Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Лучано ЛУЧИ: «Арбитр должен быть эгоистом»

2016-05-10 11:25 С того момента, как систему арбитража в Украине возглавил Пьерлуиджи Коллина, прошло без малого шесть лет. За прошедшее время ... Лучано ЛУЧИ: «Арбитр должен быть эгоистом»

С того момента, как систему арбитража в Украине возглавил Пьерлуиджи Коллина, прошло без малого шесть лет. За прошедшее время было сделано немало, однако эффективность работы итальянского специалиста и его команды по-прежнему очевидна не для всех.

Об этом, а также многом другом у нас и состоялся обстоятельный разговор с Лучано Лучи, ассистирующим Коллине с первых дней его пребывания в нашей стране, а с 2015 года — возглавляющим Комитет арбитров ФФУ.

Лучано Лучи

Работал на 105 матчах Серии А, в том числе — на топовых поединках между «Ромой» и «Лацио», «Миланом» и «Ювентусом», «Ювентусом» и «Торино», а также 107 матчах Серии В.

В 1994 году в роли главного арбитра проводил финальную игру Кубка Италии «Сампдория» — «Анкона» (6:1). Как ассистент арбитра работал на 24 международных встречах. Достигнув возрастного лимита, завершил активную карьеру в 1994-м.

Возглавлял комитеты арбитров Серии D, Серии C, трудился в комитетах арбитров Серии В и Серии А. В течение 18 лет возглавлял судейский департамент Флоренции, работал куратором арбитража областей Умбрия и Сардиния. В 2004-м был признан лучшим судейским наблюдателем в Италии.

С 2008 года — судейский наблюдатель УЕФА. Сейчас в этой должности представляет ФФУ (вместе с Василием Мельничуком, Игорем Ищенко и Владимиром Петровым). Последний на сегодня международный матч, на котором работал Лучано Лучи, — четвертьфинал Лиги Европы-2015/16 «Манчестер «Юнайтед» — «Ливерпуль».

С 2010-го — первый заместитель куратора системы арбитража в Украине. С 2015-го — глава Комитета арбитров ФФУ.

Помимо Пьерлуиджи Коллины, образцовым арбитром считает своего соотечественника Луиджи Аньоллина, работавшего на трех чемпионатах мира (1982, 86 и 90).

— Синьор Лучи, как бы вы сами оценили ту работу, которую проделали в Украине вместе с Пьерлуиджи Коллиной?

— Правильнее подобный вопрос задать моему работодателю. Хотя если уже третий президент ФФУ продлевает с нами контракт, можно предположить, что со своими обязанностями мы справляемся.

«К украинской миссии я готовился три месяца»

— Тогда давайте вернемся в 2010-й. Какие первостепенные задачи вам пришлось решать в новой должности?

— Прежде всего, мы плотно занялись Регламентом Комитета арбитров ФФУ. Отдельные положения, касающиеся вопросов системы арбитража, наблюдения за ним требовали серьезных изменений и приведения в соответствие с европейскими стандартами. Без этого нечего было и думать о вступлении в Судейскую конвенцию УЕФА. В 2010-м на соответствующий запрос ФФУ получила отказ именно из-за несовершенства системы — слишком много в ней был нестыковок. Скажем, среди судейских наблюдателей были люди, ранее никогда арбитрами не работавшие. Нонсенс. Но в 2011-м нас все-таки приняли.

— Почему для Украины настолько важно было вступить в Судейскую конвенцию УЕФА?

— Вместе с возможностью приобретать различные системы связи для рефери мы стали получать финансирование. Выплаты от УЕФА пошли на организацию национальной школы арбитров, которая до того толком не функционировала. Ее принципы, критерии отбора, мягко говоря, не отвечали принятым в Европе положениям. Вся работа с молодежью фактически сводилась к проведению ежегодных, рассчитанных на неделю курсов «Молодые таланты».

Сейчас ситуация изменилась. Школа имеет свои представительства во всех регионах Украины. У нас есть люди на местах, которые занимаются селекцией и обучением молодых судей, а также их дальнейшей рекомендацией для проведения матчей всеукраинских соревнований — от ДЮФЛ и выше. Эта вертикаль уже приносит плоды.

Благодаря школе практически вдвое выросло количество рефери — сейчас их уже 1800. А чем больше кандидатов, тем качественнее выбор. Только в нынешнем году для перехода с аматорского уровня на профессиональный были рекомендованы 32 арбитра. Судейская обойма второй лиги сплошь состоит из ребят, которых еще три года назад не было в профессиональном футболе.

— Школа арбитров — это фундамент, перспектива. А как поначалу протекала ваша работа с уже состоявшимися рефери?

— Прежде всего, мы позаботились об улучшении их физической формы как необходимого условия квалифицированной работы. Параллельно подтягивали теоретическую составляющую, чтобы она полностью соответствовала трактовке правил и рекомендациям УЕФА.

Далее — медосмотр. Он стал обязательной частью программы подготовки. Без проверки зрения, сердечно-сосудистой системы, психо-физических характеристик арбитр не может быть включен даже в список кандидатов на проведение матчей.

Работали скрупулезно и жестко. Из 24 рефери, составлявших обойму Премьер-лиги шесть лет назад, в ней осталось только восемь! Чей-то уход связан с достижением возрастного порога, кто-то больше не подходит по профессиональным качествам, кому-то не позволяют судить здоровье или функциональные способности.

Кроме того, нам удалось снизить давление на судей. Раньше они работали под чудовищным прессом со стороны клубов, а это недопустимо. Важно помнить, что Комитет арбитров — часть структуры ФФУ, а не Премьер-лиги или ПФЛ. Я бы даже сказал, что арбитры — это достояние ФФУ, как и сборные команды.

В общем, изменений произошло достаточно, чтобы понять: нынешняя система подготовки судей в корне отличается от той, что использовалась в 2009-м.

— И сколько времени вам с Коллиной потребовалось на рекогносцировку, а затем и перестройку работы?

— Мы с Коллиной знаем друг друга давно, пересекались неоднократно в различных судейских комитетах. Пять лет я был его начальником, пять лет — он моим. Получив предложение из Украины, готовились к новой работе очень тщательно.

Еще за несколько месяцев до своего официального представления в Доме футбола Пьерлуиджи попросил меня досконально изучить царившие здесь порядки. Я вооружился интернетом и погрузился в украинский футбол с головой. Система назначений, кадровый потенциал, манера арбитража, спорные моменты, полемика в футбольных кругах, критические статьи, подводные течения, взаимоотношения клубов — нас интересовало все!

Перелопатив гору материала, я создал весьма содержательное досье. Настолько, что по приезду в Киев мы знали в лицо всех арбитров Премьер-лиги и могли дать характеристику каждому из них. Так что, не сомневайтесь, Коллина — профессионал, не полагающийся на случай и не пускающий дела на самотек. Если чем-то занимается, то — с максимальным усердием, уделяя внимание каждой мелочи.

А тот, кто говорит о «банановой республике», не знает ни меня, ни его. Наилучший же ответ всем этим скептикам — то, что полномочия Пьерлуиджи на посту старшего офицера по вопросам судейства УЕФА недавно были продлены еще на четыре года.

«Каждое назначение арбитра — продуманное решение»

— Сколь принципиальным был перевод вас на должность председателя Комитета арбитров ФФУ?

— Идя на этот шаг, Андрей Павелко преследовал две цели. Прежде всего, он хотел, чтобы я наладил работу комитета — так, чтобы она могла безболезненно функционировать и после меня. Очень мудро. Я «за» обеими руками, так как понимаю, что рано или поздно мы с Коллиной уедем домой.

Кроме того, мое назначение помогло устранить ненужные промежуточные звенья, которые существовали между Комитетом арбитров и главой ФФУ. То есть я в своей работе подотчетен исключительно ему и исполкому федерации. Точка! В свою очередь, имея такие полномочия, я могу напрямую контактировать с региональными центрами школы арбитров. А это — крайне важный сегмент. Как вы сами сказали, будущее украинского арбитража.

— Расскажите, как происходит назначение судей. Кто персонально за это отвечает и какими критериями руководствуется?

— Назначение арбитров на матчи Премьер-лиги — прерогатива Коллины. Я дополняю его список ассистентами и судейскими наблюдателями, после чего отправляю ему на утверждение. Отлучки Пьерлуиджи из Киева никак не с сказываются на плотности нашего общения. Раз-два в месяц он приезжает в Дом футбола, но даже сейчас, когда его нет в Украине, мы с ним на связи. С утра, например, я получил от него пять «мэйлов», а через полтора часа у нас — детальная беседа в скайпе. Будем во всех аспектах обсуждать текущие вопросы.

Судейские назначения на игры в низших дивизионах — парафия моих коллег по комитету, каждый из которых ведет конкретное направление. Один отвечает за арбитраж в первой лиге, другой — во второй и турнире 19-летних, третий — за ассистентов, четвертый — за судейских наблюдателей. Они просматривают матчи каждого тура — на стадионе, по ТВ, в Интернете или в записи, анализируют всю сопутствующую новостную информацию, держат обратную связь с рефери, готовят материалы для обучения. При этом любой из судей может обратиться к своему куратору за консультацией.

После проведенного ими анализа я получаю предложения по назначениям. Кстати, перед вашим приходом как раз и изучал их — с чем-то согласился, что-то откорректировал. Как видите, труд коллегиальный. Я скорее контролирую ситуацию, внося незначительные изменения, даю советы по методике назначений. Основная же работа выполняется, как я сказал, членами Комитета арбитров ФФУ — это зона их ответственности. Именно так работают в Европе.

И это — лишь часть того, что мы хотим оставить после себя в Украине. В моем компьютере, например, есть проверенная годами программа, прекрасно зарекомендовавшая себя еще в Италии. Она хранит полный комплект данных за все те шесть лет, что мы работаем в Украине — все, на первый взгляд, даже незначительные детали, касающиеся как арбитров, так и проведенных ими матчей.

Проверяя назначение того или иного рефери, ассистента или наблюдателя арбитража на конкретную игру, я получаю от программы либо «добро», либо предупредительный сигнал. Машина сигнализирует, если, например, арбитр слишком часто пересекался с этими командами, если ошибался или оказывался замешан в конфликтах в поединках с их участием, если может иметь место заинтересованность по турнирно-географическому принципу.

В компьютере Коллины есть такая же программа, и потому мы полностью уверены в объективности своего выбора. Назначения — это не наспех заполненная сетка матчей. Это — продуманные решения, при принятии которых сопоставляется класс арбитров со степенью трудности предстоящих поединков, учитываются статистические данные и многие другие моменты.

— Между тем, объективность назначений все-таки вызывает сомнения у тренеров и журналистов, а еще вас критикуют за закрытость...

— Футбольному арбитражу, равно как и любому суду, не свойственна публичность. Более того, мы даже обязаны соблюдать конфиденциальность. Вот вы говорите, закрытость... А мы даже съемочную группу приглашали на тренировочные сборы, чего в Италии точно никогда не было. Да и вообще в Европе кадровые пертурбации внутри судейского корпуса, как и назначение тех или иных рефери на матчи никто не комментирует.

Открою вам один секрет. Коллина возлагал надежды на пресс-клубы, приходил на них подготовленным, с набором информации, подробно разбирал спорные ситуации, и если арбитр ошибался, подтверждал это. Но со временем мы стали замечать, что интерес журналистов, который и раньше зачастую сводился сугубо к обсуждению технических моментов, стал угасать. Как вы понимаете, я говорю о серьезном анализе нашей деятельности!

Так что, если по большому счету, функционирование Комитета арбитров ФФУ мало волнует прессу. Равно как и объективный, детальный разбор даже отдельных эпизодов, учитывающий последние официальные трактовки правил игры.

— Я недавно узнал, что в Италии интервью судей намерены сделать частью медиа-продукта.

— Верно, и меня это беспокоит. Болельщики и СМИ, наверное, будут очень довольны, однако, как мне кажется, откровения рефери вряд ли повлияют на общественное мнение. Во время флэш-интервью вопросы к арбитру будут традиционными. Был ли пенальти, была ли красная... Он может сказать, что уверен в своей правоте, а может и усомниться. Подобное признание, видимо, все и жаждут услышать. Вот только остановит ли оно пересуды? Думаю, нет. Скорее наоборот — породит новую волну споров, догадок, подозрений.

Словом, считаю, польза от подобного ноу-хау не так уж очевидна. Давайте дождемся конкретики, нормативных положений. Пока ведь мы говорим лишь о намерениях. Общение арбитров с прессой предусмотрено только в Германии и Нидерландах. Тогда как в Испании, Англии, Португалии, других европейских странах этого нет.

— А как быть, если комментатор или тренер начинает критиковать судью, при этом демонстрируя незнание правил? Неужели не возникает желания прояснить ситуацию?

— К сожалению, подобное происходит везде — не только в Украине. Пусть каждый занимается своим делом — в меру собственной компетенции и порядочности. Но, как я уже говорил, у меня нет уверенности, что комментарий арбитра или, скажем, мой, заставит замолчать критиков.

С другой стороны, вы правы — незнание участниками матчей современных трактовок правил игры порой удивляет. Наверное, нам придется договариваться с руководством Премьер-лиги о встрече с тренерами и капитанами команд — они должны быть в курсе всех новых веяний и изменений. Подобные мероприятия, кстати, мы когда-то уже проводили.

— Как вообще вы реагируете на критику в ваш адрес и в адрес ваших подопечных?

— Меня интересует все, что касается моей работы. Критика — в том числе. Это — дополнительная информация к размышлению, которая может пригодиться. Даже если, скажем, тренер откровенно блефует, перекладывая на рефери вину за собственные просчеты.

— А вам не кажется, что регламент, который предписывает клубу-хозяину встретить, поселить и накормить арбитра, делает последнего крайне уязвимым? Мало того — дает повод усомниться в независимости судей.

— Вне всяких сомнений. Согласно регламенту Премьер-лиги, арбитры получают гонорар за матч и фиксированную сумму на проезд. Все остальное ложится на плечи принимающей стороны. Как мне такое может нравиться?

В Италии рефери сами занимаются своими поездками — выбирают гостиницы, нанимают такси, после чего федерация компенсирует их расходы. До прибытия на стадион какие-либо контакты с клубами запрещены, и лишь после игры хозяева должны обеспечить безопасность судей, а также их трансфер в аэропорт.

Мы предпринимали несколько попыток изменить порядок вещей, но столкнулись с целым рядом бюрократических препятствий. Да и клубы не горят желанием отказываться от привычного распорядка. Но точку в этом вопросе ставить рано. По крайней мере, новый глава Премьер-лиги Владимир Генинсон разделяет мою позицию и намерен решить эту проблему, инициируя внесение изменений в договор между ФФУ и ПЛ.

— Эксперимент с дополнительными арбитрами за воротами также был остановлен по решению клубов. Испытываете сожаление?

— Для начала я решение клубов уважаю и принимаю. Но при этом замечу, что есть множество примеров судейских ошибок, которые, вероятно, не были бы допущены при наличии ассистентов за воротами. Именно по сигналу одного из таких помощников в гостевом матче «Шахтера» против «Севильи» был назначен пенальти за фол Факундо Феррейры. В других странах арбитры за воротами успешно работают и, не сомневаюсь, для нашей Премьер-лиги они также были бы очень полезны. Но, повторюсь, я с пониманием отношусь к мнению клубов.

«В доме футбола Коллина часто теряет голос»

— Насколько я понимаю, вы просматриваете все матчи Премьер-лиги?

— Абсолютно. Вот уже шесть лет. Аппаратура, позволяющая принимать ТВ-сигналы со всего мира и записывать любую программу, у меня есть и на работе, и дома — как в Киеве, так и в Италии. Коллина вооружен аналогично. Он видит если не все игры, то, по крайней мере, 90 процентов из них. Во время просмотра матчей мы с ним, как правило, общаемся, переписываемся, обмениваемся мнениями.

Что касается подборки ключевых, с точки зрения арбитража эпизодов, то они есть у нас абсолютно по всем встречам — первой и второй лиг в том числе. Мы выбираем не только отрицательные, но и положительные эпизоды, о которых зачастую умалчивают комментаторы и аналитики, но которые просто необходимы для обучения. Ведь на семинарах важно показать не только ошибки, но и примеры того, как нужно действовать в той или иной ситуации.

Нарезкой видеоматериала по элитному дивизиону я занимаюсь сам. Понятно, что благодаря современным технологиям, Пьерлуиджи имеет доступ ко всему этому архиву.

— Расскажите о механизме оценки работы арбитров в отдельных матчах.

— Судейский наблюдатель пересылает свои оценки не позднее чем через два часа после финального свистка. То есть он анализирует произошедшее на месте, разговаривает с рефери и, если есть такая возможность, смотрит видео. После чего отправляет мне смс.

Не забывайте, Коллина и я, члены комитета тоже смотрят матчи по ТВ, на стадионе, и у всех есть свое мнение. Это своего рода контроль над наблюдателем, а низкие или высокие оценки — сигнал для еще одной проверки. Решение утвердить их или изменить мы принимаем здесь, после изучения клипов и рапорта наблюдателя арбитража. Вся эта процедура предусмотрена в обновленном регламенте Комитета арбитров ФФУ. В Италии, к слову, действуют по такой же схеме.

Естественно, оценка арбитра может стать поводом для лишения его следующего назначения или наоборот — для премирования дополнительным. Скажем, на кубковый матч.

— Как о ваших выводах узнают рефери? Насколько плотным может быть ваше общение с ними между игровыми днями?

— Арбитры и ассистенты Премьер-лиги собираются в Доме футбола регулярно — в среднем раз в месяц. Эти семинары рассчитаны на полтора-два дня, в течение которых Коллина порой теряет голос. Полученные от меня клипы группируются по темам — управление игроками, явные голевые моменты, фиксация офсайда, командная работа судейской бригады и т.д., после чего все это скрупулезно Пьерлуиджи разбирает с подопечными.

По одному поединку создается 10-15 клипов, и если за месяц было сыграно 4-5 туров, можете представить, какой это массив информации. Таким образом, рефери видят, что они сделали правильно, где ошиблись, на какие моменты следует обратить внимание. Такие же собрания я провожу с судьями первой и второй лиг.

— Звучит убедительно. Однако получается, что в отдельных случаях арбитр может по три-четыре недели томиться в ожидании выводов куратора. Так ведь?

— Будьте уверены, судьи понимают, хорошо они провели матч или не очень (улыбается). Однако в исключительных случаях, когда, например, были допущены явные промахи, повлиявшие на результат матча, или когда спорные эпизоды выносятся на суд Контрольно-дисциплинарного комитета, мы связываемся с арбитрами для получения их комментариев. Звоним, приглашаем в Дом футбола или устраиваем скайп-конференцию с участием Коллины.

— Удается ли вам быть в курсе того, чем занимаются ваши подопечные в свободное от игр и тренировочных сборов время?

— Конечно, мы стараемся держать руку на пульсе, хотя права вмешиваться в приватную жизнь у нас нет. Мы жестко контролируем лишь те вопросы, которые связаны непосредственно с рабочим процессом. А именно — индивидуальную подготовку арбитров. Они должны тренироваться каждый день и еженедельно закачивать на специальный портал информацию, накопленную имеющимися у них личными кардиодатчиками.

Наш тренер по физподготовке анализирует все эти цифры, после чего делится своими выводами со мной и Пьерлуиджи. Отсутствие данных хотя бы по одной тренировке — это уже повод для вопросов.

— На одном из пресс-клубов Коллина рассказывал, как в пору активной карьеры тщательно готовился к предстоящим играм. Его подопечные могут похвастаться тем же?

— Я очень надеюсь. По крайней мере, мы постоянно повторяем: думать об игре надо начинать с момента получения назначения. В нашем случае — со вторника. Просматривать видео с участием будущих соперников, изучать историю взаимоотношений клубов, тренеров, отдельных игроков, их манеру поведения на поле, тактику команд. То есть все, что может пригодиться и помочь правильно оценить ситуацию. Все арбитры УЕФА поступают так. Поголовно!

— Как проходит рассмотрение дела крымчан Юрия Вакса и Анатолия Жабченко, имеющих, как оказалось, российские паспорта?

— Я пока не могу давать по этому поводу какие-либо комментарии — обязан дождаться решения Комитета по этике и честной игре.

«Можаровский сам ограничил свой рост»

— Евро-2016 — очередной крупный турнир, на котором не будет представлен судейский корпус Украины. Вывод ваших оппонентов очевиден: арбитры не прогрессируют.

— Получается, так можно сказать и о судьях из Бельгии, Португалии, Хорватии, Словакии, Австрии, Швейцарии, которые также не едут на ЕВРО.

Подобные выводы крайне субъективны и не учитывают многих обстоятельств. Никто не вспоминает, какая ситуация сложилась здесь к моменту нашего с Коллиной приезда. Тогда еще у всех на слуху была история с пожизненной дисквалификацией Олега Орехова... Другие арбитры высшего дивизиона, имевшие статус арбитров ФИФА, входили в четвертую европейскую группу, и лишь одессит Виктор Швецов числился во второй. Василий Мельничук провел свой единственный матч групповой стадии Лиги чемпионов еще в 1998-м, в 2010-м же до такого уровня никто из украинцев и близко не дотягивал.

Кроме того, большинство судей относились к категории возрастных, а значит, — не перспективных. Именно поэтому к сентябрю 2010-го мы рекомендовали для проведения международных матчей четырех молодых арбитров — Евгения Арановского, Сергея Бойко, Александра Дердо и Юрия Можаровского. Позже, по мере схода с дистанции представителей старшего поколения — таких, как тот же Швецов, Виталий Годулян, Андрей Шандор, свой шанс получили Анатолий Жабченко и Анатолий Абдула.

Процесс пошел, ребята стали набираться опыта, повышать рейтинг и, как следствие, переходить на новые и новые ступеньки. Этот процесс требовал времени, ведь мы фактически начинали с нуля. Тем не менее, Бойко уже отсудил полуфинал молодежного ЧЕ-2013, Арановский работал на ЧМ-2015 (U-17). За каких-то четыре года они добрались до первой группы, выше — только «элит».

Осталось сделать один шаг, одно усилие. Мы сами ждем, когда это произойдет, однако результат «любой ценой» нас не интересует. Коллина курирует арбитраж в УЕФА, но даже он не в состоянии повлиять на ситуацию. Никакого лобби. Регламент и правила, объективность и честная конкуренция — во главе угла. Давайте наберемся терпения. Будем продолжать работать и надеяться, что на следующем крупном турнире у нас появится повод для гордости за украинских рефери.

— Незнание языка может стать барьером для арбитра?

— В этом плане показателен пример Можаровского, который имел все шансы опередить своих коллег-соотечественников. Он — прекрасный рефери, однако не владеет английским. А значит, никогда не получит от УЕФА высокое назначение. Даже четвертому арбитру без английского — никак. Юрий сам ограничил свой профессиональный рост.

К счастью, у нынешней молодежи с этим все в порядке. Говорят и очень прилично. То же касается женщин — как арбитров, так и ассистентов.

— Кого бы выделили из молодых украинских судей?

— Например, Николая Балакина и Игоря Пасхала, перешедших в Премьер-лигу перед текущим сезоном. Мы ими очень довольны. Оба растут и способны действительно выйти на высокий уровень. Остальным арбитрам первой лиги нужно продолжать усердно работать.

Увеличению конкуренции за место под солнцем способствует и сокращение клубов в лигах. Меньше участников — меньше матчей. А значит, и судей также должно быть меньше. Все это, увы, не способствует улучшению общего уровня арбитража, так как значительно сужает наш выбор.

— В этой связи нередко возникают разговоры о несправедливости кадровой политики в судейском корпусе. В частности, о присутствии в топ-обойме сразу нескольких сыновей бывших арбитров, а ныне — футбольных функционеров.

— Вы знаете английского рефери Говарда Уэбба? Да, того самого, что в 2010-м судил финалы Лиги чемпионов и чемпионата мира. Его отец — Билл Уэбб — тоже известный и уважаемый в стране судья. И что теперь? Коррупция? Что странного в том, что дети идут по стопам родителей? Так происходит довольно часто, согласитесь. Профессия арбитра — не исключение.

Скажу просто: пока мы с Коллиной здесь, ни о каком протекционизме речь не может идти в принципе. Главный и единственный критерий отбора — соответствие установленным требованиям, работа на поле и поведение за его пределами.

— Собственно вас и приглашали в Украину для того, чтобы закрыть тему коррумпированности судей, которая поднималась едва ли не после каждого тура.

— Да, так уж здесь повелось, что за каждой ошибкой арбитра видится заговор. Возможно, человек просто не разобрался в ситуации, в последний момент был закрыт игроками или доверился неопытному ассистенту, однако его уже считают коррупционером.

Разговоров о предвзятости стало меньше, но они все равно есть. Между тем за шесть лет нам ни разу не довелось столкнуться с чем-то, что конкретно бы указывало на нечистоплотность того и иного рефери. Ни одного факта! В противном случае, не сомневайтесь, Коллина первым бы инициировал разбирательства.

— Говорят, в Краснодаре Евгений Селезнев, апеллируя к судьям, частенько сетовал, дескать, в Украине дают пенальти за то, на что в России закрывают глаза. Корректно ли вообще рассуждать об украинском стиле арбитража?

— От меня вы точно этого не дождетесь. Наши требования и рекомендации, повторюсь, идентичны тем, которые продуцируют в штаб-квартире УЕФА и переправляют во все национальные ассоциации. Это в частности позволяет мне работать судейским наблюдателем на еврокубковых матчах и адекватно оценивать работу рефери из других стран. Соответственно они всегда поймут суть моих вопросов и претензий, если таковые появятся.

— Сезон-2015/16 — на исходе. Не за горами — следующий. Чего ждете от украинских арбитров?

— Еще больше работы, еще больше внимания, еще больше мотивации. Все рефери в силу своей профессии должны быть эгоистичны. Они должны излучать уверенность на поле, быть хозяевами положения и в обязательном порядке заботиться о своей репутации. Это — часть заочного спора с коллегами, преследующими те же цели.

Наши судьи отлично готовы физически. Их знание теории — высший пилотаж, ведь благодаря Пьерлуиджи Украина одной из первых в Европе получает доступ к новшествам арбитража. Однако если наша задача — заложить базу, то задача арбитра — правильно этой базой распорядиться.

Константин Паткевич

Кононов опроверг назначение в «Динамо»

10.05.2016, 11:25
10.05.2016, 11:25
238548 0

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть