Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Конспект Реброва. Полиглот с психологией победителя

2015-11-25 14:30 Обрабатывая интервью, которые в разные годы давал нынешний главный тренер киевского «Динамо», я в итоге оставил за рамками чистового варианта ... Конспект Реброва. Полиглот с психологией победителя

Обрабатывая интервью, которые в разные годы давал нынешний главный тренер киевского «Динамо», я в итоге оставил за рамками чистового варианта «конспекта» значительно больше материала, чем вы здесь прочтете. Слишком уж богатая футбольная биография у Сергея Станиславовича.

Сергей Ребров

Только динамовские периоды чего стОят, а ведь были еще и Англия, и Турция, и «Рубин» казанский. Были наставники из персон неординарных — помимо Валерия Лобановского, это и Джордж Грэм, и Кристоф Даум, и Курбан Бердыев. Уйма интересных событий, ярких матчей, эффектных голов, индивидуальных и коллективных наград.

Словом, скрепя сердце, пришлось отсечь много всего отнюдь не лишнего. Но надеюсь, что и получившийся образ позволит вам еще более пристально и объективно взглянуть на фигуру Реброва-тренера, возвращающего сегодня прославленному клубу те позиции и ту игру, которые традиционно считались динамовскими. На его взгляды и принципы, формировавшиеся, закалявшиеся и тестировавшиеся в самых передовых мастерских и лабораториях футбола.

О ЛОБАНОВСКОМ

«Я хорошо помню момент, когда он приехал из Кувейта и пришел в команду. Мы во все глаза на него смотрели — еще бы, этот человек столько для „Динамо“ сделал! На первых сборах мы бегали, как не знаю кто, — никогда в жизни такой работы я не проводил...» (август 2005).

«Перед игрой с „Тюном“ на „Новом канале“ ночью показали передачу о Лобановском. Она шла очень поздно, но я сидел и, будто завороженный, смотрел ее полтора часа. Для меня это — как глоток воздуха... Пять лет я прожил в Лондоне и давно не видел таких программ, где Олег Блохин и Игорь Беланов дают интервью, где обращаются к хронике тех дней, когда они выигрывали Кубок кубков. Я будто почувствовал эту атмосферу изнутри. Действительно, команда тогда была что надо! Все о ней говорили, имена игроков гремели...» (август 2005).

«Лобановского сложно с кем-либо сравнивать. После работы с ним футбол, в который я окунулся, показался примитивным. В „Тоттенхэме“, например, форварду не вменялось в обязанности отрабатывать в обороне. Там от нападающего ждали лишь одного — гола. После потери мяча ты мог отдыхать, не навязывая сопернику борьбу. Лишь с приходом в „Челси“ его нынешнего наставника (Жозе Моуринью. — прим. ред.) в Премьер-лиге задумались над тем, что у нас в „Динамо“ являлось не просто нормой, а обязательной программой. „Челси“ потому и вызывает восхищение, что в этой команде из игры не выключается никто. Каким бы именитым ни был футболист, он везде отрабатывает до конца. В том числе и нападающие» (февраль 2006).

«Это был действительно великий психолог, который мог одним словом, одной фразой подчинить себе два десятка футболистов. А порой он даже ничего и не говорил, а просто сидел на лавочке у кромки поля и смотрел на нас. Его взгляд мы ощущали буквально физически, повинуясь мысленным командам наставника... Лобановский заставил нас поверить в свои силы. Его слово воспринималось как догма, все задания выполнялись безоговорочно, хотя нагрузки были очень большие. Мы терпели, потому что появилась убежденность — это обязательно принесет свои плоды. Так и произошло» (декабрь 2007).

«Лобановский был прав, когда в определенные моменты запрещал нам читать прессу» (январь 2008).

«Не было случая, чтобы, прибыв в сборную, я не поговорил с Лобановским. Он старался поддержать, когда я перестал играть в „Тоттенхэме“. Наверное, чувствовал и свою ответственность. То, что я выбрал именно этот клуб, — в первую очередь решение Лобановского. Предложений хватало и раньше, но он не желал меня отпускать. А вариант с „Тоттенхэмом“ был выгоден всем. Лобановский для меня был как отец. Если бы он и тогда сказал: „Оставайся“, — я бы никуда не ушел» (апрель 2008).

«Валерий Васильевич всегда умел тебя выслушать и дать правильный совет на любую тему. В этом и было его величие. Смысл любой запредельной нагрузки умел объяснить так, как никто другой! И мы понимали, что достичь высоких результатов по-другому просто нельзя...» (июнь 2014).

О ЛИЧНОМ ОПЫТЕ

«Это раньше для любого начинающего футболиста киевское „Динамо“ было мечтой всей жизни, вершиной спортивной карьеры. Но со временем появились другие возможности. Тот же Андрей Шевченко показал, как можно играть в одной из лучших команд Европы „Милане“, поэтому нынешние пацаны уходят в своих мечтах дальше, чем их предшественники» (август 2005).

«Отправляясь на Запад, ты рассчитываешь, что тебя уже знают, понимают, что в футболе ты чего-то достиг. На самом же деле все только начинается. И надо быть готовым начинать все заново, с чистого листа... Приглашение от клуба с именем и традициями всегда очень заманчиво. Отказавшись, можно потом жалеть всю жизнь. Нужно лишь четко представлять, на что идешь, понимать, что тренер, заинтересованный в тебе, может быть уволен в любой момент, а у другого появятся свои фавориты. Я, к сожалению, об этом даже не подозревал» (февраль 2006).

«Талант от природы есть у многих. Но в том-то и сложность, что его нужно развивать, а далеко не каждый знает, как это делать. Имею в виду как тренеров, так и самих игроков. Имеет значение и то, что сейчас, по сравнению с 1990-ми, немножко изменилась жизнь. У нынешней молодежи, я считаю, слишком много соблазнов. У нас же их было гораздо меньше. И, наверное, поэтому наши мысли были заняты только футболом. Не каждый может выдержать и испытание славой, вдруг появившимся материальным достатком» (декабрь 2007).

«В бытность футболистом я нечасто задумывался над карьерой тренера. Мыслил исключительно с позиции игрока. Хотя, конечно, определенные интересные моменты, особенности для себя в голове откладывал, что-то даже записывал» (апрель 2014).

«Когда я в период активной карьеры получал травмы, то всегда требовал от врачей: „Делайте что угодно, но я хочу играть! Я нужен команде!“ И за то время, за те быстрые лечения, наверное, сейчас расплачиваюсь определенными проблемами со здоровьем» (май 2014).

Да, есть тренеры, которые не имеют за своими плечами игровой карьеры, но их единицы. Игроцкий опыт очень важен для наставника. Когда ты что-то объясняешь футболисту, ты сам должен через это пройти. И игроки должны понимать, что тренер рассказывает им то, с чем сам ранее сталкивался. А вообще, любой опыт помогает. Это касается, в том числе, и моей работы в «Динамо-2», и в дубле" (май 2014).

О НОВОЙ ИПОСТАСИ

«Мне было бы очень лестно остаться работать в структуре динамовского клуба по окончании карьеры игрока» (сентябрь 2008).

«Удивлен количеством высказываний на тему того, что Реброву надо набраться опыта с какой-то „маленькой“ командой. Позвольте, но разве на Реброва сейчас есть огромный спрос? Как будто вся первая или вторая лига сидит и ждет меня. Если бы какое-то предложение было, наверное, я бы его рассмотрел и, возможно, попробовал поработать самостоятельно. Пока же мне нравится работа, которую я выполняю сейчас в „Динамо“. И я вижу, что эта работа дает плоды» (май 2014).

«Буду я тут или нет, но оставшиеся матчи мы должны сыграть добросовестно. Прежде всего, для себя добросовестно! Чтобы потом ты не жалел, что мог что-то сделать, но не сделал этого. Мне важно было сказать эти слова команде, чтобы сами футболисты прониклись тем, что на стадион приходят люди с куда более низким достатком, чем у игроков „Динамо“. Они платят последние деньги, чтобы посмотреть на спектакль, игру. Поэтому выходите на поле, отдайтесь игре полностью и живите с чистой совестью!» (май 2014).

«Будучи игроком, даже не представлял, что доживу до того момента, когда буду руководить такой махиной с таким количеством болельщиков, которые ждут от тебя только результата. В тот момент, когда Олег Владимирович сказал, что он больше не тренер „Динамо“, у всех была неопределенность — что дальше и кто руководит командой. Я задал вопрос Резо Чохонелидзе, а потом мне позвонил Игорь Михайлович, и сказал: „Пока остаешься исполняющим обязанности до конца сезона“. Спросил, готов ли я к этому грузу. Я согласился» (май 2014).

«Это, действительно, огромная обязанность. Я благодарен Игорю Михайловичу за то, что он доверил мне эту должность. Думаю, что и болельщики, и президент клуба, и игроки, так же, как и я, недовольны результатами этого сезона, даже несмотря на победу в Кубке. Это достижение приятно, ведь мы давно не выигрывали Кубок. Но у всех остался осадок от сезона. Сейчас нужно много работать, готовиться и понимать, что „Динамо“ пока не на том уровне, на котором должно быть. Будем работать» (май 2014).

«Никогда не считал себя „пожарным“. Как только мне доверили готовить команду к матчам, пытался делать это добросовестно. Разумеется, мои обязанности изменились, но не отношение к ним. Свою работу всегда старался выполнять профессионально» (июль 2014).

«Я рад, что в большинстве поединков „Динамо“ на поле выходит много украинских исполнителей, которые выглядят достойно. А оставшиеся в команде легионеры являются настоящими профессионалами, которые только усиливают нашу игру. На данный момент в моем распоряжении те футболисты, которые хотят выступать в этом клубе. Для меня это очень важно. В таких условиях мы можем построить хороший коллектив» (август 2014).

О ПСИХОЛОГИИ

«Трения между футболистами и тренерами были всегда, в любой команде, и поводов для этого сколько угодно. Если уж игрок оказался в „Динамо“, он, значит, очень высокого уровня, но, к сожалению, на поле не могут выходить человек, скажем, 15. Футболист, который по какой-то причине в основной состав не попал, болезненно это переживает. Может даже затаить обиду на тренера, хотя, наверное, больше нужно обижаться на себя. Даже не обижаться, а понимать: ничего страшного — все бывает. Работай — и в следующий раз попадешь» (август 2005).

«Раньше в киевском „Динамо“ проводились, скажем, совместные ужины игроков и тренеров команды с женами. Такая практика, считаю, была правильной — это сближает футболистов, на поле после таких мероприятий они более сплочены. К примеру, во время матча с „Шахтером“ мне самому было стыдно: горняки в случае того или иного эпизода всей командой защищали своего игрока, а у нашей команды такого, к сожалению, не происходило» (апрель 2014).

«Я не собираюсь держаться за какую-то должность. Тем более, в ситуации, если, например, сам пойму, что пока еще не удается найти полного взаимопонимания с футболистами. В киевском „Динамо“, как и в любом великом клубе, важно, чтобы футболисты и тренер говорили на одном языке, важно, чтобы они понимали друг друга. Такое взаимопонимание важнее любой фамилии тренера. Оно — основа всего! Если футболисты понимают принципы, которые исповедует тренер, и воплощают их на футбольном поле, это хорошая команда. Винить всегда можно кого угодно — хоть футболистов, хоть тренера, однако если нет результата, то однозначно: что-то в команде происходит не так» (май 2014).

«В „Динамо“ подобраны футболисты очень высокого уровня, но непросто поменять их психологию на психологию победителя. В первую очередь при игре в обороне. Атаковать и забивать хотят все. Но при потере мяча все должны обороняться... Все говорят об индивидуальных ошибках наших защитников. Однако чтобы этих ошибок не было, нужно каждый день кропотливо работать. Это не меняется за три-четыре тренировки. Это, возможно, не меняется и за полгода! К этой цели можно прийти за счет сборов, за счет ежедневной работы, за счет постоянного повторения» (май 2014).

«Уверен в том, что в команде должна быть система штрафов, и это самый действенный метод борьбы с нарушением дисциплины. Денежные наказания должны быть — и немаленькие. Мы непременно будем штрафовать за недопустимые поступки, и тогда футболист задумается, делать ли на поле что-то такое, из-за чего пострадает его бюджет» (июнь 2014).

«В командах, которые достигали успеха, всегда были строжайшая дисциплина и взаимное уважение тренера и футболистов. Думаю, в нашем деле это самое важное, когда наставник говорит с игроками на одном, понятном языке. Без конфликтов не обходится нигде, но когда есть дисциплина, а тренер полностью управляет процессом, решать проблемы намного проще» (июнь 2014).

«Нужно не заставлять игроков, а убеждать так, чтобы они понимали, чего ты от них хочешь. Главное, чтобы футболисты дополняли друг друга на поле» (июнь 2014).

«Поначалу было очень непросто убедить ребят в том, что первым делом они представляют на поле команду. Что каким бы сильным ни был игрок, он должен подчинять интересам коллектива все свои козыри. Без всего этого сложно добиваться максимального результата» (август 2014).

«В таком клубе, как „Динамо“, любая ничья, по сути, недопустима, и дело совсем не в формате календаря. Я — молодой тренер, и эти ребята помогают мне учиться, делать правильные выводы. В свою очередь, я пытаюсь что-то донести до них, и очень важно, что мы понимаем друг друга. У нас действительно есть команда» (август 2014).

О ТАКТИКЕ И СТРАТЕГИИ

«В исполнении своей команды я хочу видеть агрессивный, комбинационный футбол. Понятно, что бывшие тренеры „Динамо“ наверняка также хотели видеть реализацию этих принципов, но получалось не всегда. Так что, если вкратце, я буду требовать от игроков компактности и агрессивности» (апрель 2014).

«Мне нравится стиль игры „Боруссии“ Юргена Клоппа, нравится „Атлетико“ Диего Симеоне. Наверное, это похожие стили, которые я хочу привить здесь: это агрессия в атаке, это контроль мяча. В моем понимании, все команды „Динамо“ должны работать по модели первой команды» (май 2014).

«Жизнь не стоит на месте, все меняется. В наше время был свой стиль — дисциплинированная игра в обороне, компактность и быстрые действия на контратаках. На тот момент в Лиге чемпионов никто не воспринимал „Динамо“ всерьез, и это тоже помогало нам реализовывать свою тактику. Мы не один матч выиграли как раз благодаря быстрому переходу из обороны в атаку. Но говорить, что сегодня тоже нужно постоянно действовать только так и никак иначе, нельзя. Футбол меняется, и от этих перемен нельзя отставать» (июнь 2014).

«Игроки всегда будут жаловаться на нагрузки. Но на любом предсезонном сборе нужно проделать определенный объем работы. И я, будучи игроком, тоже жаловался. Нагрузки и тогда были большие, но все их терпели, все понимали, что без этого фундамента в течение сезона будет очень сложно держать тот уровень, который требуется. Сейчас тоже периодически кто-то жалуется на боль, но ничего страшного, все понимают, что должны через это пройти» (июнь 2014).

«Любая команда требует усиления, особенно та, которая ставит перед собой высшие задачи. В какую линию? Все, разве что, кроме вратарской» (июль 2014).

«В „Динамо“ на каждое место должно быть не меньше двух футболистов, конкурирующих между собой и в любой момент готовых к решению серьезных задач в трех турнирах. Если игрок остается на своей позиции один, то у него мало шансов прогрессировать» (август 2014).

«Не делю команду на легионеров и украинцев. Кто выделяется на тренировках и показывает хороший уровень, тот и играет» (октябрь 2014).

«Я не собираюсь кого-то оставлять на поле из-за звездного статуса. Если футболист не отрабатывает, я имею право его заменить» (ноябрь 2014).

О ТРАНСФЕРАХ И ЛЕГИОНЕРАХ

«Приглашаемые игроки оценивают многие факторы — финансовое состояние клуба, экономику страны. Поэтому многим комфортнее играть в Италии или Англии, но не в Украине. Сюда мы можем заманить зарплатой или суммой трансфера... К сожалению, не все знают об истории „Динамо“. Тот же Браун Идейе в интервью откровенно говорил, что раньше вообще ничего не знал о нашем клубе. Но сейчас он выходит на поле и бьется за свою команду — за „Динамо“. Он понимает, что речь идет о его имени. Если и другие будут держать, прежде всего, свою марку, будет хорошо и для коллектива» (январь 2012).

«Считаю, что „Динамо“ должно в большей мере быть украинской командой, и такого количества легионеров в ней быть не должно» (май 2014).

«Украинцам не надо объяснять смысл слова „Динамо“, а легионеры этого зачастую просто не понимают» (май 2014).

«Спросите у любого иностранца, который играет в Украине, хочет ли он уйти. Процентов 90 ответят утвердительно. Не являются исключением и наши футболисты. Но они — профессионалы, выходят на тренировки и игры, выполняют свои контрактные обязательства» (июль 2014).

«В Киев футболисты, в любом случае, приходят из хороших клубов, где они постоянно играли в основных составах. Видимо, они полагают, что пришли в турнир немножко ниже уровнем, чем те, где были, но сталкиваются с массированной обороной, с квалифицированными соперниками. Многие, возможно, не представляли, что в Украине действительно такой сильный чемпионат. И, столкнувшись с определенными сложностями, многие требуют времени на адаптацию» (май 2014).

«Чтобы игрок прогрессировал, тренер должен с ним общаться, обсуждать свои идеи. Очень важно, когда тренер способен общаться с футболистом один на один без переводчика: иногда игрок не может высказать некоторых вещей в чьем-то присутствии, либо же твои слова воспринимает как обидные. Это все очень важные рабочие моменты. Хорошо, что я могу говорить с подопечными как на русском, так и на английском языке» (май 2014).

О ЧЕМПИОНСТВЕ

«Могу сказать одно: становиться чемпионом в качестве тренера намного тяжелее, чем добывать этот трофей в роли игрока, потому что всю основную работу ты проводишь после матча. Рад, что мы помогаем ребятам, рад, что они почувствовали уверенность в своих силах. Это очень длинная дистанция, на протяжении которой нужно держаться всем вместе, постоянно поддерживать друг друга, несмотря на неудачные матчи, которые есть у любой команды. Очень важно всегда оставаться именно командой, единым коллективом.

Я удовлетворен тем, с каким желанием наш нынешний состав старается воплотить на поле то, что мы прививаем в рамках тренировочного процесса. Хочется верить, это желание сохранится и на будущий сезон. Да, мы выиграли чемпионат Украины, но я надеюсь, что у наших подопечных не пропадет мотивация прогрессировать. Тем более, что нас ждет выступление в отличном турнире, Лиге чемпионов — это большое испытание для команды, и я уверен, что это не предел мечтаний ребят. Надеюсь, мы по-прежнему будем двигаться дальше и добиваться новых успехов в Европе».

О «ШАХТЕРЕ»

«Успех в каждом из дерби с „Шахтером“ не менее ценен, чем победа над „Спартаком“ в 1994-м, когда мы, пропустив в первом тайме два мяча, после перерыва забили три! Еще их можно сравнить с лондонским противостоянием „Тоттенхэма“ и „Арсенала“. Гол в ворота „канониров“ — это входной билет в рай. Ты навсегда становишься кумиром болельщиков „Шпор“. И где бы потом ни играл, тебе обеспечен теплый прием» (февраль 2006).

«Любая игра с „Шахтером“ — как последний бой» (февраль 2008).

«Моей мечтой с детства, как, наверное, и каждого донецкого парня, было играть в „Шахтере“. И я ее осуществил. А вот переезжать ли в Киев в неполные 18 — вряд ли мог решать сам. Поэтому полностью доверился в этом вопросе тогдашнему главному тренеру "Шахтера" Валерию Яремченко. Он, хотя, наверное, и сам имел какие-то виды на меня, дал добро на переезд в столицу, за что я ему благодарен по сей день» (декабрь 2007).

«Соперничество „Динамо“ и „Шахтера“ — это всегда принципиальные матчи, высокий ажиотаж среди болельщиков и в прессе. Сейчас к лидерам подтянулись „Днепр“ и „Металлист“, но противостояние с горняками для меня будет считаться важнейшим в Украине» (июль 2014).

«Когда раньше играли в Донецке, мне всегда было приятно возвращаться в родной край, окунаться в ту атмосферу, которую сам прочувствовал, выступая за «Шахтер». Но тот факт, что я играл там, никак не отражается на моей нынешней работе. Мое сердце — с киевским «Динамо» (июль 2014).

Юрий Корзаченко

«Ворскла» – «Динамо» – 2:2. Послематчевая пресс-конференция

25.11.2015, 14:30
Топ-матчи
Чемпионат Испании Валенсия Малага 2 : 1   4 декабря 21:45
Чемпионат Украины Олимпик Карпаты - : - 4 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть