Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Святослав СИРОТА: «Меня не подставили — это чистой воды мошенничество»

2010-01-22 11:58 Вчера в конференц-зале помещения министерства Украины по вопросам семьи, молодежи и спорта состоялось расширенное заседание Центрального Совета ПФЛ. Постил ... Святослав СИРОТА: «Меня не подставили — это чистой воды мошенничество»

Вчера в конференц-зале помещения министерства Украины по вопросам семьи, молодежи и спорта состоялось расширенное заседание Центрального Совета ПФЛ. Постил его и экс-президент этой организации Святослав Сирота. Его эмоциональное выступление вызвало резонанс, поэтому приводим его, как говорится, «без купюр».

— Я достаточно долго думал над тем идти ли мне на это заседание или нет, — признался Святослав Анатольевич. — Однако решился, несмотря на усиленное навязывание негативного мнения, манипулирования фактами, которые принимаются по отношению ко мне. Последние подобные заседания, мягко говоря, подорвали мое здоровье, поэтому до завершения расследования правоохранительными органами я не хотел принимать участия в заседаниях, связанных с профессиональной футбольной лигой.

Мне один или два раза звонил Николай Лавренко (и.о.президента ПФЛ, — прим.авт.) и в телефонном режиме сообщил, что вопрос по мне решен, что будут выборы. На что я ответил, что если вы уже точно знаете, что будут выборы, значит вы уже все «порешали». После общения с некоторыми руководителями клубов я все-таки принял решение прийти на Совет и высказать свое мнение.

Перед тем как перейти непосредственно к выступлению, хочу предостеречь, что, возможно, сложится ситуация, при которой мне скажут, что я не то говорю, что говорю не конкретно... Но заранее предупреждаю, я буду говорить столько, сколько мне понадобится времени на это. Я буду говорить только то, что посчитаю нужным. Это мое последнее выступление перед футбольной общественностью, перед руководителями футбольных клубов, перед прессой и никакие силы не смогут вывести меня отсюда до тех пор, пока я не закончу свое выступление.

Теперь непосредственно к вопросу о моем, якобы, злоупотреблении служебным положением и растраты общественных средств. Для себя лично и для следствия я формулирую этот вопрос по другому: это мошенничество, организованное группой лиц с целью завладения имущества и приобретение права на имущество ПФЛ путем обмана и злоупотребления доверия президента ПФЛ, которое связано с подделкой и использованием фальсифицированных документов, а также создание коммерческой организации без намерения осуществления предпринимательской деятельности.

Своеобразие данного преступления состоит в том, что с внешней стороны оно проявляется в «добровольном», со стороны представителя собственности клубов, то есть президента ПФЛ, отчуждении имущества и передачи его преступникам. Последний же, прибегая к обману и злоупотреблению доверием, сам не занимает имущества, но фальсифицируя таким путем документы со знанием, доверием... мошенник достигает этой цели и завладевает имуществом.

Я не хочу говорить о том, что меня подставили. Меня не подставили — это чистой воды мошенничество.

Теперь по поводу отдельных фактов, которые были изложены в справке ревизионной комиссии ПФЛ. Я утверждаю, что ни ревизионная комиссия, ни комиссия по проверке финансовой деятельности не составили актов. Почему? Об этом чуть позже.

Существует справка, которая была представлена комиссией. Но за этот короткий период в три месяца было написано столько постановлений по этому поводу, что, наверное, со счета сбились и сами писавшие. Начну с самого начала. Все, что анализировалось комиссиями, сравнивалось со сметой расходов ПФЛ, которая якобы была утверждена на заседании Центрального Совета. Однако та смета, которая была представлена главным бухгалтером ПФЛ Мамченко — сфабрикована. Она не соответствует тому, что голосовалось на заседании ЦС ПФЛ. Кстати, об этом я сообщил следственным органам и прокуратуре, которая потребовала от ПФЛ предоставить объяснения и оригиналы всех документов. Однако уже месяц ПФЛ не дает никаких пояснений по этому поводу, а на мое требование ускорить процесс, предоставить документы и дать пояснения мне откровенно угрожают. Видимо, есть что скрывать. Иначе уже давно была бы проведена настоящая экспертиза и установлено действительно ли эта смета настоящая или все-таки сфабрикована.

Сегодня все комиссии верят на слово главному бухгалтеру Мамченко. На-сло-во! К слову, эта смета подписана не мной, а именно Мамченко и исполнительным директором ПФЛ Голубом.

Не для кого не секрет, что главный бухгалтер является важным лицом на любом предприятии. От его опыта, квалификации, ответственности, а также порядочности зависит многое. На многих предприятиях, в том числе и в ПФЛ, главный бухгалтер имел и имеет практически неограниченные полномочия. Начиная с того, что все ключи и пароли от клиент-банка находились у нее и заканчивая печатью, архивом и даже моим факсимиле. Все, в том числе и я, был абсолютно уверен в том, что главный бухгалтер, которого мне оставил господин Сафиуллин, есть финансовый бог. Однако, проводя это расследование, о котором говорится, я сделал другой вывод. Что она совсем не бог, а скорее финансовый дьявол.

Сложно представить, что проработав пять лет в организации, имея 15-летний опыт бухгалтерства, она без письменного разрешения первого лица, то есть моего, в первый же день финансового года (подчеркну, в первый же день) произведет оплату сувенирной продукции, которая на 70-80 тысяч гривен превышает годовую норму. Не сообщив об этом никому. Я не верю, что это произошло случайно, а не умышленно. То же самое я готов сказать по всем другим обвинениям, выдвинутым против меня.

После заседания ЦС в сентябре месяце, где присутствовали большинство из вас, я поручил председателю ревизионной комиссии Гудыме провести ревизионную проверку. Несмотря на мою просьбу начать ревизионную работу, она начата не была. И только после того как ЦС ПФЛ рекомендовал мне уйти в отпуск ревизионная комиссия начала работать, но Гудымы в ней уже не было.

После этого появились под копирку написанные докладные от всевозможных участников и не участников процесса, сотрудников и не сотрудников, в которых рассказывалось, что президент ПФЛ лично все украл, давал распоряжения и заставлял других красть для него. Однако хочу заметить, что плана работы ревизионной комиссии я не видел. Его, наверное, вообще никто не видел. Не знаю, кто готовил и предоставлял Федору Штукатурову, которого я очень уважаю, документы. Я участвовал в одном совместном заседании, однако мои объяснения по некоторым вопросам были попросту проигнорированы. Да, они были сумбурные, но их просто проигнорировали и даже не внесли в протокол заседания.

Кроме того, заявляю, что некоторые документы, на которых стояла моя поддельная подпись, и которые мне были предъявлены на встрече с господином Сафиуллиным и господином Лавренко, попросту исчезли.

На том же заседании было озвучено, что моим водителем по моему личному указанию был вывезен архив ПФЛ с третьего на пятый этаж. Замечательно получается: я даю тайное указание своему водителю вывезти документы, но об этом знают все.

Но это не все. Возвращает архив водитель Голуба. Дальше — больше. В самом постановлении комиссии записывается, что архив, оказывается, вывозился совсем не на пятый этаж, а вывозился он в Дом футбола. Значит, я возил архив Суркису. Я не знаю, кто сфабриковал это постановление, ведь об этом на заседании даже не говорилось. Видимо, кому-то очень сильно хотелось привязать меня к Суркису.

По всем пунктам обвинений, которые мне предъявлялись, я дал подробные объяснения в прокуратуру и в ПФЛ. На вопрос Лавренко, когда я верну заем, который брал в ПФЛ, скажу — да я действительно брал деньги у ПФЛ. Как мне кажется, этот заем был направлен на благие цели, которые я даже сейчас обсуждать не буду. Я озвучивал их, все прекрасно знают эти благие цели. Однако эти деньги мошенническим путем были сняты с моего счета. Без моего ведома и, как я подозреваю, все теми же лицами. Как только я узнал об этом, сразу сообщил в прокуратуру.

У меня этих денег нет, но вне зависимости от этого я обязуюсь до конца марта изыскать возможность погасить этот долг. Невзирая на то, что идет следствие, я все-таки верю, что те, кто завладел этими деньгами, во-первых, вернут их мне, а во-вторых, будут наказаны. Как и будет наказан тот сотрудник банка, который выдал неизвестно кому наличные деньги без согласия хозяина.

Некоторые говорят, что «Донгорбанк» — очень надежный банк. Так вот я хочу повторить для всех, что «Донгорбанк» с моего личного счета выдал наличные деньги в размере 245 тысяч гривен не мне. Кому? Думаю, это будет выяснено.

Я бы мог сказать — судитесь со мной, добивайтесь соответствующего решения суда и так далее, но я еще раз говорю, что хоть у меня таких денег нет, но до конца марта я постараюсь изыскать возможность погасить свой долг перед ПФЛ.

Теперь насчет остальных денег. Никто, даже члены комиссии, не могут точно сказать, кем и сколько было потрачено денег. Проводя свое личное расследование я уже получил некоторые материалы, которые свидетельствую о том, что деньги, которые направлялись не совсем по назначению, что главный бухгалтер ПФЛ госпожа Мамченко — женщина, которая решила бороться с коррупцией — получала определенный процент. Это подтверждается некоторыми документами, которые в свое время будут предоставлены в суде. Поэтому на счет перерастраченных денег — они будут возвращены, но только после того как суд укажет, кто конечный получатель денег или каких-либо благ.

Кстати, в одном из пунктов, который широко обсуждался в прессе, который фигурировал на заседании ЦС, комиссией было сказано, что ПФЛ был приобретен столик за 20 тысяч гривен. Оказывается, действительно за этот столик было заплачено именно 20 тысяч гривен. Но после этого он был подарен Николаю Николаевичу Лавренко господином Милетием Бальчосом на день открытия Дома футбола в Александрии. Это я тоже выяснил в ходе собственного расследования. Поэтому я уверен, что средства будут возвращены в ПФЛ, но по окончании расследования.

Хочу остановиться еще на одном моменте. Как я уже говорил, акта основного документа, который может точно, а не выборочно сказать кто, куда, сколько и на основании чего платил, не существует. На неоднократные мои требования предоставить мне акт, а не справку мне было отказано. Сколько я не требовал, но мне предоставлялась только справка.

У меня вопрос к членам ревизионной комиссии, а почему в справке нет информации о займах, которые ПФЛ предоставляла своим сотрудникам? Ведь статей расходов по этим займам нет даже в смете, которую предоставляла Александра Ивановна Мамченко. Нет информации, по которым выплачивались депозиты. Или вам сказали, что лучше этого не включать в справку?

Сумма займов, которые предоставлены в справке, составляют около 400 или 700 тысяч гривен. А займов выдавалось почти на 10 миллионов! Или я не прав? В справке этого нет. Или, быть может, акта не существует, потому что кто-то не хотел, чтобы эти сведения афишировались? А ведь именно эти займы, с которыми я хотел покончить, и были настоящим нарушением уголовного кодекса!

Мне хотелось бы, чтобы подход и у ревизионной комиссии, и у представителей клубов был одинаковым ко всем. Не зависимо от звания, чинов, статуса и занимаемых должностей. Давайте называть вещи своими именами. Тем более что, скорее всего, не все акционеры лиги понимают, о чем речь. Поэтому я хочу сегодня открыто поднять завесу и честно сказать вслух, что в ПФЛ существовала система оплаты труда сотрудников, которая позволяла лиге уклоняться от уплаты налогов государству. Мотив, который озвучивался в кулуарах, предусматривала возможность сэкономить от 40 до 60 процентов средств.

Суть этой системы достаточно проста. Президент ПФЛ без согласия Центрального Совета давал сотрудникам лиги займы, которые те в свою очередь клали обратно в «Донгорбанк», получая заработную плату в виде процентов от личных депозитов. И если в 2003-2006 годах суммы займов были в пределах трех миллионов гривен, то в 2006 году это было уже семь миллионов гривен, а в 2007 — более 14-ти!.

Полностью ознакомившись и проанализировав эту систему я сделал вывод, что, она не только преступна, но на самом деле экономит средства совсем не в тех объемах, о которых нам говорилось. При оплате «по белому» фонд заработной платы за год увеличивался бы всего на 100 тысяч гривен. После этого я принял решение платить сотрудникам зарплату «по белому». Если же говорить о цифрах, то, проанализировав несколько последних лет, я могу констатировать, что с 2003 по 2009 год вместо государства «Донгорбанк» получил проценты на сумму в почти четыре миллиона гривен.

Кстати, все эти действия тоже не отражались ни в одной смете. Впрочем, как и в отчетах ревизионной комиссии. Кроме того, изучив все возможные решения и постановления я нигде не нашел того, что уровень зарплат сотрудников и аппарата ПФЛ согласовывался с Центральным советом. Немногие, наверное, знают, что у некоторых сотрудников ПФЛ месячная зарплата составляла более 50 тысяч гривен. Это тоже вряд ли было отображено в сметах и сомневаюсь, что об этом знали руководители клубов.

Кроме того, мне было предъявлено, что предыдущим руководством ПФЛ была оставлена сумма в размере 300 тысяч долларов. Эта информация для меня стала огромной новостью. Ведь когда в декабре 2008 года меня избрали на пост президента, то никаких актов о передаче дел и активов составлено не было. Найти ответ на этот вопрос я пытался у ревизионной комиссии и выяснил, что ревизий Ф ПФЛ никто и никогда не проводил. Более того, начиная с 1999 года налоговыми органами не проводилось ни одной проверки ПФЛ. А почему? Ищите ответ на этот вопрос сами. Оказывается, что, наверное, действительно существовали какие-то остатки от собранных у клубов средств, о которых никогда никому не говорилось.

Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что если по итогам года остаются денежные излишки, то об том надо сообщать акционерам. То есть клубам. Для того чтобы они сами принимали решение, что с ними делать: уменьшить взнос на следующий сезон, вернуть деньги клубам, отдать на подготовку судей или направить на развитие детского футбола.

По-моему, то, что я сейчас озвучил, и есть коррупция. Но я не буду идти путем, который мне навязывают. Я не буду писать в прокуратуру, в следственные органы по этому поводу. Есть футбольный мир, футбольное хозяйство. Я это озвучил при всех. Материалы я направлю в комиссию этики и честной игры, которая создана при ФФУ. Если комиссия не разберется, то решайте вы. Или наоборот, решайте вы сейчас. Или потом, когда будет у вас желание.

Кроме того, я понимаю желание некоторых руководителей клубов либо принимать непосредственно участие в управлении, либо иметь в ПФЛ надежных людей, которые в случае необходимости могли бы лоббировать и принимать нужные решения. Например, в прошлом сезоне во время матча «Волынь» — ПФК «Александрия» с поля был удален ведущий футболист «Александрии», мой однофамилец, Михаил Сирота, который во время матча ударил арбитра. Мы все прекрасно помним случай, когда за такой же поступок футболист «Шахтера» в матче против «Зари» был дисквалифицирован на год. Это серб Лалатович. Сегодня же дисциплинарные правила предусматривают более мягкие наказания — дисквалификацию на восемь матчей. Это норма прямого действия, четко прописанного. И хочу сказать всем прямо, ко мне приходил господин Лавренко и просил повлиять на членов дисциплинарного комитета и решить этот вопрос, на что он получил категорический отказ. Однако, как позже выяснилось, с такой же просьбой он обратился к господину Бальчосу, который на заседании дисциплинарного комитета (члены дисциплинарного комитета могут это подтвердить) настоял на том, чтобы вместо восьми матчей футболист получил три.

То же самое произошло и с вратарем «Александрии» Дмитрием Козаченко, который после матча «Закарпатье» — «Александрия» ударил вице-президента «Закарпатья» Мукомелу, чем спровоцировал массовую драку. Удар официального лица либо представителя клуба карается еще жестче — 12 месяцев дисквалификации. Точно так же, с помощью Бальчоса, этот футболист получил три игры дисквалификации. Поэтому меня не удивляет желание отдельно взятых руководителей, а также господина Бальчоса, руководить этим процессом.

Также я хотел бы поднять вопрос об экономии средств. Сегодня было достаточно много сказано. Я счастлив, что сегодня клубы говорят об этом и принимают свои определенные решения. Но я хочу добавить. Для всех сегодня понятно, что в начале лета может сложиться такая ситуация, что во второй лиге не наберется достаточного количества команд для проведения полноценного чемпионата. Уже в этом сезоне чемпионат проводится по так называемой усеченной схеме. Никогда ранее такого не было. В первой лиге также есть несколько команд, которые возможно не смогут доиграть этот чемпионат.

Треть клубов, а может быть и больше, с трудом сводят концы с концами. Причины уже озвучивались. Я не буду говорить о судействе, это обсуждается сегодня представителями клубов, федерации... Все абсолютно правы, я счастлив, что такая дискуссия ведется. Я хочу сказать про достаточно большой заявочный взнос, о котором мы говорили не единожды. Не все пока понимают, из чего он состоит. Но я попытаюсь объяснить. Заявочный взнос состоит из двух частей. Это взносы на судейство и инспектирование, и взносы на содержание аппарата ПФЛ и его уставную деятельность. Причем можно регулировать обе составляющие.

Многие прекрасно знают, что я был приглашен на одну из встреч рабочей группы. Мне понравилась не столько предложенная схема, сколько то, что вопрос поднимается и обсуждается. Мое мнение, что предлагаемая реорганизация не направлена на развал ПФЛ, а наоборот, на значительное уменьшение расходов клубов по всем составляющим...

Реплика из зала. — Ближе к теме, расскажите о том, куда ушли наши деньги и когда ждать их возвращения?

Святослав Сирота: — Я закончу, и вы меня больше не увидите и не услышите. Только через суд. Я закончу, то что говорю.

Реплика из зала: — Можно еще вопрос?

Святослав Сирота: — Я закончу, тогда будете задавать вопросы. Тогда будете говорить, сколько хотите.

Реплика из зала: — Это неуважение к людям.

Николай Лавренко: — Мы хотим от вас услышать ситуацию, которая связана с финансами. Где деньги? Три месяца я вас просил найти ответ. За это время уже можно было открыть уголовное дело на главного бухгалтера, если она действительно причастна к махинациям. Вас вызывали в прокуратуру, вашего исполнительно директора, нового бухгалтера... Соберитесь и дайте ответ, где деньги.

Святослав Сирота: — Если бы они у меня были, я бы в первый день принес и отдал их.

То, что я хотел сказать, я сказал. Я благодарю вас всех за то, что вы меня выслушали. Благодарю всех тех, кто за то время, когда я работал в ПФЛ, сейчас и раньше работали со мной. Вам решать по всем вопросам как жить, с кем жить и где жить. Я счастлив, что работал с вами. Я вас благодарю за внимание. На этом, к сожалению, я вынужден закончить. То, что мог, я сказал. Ту сумму, которую я брал в заем, я обязуюсь вернуть до конца марта. К остальным средствам я не имею никакого отношения. Когда следствие закончится тогда и узнаем, кто и какие средства украл. До свидания.

После этого Святослав Сирота спустился с трибуны и, игнорируя просьбы присутствующих задержаться и дать ответы на вопросы, покинул зал...

Сергей СЫТНИК, UA-Футбол

22.01.2010, 11:58
22.01.2010, 11:58
23347 0
Топ-матчи
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити 1 : 0 Закончился
Лига чемпионов Барселона Боруссия М - : - 6 декабря 21:45
Базель Арсенал - : - 6 декабря 21:45
Бенфика Наполи - : - 6 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть