, но у него всё не получается. Саблича звал, но и он был занят. С Эль-Каддури, Пеевым периодически созва­ниваемся. Хотим, кстати, вместе выбраться в Киев. Во Львове с Оле­гом Гусевым встретился. Через ваш журнал хочу всех ребят при­гласить к себе в гости — может, хоть так получится!

— Несмачный вспоминал, что вы любили играть в пейнтбол и у вас на теле не было живого места — сплошные синяки. Больше прини­мали выстрелы на себя, чем под­стреливали?

— Это только когда я был нович­ком! В премьерной игре меня ребя­та хорошенько «поймали». Динамовский массажист был в шоке — обе ноги в синяках. Так и не понял, что произошло, поскольку никако­го матча не было.

— А кто в вашу компанию вхо­дил?

— Вы знаете, в первый динамов­ский год коллектив был очень сплоченным. В тот же пейнтбол выбирались едва ли не всей коман­дой — бразильцы, сербы, украинцы. Отдыхали семьями на природе.

КЛЕБЕР БЫЛ ЛЮБИМЧИКОМ САБО

— Самая нелепая тренерская претензия Сабо?

— По женитьбе, наверное. Не знаю, почему он это взял в голову. Вот только зря я читал и переживал. Более того, принял всё очень близко к сердцу, из-за чего потерял уверенность в себе. Не надо вооб­ще читать прессу! А если читать, то пропускать мимо глаз... Бразиль­цы и балканцы ничего не понима­ли, чушь всю эту не читали и чувст­вовали себя уверенно. Поэтому те же бразильцы чаще пробиваются в Европе. Они не заморачиваются, чего о них там пишут.

— Считаете, Сабо делал по­блажки бразильцам — он ведь сам их привез в «Динамо»?

— Иногда было такое ощуще­ние... Правильное оно или нет, сложно сказать. Это просто мое чувство. Казалось, что бразильцам больше позволяется, чем другим. Одни игроки могли ошибиться и им это прощалось, но если у меня что-то не получалось, тренер сразу меня менял.

— Были ли у Сабо любимчики?

— Клебер. Вот его можно смело назвать самым что ни есть любим­чиком Сабо. Он играл всегда, к нему у Сабо было меньше всего претен­зий. Но это нормальная ситуация. У любого тренера свои фавориты. Просто умелые тренеры это краси­во скрывают, чтобы их не обвиняли в излишней симпатии к кому-то.

— Кто из игроков «Шахтера» вас восхищал?

— Дарио Срна. Мы примерно в одно время перешли, но Дарио до сих пор играет на высочайшем уровне. Настоящий капитан! Он очень хорошую карьеру сделал и для себя, и для клуба. В сборной тоже на высочайшем счету. Да­рио — отличный парень. Я рад за него. Играть на таком высоком уровне и выдерживать конкурен­цию в таком сильном клубе, как «Шахтер» — достойно высочайше­го уважения!

— Еще одна яркая фигура того времени — бразилец Элано Блумер. В «Шахтере» он играл не так ярко, но в сборной Бразилии на ЧМ-2010 был лидером. Вас это удивляло? Как игрока отметили его для себя?

— Мне нравился Элано. Невоо­руженным глазом был виден его талант. Наверное, Элано не выкладывался в «Шахтере», но потенци­ал у него был и вправду огромен.

— Кого особо запомнили из иг­роков «Днепра»?

— Ротаня, например. Как и Срна, играет и поныне, тоже на ведущих ролях в своей команде. Но мне больше в памяти отложилась пара центральных защитников — Русол и Езерский. Агрессию Езерского я не забыл, любил он по «ахиллам» пройтись! Русол как защитник ум­нее и интеллигентнее. Тяжело бы­ло против него играть, читал игру на раз-два.

— В какой город и к какой ко­манде в Украине вам особо не нра­вилось ездить в гости?

— Не было таких городов. Я лю­бил играть на больших стадионах, где болельщики хорошо поддерживают домашнюю команду. В этом плане я бы выделил Львов. И стадион хороший, и болельщики на уровне, и сам город что надо.

НА ЕВРО-2004 МОГЛИ ВЗЯТЬ ШЕСТЬ ОЧКОВ

 Выход Латвии на ЧЕ-2004 с чем можно сравнить?

— Сложно сказать. Для меня это одно из двух наивысших достиже­ний в карьере. Первое — это группо­вой раунд Лиги чемпионов с десятью очками и игры с «Реалом», «Ромой», «Байе­ром» ... А тот выход на Евро для всей Латвии стал эпохальным со­бытием. Футбол не спорт номер один в Латвии. Хоккей и баскетбол в фаворе. Но когда сборная проби­лась на Евро, вся страна ликовала и говорила только о футболе.

— Выступление в Португалии могло получиться лучшим или ничья с Германией его и так сдела­ла успешным?

— Я всегда хочу брать максимум. Кто-то считает, что Латвия высту­пила достойно, но лично я вернулся разочарованным. С Чехией вели в счете до 75-й минуты. Пропустили два глупых гола. Если бы чуть боль­ше повезло, могли бы выиграть у чехов. Во втором матче с немцами судья мог две «точки» поставить (подтверждаем! — Ред.), плюс у ме­ня был супермомент. Немного уда­чи — и могли победить Германию. С голландцами мы уже уставшие бы­ли, к тому же судья сразу убил, поставив левую «точку» в наши воро­та. Считаю, в первых двух матчах при фартовом раскладе мы могли взять шесть очков.

— Более памятный момент для вас — гол чехам или когда вы в мат­че с немцами убежали с центра поля от пятерых, но не сумели пе­реиграть Кана?

— Все-таки гол. Конечно, если бы удалось пробить Кана, был бы супергол, который мог бы повли­ять намою дальнейшую карьеру и который точно был бы самым кра­сивым в карьере. Но я не реализо­вал выход. Этот момент уже редко кто вспомнит, разве что журнали­сты... Запоминаются голы. Это самое главное для нападающего.

— Наверное, чуть ли не вся Латвия выехала в Португалию на период Евро. Не помните, сколько тысяч болельщиков вас сопровождало?

— Несмотря на то, что дорога дальняя, наших болельщиков приехало немало. Бесспорно, немцев, чехов и голландцев тысяч на десять было больше, но и наших я слышал. Думаю, пять-семь тысячей латышей на каждом матче присутствовало.

— Это лучшее футбольное поко­ление латышей — Верпаковскис, Пахарь, Степанов, Штолцерс, Лайзанс. Когда такое поколение повторится, тогда и в следующий раз увидим Латвию на большом турнире?

— Время наше подошло на ред­кость удачно. Все уже опытные были и чего-то добились в футбо­ле. Защитник Игорь Степанов в «Арсенале» играл, кстати, в одно время с динамовцем Олегом Лужным. Юрис Лайзанс с московским ЦСКА Кубок УЕФА вскоре возь­мет. Марьян Пахарь в «Саутгемптоне» играл, Андрей Штолцерс — в «Фулхэме». Другие ребята тоже были опытные.

Мы же очень долго играли вместе в «Сконто» — Колинько, Астафьев, Блейделис, Землинский, Благонадеждин, Исаков, Михолап. Это и стало залогом на­шего успеха! Некоторые ребята уехали уже из «Сконто» в европей­ские чемпионаты, но понимание игры с полуслова никуда не делось.

Когда вырастет новое такое по­коление, я не знаю. К сожалению, сейчас не так много звездочек в Латвии. Должно быть хотя бы три-четыре уверенных в своих силах игрока, которые выступают в хоро­ших европейских клубах. Они бы составляли костяк сборной и чувствовали, что финальная часть Евро это не космоуровень, а реальность!

— Евро-2004 не сделало футбол в Латвии популярнее хоккея. Вы с клюшкой и на коньках себя не пробовали?

— На серьезном уровне — нет. В детстве всё гоняли на озере или во дворе. Иногда даже надевали коньки, когда уже играли в профи-футбол. Но это больше для смеха и сплочения коллектива, чем что-то серьезное.

— Бобслей в Латвии, наверное, тоже популярнее футбола?

— Он становится популярнее во время Олимпиады или чемпиона­тов мира. В целом же футбол коти­руется выше.

— Вы бы смогли запрыгнуть в боб и с ветерком проехаться по же­лобу?

— В настоящий боб я не садился. Но в Сигулде, бобслейном центре Латвии, есть специально оборудо­ванная для туристов трасса. Вот там я ее и проходил. Довольно экс­тремально, скажу я вам! Не скажу точную скорость, которую разви­вает туристический боб, но доста­точно приличную. Если вдруг наве­даетесь в наши края, не пропустите возможности посетить Сигулду!

— Сравните Латвию с Украи­ной. Почему Латвия смогла стать членом ЕС, а Украина — нет?

— Тяжелый политический вопрос. Надеюсь, Украина тоже когда-ни­будь станет членом Евросоюза. Лат­вии было проще организовываться и вступить в ЕС. У нас всего два милли­она населения (уже меньше. С 1990 года, когда латвийцев было 2670 тыс., население страны неу­клонно уменьшается из-за превыше­ния смертности над рождаемостью и эмиграции. В настоящее время ре­спублика по людям откатилась на уровень 1953 года, а по некоторым сведениям — если вычесть постоянно проживающих за рубежом, то и на уровень 1920-го. — Ред.). Украина — большая страна, пятьдесят миллио­нов (уже 42. Или сколько на самом деле... — В.П.. Пик был в 1993-м — более 52-хмиллионов. С тех пор — та же петрушка, хотя, конечно, и не такими темпами в процентном отношении, как в Латвии. Правда, куда будем Крым и «некоторые области Восто­ка» писать... Ред.).

— Как в Латвии относятся к русскому языку? Молодежь уже почти не говорит на нем?

— Сейчас дети в школах больше учат английский, чем русский. Но нет такого, что если кто-то загово­рит по-русски, ему не ответят.

— В европейском обществе лат­вийцев принято считать национа­листами. Так и есть?

— Да, мы любим свою страну. Но мы не националисты! Этот сте­реотип, быть может, сложился у европейцев, потому что в СМИ и по ТВ освещают Латвию так, как кому-то выгодно. Тот, кто приезжает в Латвию, ни с какими про­блемами не сталкивается.

— Это правда, что в Латвии де­тям до 16-ти лет надо сдавать на велосипедные права?

— Может, и надо. Я езжу с авто­мобильными!

— На велосипеде?

— Да (смеется).

САБЛИЧА ПОДКОСИЛИ ТРАВМЫ

 «Хетафе», «Хайдук», «Сельта», «Эрготелис», «Баку». Что бы­ло приятного, что не очень?

— Во всех клубах и странах было интересно играть и жить — за исключением Баку. Менталитет этой стра­ны очень отличается от европейско­го, и в Азербайджане я не чувство­вал себя комфортно. Наверное, по этой причине и результаты мои в «Баку» были неудовлетворитель­ны. В остальных же местах все было на высшем уровне. Мне повезло с городами и странами, где я пожил. Все красивые и очень хочется туда вернуться. В Греции и Хорватии под боком Средиземное море.

— Где лучше жилось: в Мадри­де, Сплите или на острове Крит?

— Вы Киев не назвали! Я очень жалею, что в свое время не купил квартиру в Киеве. Долго думал, стоит ли обзаводиться недвижимо­стью в Киеве, а когда решился, це­ны подскочили в несколько раз.

Вот среди названных вами трех городов мне сложно выделить луч­шее место. Всюду классно!

— Вы поиграли в чемпионатах Греции, Хорватии, Азербайджа­на. .. В таких первенствах футбо­лист вашего калибра может силь­но не напрягаться?

— В таких странах больше уважа­ют возрастных футболистов. В Гре­ции вообще не заглядывают в па­спорт, напротив, предпочитают опытных и мастеровитых футболи­стов. Ты можешь тренеру смело сказать, что устал после какой-то игры, и он спокойно предоставит тебе от­дых. Зрелых футболистов много в Греции, и тренеры ими дорожат.

— Вариант с «Хайдуком» вам организовал Горан Саблич?

— Да. Он был хорошо знаком с руководством клуба. С его помо­щью я и перешел в «Хайдук».

— Не кажется ли вам, что потен­циал Саблича слегка не раскрыли или недооценили в Киеве, защит­ник-то высококлассный?

— Когда Горан был в порядке, он играл на очень хорошем уровне. В той же памятной Лиге чемпионов Саблич не имел проблем ни с Роналдо, ни с Кассано. Саблич вызывался в сборную Хорватии. Но потом у него начались страшные проблемы с коленом и хрящами. Это значи­тельно уменьшило его потенциал и помешало раскрыться как следует. Саблич вполне способен был играть на более высоком уровне, чем киевское «Динамо». Но я помню, как Саблич мучился с коленом. Нельзя было без боли в сердце смо­треть, как он целыми днями закачи­вает колено, мышцы, работает с массажистами, но восстановление давалось очень трудно.

— В «Хайдуке» вы составили ударный тандем с Николой Калиничем, а передачи вам отдавал Чернат. Как такая банда всего лишь пятое место заняла?

— Банда была и вправду сумас­шедшая! Но в клубе царил бардак, из-за чего мы не сумели проявить себя в полной мере. Четыре трене­ра и два спортивных директора сменилось за год! Всё время были какие-то передряги. Только тренер придет, начинает всё налаживать­ся, как его убирают, и так по кругу. Доносы и интриги, к сожалению, в «Хайдуке» тоже имели место. Но следует сказать, что «Динамо» (За­греб) с Манджукичем, Модричем и Чорлукой действительно было очень сильным. Громких имен иг­рало немало.

— Калинич с «Днепром» недав­но в финале Лиги Европы играл против «Севильи» — а вы ей проиг­рали в Кубке Испании. Вспомина­ли Калинича, симпатизировали ли «Днепру»?

— Я следил за развитием карье­ры Калинича. В последний сезон в «Хайдуке» он забил под тридцать голов. Видно было, что бомбардир подрастает. Он забивал в каждой игре. Наглый такой был, корпусом хорошо работал. Знал, что он дале­ко пойдет. Очень рад, что Калинич в финале Лиги Европы красивый гол забил. Передайте от меня ему поздравле­ния! (Коля, вы нас читаете? Пере­даем!-Ред.)

— Калинич случайно был не лучшим партнером по атаке за все годы?

— С ним было очень интересно играть. Он любую передачу завер­шал, если момент был хороший. С Диого Ринконом было приятно играть. С тем же Максом Шацких. Тоже большой бомбардир.

СЁМИН СЧИТАЛ, ЧТО Я ОТЛЫНИВАЮ ОТ ТРЕНИРОВОК

— Самый страшный удар по но­гам?

— По-настоящему жуткие мо­менты, к счастью, обошли меня стороной. Однажды только в «Хайдуке» был неприятный мо­мент. На 15-й минуте получил под­кат сзади и сломал палец на ноге. Обидно, что за мной как раз в этой встрече наблюдали представители турецкого «Трабзонспора». По­нятно, что после травмы вопрос с «Трабзонспором» отпал. Нога по­том очень долго ныла. После арен­ды вернулся в «Динамо». Семин скептически отнесся к моей трав­ме, думал, что я отлыниваю от ра­боты и не хочу тренироваться. Но на самом деле нога очень долго болела, и я не мог в полную силу тренироваться.

— Вы рассказывали, что в Мад­риде могли в городе встретить Касильяса или Эльгеру. Здоровались или они не знали такого футболи­ста, как Верпаковскис?

— Ясно, что специально я к ним не подходил. Через знакомых ре­бят иногда на ужине пересекался. Очень простые ребята! С аргентинцем Габриэлем Хайнце раззнако­мился. Приятный человек. Ни за что не подумал бы, что человек в «Реале» играет. Звездности — ноль.

— Как «Хетафе» после 2:5 на «Камп Ноу» умудрился вынести «Барселону» 4:0 и выйти в финал Кубка Испании?

— У «Хетафе» была очень мощ­ная команда. «Барселона» вразва­лочку приехала на ответный матч, думая, что они уже в финале. На­чали играть вполсилы и не смогли потом собраться. «Хетафе» же тренировал сильный тренер Бернд Шустер. Вот он и вселил уверен­ность. Мы серьезно подготови­лись к той встрече и сделали фан­тастический результат. Жаль, в финале Кубка Испании малости не хватило, чтобы обыграть «Се­вилью». Но всё равно для «Хета­фе» это был настоящий праздник. Клуб впервые попал в еврокубки, а Шустер пошел на повышение в «Реал».

— Премиальные в 50 000 евро президент «Хетафе» вам не выпи­сал?

— Ой, он был очень скупой! По­сле победы над «Барселоной» пре­зидент зашел в раздевалку. Игроки стали кричать: «Сколько премия, сколько премия?» Он отнекивал­ся — говорил, мол, после финала. Ребята не угомонились и продол­жили просить. Президент тоже стоял на своем. Так ребята его пря­мо в костюме в душ засунули. Дорогой костюм можно было выбра­сывать!

— О чем жалеете — из несбывше­гося футбольного?

— Я не жалею ни о чем. Могу только радоваться своей карьере. Футболисту в Латвии очень тяже­ло куда-то пробиться. Я благода­рен всем клубам, где я играл! Да, может, где-то могло сложиться лучше, но в то же время могло и этого не получиться.

— Какую ошибку молодости се­годня ни за что не повторили бы?

— Больших ошибок не совершал. Осадок остался от одного инциден­та с Игорем Суркисом. Во время игры с «Реалом» в Мадриде Игорь Михайлович посчитал, что я несе­рьезно отнесся к игре. Родольфо вел теплый диалог с земляком Робиньо. Я шел рядом, улыбнулся. Но это никоим образом не могло повлиять нарезультатигры. Наверное, я тоже сейчас был бы недоволен уже как президент «Лиепаи», если б один из моих запасных игроков улыбался, когда моя команда крупно проиг­рывает! На тот момент я не пони­мал, почему Игорь Михайлович такой злой был. Считаю, что я по­ступил безответственно.

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ, журнал «Футбол»

Артур РУДЬКО: «В «Динамо» все поддерживают Реброва»

21.07.2015, 09:39
Топ-матчи
Чемпионат Англии Лестер Ман.Сити 3 : 0   10 декабря 19:30
Чемпионат Франции Бастия Мец - : - 10 декабря 21:00
Лилль Монпелье - : - 10 декабря 21:00
Нант Кан - : - 10 декабря 21:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть