Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Михаил СТЕЛЬМАХ: «С Бессоновым, Демьяненко, Заваровым, Протасовым, Литовченко было чрезвычайно приятно выходить на поле»

2016-05-18 20:19 Экс-полузащитник киевского «Динамо» и донецкого «Шахтера» Михаил Стельмах 29 апреля отпраздновал полувековой юбилей. Михаил Стельмах Михаил СТЕЛЬМАХ: «С Бессоновым, Демьяненко, Заваровым, Протасовым, Литовченко было чрезвычайно приятно выходить на поле»

Экс-полузащитник киевского «Динамо» и донецкого «Шахтера» Михаил Стельмах 29 апреля отпраздновал полувековой юбилей.

Михаил Стельмах

Михаил Андреевич, говорят, это первые 50 лет тяжело, потом полегче будет. Вам каково жилось эти полвека?

— Бывало и весело, и сложно. Прожил только половину, еще столько проживу, потом и сравним, когда было лучше (улыбается).

Вы родились в Золочиве, Львовской области в крае, славящемся футбольными талантами. Была какая-то альтернатива игре?

— У меня спортивная семья: два брата в нашем городе занимались футболом, играли на местном уровне. Старший, к сожалению, его уже нет в живых, закончил львовский спортинтернат, так что было на кого равняться. Да и отец любил игру, всю жизнь был страстным болельщиком. Поэтому — без альтернативы.

Когда в седьмом классе вас забрали во Львовский спортинтернат, могли предположить, что это и есть первый шаг славной карьеры? Какие предпосылки были: считались талантливым мальчишкой?

— У меня неплохо получалось, на турнирах «Кожаный мяч» играл нападающего, много забивал. Пригласили в интернат, там попал в хорошие руки — к тренеру Владимиру Данилюку. Будучи футболистом, он с легендарными «Карпатами» завоевывал Кубок СССР в 1960 году. Очень хороший специалист, человек. Благодарен ему за воспитание, за то, что дал путевку в большой футбол.

Однако не скажу, что у меня была очень яркая спортивная биография. Считаю, не полностью себя реализовал. Да, немножко поиграл в известных командах, но так, средненько. Были предпосылки для хорошей карьеры, однако немного не сложилось. Сам виноват.

Приглашение в ирпенское «Динамо» в 1985 году, бывшее тогда неофициальным фарм-клубом «Динамо» киевского шанс, выпадающий не каждому?

— Я там проходил службу в армии, и одновременно играл за Ирпень. И только, когда дело шло к дембелю, мне сказали, что это дочерняя команда киевского «Динамо». У меня было много приглашений от хороших клубов, но меня никто не спрашивал, молодой ведь еще парень: просто приехали Сучков и Веремеев, подписали заявление и меня «автоматом» перевели в «Динамо» Киев. Правда, сказали, что Валерий Васильевич так хочет.

Хоть и фарм-клуб, и тоже «Динамо», но ирпенские порядки были не такими строгими, как в команде Лобановского? В плане режима, дисциплины, нагрузок легче жилось?

— Конечно! Это же вторая лига. Кто не попадал в основу киевского «Динамо», отдавали туда. Хорошая команда у нас подобралась, перспективная, главное — практика игровая постоянная. Было чему поучиться, да и работалось интересно. Из тех, кто при мне играл, а потом сделал хорошую карьеру, назову своего друга Игоря Корнийца. И в «Динамо» поиграл, потом в «Лех» уехал, чемпионом Польши становился, Кубок Украины с «Черноморцем» выигрывал. Тот же Сергей Герасимец, вратарь Владимир Цыткин...

В 1988 году вы уже играли за дубль «Динамо», даже гол забили. Почему с таким составом, собранным со всех уголков Украины Юран, Канчельскис, Погодин, Мущинка, Никифоров, Шматоваленко не выиграли турнир дублеров у московского «Динамо»?

— Дубль был сильный. Может, не так много внимания ему уделяли... Жили на небольшой базе на Березняках, не было даже столовой. По дороге на тренировку зашли куда-то, перекусили — булку какую-то с кефиром. Поэтому и наше отношение было немножко несерьезное. А так, по людям, по игре, конечно, должны были брать золото.

В том же чемпионате-88 основа «Динамо» проиграла золото «Днепру», а вы сыграли один матч в вышке.

— С такими звездами, как Бессонов, Демьяненко, Заваров, Протасов, Литовченко было чрезвычайно приятно выходить на поле, даже на замену. Настоящие мастера, которых раньше только по телевизору видел или в газете о них читал. Было, у кого учиться, было за кем тянуться. Очень рад, что судьба свела меня с этими людьми.

В чемпионате-89 вы отыграли за основу уже 11 матчей и даже забили...

— Естественно, помню и тот матч, и тот гол — единственный мой за «Динамо». В Ленинграде встречались с «Зенитом», ворота которого защищал Бирюков. Литовченко отлично подал угловой, я выскочил на опережение и забил в дальний угол. Хорошо получилось, хотя, если честно, это Геннадий Владимирович попал мне в голову, а я просто с мячом встретился. 2:2 мы тогда с питерцами разошлись.

Многие экс-динамовцы вспоминают о беседах с Лобановским, как о встрече с рентгеном. Он, правда, насквозь видел человека?

— Это был авторитет, великий тренер! Все его уважали и, можно сказать, боялись. В то же время у всех футболистов было стремление, мечта попасть в «Динамо», а у кого таланта побольше, то и в сборную СССР.

Валерию Васильевичу не нужно было много говорить, он с одного взгляда «просвечивал»: мог только посмотреть на игрока, и ему уже было ясно, что к чему.

Правда ли, что вскоре вы поставили динамовским тренерам чуть ли не ультиматум: или играю в основе, или ухожу. Не слишком ли круто для 23-летнего парня?

— Было такое, на эмоциях — очень хотелось больше играть. К слову, тот же Бессонов, Баль говорили: «Не спеши, скоро мы закончим, пойдет смена поколения, и через год-два при хорошем отношении будешь играть в основе». Но я, может, не поверил в свои силы, да и отношения с руководством уже были натянуты. В общем, решил уйти.

Из союзной вышки в «Галичину». Целых два шага назад.

— Был выбор, имелись приглашения от клубов высшей лиги. Но Валерий Васильевич и Анатолий Пузач сказали, что будут за мной следить, поэтому идти в другой высшелиговый клуб не стал. Поехал на родину, на Западную Украину. Было предложение от «Карпат», но я решил побегать во второй лиге за Дрогобыч. Пробыл там полгода, а потом оказался в «Шахтере».

Это был еще один билет наверх в союзную элиту?

— Да, самый расцвет и хотелось играть именно в высшей лиге. К тому же в «Шахтере» собиралась приличная команда, в которую даже раньше меня ушли из «Динамо» Канчельскис, Ковтун, Корниец, Погодин. Тренировал отличный специалист и человек Валерий Яремченко. Обещали хорошие условия, да и перспективы были. Получил приглашение и, недолго думая, выехал в Донецк подписывать контракт.

Вот только чемпионат тот 1991 года оказался последним в истории СССР, и «Шахтер» в нем выступил неудачно. Правда, что многие лидеры Щербаков, Онопко, Канчельскис в первую очередь, «продавались», а во вторую думали о результатах команды?

— Не думаю, что кто-то откровенно «продавался». У нас подобрался боевой коллектив, и первый круг закончили на втором месте после будущего чемпиона ЦСКА. Хорошо сыграли, просто немножко нас не поддержало руководство: ребятам обещали условия, квартиры, но ничего не выполнялось, только некоторым дали. И во втором круге начали чудить, игры пошли несерьезные.

А по потенциалу эта команда могла бы быть в четверке. Очень жаль, что ее не сохранили, уже в первом чемпионате Украины, думаю, составили бы неплохую конкуренцию. Но Канчельскис уехал в «Манчестер Юнайтед», Онопко в «Спартак», Корниец в Польшу, Щербаков в «Спортинг». Хорошая у него карьера получилась, просто судьба распорядилась так, что такое несчастье случилось.

«Продались» за границу и вы, тогда еще в Югославию в «Спартак» из городка Суботица. Почему не заиграли?

— Я провел там два-три месяца, играл в контрольных матчах, руководство заинтересовалось. Думаю, все бы сложилось, не начнись война. Людям стало не до футбола, не было никаких условий.

Прожил там несколько месяцев в гостинице, и чтобы появилось сильное желание остаться, не сказал бы. Тем более, никого там не знал, тяжеловато было. Пришлось уехать. Хотя язык не самый трудный, учится быстро.

А что это за занятный случай, произошедший в Израиле, когда по стадиону вас объявили: «номер такой-то Мойша Стельмах»?

— 1989-й это был, мы тогда с «Динамо» были на сборах в Штутгарте, в Германии. И впервые после длительного перерыва (33 года. — авт.) советский клуб пригласили в Израиль на товарищескую игру с местной сборной. Мы приехали в Иерусалим, выиграли — 4:0. После третьего мяча я меняю Михайличенко, а диктор по стадиону объявляет, что на поле выходит «Мойша Стельмах». И трибуны... зааплодировали! Оказывается, у них тоже был футболист Стельмах, национальный герой, все его знали. Вот такая забавная история.

Первым вашим клубом после возвращения стали «Карпаты». Вы как-то вспоминали, что не заиграли в родной, по сути, команде, поскольку «не сошлись характерами с тренером Маркевичем». Мирону Богдановичу тоже ультиматумы ставили?

— Вернулся из разваливающейся Югославии в развалившийся Союз, нужно было что-то думать. В родном Львове позвонил знакомым, сказал, что свободен. Они там как-то вышли на Маркевича, он вроде был не против. В общем, пригласили в команду, начал тренироваться.

На первых порах все было нормально. Честно скажу, отличный коллектив подобрался, очень хорошие люди поиграли. В 1993-м до финала Кубка дошли, правда, там киевским динамовцам уступили— 1:2. Зато в еврокубки попали. До сих пор поддерживаю отношения с ребятами из той команды — Юрой Мокрицким, Игорем Плотко, Дмитрием Топчиевым.

Но со временем разладилось у меня во Львове, что обещали — не выполняли. Может, и я где-то не совсем правильно себя повел. Много друзей было, нефутбольных, которые, возможно, мешали моему ремеслу. Скрывать не буду, я не такой человек был, чтобы там запираться на базе, не ходить никуда, режимить. Нет, встречался с друзьями, бывало, и нарушал, не без этого. А до Маркевича все доходило. Город же небольшой, все обо всех все знают. Вот на этой почве мы с ним немножко и поругались.

Затем, транзитом через николаевский «Эвис», Владимир Бессонов позвал вас в Борисполь. Еще в «Динамо» подружились?

— Были нормальные отношения. Тогда в Борисполе как раз начали команду создавать, амбициозный президент был — Дмитрий Злобенко, царство ему небесное, рисовали большие перспективы. Бессонов пригласил, начали со второй лиги, потом первая, после пришел Фоменко. Команда уже почти выходила в «вышку», но я отыграл первый круг и ушел. Планы там были грандиозные, но не все получилось.

Был еще период в «Ворскле». Какие от него остались впечатления?

— Тоже хорошая команда собиралась. Они были в первой лиге, и когда выходили в высшую, начали приглашать опытных игроков — Андрея Ковтуна, Ваню Яремчука. А в первом же сезоне в элите команда завоевала бронзу, попала в еврокубки.

Очень приятные воспоминания. Там, правда, тоже не все выполнили. Не люблю, если люди обещают одно, а когда дело сделано, говорят уже совсем другое. Я в таких случаях долго не крутился: просто разворачивался и уезжал.

И снова заиграли у Бессонова уже в ЦСКА. Еще один прекрасный коллектив?

— Потрясающий! Самые приятные моменты, когда карьера уже подходит к концу, а ты попадешь в команду с такими ребятами! Те же люди, которые играли в Борисполе, были и здесь — Эдик Цихмейструк, Витя Ульяницкий, Коля Волосянко, Сергей Закарлюка — покойный мой кум. Очень хороший футболист был. Думаю, яркий след оставил в украинском футболе. Сколько времени проводили с ними и на поле, и вне его! Очень жаль, очень, что и Коли, и Сереги больше нет с нами, что так рано ушли, вечная им память...

С ЦСКА тоже начинали во второй лиге, потом первая, «вышка». Считаю, мог еще поиграть, но пришел тренер Штелин и сказал, что не видит меня в составе. Перевели в ЦСКА-2, там помогал Петракову играющим тренером. По сути, уже заканчивал карьеру.

Вы еще, будучи игроком, получили диплом тренера. То есть, морально были готовы к такому продолжению карьеры?

— Я долго не упирался, и не жалею, что так получилось. С хорошими, опытными людьми проработал — становиться тренером помогали Бессонов, Литовченко, Кузнецов, за что им очень благодарен.

Пять лет вы трудились в ФК «Харьков» сначала ассистентом Литовченко, затем Бессонова. Потом стали и главным. Почему все-таки такой перспективный проект завершился полным крахом вылетом в первую лигу, во вторую, забастовками игроков, исключением из ПФЛ?

— Так сложилась ситуация. Сначала ведь все было нормально. Но там никто не помогал, все тащил один человек — Виталий Данилов, он вкладывал в клуб свои средства. И когда начались проблемы, невыплаты — стали возникать конфликты и в коллективе, сразу — другое отношение, пошли непонятные игры во втором круге. Нам нужно было доиграть сезон до конца, дотянуть, хотя по людям та команда могла легко идти в середине таблицы.

Мы с Даниловым давние друзья, еще со спортинтерната, когда я футболом занимался, а он борьбой. Доиграли сезон и вылетели в первую лигу. Опытные игроки разъехались, пришли молодые из дубля, опыта не было, условий. Тяжело было Данилову клуб содержать. Он передал его в другие руки и так он потихоньку и распался.

Чем вы занимались следующие четыре года, пока не возглавили «Диназ»?

— Был в творческом отпуске (улыбается). Дома сидел: у меня ведь трое детей, и еще не взрослые, я ведь поздно женился — в 36 лет. Супруга — Виктория, киевлянка, родила мне трех дочурок: старшей Насте, крестнице Закарлюки, 13 лет, средней Анисии — 8, и Ольге шесть. Нужно было нянчиться, вот и сидел дома.

Понятно, тяжело было, но, слава Богу, помогали родные. А потом предложили возглавить «Диназ». Хорошие два года там провел, наработки свои, опыт тренерский передавал. И команда неплохая была, и условия отличные — два поля, что обещали, все выполняли. Единственное, что не было планов грандиозных...

Да уж, не Премьер-лига.

— Знаю, в прошлом году предлагали во вторую лигу заявиться, но президент клуба не захотел, сказал, еще не готовы. Может, проблемы были у него, не знаю. А в конце 2015-го нашу команду расформировали. Закончили сезон на втором месте в чемпионате области, Кубок области выиграли, президент сделал банкет, и рассказал о своем решении. Пожали друг другу и разбежались по обоюдному согласию.

Вы живете в Киеве?

— Да, еще в ЦСКА бывший вице-президент Григорович помог с деньгами, я купил на них квартиру на Русановке. Сергей Мизин, один из моих самых близких друзей, живет на Березняках, когда приезжает в Киев из Ахтырки, обязательно встречаемся.

Три дочки это, конечно, ювелирная работа. Но ведь даже футбол не с кем посмотреть.

— Почему — они со мной смотрят, интересно им. А как-то попросили достать мяч, чтобы выходить во двор со своим, и там с пацанами теперь бегают. Не знаю, может, гены?

Но фигурным катанием занимаются на серьезном уровне, в спортивной школе. Старшая — на танцы ходит, ей нравится, выступает на концертах. Есть, для кого жить. Теперь нужно поставить на ноги, и чтобы выросли хорошими людьми. Но главное — здоровье и мир в Украине. Дай Бог, наладится все на Донбассе, чтобы работа имелась, и можно было кормить семью.

А для себя, для души рыбалка, охота?

— Честно говоря, не до охоты — график плотный. У детей каждый день тренировки, вожу их туда, забираю со школы, они ведь еще и музыкой занимаются.

Но на природу люблю выезжать, хоть и не рыбак-профессионал (улыбается). А вот посидеть на бережку, в душевной компании, поговорить «за жизнь», это хорошо! И в футбол бегаем, на Осокорках есть своя площадка, собираемся я, Мизин, Костышин, Ульяницкий, Цихмейструк, Сергей Простимкин. Или просто смотрим футбол в приятной компании, за бокалом пива.

Эти люди и поздравляли вас за праздничным столом?

— Они, и много других — Литовченко, Бессонов, Коновалов, Григорович, все друзья из ЦСКА, и массажист, и администраторы. Игорь Корниец из Одессы приехал. Благодарен всем, кто откликнулся на приглашение. Отмечали в ресторане, хорошо провели время, вспомнили молодость.

Андрей ВИНОГРАДОВ

Канал «Футбол» снова не избежал «троллинга» от киевского «Динамо»

18.05.2016, 20:19

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть