Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Пресс-клуб «Стадион или полигон?» Полная версия (+ВИДЕО)

2015-11-11 11:09 На состоявшемся в Доме футбола заседании Футбольного пресс-клуба приглашенные журналисты имели возможность обсудить наболевшие проблемы безопасности на наших стадионах. Пресс-клуб «Стадион или полигон?» Полная версия (+ВИДЕО)

На состоявшемся в Доме футбола заседании Футбольного пресс-клуба приглашенные журналисты имели возможность обсудить наболевшие проблемы безопасности на наших стадионах.

В дискуссии участвовали также исполнительный директор ФФУ Владимир Генинсон, вице-президент федерации Игорь Кочетов, вице-президент киевского «Динамо» Алексей Семененко, эксперт по спортивной инфраструктуре и проведению спортивных мероприятий Иван Федоренко.

С. Васильев: Всем добрый день. Сегодняшнее заседание «Футбольного пресс-клуба» посвящено достаточно актуальной и резонансной теме, которая произошла две недели назад и в течении двух недель будоражила информационное поле. Произошла вот такая вот стычка между темнокожими ребятами и болельщиками другого цвета кожи на трибуне стадиона.

Почему это вызвало такой резонанс? Вот этому, собственно говоря, и предлагается сегодня посвятить на заседании футбольного пресс-клуба и проанализировать природу всех этих явлений.

Поэтому мы вынесли в заголовок сегодняшнего нашего заседания эти два слова: «Стадион или полигон?». То есть, что мы имеем на сегодняшний день, во время проведения футбольного матча — стадион или полигон, и почему это происходит.

А. Семененко: Нельзя, недопустимо, особенно в реалиях сегодняшнего дня, в сегодняшних реалиях, в нашей стране суживать этот инцидент до рамок одного клуба. И сейчас я, как представитель клуба, держу ответ перед общественностью.

Но этот инцидент — это ЧП. Это значительно шире. Это проблема всей нашей столицы. Это проблема всего нашего государства. Потому что это касается имиджа нашего государства. И если бы матчи Лиги чемпионов, Лиги Европы проходили бы в Донецке, Днепропетровске, Харькове, во Львове и так проходит, в Одессе, как это было, перечень вы легко продолжите, и у нас не было того, что происходит сейчас в стране, я имею в виду войну и невозможность играть на своих стадионах. Скажите, кто из вас гарантирует, что там такого бы не произошло?

У нас минимальная помощь в решении этих сложных вопросов со стороны правоохранительных органов. Люди моего поколения, это уже в этих службах минимум полковники, генералы и они мне откровенно говорят: «Нам не интересно этим заниматься и мы не будем этим заниматься. Это так, в таких кулуарных разговорах. Конечно, на экранах или перед микрофоном они это вряд ли скажут, что не интересно. Но ведь закон принят о том, что в нашей стране запрещена нацистская символика, фашистские какие-то проявления.

Я не помню ни одного случая, может быть вы подскажете, может я что-то упустил, чтобы кто-то был выявлен и наказан. Не вспомните. Потому что я вам один пример только приведу, вот все говорят «работать с болельщиками». На одном из матчей чемпионата, топовый матч, полный стадион, и у меня есть ультрас, нормальные ребята, на электронную почту сбрасывают фотографию, где сектор ультрас, а 3-4 тысячи на этом матче, значит, два или три негодяя спиной к полю, прямо в толпе ультрас, поднимают баннер огромный, где немецкий знак, не альбатросы эти, кто разбирается, за что нас тоже ФАРЕ щемит и не только ФАРЕ. Немецкий знак фашистский там и два выродка, вот это все. И сфотографировались они. Это для чего? Я для себя ответ нахожу. Хозяин заказал, хозяин денежку дал, они сфотографировали и ему отдали. Так вот, работа с ультрасами, я говорю, — ребята, ну как же? Это же из вашей среды! Они мне сказали, что, если бы они туда сунулись, вполне возможно, кто-то получил бы финку в бок.

И.Линник: Я воспоминаю восьмидесятые годы — английский футбол, клубный английский футбол, тогда он был, ведущим в Европе.

Но на стадионах Англии тогда творился, конечно, полный «безлад» и в итоге это все привело к знаменитому, известному, печальному скандалу на стадионе «Эйзель» в финале кубка чемпионов, когда англичане были вообще отстранены на пять лет от всех международных турниров, соревнований. В итоге люди в Англии, такие же как мы, которые интересовались тактическими схемами, они в итоге должны были решать проблемы другого свойства. И вот чтобы и мне не пришлось попасть в зону такого карантина, я вынужден, так или иначе, обращать на это внимание.

Вы помните наверное, послемайданное время, когда только-только начались все эти кампании на Донбассе, в Крыму, вы помните как украинские болельщики сговариваясь-не сговариваясь выработали очень четкую, единую позицию в отношении того, как они оценивают ультрас, фаны, все то, что происходит с нашей страной и свою позицию по отношению а агрессору. И я думаю, что те люди, которые не очень дружественно относятся к Украине, они были удивлены, но в тоже время, какое-то время они были озадачены, а сейчас, сегодня, совершенно очевидно, что они тоже участвуют, очень активно участвуют в дискредитации этого единого движения — футбольного. И понимая, что стоит за слоганом сегодняшнего пресс-клуба — «Стадион или полигон?», я бы все-таки не забывал о том, что на данный момент против нас, и против нас как страны, и против тех, кто за эту страну переживает, работает профессиональный провокатор, где-то информационные провокаторы, но все равно, этот вектор присутствует.

С.Васильев: Если я правильно понял, речь идет о том, что внешняя провокация находится внутри страны, в том числе и винформационной среде, носители, наши носители охотно разносят эти вирусы, и в результате мы получаемся жертвами чьей-то комбинации. То есть, не обязательно засылать агентов ФСБ на тот или иной матч для того, чтобы они там раскрывали баннеры.

Самое обидное, на мой взгляд, это когда наши средства массовой информации и электронные, и интернет бездумно совершенно подхватывают эту информацию и просто начинают ее тиражировать как информационный повод, не удосужившись проверить — насколько эта информация соответствует действительности, и кто первоисточник.

И.Линник: В общем то да, я только хотел сделать здесь важное уточнение, мне кажется, это тоже будет интересно всем, на этапе когда Украина получила право на проведение вместе с Польше ЕВРО-2012, я до того момента информационными вещами вообще не занимался, весь мой интерес был сосредоточен исключительно на футболе, но было заметно, что как только Украина стала одним из главных претендентов на победу в тендере, и после победы в тендере было заметно опять же, что против нашей страны изнутри ее и извне была информационная агрессия, были очень заметны попытки принизить достоинства этого фактора. Была работа эта видна. И уже на том этапе было видно что, я это отмечаю с сожалением, наши СМИ «недорабатывают». В силу каких-то своих причин. Я бы здесь не стал кого-то обвинять или говорить, что наши сми что-то делают неправильно, здесь просто очевидно важно редакторское представление о том, что важного на сегодняшний день происходит в стране, что для страны важно, то есть, должна быть гигиена какая-то. Должна быть просто внутренняя гигиена какая-то, чтобы и дальше этот рынок футбольный существовал, чтобы мы не обсуждали неделю от недели скандалы, коррупцию, драки, чтобы мы смогли вернуться к обсуждению тактических схем.

С.Васильев: Что такое федерация футбола со своей зоной ответственности?

Скажем так, на территории Украины развивается футбол и федерация футбола на этой территории, на футбольной территории несет ответственность и формально, и перед УЕФА, и перед законом Украины, перед фифа за то, как развивается футбол на территории Украины.

На территории Украины огромное количество театров, библиотек. Министерство культуры несет ответственность формально перед законом за то, что происходит на территории библиотек, театров, концертных залов, если они подчинены министерству культуры. Если во время спектакля в театре поднимается зритель и со всего размаха бьет в лицо рядом сидящему темнокожему зрителю, между ними завязалась драка, включили свет, тут же вызвали милицию, после случившегося — зафиксировали показания свидетелей. Потом начинается обсуждение этого инцидента в средствах массовой информации.

Кого обвиняют журналисты в случившемся инциденте? Руководство театра? Нет. Будет ли в этом случае доминировать версия о расизме? Сомневаюсь.

Это я привел пример по аналогии. А чем футбольное зрелище отличается от театрального зрелища? Чем? Может, тогда уже не нужно притягивать за уши расизм и еще что-то, и оправдываться за то, что на самом деле... да, оно могло быть аморальным, но могло и не быть, и тогда слова Игоря Линика о том, что мы все-таки живем в этой стране, и может быть, давайте не разносить чей-то мусор по всей стране? Мы пригласили человека, который еще совсем недавно руководил столичной футбольной ареной, которая принимала евро-2012.

В.Генинсон: Как вы правильно сказали, когда вы идете в театр, вы знаете, что в театре будет безопасно, вы можете красиво одеться, прийти с семьей, точно так же УЕФА и мы, как Федерация футбола Украины, делаем все для того, чтобы на любой стадион Украины можно было прийти безопасно, получить удовольствие и прийти домой обратно с семьей. Но если, не дай Бог, у нас на стадионе погибнет хоть один человек, кто-то должен будет взять на себя ответственность. На самом деле ни руководство стадиона, на данный момент, ни руководство министерства, которому подчиняется этот стадион, никто не хочет понять, насколько это серьезно. Каждая мать, которая отпускает своего ребенка на футбол, или супруга, которая отпускает своего мужа, хочет их увидеть вечером здоровыми, с морем позитива. Поэтому тот человек, который управляет ареной, любым спортивным сооружением должен первым делом предоставить безопасность.

Я не буду вдаваться в расизм, не расизм — то, что произошло на этом матче. Это одна из звеньев цепочки, которая у нас, к сожалению, выстроилась. После Евро-2012, до евро-2012, во время евро-2012 в Украине не было ни одного происшествия такого серьезного. На самом деле, были на стадионе «Динамо» проблемы со стюардами, проблемы в средине секторов ультрас. Благодаря правильной политике все изменилось, все вернулось на круги, на которых должны были быть.

Ультрас, или те же болельщики приходят на футбол, болеют за любимую команду и тихо спокойно уходят.

Сейчас, из-за ситуации в стране, оно полностью выбилось из-под контроля, появились более радикальные группы. С такими радикальными группами нужно работать, поэтому ффу посоветовала каждому клубу найти человека, который будет в должности офицера по работе с болельщиками, и это тот человек, должен общаться с радикально настроенными группами и найти компромисс. Компромисс может быть найден в любой плоскости. Но самое главное, поймите, это безопасность людей на стадионе.

А. Семененко: Я правильно понимаю, это у меня вопрос к руководству футбола, только потому, что вы более компетентны в этом, поэтому к вам вопрос, что тот закон, о котором все говорят, который запрещает представителям милиции находится на ядре стадиона, его в принципе нет? А есть постановление Кабинета министров, которое было приятно перед евро-2012, постановления, и теперь ничего вообще не мешает, не надо через парламент проводить, и тот же кабмин на своем заседании тут же отменяет, и принимает новое решение, и уже завтра на матче может быть милиция, или я ошибаюсь?

И. Федоренко: Ни в одном законе, ни в одном постановлении Кабинета министров не запрещено милиции находиться на стадионе. Алексей сказал, что появился баннер, еще сказали, что нож может быть под бок, а как пронесли тот баннер на стадион? Как человек с ножом прошел на тот стадион? У нас есть целая цепочка всех тех, кто отвечает за безопасность до, во время, и после проведения матчей. Так вот, законодатель четко определил всех этих персон, которые отвечают за безопасность проведении всех футбольных матчей. Четко прописана роль организаторов футбольного матча. Если организатор футбольного матча — футбольный клуб «Динамо», он обязан за семь дней обратится в городскую государственную администрацию, к местной власти, и предупредить, что будет такой-то матч, будет столько-то болельщиков, что есть такие-то проблемы. И власть должна, в соответствии с действующим законодательством собрать определенный координационный совет или комиссию, и расставить все акценты с точки зрения проведения этого матча.

Как правило, стадионы и клубы подписывают соответствующий договор, где четко расписаны обязанности, или клуб поручает обеспечить безопасность во время проведения матча стадиону, или клуб берет сам на себя эту ответственность, и в этом договоре все расписано. Но здесь у нас возникает целый ряд проблем.

Первое — это сегодня квалификация стюардов, их руководителей, оперативное принятие соответствующих решений. Драка началась, сидит в контрол-руме руководитель, в то время замначальника МВД г. Киева по общественной безопасности господин Коваленко. Там же находятся офицер по безопасности футбольного клуба, замдиректора по безопасности стадиона и в каждом проходе по 50 человек спецподразделений милиции. Приняли решение, что не нужно вводить в то время милиции. Матч продолжился, в конце все-таки милицию ввели, потому что началась потасовка между болельщиками испанскими и нашими, и спецподразделение, соответственно, все это прекратило. Так вот, законодатель придумал: на каждом стадионе должна быть стратегия безопасности стадиона, которая пересматривается раз в три года и там прописано все от начала и до конца: сколько должно быть стюардов, сколько охранников, кто стоит на входе на первой линии периметра, по контролю за пронос баннеров, пронос ножей, плакатов и всего остального.

Есть первая зона проноса с участием милиции, так оно и предусмотрено, — стюарды и милиция. Если взять эту цепочку и ответственность стадиона, клуба, милиции, местной государственной администрации, то мы поймем, что у нас сегодня нет целостной системы совместной работы с тем, чтобы не было подобного.

Значит, нам нужно заставить всех, кто несет ответственность, в том числе структуры, которые организуют и проводят матчи, в том числе включая Премьер-лигу или Профессиональную лигу, потому что, в соответствии с регламентом проведения одних, других соревнований там четко это прописано. Тогда мы достигнем этой цели. Обязательно должна быть профилактика: а кого же мы привлекли к ответственности? Заканчивается матч, ну там что-то было, но мы в милицию не подаем заявлений и тому подобного, уголовные дела не открываются... Предусмотрено законодательством, что в день матча дополнительно работает суд и они знают, в какой суд можно привести нарушителей. На стадионе есть специальная комната для задержанных, если на стадионе нет такой комнаты, то милиция должна привезти соответствующий автомобиль и туда, соответственно, нарушителя можно доставить.

И.Кочетов: Я с первого дня после того, что случилось на футбольном матче, прослеживаю, веду определенные расследования, общаюсь со многими людьми, в том числе свидетелями, правоохранительными органами и определенная картинка у меня есть. Я сегодня не могу говорить обо всех моментах, поскольку идет уголовное дело, вы понимаете, что есть определенный закон. То, что произошло на НСК «Олимпийский», — это не расизм, разве что некоторые ростки. Возможно, они заказаны, но наша главная задача, чтобы каждый нарушитель понимал, что существует неотвратимость наказания. В обязательном порядке, тот, кто нарушит порядок на стадионе, не важно, на какой почве, будет наказан. То, что нужно в обязательном порядке укреплять руководство, службу безопасности стадиона и менеджмент — это однозначно, и не подлежит никаким обсуждениям. Стюардинг, абсолютно не профессиональный стюардинг, который сейчас происходит. Да, мы Евро отлично провели, великолепно работали, были учения. Далее все закончилось. Такое впечатление, что пусть катится, как катится. Почему вовремя не среагировали, может потому, что не знали, как нужно реагировать? Возможно, то о чем говорил Иван Никифорович, что все, кто сидели в контрол-руме посчитали, что это было незначительно?

Начиналось все на бытовой форме среди белых людей. В 21-м секторе обстановка уже была накалена определенными моментами, конфликтом не связанным с темнокожими. Но дальше, действительно есть элементы, которые говорят о том, что определенные зародыши в сторону расизма появились. Безусловно, по ним нужно работать.

С. Васильев: Я не могу не вмешаться. В этой истории неправомерным опять является акцент на том, что в фан-движении исповедуют фашистскую или неонацистскую идеологию. Это принципиально, я считаю. Чем отличается футбол или любители футбола от любителей театра? Мы же не впускаем людей в театр, сканируя их на предмет убеждений, расисты они или не расисты. У наших коллег складывается впечатление, что футбол является основой как грибница под ванной, где растут расистские шампиньоны.

И.Кочетов: Для нас не типичен фашизм, национализм, но отдельные зародыши или отдельные ростки появляются. Самое главное, чтобы их вовремя придушить, чтобы этого не было.

С.Васильев: Но появляются они не в футболе. Футбол не является средой, где это прорастает. Логика футбольного матча в другом, если вся социальная проблематика вдруг свалится на голову футбольной общественности, то получается, что здесь исчадия ада сплошные.

И.Кочетов: Все негативные явления, которые есть в обществе, проникают и в футбол. Футбол — это неотъемлемая часть общества, как коррупция и т.д., я не говорю, что они растут на почве футбола, нет, конечно. Это все имеет место в обществе.

С.Васильев: Тогда и не нужно на себя брать ответственность за то, в чем футбол или футбольные клубы не виноваты. Тогда нужно людям просто разъяснять, журналистам в том числе, чтобы не разводили напраслину, и не перекладывали с больной головы на здоровую. Самый последний и горячий пример, матч «Челси» — «Динамо», я сижу напротив той трибуны, откуда летит бутылка, судья остановил игру, подошел, как мне потом рассказали люди, которые смотрели матч по телевизору, камера моментально зафиксировала человека, который бросил бутылку. Уже после матча, я видел своими глазами, прямо в секторе, с четырех сторон подошли, окружили и тихо этого человека увели. Его вывели стюарды, но внизу его ждала полиция, потому что он нарушил правила поведения на данной территории и отвечает за это полиция. Стюарды выполняют функцию определительно-разъяснительную. «Внимание! Вы нарушили такие-то правила поведения на стадионе, у вас могут быть проблемы». Если человек и дальше продолжает входить в раж, появляются полицейские...

И.Линник: И этому человеку потом вообще будет воспрещен вход на стадион.

С.Васильев: Поэтому стадион клуба «Челси» — это своего рода театр.

И.Кочетов: К сожалению, полицейские пока не видят той роли, которую они должны играть именно в том, что бы пресекать любые негативные деяния, которые проходят на стадионе.

Я.Шумик: Після візиту Марка Тіммера була сформована комісія, або робоча група, яка в короткі терміни має запропонувати рішення. Наскільки я знаю, засідання Контрольно-дисциплінарного комітету УЄФА має відбутися протягом найближчих двох тижнів, їм би хотілось почути, які шляхи виходу ми можемо запропонувати, а також щоб ми, пресса, оперували фактами, не могли б ви розповісти, які питання розглядає робоча группа?

И.Кочетов: Рабочая группа была создана несколько дней назад, ее состав утвержден, мы находимся в контакте с клубом, со стадионом, федерацией футбола, с органами правопорядка, и уже мы пишем предложения, которые убедят УЕФА в том, что мы способны обеспечить необходимый порядок на наших футбольных аренах. Это касается и служб безопасности, менеджмента, работы с ультрас, определенных моментов продвижения расследования дела, взаимодействия. Это и законодательный блок, каждый член этой группы имеет свое направление. Мы надеемся, что в течение двух недель предложим достаточно серьезный документ, который убедит УЕФА, что нам еще можно верить, что та желтая карточка, о которой говорил господин Тиммер, не превратится в карточку другого цвета.

И.Линник: Через неделю сборная Украины будет играть во Львове со сборной Словении. Вы помните, как какие-то деструктивные силы пытались представить нас чуть ли не фашистами, после чего «Львов-Арена» оказалась в списке стадионов, которые нельзя использовать на соревнованиях ФИФА. Если у вас есть информация и ею можно делиться, то мой вопрос заключается в том, что делается для того, чтобы не позволить каким-то нехорошим «редискам» на одну минуту выставить баннер с фашистским знаком или каким-то расистским символом, чтобы потом трезвонить по всем каналам, что Украина получает желтые карточки?

С.Васильев: Это тема, для того чтобы любой сидящий здесь мог высказаться. Допустим, мы встречаем накануне какого-то матча громкие заявления от имени, я говорю от имени, потому что в интернете может появиться любая информация, группы болельщиков, которые угрожают кому-то чем-то, и если не будут выполнены какие-то условия, то мы сорвем, мы жгли, жжем и будем жечь файеры, нам наплевать... Как расценивать эти публичные высказывания, можно ли к ним относиться как к вещественным доказательствам, как к намерению совершить то или иное преступление? Если люди себя называют группой каких-то болельщиков, которые считают, что кому-то нужно оторвать голову, а здание федерации футбола нужно сжечь? Хотя это может быть фейк чистейшей воды, а может здесь тоже нужна профилактика? Если где-то кто-то решил, что он может себя противопоставить закону, а мы говорим, что у нас есть закон, то, наверное, закон должен в том числе профилактировать и таких вот шальных людей. Для всех остальных это тоже будет наукой.

И.Федоренко: На «Арені-Львів» введені патрулі, піші патрулі, поліцейські разом із стюардами патрулюють по всій зоні. Футбольним клубом «Шахтар» започатковано — завів свою охорону, систему безпеки з тим, щоб не відбувалось нічого. Якщо ми і далі будемо продовжувати цю роботу, спільно з поліцейськими стадіон буде цю роботу робити, все буде в порядку. В Міністерстві внутрішніх справ введена посада «спотерів», менеджерів по усуненню конфліктних ситуацій, які є в секторі з ультрас. Зараз ми хочемо запустити роботу спотерів: у першому ряду сидять офіцери по роботі з вболівальниками сектора ультрас, а позаду сидять спотери в манішках, без манішок, вони знають, хто вони такі. Психологічно це дає можливість сказати, що сьогодні не так. І ваша допомога має бути, показати пішого патруля, вони у формі, їх сьогодні поважають. Треба, щоб камери показували, що прийшла поліція, що вони сьогодні є, і вона не просто сюди прийшла, а її запросять, якщо буде необхідно. Дякую.

И.Кочетов: И еще один меседж. Сегодня много кадров находится в интернете, лица, тела и т.д. нарушителей. Я неоднократно обращался к тем же органам правоохранительным, чтобы эти фотографии сделать качественными и выдать в прессе. Первое, люди помогут идентифицировать, второе, мы покажем, какие деяния делают вот такие лица. Это тоже будет иметь резонанс, положительный резонанс для безопасности стадиона. 19 сентября, на стадионе им. Банникова проходит матч «Шахтер» Донецк — «Сталь» Днепродзержинск, и вдруг, на трибуне с правой стороны поднимается баннер, болельщики «Шахтера» поднимают баннер, где в аббревиатуре слов вписан портрет Гитлера и в течение двух-трех минут этот баннер висит. Напротив стоит камера канала, который это демонстрирует. На Банникова нету контрол-рума, но это увидели стюарды, дали информацию офицеру безопасности «Шахтера» и он вмешался, баннер сняли. Но, его же подняли и в течение двух минут портрет Гитлера висел. Отдельная группа это сделала. Здесь среагировали стюарды, среагировал офицер безопасности матча. Мне удивительно, почему канал не показал после тех фаеров в Комсомольске, их потом нашли со свастикой. Если мы объективны, если мы боремся с этим, то давайте будем объективны до конца. Не может быть для одного клуба актуально, а для другого не актуально. Это всем актуально, никто не имеет право это делать. Везде надо это пресекать. Представители СМИ в этом вопросе тоже могут помочь. Да, безусловно, должны работать все службы, в том числе по идентификации нарушителей, но если в СМИ появится информация, какое деяние совершил этот человек, поверьте, нескоро он придет на трибуны.

С.Васильев: Друзья, спасибо всем за участие в сегодняшнем пресс-клубе. Очень хотелось бы, чтобы самые разные повороты мысли, которые прозвучали в сегодняшнем обсуждении нашли отражение в ваших интерпретациях данной темы. Если футбол потеряет контроль над своей территорией, тогда уже не имеет значения, в футболке какого клуба будут жечь. Давайте попробуем сохранить свою территорию и ограничить от несвойственных и не характерных для нее явлений. Всем большое спасибо.

Алексей Андронов: «Шахтер» не меняет пластинки накануне матча с «Динамо». «Вброс» про Кононова — чушь и бред»

11.11.2015, 11:09

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть