Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Игорь КОЧЕТОВ: «У дельцов и манипуляторов будет гореть земля под ногами!»

2016-04-29 12:21 Глава Комитета ФФУ по этике и честной игре Игорь Кочетов рассказал, как в Украине ведется борьба ... Игорь КОЧЕТОВ: «У дельцов и манипуляторов будет гореть земля под ногами!»

Глава Комитета ФФУ по этике и честной игре Игорь Кочетов рассказал, как в Украине ведется борьба с подозрительными матчами.

Игорь Кочетов

В последнее время спортивные СМИ и футбольные телепрограммы регулярно взрывают информационное пространство сообщениями о том, что игроки той или иной команды подозреваются в фальсификации результата. Очевидно, что проблема «договорняков» давно стала бичом украинского футбола, но неделю назад Генеральная прокуратура Украины впервые возбудила уголовные дела по факту таких матчей.

Автоматически возникают вопросы: насколько коррумпирован наш футбол, кто за всем этим стоит и как ведется борьба с пагубными явлениями? Наш собеседник – глава Комитета ФФУ по этике и честной игре Игорь Кочетов.

– Игорь Николаевич, хотелось бы понять механизм работы вашего подразделения. Откуда, как правило, комитет получает информацию о подозрительных матчах и каким должен быть сигнал, чтобы его не проигнорировали?

– Реакция следует на любой сигнал, который дает основания подозревать, что может происходить или уже произошло манипулирование результатом. Это могут быть и сообщения в СМИ, и кулуарная информация. Впрочем, мы не просто сидим и ждем подобных сигналов, но и действуем сами на опережение.

Уже около года у нас функционирует так называемая система предварительного выявления. То есть ведется мониторинг вокруг абсолютно всех матчей еще до того, как они начались. Изучаются, в частности, коэффициенты букмекерских контор и сделанные ставки. Сегодня каждый поединок чемпионата Украины имеет свой определенный коридор по ставкам и коэффициентам. И когда цифры выходят далеко за его пределы, несложно предположить, что происходит что-то не то. Есть и другие нюансы, позволяющие предполагать, что может иметь место негативная составляющая.

– Можно конкретный пример?

– Прошлогодний поединок «Волыни» и запорожского «Металлурга». Перед матчем ставится порядка 50 тысяч долларов на то, что в поединке будет забито больше семи голов, и далее количество подобных ставок растет! Конечно же, это не может не вызывать удивления. Сразу появляется мысль – кто-то что-то знает. Потом мы смотрим матч – и видим, как развиваются события («Волынь» выиграла со счетом 9:1 – Прим. авт)…

– Если поступает сигнал, вы сообщаете об этом в клуб, чьи игроки могут быть замешаны в нечестной игре?

– Конечно! И были случаи, когда нас слышали. В частности, тренер не выпускал на поле определенных футболистов, матч проходил в честной борьбе, а ставки, в связи с которыми возникали подозрения, не срабатывали.

– Допустим, матч состоялся, аномальные ставки сработали. Ваши действия?

– За дело берется служба внутренних расследований, в которую, кстати, входит сотрудник, имеющий юридическое образование и стаж работы в следственных органах. Естественно, очень внимательно изучаются действия игроков в таких поединках. Этим занимается группа наших экспертов, утвержденная ФФУ год назад. Они, соответственно, делают определенные выводы. Кроме того, мы обращаемся к нашим источникам в букмекерской среде, в клубы, общаемся с попавшими под подозрение участниками матча, с тренерами.

В общем, идет активный поиск так называемых косвенных доказательств. Затем они обсуждаются на заседании Комитета по этике и честной игре, члены которого анализируют имеющуюся информацию и решают, достаточно ли у нас аргументов, чтобы передавать вопрос на рассмотрение Контрольно-дисциплинарного комитета, который, в свою очередь, имеет право применять дисциплинарные и штрафные санкции. У КДК, само собой, тоже свои подходы и процедуры, учитывающие косвенные улики. Некоторые дела рассматриваются уже около полугода.

– Экспертам, изучающим действия попавших под подозрение футболистов, всегда ли удается прийти к какому-то выводу? Например, матч с участием молодежной команды «Говерлы», когда в честности поединка позволило усомниться резкое падение коэффициентов на то, что в ворота ужгородцев залетит минимум четыре мяча. Что и произошло – 0:4, причем их центральный защитник Станислав Котьо в одном из эпизодов удосужился срезать мяч в свои ворота. Несколько раз просмотрев видео, я бы не взялся утверждать, что футболист сделал это нарочно. Хотя о нем идет недобрая слава…

– Безусловно, сам факт автогола еще ни о чем не говорит. В футболе такие моменты случаются регулярно. Но рассматривается же не только один эпизод, а игра команды или отдельных футболистов на протяжении всего матча. Должны быть определенные признаки того, что действия футболиста в какой-то мере умышлены. А чтобы их выявить, необходимо провести всестороннее и объективное расследование. Это очень важно.

Ни один эксперт, проводя анализ матча, не даст стопроцентной гарантии, что имело место манипулирование результатом. Он использует термин «весьма вероятно», «с большой долей вероятности» и т.д. Как я уже говорил, в основном мы оперируем лишь косвенными доказательствами. Но мнение экспертов очень весомо, потому что эти люди прекрасно разбираются в футболе.

– Сколько времени в среднем проходит с момента подозрительного матча до передачи дела в КДК?

– Заметив неладное и начав расследование, мы не выносим вердикт по горячим следам, как, наверное, того хотелось бы многим болельщикам и некоторым вашим коллегам, не спешим на телевидение с заявлениями. Это был бы абсолютно дилетантский подход. Любое разбирательство требует времени и максимальной выверенности. Бывает, определенные признаки вроде бы и подталкивают к выводу о фальсификации результата, но на деле оказывается, что матч прошел в честной спортивной борьбе.

Иногда нам удается вписаться в несколько недель – все зависит от обстоятельств и имеющейся информации. Мы же в обязательном порядке общаемся с игроками, попадающими под подозрение. Организовать такие беседы в предельно сжатые сроки не всегда возможно, как и заслушать мнение экспертов. Десять из одиннадцати членов комитета работают на общественных началах. Они – известные люди: тренеры, арбитры… Все заняты по основной работе.

Тем не менее мы достаточно оперативны, встречаемся два-три раза в месяц. И я имею все основания утверждать, что в нынешнем своем составе Комитет по этике и честной игре реально оживил ту работу, которая в период с 2012 по 2015 годы просто не велась.

– А как бы вы прокомментировали слова Ивана Гецко, в одном из своих интервью заявившего, что количество нечестных матчей этой весной резко возросло?

– Это не так. Таких матчей стало меньше! Просто о договорняках начали гораздо больше говорить, вот и складывается соответствующее впечатление. Некоторым людям свойственно нагнетать ситуацию. Парадоксальная ситуация – еще пару лет назад у нас все было тихо: разве что в кулуарах поговаривали, дескать, тот или иной матч носит странный характер. Но как только начал работу Комитет по этике и честной игре, возникла служба расследований, вступил в силу закон о борьбе с коррупцией в спорте – на этой волне отдельные СМИ стали буквально кричать, мол, никто ничего не делает…

Ребята, так ведь как раз наоборот – начали делать! Понимая, что футбол поражен такими же болезненными язвами, как и все наше общество. И чем разбрасываться громкими заявлениями, лучше помогите, поддержите, поделитесь информацией. Потому что в одиночку победить коррупцию невозможно.

– Журналист Роман Бебех в своей интернет-конференции сообщил, что один из футболистов «Металлиста» перед игрой 22-го тура с «Днепром» получил предложение «сыграть на контору». Что по этому случаю известно вам?

– Пока – только то, что было озвучено в СМИ: слова Бебеха и опровержение спортивного директора «Металлиста» Александра Бойцана. Мы послали официальный запрос на телеканал «2+2», где работает Бебех, с просьбой предоставить нам информацию, на основании которой он сделал упомянутое вами заявление. Ждем ответа, надеясь на помощь в расследовании. А то ведь сказать и написать можно что угодно…

– Сколько подозрительных матчей у вас в работе и какие именно?

– На данный момент – восемь. Перечислять их едва ли есть смысл. По крайней мере, все те поединки, которые имели публичный резонанс, нами изучаются. Когда пакеты документов будут подготовлены, мы передадим их по инстанциям. Но я хочу заострить внимание на том, что расследования по таким поединкам должны проводиться и в клубах. Если руководство клуба захочет, оно получит нужную информацию по данной тематике.

Мне очень хотелось бы, чтобы журналисты и телеэксперты, заостряя проблему договорных матчей, апеллировали не только к подразделениям ФФУ, а в первую очередь к клубам и их президентам, тренерам. Чтобы им тоже адресовались вопросы. Клубу известно, что ставки на его матч в тотализаторе зашкаливают? Вы следите, что делают игроки вашей команды на поле?

– Так видят же, надо полагать.

– Даже не сомневаюсь. Как минимум, должны догадываться. Тем более, что, как я уже сказал, мы периодически обращаемся в клубы с рекомендациями обратить внимание на того или иного игрока. Но руководители команд крайне неохотно соглашаются выносить сор из избы. И зачастую вместо того, чтобы провести внутреннее расследование, по-тихому избавляются от нечистых на руку футболистов. Получается, те уходят безнаказанными, находят себе новые команды, где начинают заниматься тем же.

– Но есть же пример «Зари», чья молодежь играла, как говорится, на контору…

– Безусловно, это очень хороший пример того, как в подобной ситуации должен реагировать клуб. «Заре» нужно отдать должное. Получив от луганского клуба информацию, мы ее доработали, опросив практически всех футболистов. Сейчас на основании этой информации Генеральная прокуратура Украины возбудила уголовное дело.

Аналогичная ситуация с «Металлистом». Там тоже было проведено внутренне расследование по поводу результатов молодежной команды. И прокуратура завела еще одно уголовное дело. Наконец-то, к слову, правоохранительные органы смогли подключиться к борьбе с договорными матчами! Благодаря Закону Украины «О предотвращении влияния на результаты официальных спортивных соревнований коррупционных правонарушений».

Прошел определенный период, который объективно должен был пройти – принимались поправки, в том числе, в уголовно-процессуальный кодекс, отрабатывался механизм взаимодействий и расследований. Но теперь мы видим, как маховик постепенно начинает раскручиваться. 

– Вы полагаете, игрокам «Зари», которые обвиняются в фальсификации результатов, грозят реальные сроки?

– Степень вины проходящих по делу футболистов разная. Исходя из тех материалов, с которыми я знаком, есть основания некоторых из них привлечь к уголовной ответственности по соответствующей статье. Но каким будет окончательное решение, предполагать не могу. Скажу лишь, что никому не пожелаю проходить по уголовному делу, получить, пускай даже условный срок или, тем более, оказаться в местах не столь отдаленных.

Впрочем, и наказание Контрольно-дисциплинарного Комитета ФФУ за участие в договорных матчах – это черная метка на всю жизнь. Даже, уехав в другую страну, такой футболист должен понимать, что мы обязаны оповестить о его «подвигах» соответствующую федерацию, под эгидой которой он намерен выступать.

– Но все равно скептиков хватает. Вот и тренер «Олимпика» Роман Санжар говорит, что расследования Комитета по этике и честной игре – это популизм. Мол, вызвали, задали несколько вопросов и на этом все.

– По двум матчам молодежных команд уже вынесены санкции – штрафы и снятие очков. Сейчас в КДК на рассмотрении матч основных команд «Олимпика» и «Металлиста», молодежных составов «Олимпика» и «Карпат»… Всего же нами за последнее время было передано в КДК восемь дел. И по большинству из них позиция Контрольно-дисциплинарного комитета совпала с нашими выводами. Затем эти материалы прошли апелляцию, и тоже, как говорится, выстояли.

В большинстве своем эти матчи были сыграны в тот период, когда УЕФА в течение трех лет мониторил ситуацию и информировал ФФУ о 33 подозрительных результатах, но прежнее руководство федерации их попросту игнорировало. Мы подняли, в том числе, и этот пласт. Может, Санжар и в этом видит популизм, а для нас это – конкретная работа. Я даже рекомендовал бы тренеру «Олимпика» пристальнее следить за своими командами и не допускать скандальных ситуаций, в которых они оказались.

Мы же в течение года предупреждали всех: ребята, если вы в чем-то таком замешаны – заканчивайте, скоро вступит в силу антикоррупционный закон. И вот он начал действовать. За одну неделю возбуждены два уголовных дела…

– В идеале, наверное, напрашивается создание специального подразделения в прокуратуре, которое занималось бы этой проблематикой. Не так ли?

– Тогда уж в органах полиции. Генпрокуратура пока выделила одного следователя. Он уже досконально изучил ситуацию в нашем футболе. Мы с ним в постоянном контакте, передали немало информации – в том числе по организаторам матчей, результаты которых были сфальсифицированы. Думаю, в ближайшее время к этой работе подключатся еще и уполномоченные оперативные подразделения.

Ну а мы, в свою очередь, ищем пути более эффективной профилактической работы в футбольных структурах. В частности, есть хорошее предложение ввести в УПЛ и ПФЛ штатные должности офицеров фэйр-плей, которые курировали бы свои лиги и начинали бы расследования по подозрительным матчам. Организация, проводящая соревнования, уже не может позволить себе не заниматься этой тематикой.

– Неужели «договорняки» – плод деятельности отдельных футболистов, решивших подзаработать на ставках. Разве нет признаков работы организованной преступной группировки?

– Кроме легальных букмекерских контор на рынке действуют и черные букмекеры. Есть азиатский рынок… В общем, в преступной цепочке, с который мы столкнулись, не только деятели из Украины. Пока предыдущее руководство ФФУ бездействовало, велась вербовка футболистов – как правило из клубов со сложным финансовым положением. А если человек один раз согласился обеспечить нужный результат, получив за это деньги – все, он уже на крючке.

Но сейчас, когда в работу включились правоохранительные органы, мы можем очистить украинский футбол от представителей криминальных тотализаторов. Есть соответствующий закон, а у полиции имеются для этого все инструменты. Не сомневаюсь, что они свою работу сделают.

– Под «инструментами» можно подразумевать и возможность прослушки телефонов подозреваемых, без чего в таких делах не обойтись?

– Мы работаем в правовом поле Украины. Проведение оперативно-технических мероприятий – это прерогатива правоохранительных органов. Комитет по этике и честной игре, естественно, не имеет таких возможностей. А вот в рамках оперативной работы и уголовных дел такие методы будут применяться. И прослушивание телефонов, и вскрытие IP-адресов, и отслеживание денежных потоков на банковских счетах.

Я хочу, чтобы те, кто замешан в манипулировании результатами, знали об этом и понимали, что у них под ногами будет гореть земля. Мы сейчас налаживаем достаточно плотный контакт со службами безопасности букмекерских контор. Имея необходимую информацию от них, будем вытаскивать из тени на белый свет всю преступную цепочку – от начала и до конца.

Никита Шмелев

Комитет по этике и честной игре ФФУ отклонил кляузу «Шахтера» на Николая Несенюка

29.04.2016, 12:21
29.04.2016, 12:21
237536 0

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть