Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Темур ПАРЦВАНИЯ: «То, кем я стал, это полностью заслуга «Динамо»

2015-12-17 11:07 Защитник «Олимпика» Темур Парцвания рассказал о причине смены гражданства, победе на юношеском чемпионате Европы, работе с Кварцяным и попытках пробиться ... Темур ПАРЦВАНИЯ: «То, кем я стал, это полностью заслуга «Динамо»

Защитник «Олимпика» Темур Парцвания рассказал о причине смены гражданства, победе на юношеском чемпионате Европы, работе с Кварцяным и попытках пробиться в первую команду «Динамо».

Темур Парцвания

«ЗНАЮ, ЧТО ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР СБОРНОЙ ГРУЗИИ ПРИЕЗЖАЛ В УКРАИНУ ПОСМОТРЕТЬ НА МОЮ ИГРУ»

— Темур, когда переехал из Грузии в Украину, насколько быстро удалось адаптироваться в на тот момент чужой для тебя стране?

— Мы переехали в Украину в 2005 году с папой. Я играл в Грузии, но мы понимали, что для того, чтобы расти, нужно двигаться дальше. Поговорили дома, обсудили все и решили, что поеду пробовать свои силы в киевском «Динамо», ведь на тот момент там была одна из самых сильных футбольных школ. Предварительной договоренности у меня не было, я просто приехал на просмотр. Был в себе уверен и чувствовал, что нужно ехать именно туда. Плюс, тренера в Грузии меня поддерживали, говорили, мол, едь, попробуй проявить себя в Украине. У меня были какие-то определенные перспективы в Грузии, но для того, чтобы и дальше развиваться, обязательно нужно было попасть в хорошую школу. И я попал. Физические данные у меня были очень хорошие. Хотя, заиграл я не сразу. Полгода где-то мне понадобилось для того, чтобы попасть в состав.

— Русский язык уже знал тогда?

— Не могу сказать, что знал, но понимал. Когда был маленький, мои родители работали в России, мы туда ездили. Поэтому возвращаясь к твоему вопросу об адаптации, скажу, что мне было достаточно легко. Папа был рядом, он русский хорошо знал. Спустя 8 или 9 месяцев я и украинский начал понимать.

— Над сменой гражданства долго не раздумывал?

— По сути, я сменил гражданство только ради того, чтобы не считаться легионером, когда после окончания школы должен был попасть в «Динамо-3». Ведь во второй лиге легионер не может играть. Ради этого я и принял украинское гражданство. Долго не раздумывал. Сразу с папой все решили. Сначала получил украинское гражданство папа, потом уже и я, как его сын.

— Сейчас не жалеешь, что стал натурализованным украинцем? И Кецбая раньше, и Цхададзе сейчас вызывает в сборную практически всех грузинов из украинского чемпионата. Наверняка ты бы сейчас играл в сборной Грузии...

— Никогда ни о чем не жалею. Получив украинский паспорт, начиная с пятнадцати лет, я играл за все юношеские сборные и «мол одежку». Плюс, я все-таки выиграл «Европу». Это не всем удается. Поэтому, повторюсь, я ни о чем не жалею. Честно. Что касается сборной Грузии, то я еще могу за нее сыграть, потому что не был заигран за национальную сборную Украины. Посмотрим. Если будет какое-то предметное предложение, то тогда уже будем думать. Знаю, что главный тренер сборной Грузии Кахабер Цхададзе приезжал, чтобыпосмотреть мою игру в матче с «Металлистом». Но пока лично на меня из грузинской сборной никто не выходил.

«КАК ОТМЕЧАЛИ ПОБЕДУ НА ЧЕМПИОНАТЕ ЕВРОПЫ? ПИЛИ, КОНЕЧНО, ЧЕГО СКРЫВАТЬ»

— Подняв над головой Кубок Европы, чувствовал себя звездой?

— Если честно, я такой человек, что у меня нет склонности к какой-то там «звездной» болезни и так далее. Ну, выиграл я Кубок Европы. Но на тот момент я не осознавал толком ничего, у меня была эйфория. Даже не верил, что мы стали чемпионами Европы, попали в историю. Я остался таким же простым обычным пацаном, каким был до того. Остаюсь таким и до сих пор.

— Кому ты лично посвятил эту победу?

— Конечно, своим родителям. Своим родным. Потому что они до конца со мной, всегда были, есть и будут рядом, очень поддерживают меня. В том, что я стал футболистом есть огромная заслуга моих родителей. Они всегда были со мной, и в хорошие, и в очень трудные времена.

— Первые тренера из Грузии поздравляли?

— Да, конечно, звонили, поздравляли. Мы до сих пор очень хорошо с ними общаемся. Я вот сейчас в отпуск лечу домой, в Грузию, и там обязательно увижусь со своим первым тренером.

— Победу бурно отмечали с ребятами?

— Конечно, а как же? (Смеется.) Финал был в Донецке, поэтому сначала мы начали отмечать в гостинице. Пили, конечно, не буду этого скрывать. Правда, тренера отдельно пили (смеется) Потом поехали все вместе в ночной клуб и там уже продолжили отмечать.

«В ОДНОМ ИЗ МАТЧЕЙ ЗА „ДИНАМО-2“ МНЕ ДОСТАЛОСЬ, ИГОРЬ СУРКИС, КОТОРЫЙ СМОТРЕЛ ИГРУ, ПОСЛЕ ПОЕДИНКА ПОДОШЕЛ, ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ КАК Я»

— Ты говорил, что на сборах в первой команде «Динамо» больше всех тебя поддерживал Милевский...

— С Темой я хорошо общался. Он хороший человек. Перед тренировкой бывало подходил, узнавал, как дела, как состояние. Видно, что человек очень понимающий в жизни. Он сам прошел через «Динамо-2», поэтому очень хорошо понимал ту молодежь, которая находилась в такой же ситуации. Мог и «напихать», мог и похвалить, по-разному бывало. По отношению ко мне, к нам Тема никогда не «звездил», а насчет остальных не знаю. (Улыбается.) В целом он всегда очень поддерживал меня.

— Кто был самым большим весельчаком в динамовской раздевалке?

— Очень веселыми были иностранцы, Бетао, бразильцы, Миля. Кого-то одного я бы выделять не стал, потому что все ребята в «Динамо» были жизнерадостные, всегда смеялись.

— Что тебя удивило во Франции, когда ты был на просмотре в «Эвиане»?

— Там совсем другое отношение к футболистам: все четко, солидно. Вот элементарно, когда на тренировку выходишь, у каждого футболиста своя личная бутылка воды «Эвиан» была. Там нет такого: «Дай попить» и так далее. У каждого своя бутылка, где твое имя написано. С точки зрения футбола, скажу честно, не удивило ничего. На тренировках у меня там все получалось очень легко. Не знаю, может, такое отношение было, обстановка непринужденная. Никто тебе не надоедает, никто не капает на мозги. Все спокойно. Тренер спокойно объясняет, и у тебя все получается. Тренер рассказывал сначала по-французски, а потом уже отдельно для меня объяснял задание на английском. Я английский знал нормально для того, чтобы быть в команде. В целом, я был впечатлен. Красивая страна, плюс клуб базируется в курортном месте. Там очень красиво.

— Как считаешь, достаточно высокие зарплаты в «Динамо-2» — это препятствие к профессиональному росту молодых игроков?

— Честно, я даже не знаю, какие там сейчас зарплаты. Могу сказать, что для футболиста деньги не должны быть в приоритете. Да, конечно, деньги надо зарабатывать, но когда тебе, к примеру, 17-18 лет, а ты уже получаешь пару тысяч долларов, ты ни в коем случае не должен останавливаться. Ты должен стремиться к тому, чтобы зарабатывать еще больше. А здесь уже все зависит от самого футболиста, его психологии. У каждого по-разному. Я получал пару тысяч, допустим, но я очень хотел играть, хотел пробиться. Я не остался в «Динамо», потому что хотел развиваться и сейчас хочу продолжать расти. Но есть такие футболисты, которые получили определенную сумму, купили себе машину и уже всем довольны. Жизнь удалась. И никто уже не думает, что через пару лет у тебя заканчивается контракт и ты не нужен будешь уже никому.

— Так может надо немножко урезать эти зарплаты, чтоб у молодежи не кружилась голова от денег?

— Ну, может, ты и права... Может, надо чуть-чуть урезать. Хотя я думаю, что в «Динамо-2» и так сейчас небольшие зарплаты.

— Сколько раз за все время ты общался с Игорем Суркисом?

— Лично с ним общался пару раз где-то. Он спокойный человек, не слышал, чтобы он кричал. Помню, играл за «Динамо-2», мне тогда лет 16 было. Игорь Суркис сидел на трибуне, смотрел игру. Я сыграл тайм, мне досталось во время матча, а он подошел после поединка поинтересовался: «Ну что там, живой? Все нормально?». Мне было приятно.

— За столько лет в структуре «Динамо», ты так ни разу и не сыграл за первую команду. Как ты видишь эту ситуацию?

— Очень больно. До сих пор... За столько лет так и не сумел попасть в ту обойму. Честно, словами это очень тяжело передать. Хотелось бы очень, чтобы все было иначе. Конечно, я вижу и свою вину в этом. Если вернуть время назад, как я сейчас рассуждаю, то понимаю, что сейчас я играю немножко на другой позиции, уже не центрального защитника. А тогда я был молод, и возможно, той надежности, которая очень важна для защитника, мне где-то не хватало. А надежность приходит только с опытом. Может, гулял чуть-чуть. Хотя, каждый футболист может пойти погулять с друзьями, это не помеха для футбола. Где-то, может, не дорабатывал. Пару раз взяли на сборы с первой командой, и я наверно был слишком самоуверен. Думал, по-любому заиграю. А жизнь не такая. Нужно ежедневно доказывать и работать на максимуме. Была моя вина, но была и вина тренеров. Дай шанс, может я и заиграл бы. Реально у меня не было шанса, о чем тут говорить. Дайте хотя бы матч на сборах сыграть. Не давали. Это тоже фактор. Может, они бы дали раз сыграть, я бы отличную игру выдал и потом бы играл. Ну а как без доверия футболисту? Футболистом не становятся внезапно, раз и все.

«ПОЛУЧАЕТСЯ НИ В ПЕРВУЮ КОМАНДУ КЛУБА ИЗ „ДИНАМО-2“ НЕ ВЗЯЛИ, НИ В „ОБОЛОНЬ“ НЕ ОТУСТИЛИ»

— Как считаешь, почему так мало игроков вашего поколения заиграло в «Динамо»?

— В те времена в «Динамо» была совсем другая ситуация. Совсем другие люди работали впервой команде. Газзаев, Семин. У них там свои моменты. Футбол — это вообще очень большой бизнес. Что и как там происходит просто нереально понять. Даже я на сегодняшний день не могу во всем этом разобраться. Сейчас там Ребров. У него своя команда, он доверяет молодым. Дает каждому шанс, каждому. Даже те футболисты, которые сейчас арендованы «Говерлой», половина из них играли за первую команду «Динамо». Ребров давал им шанс. Это уже другой вопрос, используешь ты его или нет. Ребров — молодец. Он все правильно делает. У него очень хороший помощник Рауль Рианчо. Они вместе все делают правильно.

— Ты задумывался о том, что если бы застал Реброва у руля «Динамо», твоя футбольная судьба могла сложиться иначе?

— В одно время Ребров был у нас в «Динамо-2» тренером. Лично ко мне он хорошо относился, поддерживал постоянно. Все могло бы быть, если бы я застал его уже в первой команде. Я даже уверен, что если бы он был тренером, когда я еще играл в «Динамо», то он дал бы мне шанс. И может я выступал бы в «Динамо» сейчас. (Смеется.)

— Расскажи, как расставался с «Динамо».

— Честно? Расставались как-то вообще непонятно. Я ушел в аренду в Запорожье. У меня на тот момент еще был годичный контракт с «Динамо». В августе поехал в «Металлург», дебютировал в Премьер-лиге, а в мае уже заканчивался контракт с «Динамо». После того, как в Запорожье поиграл полгода, пришел другой тренер и меня «опустили» в «дубль». В «Динамо» сказали на тот момент, что контракт продлевать не будем — по этим вопросам я общался тогда с Мохником (заместитель генерального директора клуба — Прим.Авт.). Есть там в «Динамо» такой человек. Сказали, что меня не отпускают бесплатно, хотя всем остальным ребятам моего поколения без проблем давали свободных агентов. Мне было 22, и за меня нужно было платить компенсацию, даже если у меня к тому времени закончился контракт. Я не мог уйти просто так. То есть, мне бы пришлось целый год просто ждать, не играя в футбол. Ко всему прочему, я тогда еще получил травму, три месяца вообще не играл. В итоге уже закончился контракт, а мне нужно команду искать. Слава Богу, мне тогда позвонил Виталий Владимирович Кварцяный и сказал, мол, приходи, потренируйся, мы решим этот вопрос. Я приехал туда, потренировался недели две, может, двадцать дней, в Луцке как раз с «Динамо» договорились, и я оказался в «Волыни». Вот так я и ушел из «Динамо».

— Есть ли у тебя какая-то обида на киевский клуб?

— Сейчас уже нет. На тот момент, может, и было что-то. Но я уже все забыл, и сейчас для меня главное играть и доказывать, показывать свой уровень. Я уже не думаю об этом. Когда меня спрашивают, вспоминаю. Могу только спасибо сказать. То, кем я стал, это полностью заслуга «Динамо». Этот клуб мне дал все.

— С кем из динамовцев поддерживаешь связь?

— Сейчас очень редко общаемся с ребятами. С Макаренко могу переписываться. Рыбалку когда вижу, поздороваемся, постоим, поговорим, посмеемся. С Гармашем тоже самое. Если пересеклись где-то случайно, то обязательно пообщаемся. У них своя жизнь, у меня своя. У них совсем другая структура в команде, тренировки, другие задачи. У них не так много свободного времени, чтобы видеться.

— Согласен с тем, что несмотря на годы, проведенные в «Динамо», твоя настоящая карьера,по сути, началась только после того, как ты оттуда ушел?

— Да. В какой-то определенный период времени я там вырос как футболист. В Академии я был два года, приобрел какое-то мастерство. Потом я попал в «Динамо-2». Мне очень повезло, что там тогда были Калитвинцев и Литовченко. Они всему меня научили. Как футболист я начал расти в «Динамо-2». Тренера все показывали, все объясняли. Даже элементарные вещи: как играть защитнику, как передвигаться по полю и так далее. До восемнадцати лет я рос в футбольном отношении, играя параллельно за сборную. После Европы рост продолжался, но в один момент резко затормозился. Потому что остался в «Динамо-2». Мог в аренду уйти, играть за «Оболонь», но меня не отпустили. Получается, ни в первую команду не взяли, ни в «Оболонь» не отдали. Потом еще вызывали за молодежную сборную, тогда у меня тоже был очень удачный период, я играл, все было нормально. Но со временем все заморозилось.

«КВАРЦЯНЫЙ ЗАЩИТНИКУ МОГ СКАЗАТЬ: «БЕРИ МЯЧ, ОБЫГРЫВАЙ И, ИЗВИНЯЮСЬ, ПОПОЙ ЗАБИВАЙ ГОЛ»

— Получается, что впервые вкус Премьер-лиги ты почувствовал в «Металлурге»?

— Да, это так, но настоящее удовольствие от высшего дивизиона получаю сейчас. Потому что стал более уверен в себе, набрался опыта. Не боюсь бежать вперед, подключаться, принимать спокойно мяч, независимо от того, с кем мы играем. Поэтому повторюсь, сейчас я получаю настоящие удовольствие от футбола.

— Какие впечатления у тебя остались от работы с Кварцяным? Было больше положительного или отрицательного?

— Думаю, больше было положительных моментов. Все мы знаем, что Кварцяный — специфический человек, что у него свои методы работы — тренировки в бронежилетах или «на горках» целый день. По три тренировки в день: в семь утра подъем, потом в одиннадцать — опять тренировка. Очень сложно. Но это все на сборах, конечно. У него свое собственное видение футбола и другой футбол ему неинтересен. Он говорит: «Бери мяч, обыгрывай и, я извиняюсь, попой забивай гол». Это защитнику он говорит так. (Улыбается.) Но футбол сейчас другой, нельзя просто взять и нарушить все футбольные правила, потому что в таком случае ты в любой момент можешь подвести команду, оставив свою зону. Это все надо делать тогда, когда это надо. Но у Кварцяного свое видение. Хотя, смотри, его «Волынь» сейчас демонстрирует очень интересный футбол, побеждает и все нормально. В повседневной жизни у него нет агрессии. В футболе он абсолютно другой человек. Он кардинально меняется. В жизни он спокойный, начитанный. Очень умный. Когда мы на игры ездили, он всегда читал книжку. Каждый раз с книгой. Из-за того, что в игре у него присутствует агрессия, злость, футболисты его уважают и боятся. Поэтому за счет этого показывают такую игру, и у них есть какой-то результат.

— Почему не продлил сотрудничество с «Волынью»?

— Ой, там отдельная история. Если честно, я хотел остаться в Луцке и рассчитывал на это. У меня был контракт по схеме «2+1», по истечении двух лет, как обычно, соглашение моглобыть продлено по согласию обеих сторон. Поехал в отпуск в Грузию отдыхать. После недели начал сам восстанавливаться, поддерживать форму. Пошли с друзьями играть в футбол. Я бью мяч, у меня колено опухает. Вернулся в Киев, сделал МРТ, был у профессора, он сказал, что я повредил мениск. Сказал, мол, две недели будем тебе колоть уколы и все будет нормально, будешь играть. Я взял тот снимок, поехал в Луцк и показал доктору «Волыни». Не знаю, что он Кварцяному потом сказал. По-моему, сказал, что у меня крестообразные и что я в любой момент могу «сломаться». Хотя ведь так можно про любого футболиста сказать. Даже здоровый человек в любой момент может подвернуть ногу, и все. И они решили, что у меня проблемы с крестообразными связками, а это очень серьезная футбольная травма.

— А причем тут крестообразные к мениску?

— Ну, вот так вот вышло. Я даже не пытался объяснять что-то. Какой смысл? Владимирович поверил доктору. Я сказал: «Хорошо, спасибо вам за все». Перед тем как уходить уже, я вывел Владимировича, а он мне сказал, что принято решение не продлевать со мной контракт. Но почему они так решили, мне уже на тот момент было понятно. Разошлись нормально. Пожелали друг другу удачи. А буквально через месяц я уже играл против «Волыни» за «Олимпик». И выдал, кстати, очень неплохую игру. (Улыбается.) Когда ушел из Луцка, через две недели уже начал тренироваться в общей группе. Роман Санжар мне сам звонил и говорил, чтобы я приходил, что он хочет меня видеть в «Олимпике». Могу сказать, что эта команда показывает очень интересный футбол. Да, сейчас нам чуть-чуть не везет. Судьи продажные нас «убивают» постоянно. Но ничего. Все у нас впереди. Когда я начал здесь играть, я реально почувствовал, что я расту, прогрессирую. И я очень этому рад.

«ПРОИГРАЕМ „ШАХТЕРУ“ 2:3, ПРОПУСТИВ ГОЛ ИЗ ДВУХМЕТРОВОГО ОФСАЙДА, ВСЕ ГОВОРЯТ — СДАВАЛИ МАТЧ. „ГОВЕРЛА“ УСТУПАЕТ „ДИНАМО“ 0:4, 11 ЧЕЛОВЕК СТОЯТ, ГОВОРЯТ — МОЛОДЕЖЬ НЕОПЫТНАЯ»

— То есть, «Олимпик» для тебя — новый вызов?

— Да, конечно. Можно даже так это назвать. (Улыбается.)

— Расскажи об атмосфере в «Олимпике». У вас дружный коллектив?

— Очень. Когда я пришел в команду, честно, все ребята приняли меня очень тепло. Хотя я из этой команды больше половины футболистов и не знал. У меня такое чувство, что я лет сто здесь уже играю. (Улыбается.) Реально очень хорошие ребята в команде. Тренер хороший, молодой. Он сам играл за «Олимпик», и очень любит эту команду. Видно, что у нас одна семья. Очень теплый коллектив у нас.

— Как тебе работается с Санжаром? Он молодой тренер...

— Санжар на каждую игру нас настраивает. Психологически он очень хорошо умеет подготовить. Очень начитанный, образованный по-футбольному. Рассказывает все по делу, показывает, упражнения дает. Он очень современный перспективный тренер. У него все впереди, ему всего лишь 36 лет. У нас в таком возрасте футболисты играют еще, вон Шевчук за сборную бегает.

— У Санжара ты играешь справа...

— Играю правого защитника. Я уже даже не помню, когда я в последний раз играл центрального. Санжар меня сразу брал на эту позицию. Потому что в центре обороны у него уже были игроки, а на фланге — нет, так как до этого ушел правый защитник Тищенко. На освободившуюся позицию меня и взяли. Если честно, я уже привык играть справа. Получается, играю там уже больше трех лет. Меня же туда Кварцяный перевел. Так что можно сказать спасибо Владимировичу за то, что он мне нашел новую позицию. (Улыбается). Я у Кварцяного играл и в нападении, и в полузащите, но основная позиция у меня в «Волыни» была правого защитника. Кварцяный говорил мне, мол, у тебя есть скорость, ты быстрый, ты должен десять раз бегать 150 километров в час туда, 200 в час обратно. (Улыбается) Так что в том, что я раскрылся на новой позиции, заслуга Кварцяного.

— Президент «Олимпика» Гельзин с вами тренируется?

— Да, с нами. Вот сейчас в последнее время не тренировался. Наверно, уже в отпуске был. А так обычно всегда с нами, все упражнения делает. Лично с Гельзиным не общался, разве что на футбольном поле или после тренировки могу парой слов перекинуться.

— Твое отношения к разговорам о сомнительных играх «Олимпика»? Обсуждали ли вы это внутри команды с тренером?

— Во-первых, сегодня все настраиваются против «Олимпика». Это какая-то карма, не знаю. Почему именно «Олимпик» везде фигурирует, не понимаю. «Шахтеру» мы уступили 2:3, нам на последних секундах забивают из двухметрового офсайда, судья засчитывает гол. И после этого они говорят, что мы сдавали игру. «Говерла» играет с «Динамо», уступает 0:4, одиннадцать человек стоят, Ярмоленко и Кравец обыгрывают полкоманды — тогда они говорят, это молодежь, она еще неопытная. Это тоже как-то непонятно. В матче с «Шахтером» мы играли, «рубились», два гола забили им, но все говорят, что мы сдавали игру. Я вообще этого не понимаю. Никогда не сдавал матчи и не собираюсь этого делать. Если хоть раз в жизни ко мне кто-то подойдет и скажет, что надо сдать матч, скажу, что я не играю. Не понимаю такого.

Я начинал играть в футбол не для того, чтобы такие вещи делать. Я люблю свое дело и всегда настраиваюсь играть на максимуме. Не имеет значения, играю я на улице с друзьями или на профессиональном уровне. Я всегда хочу побеждать. Конечно, мы собирались и общались по этому поводу, нам было неприятно. Тренер нас хотел поддержать. После игры с «Шахтером», когда пошел слух, что мы якобы сдавали игру, тренер нас собрал и сказал: «Не слушайте. Это все против нас. Надо доказать, что это неправда». И вот после этого мы «хлопнули» Запорожье, обыграли «Металлист», хорошо с «Днепром» сыграли вничью. Мы показали, что у нас есть команда. Достойная команда. Сейчас мы не обращаем внимания на эти разговоры. Вот мы недавно проиграли «Карпатам» 1:4, выходит статья с заголовком «Тотал больше». У нас два удаления, мы вдесятером-вдевятером лучше, чем «Карпаты» играли. Ну, конечно, последние 15 минут было очень сложно, поэтому пропустили еще два мяча.

— То есть, ты не можешь допустить мысли, что кто-то в твоей команде занимается такими вещами?

— Честно, не разбираюсь, когда сдают игры. Я не знаю, как это. Когда играю, я сосредоточен на своих действиях, хочу помочь партнерам. Я лично не замечал такого за своей командой, за нашими футболистами. Ну, например, допустим, бежит игрок и явно пропускает мяч. Если какие-то ошибки и есть подозрительные, то это футбольные моменты, думаю. С каждым бывает. Вот недавно играли «Ворскла» и «Заря». В таком случае тоже можно было сказать, что Полтава «сдавала» игру. Там такие голы забивали. Но я могу сказать, что это чисто футбольные моменты. Просто у нас сейчас в стране такое творится, что все думают, что мы продажные. Но это все слух. Можете не верить. (Улыбается.)

— Ты столько лет играешь в Украине, где столько красивых девушек. Как же ты до сих пор не женился? Или для тебя принципиально, чтоб твоя избранница была грузинка?

— Ну, как тебе сказать. У тебя же муж грузин, но ты же украинка. (Смеется.) Понимаешь, тут настолько много красивых девушек, что я не могу пока для себя одну-единственную выбрать. (Улыбается.) Вот в этом есть проблема. Для меня без разницы, грузинка девушка или украинка. Самое главное, чтоб мне с человеком было приятно и уютно. Чтобы она меня понимала, а я — ее. Все остальное не имеет значения. У всех наций есть хорошие и плохие люди, так что это дело такое.

Александра Гулордава

Последствия вандализма болельщиков «Бешикташа» на «Олимпийском»: ФОТО, ВИДЕО

17.12.2015, 11:07

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть