Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Петр СЛОБОДЯН: «От меня требовали закрыть Беккенбауэра»

2015-10-08 14:48 Этот год для киевского «Динамо» сплошь юбилейный. Весной киевская команда отметила 40-летие победы в Кубке кубков-1975, а нынче ... Петр СЛОБОДЯН: «От меня требовали закрыть Беккенбауэра»

Этот год для киевского «Динамо» сплошь юбилейный. Весной киевская команда отметила 40-летие победы в Кубке кубков-1975, а нынче грядет новая знаменательная дата — 6 октября 1975 года в ответном матче с обладателем КЕЧ мюнхенской «Баварией», был завоеван другой престижный трофей — Суперкубок УЕФА. В присутствии 100 000 зрителей динамовцы повтор­но обыграли знаменитый немецкий клуб (2:0).

Вспомнить перипетии тех баталий нам помог экс-форвард киевского «Ди­намо» Петр Слободян, составивший в мюнхенском матче атакующую пару с Оле­гом Блохиным.

Петр Слободян

— Что значит для дина­мовцев победа в Супер­кубке?

— Это не просто приятное событие... До сих пор интерес­но разбирать все детали того противостояния. В поединках за Супекубок 1975 года со­шлись, без сомнения, две сильнейшие команды континента. «Бавария» на тот момент была обладателем Кубка чемпио­нов и начинала сезон в статусе фаворита нового розыгрыша этого турнира. В составе мюнхенцев тогда выступали пять-шесть чемпионов мира. Играть с таким соперником и победить дорогого стоит!

«В 75-м мы никого не боялись»

— Когда и как вы узнали о том, что придется сра­жаться за Суперкубок с «Баварией»?

— Сразу после победы в финале Кубка кубков нам со­общили, что осенью будем вы­яснять отношения с обладате­лем Кубка чемпионов, как не­много позже выяснилось, с «Баварией». Так что психоло­гически динамовцы были го­товы к этим поединкам за­долго до того, как они состоя­лись. Времени на то, чтобы набрать форму, у нас также было достаточно.

— 9 сентября вам пред­стояло выйти на поле ста­диона «Олимпийский» в Мюнхене. Боялись грозного противника?

— В 75-м у нас такая компа­ния в «Динамо» собралась, что мы никого не боялись. Нас смущало другое — травмы многих ведущих игроков. На тот период в лазарете коман­ды оказались Матвиенко, Мунтян и Онищенко. Дисква­лификацию отбывал Веремеев. Валерий Лобановский даже в шутку спросил: а зачем вы сюда приехали?.. Главному тренеру пришлось бросать в бой номинальных резерви­стов — меня, Дамина и Зуева.

Однако мы были готовы к се­рьезным испытаниям. Это был мой первый поединок такого уровня за «Динамо». Настроил­ся я на него соответственно- не позволял себе ни на секунду отвлечься на что-то другое. Мы тогда готовились к матчу за го­родом, и видео с игрой «Бава­рии» я посмотрел, наверное, раз десять, после чего прокру­чивал в голове моменты, раз­мышлял, как буду действовать против мюнхенцев.

 В заявку на первый пое­динок с немцами Лобановский изначально включил Онищенко, однако затем до­верил место в «основе» вам...

— Я уже говорил, что у Онищенко были проблемы со здо­ровьем, он сломался в матче чемпионата страны с «Дне­пром». Валерий Васильевич тогда рассчитывал на меня, верил в мой талант. Он забрал меня в «Динамо» из Днепропе­тровска, затем я также угодил в лазарет, полгода восстанав­ливался и как-то раз впервые сыграл в бело-синей форме. Помню, заменил Виктора Колотова. Бывало, тренер давал мне задание и в середине поля действовать, и персонально играть против оппонента. Опыт участия в поединке за Суперкубок УЕФА помог мне потом в 1976 году, когда «Дина­мо» выступало в Кубке чемпионов. Тогда я, кстати, забил гол «Баварии», но в 75-м мне это сделать не удалось.

«Им обещали по 50 000, но нас это не волновало»

— Насколько нам извест­но, накануне противостоя­ния с «Баварией» за Суперку­бок была сильная идеологи­ческая накрутка команды со стороны руководства УССР?

— Да, к нам приезжали ру­ководители республики и говорили по данному поводу вполне конкретно. Мол, в 1975 году со­ветский народ отмечает 30-летие победы в Великой Отече­ственной войне, а Мюнхен, ку­да вы едете играть, является логовом фашизма. Поэтому «Динамо», по их мнению, не имело права проиграть ни в Германии, ни тем более дома. В случае успеха обещали нас финансово поощрить — выписать по 300 рублей на каждого фут­болиста. И хотя мы знали, что игрокам «Баварии» за завоева­ние трофея сулили 50 000 долларов, вовсе не расстраивались. Динамовцы чувствовали под­держку Украины. Нас просили добиться виктории, порадо­вать людей, что мы в итоге и сделали.

— Валерий Лобановский за неделю до матча в Мюнхе­не отправился в Германию, чтобы воочию наблюдать за поединком бундеслиги «Шальке» — «Бавария». Что интересного рассказал вам тренер о сопернике?

— Валерий Васильевич по­сле того, как посмотрел игру чемпионата Германии, встре­тил делегацию «Динамо» в мюнхенском аэропорту. За время, предшествовавшее по­единку за Суперкубок, мы все поняли, насколько серьезно Лобановский к нему готовил­ся. Прежде всего тренер закре­пил за Решко Герда Мюллера, поставив перед Стефаном за­дачу ни на шаг от знаменитого и очень опасного немецкого форварда не отходить, затем Валерий Васильевич раздал всем персональные задания, требуя, чтобы мы действовали строго от обороны, моменталь­но откатывались в случае по­тери мяча на свою половину поля и участвовали в командном отборе. Лобановский толь­ко Блохину, и то не всегда, позволял не заниматься черновой работой. Кстати, по ходу матча наставник докричался до меня и потребовал, чтобы я обяза­тельно встречал постоянно хо­дившего в атаку Франца Беккенбауэра.

— То есть вам довелось про­тиводействовать одному из лучших футболистов мира?

— Персонально мы играли только против Герда Мюллера. Я же должен был перекрывать левый фланг, в чем мне помога­ли Дамин и Трошкин.

— В атаке партнеры чаще всего играли на Блохина?

— Я тоже получал мяч, как только открывался. Больше всего пасов Олегу отдавал его друг — Леонид Буряк, который дей­ствительно при первом удоб­ном случае искал передачей Блохина.

— В первом тайме мюн­хенского матча вы имели пару хороших моментов, чтобы забить...

— Сначала я пробил во вра­таря, закрывшего ближний угол, хотя, учитывая особен­ность мяча, которым мы игра­ли (он был покрыт какой-то специфической пленкой...), нужно было бить на силу в дальний угол. Затем я не прочув­ствовал момент, когда необхо­димо было нырнуть под прострельную передачу партнера. Хорошо, что забил Олег Блохин. Правда, в первом матче Суперкубка в рамку «Баварии» влетел еще один мяч, но арбитр его не засчитал, мотивируя свое ре­шение тем, что сфера после уда­ра Буряка не пересекла полно­стью линию ворот.

— После гола Блохина «Бавария» утратила веру в успех?

— Мы не обращали внима­ния на чувства соперника... Динамовцы порадовались успеху, поздравили Олега с за­битым мячом и вновь приня­лись за дело. А работы после этого стало намного больше, ведь мюнхенцы прибавили в движении и массово пош­ли вперед. Правда, я не припомню, чтобы «Динамо» позволило хозяевам поля создать что-то серьезное...

«Как нам вручали Суперкубок, наблюдал с трибуны»

— Что сказал Лобановский футболистам после поединка?

— Что нас ждет важная игра чемпионата СССР с «Шахтером», после чего за­брал ключи от баров в номе­рах (там находилось спирт­ное. ..). Так что никаких тор­жественных речей и праздно­ваний не было. В последующие дни Лобановский нас еще больше гонял, заметив, что ничего экстраординарного мы не сделали, мол, это была только первая часть битвы, а ко второй нужно нормально подготовиться.

— Как победу «Динамо» в Мюнхене восприняли дома?

— Тогда мы этого так и не узнали... После прилета из Германии команда заехала на базу. Чемпионат СССР был в разгаре, мы боролись за золо­то, поэтому переключились на внутреннее первенство. Родные наши, понятное дело, были рады за нас. Удоволь­ствие от победы любимого клуба, уверен, получили и бо­лельщики «Динамо», которые, правда, первый матч Супер­кубка из-за отсутствия транс­ляции не видели.

— Почему вы не попали в «основу» на ответный пое­динок с «Баварией»?

— Я выпал из обоймы по причине травмы. Повредил голеностоп. У Лобановского в этом плане все было четко: да­же минимальная неготов­ность к игре автоматически исключала футболиста из стартового состава.

— Киевский матч с мюнхенцами смотрели со ска­мейки запасных?

— Нет, я наблюдал за игрой с трибуны. Переживал неве­роятно. Мои ощущения и эмоции всех динамовцев поймет тот, кто когда-нибудь находился в шаге от завоевания ценного приза. Кстати, пребывание на трибуне, среди простых бо­лельщиков, только усилило мои переживания. Я видел, как за нас болеют люди, и меня это вдохновило.

— Суперкубок динамов­цам вручал лично президент УЕФА Артемио Франки. Вы также подняли трофей над головой и совершили круг почета?

— Приз сразу подержали в руках футболисты, которые на­ходились в тот вечер на поле. Они же и круг почета пробежа­ли. Мне было обидно, что так получилось. Я прикоснулся к Суперкубку УЕФА потом на стадионе «Динамо», куда привезли трофей. Кроме того, каждый из нас получил от Европейского футбольного союза медаль за победу в турнире.

«Баварии» я все-таки забил — в Кубке чемпионов«

— Как после этого успеха сложилась ваша дальнейшая карьера в «Динамо»?

— В 1975-м и первой половине сезона-1976 я выступалза молодежный состав «бело-синих», а осенью того же года играл уже за «основу». Провел все матчи. В Кубке чемпионов 1976 года забил греческому ПАОКу, югославскому «Парти­зану» и «Баварии» в четверть­финале. Особое удовольствие, как вы понимаете, я получил от гола в ворота мюнхенцев. Тогда этот мяч стал решающим при определении полуфиналиста КЕЧ.

В 1977-м я часто выходил на поле, играл в нападении вместе с Блохиным. Однако футбольная судьба была ко мне не очень благосклонна. В конце 1977 года в матче с «Зенитом» мне сломали ногу (двойной перелом), на которую всем те­лом навалился игрок ленин­градской команды. По этой причине я пропустил восемь месяцев. Три из них пролежал в аппарате Елизарова. В следую­щем году вроде бы восстано­вился. Очень старательно рабо­тал на тренировках. Лобановский поддерживал мое стрем­ление вернуться, но больная нога не позволяла играть на уровне «Динамо». Из-за этой травмы иногда случались страшные вещи. Как-то перед матчем со «Спартаком» в Киеве я разминался, готовился выйти на замену, но у меня лопнул со­суд на ноге. Врачи команды были в ужасе от увиденного...

— Эта травма подтолкнула вас к окончанию карьеры в 27 лет?

— Я решил перейти в мо­сковский «Локомотив». Намой выбор повлияла близость к клинике доктора Миронова, где я проводил немалую часть времени. Вопрос тогда стоял так: буду ли ходить вообще... Кстати, полгода пришлось бук­вально ходить на носке, что происходит после перелома голеностопа. После непродолжи­тельного выступления за «Ло­комотив» у меня были вариан­ты продолжения карьеры, в том числе и в командах высшей ли­ги, но... это было не киевское

«Динамо». Можно было играть еще не один год, зарабатывать деньги, но уровень других кол­лективов после команды Вале­рия Лобановского мне был не интересен. Поэтому я решил за­кончить карьеру.

— Чем занимались до то-го, как в 2002 году возглавили «Оболонь»?

— Меня приглашали пора­ботать в «Днепре», но так вы­шло, что я устроился в Киев­ский госуниверситет имени Т.Г.Шевченко. Трудился там на протяжении 20 лет. Начинал с почасовой работы, за которую платили 20 рублей, затем полу­чил ставку, дорос до должности старшего преподавателя, воз­главил немногим позже кафе­дру физвоспитания.

«Сын тренирует мальчишек и сильно переживает...»

— Как начали тренерскую карьеру?

— В «Оболонь» меня пригла­сил президент этого клуба Александр Слободан. Я трудился в тренерском штабе помощ­ником Владимира Мунтяна. Когда он ушел в российскую «Аланию», команду временно доверили мне. Руководство в этот период искало нового на­ставника. Однако затем прези­дент остановил свой выбор на мне. Я три недели сопротивлял­ся этому решению, потому что сомневался, смогу ли нормаль­но подготовить команду накануне старта нового чемпиона­та.

Тяжело было начинать. Условия работы в «Оболони» не динамовские... Мне тогда пришлось за две недели разрабо­тать систему занятий для подопечных. Я так переживал, что за короткий период похудел на 10 кг, однако командным резуль­татом остался доволен, по­скольку мы вышли в высшую лигу и в сезоне-2003/04 за­няли самое высокое в истории «Оболони» место — шестое.

— Ваш сын также профессионально занимался футбо­лом и также рано повесил бутсы на гвоздь...

— Причиной того, что Ми­хаил рано завершил карьеру, стали травмы. У него и с мени­ском были проблемы, и с пахо­выми кольцами. Хотя начинал сын хорошо. Выступал за «Обо­лонь», когда этой командой руководил Владимир Мунтян. Под моим руководством Мише пришлось и в первой лиге пои­грать. Сейчас сын работает дет­ским тренером. Вижу, что у не­го это получается, он любит свое дело. Вот только зарплату в киевской спортшколе «Локомотив» за свою работу получает маленькую — всего две тысячи гривен...

Это, конечно, не «Динамо», но там также занимается не­мало перспективных ребят, из известных — сын Хацкевича. Михаил переживает, когда его команде не удается побеждать, но я его успокаиваю. Главное, говорю, выпустить на высшую профессиональную орбиту па­рочку воспитанников, вот на этом и стоит сосредоточиться.

— Как собираетесь отме­тить 40-летие победы в Су­перкубке?

— Мне уже сообщили, что ФК «Динамо» готовит к юби­лею какие-то мероприятия. В этом году, как вы помните, ди­намовский коллектив широко отмечал 40-летие победы в Кубке кубков. Сейчас же организацией праздника занима­ется Мунтян. Главное, мы вновь сможем собраться и вспомнить знаменательную викторию, а также товарищей, которых с нами уже нет — Колотова, Рудакова, Лобановского и других...

Олег СЕМЕНЧЕНКО, газета «КОМАНДА»

Андрей ЯРМОЛЕНКО: «Мы играли именно для тех, кто пришел на стадион. Это и есть настоящие болельщики» (ВИДЕО)

08.10.2015, 14:48
Топ-матчи
Лига Европы Брага Шахтер - : - 8 декабря 18:00
ПАОК Слован - : - 8 декабря 18:00
Карабах Фиорентина - : - 8 декабря 18:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть