Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Футбольный пресс-клуб о «Законе Павелко»

2016-10-01 18:21 В четверг, 29 сентября, в Доме футбола состоялось заседание тематического «Футбольного пресс-клуба». Предмет профессионального обсуждения между ... Футбольный пресс-клуб о «Законе Павелко»

В четверг, 29 сентября, в Доме футбола состоялось заседание тематического «Футбольного пресс-клуба». Предмет профессионального обсуждения между руководством ФФУ, специалистами профильных комитетов федерации, представителями правоохранительных органов и СМИ — практическая реализация закона «О предотвращении влияния коррупционных правонарушений на результаты официальных спортивных соревнований».

Сергей Васильев: Тема сегодняшнего пресс-клуба «Закон Павелко» в реальном режиме его реализации. На какое-то время интерес к этому документу пропал после того, как он был заявлен и мы начали его раскручивать в информационном плане. А после недавнего вердикта суда по первому уголовному делу, интерес поднялся на поверхность и появилось очень много самых разных мнений и оценочных суждений, категорических и менее категорических рекомендаций. И в этой связи, мы решили со специалистами, которые давно занимались этими вопросами еще на этапе подготовки законопроекта, принятия Закона, которые в ежедневном режиме занимаются противодействием коррупции в футболе, решили эту тему снова поднять на поверхность. Чтобы откорректировать и более четко сориентировать масс-медийную среду касательно того, что на самом деле произошло после того, когда суд вынес вердикт по двум футболистам ФК «Металлист».

Я буквально тезисно процитирую основные моменты: — «не прописан механизм подготовки оснований для возбуждения уголовного дела прокуратурой», — это мнение коллеги Данченко, Ua.tribuna.com.

— «правоохранители не имеют законных оснований для оперативного вмешательства», — снова-таки, — Ua.tribuna.com.

— «правоохранители не имеют законных оснований для оперативного вмешательства», — снова-таки «Трибуна» на сей счет была более активной.

— «штрафы несоизмеримы с финансовой выгодой», — это Призетко — Football.ua, его мнение.

— «ведется борьба с последствиями, а не с причинами», — это мнение высказал футбольный юрист Дмитрий Коробко на «Терриконе».

— «почему именно «Металлист», а не «Олимпик?», — задается вопросом коллега Данченко, опять-таки с «Трибуны».

— «Закон Павелко» получил обратный эффект», — считает Иван Гецко, мнение высказано на Expres.ua.

— упоминают Франческо Баранку, который заявил о том, что количество странных матчей в Украине за последнее время заметно возросло, — Юрий Самоткан, из Footboom.com, считает основанием того, что «Закон Павелко» не работает.

— «Закон Павелко» — это всего лишь рекламный ход», — такое мнение было высказано на «Терриконе».

— «Закон Павелко» вообще непонятный юридический документ», — снова-таки «Трибуна» высказывает такое мнение на сей счет.

— «цена преступления и наказания», — рассуждает на эту тему Артем Франков. Он считает, что несоизмеримо наказание цене преступления.

— и Стефан Решко резюмирует в газете «Экспресс» о том, что должно быть два вердикта: либо они садятся в тюрьму на десять лет, либо их пожизненно дисквалифицируют из футбола.

Игорь Кочетов: Тема заседания сегодняшнего пресс-клуба действительно актуальна. Работа Федерации футбола до Закона и Федерация футбола — после Закона. Я думаю, это очень важно, чтобы между присутствующими в этом зале было понимание и объективное представление тех процессов, которые происходят в середе так называемых договорных матчей, или матчей с фиксированным результатом.

Я думаю, для вас не секрет, мы уже неоднократно об этом говорили, что, так называемый бум, когда «черные» тотализаторы накрыли почву украинского футбола — это 2012-2014 годы. Федерация футбола Украины в этот период практически не занималась этой проблематикой. Есть реальные факты, которые я вам буквально за минуту приведу:

Первый факт — ни одна информация, направленная из УЕФА, это информация по 33 матчам, которые попали в поле зрения УЕФА — не проверялась, не было проведено ни одного расследования. Федерацией была ликвидирована должность представителя в УЕФА по морально-этическим проблемам, которая, кстати, оплачивалась самим УЕФА.

В 2015-году был сформирован новый состав Федерации, исполком создал новый состав Комитета этики и честной игры, в состав которого вошли и ваши коллеги, и мы все вместе, абсолютно добросовестно, засучив рукава, начали работать в этом направлении. Мы прекрасно понимали с первой минуты, что нам нужен инструмент, чтобы правоохранительные органы имели основания и право заниматься этой тематикой. Что ФФУ не может оставаться один на один с этой проблемой.

В связи с тем, что мы не располагали определенными рычагами, которые могут достаточно глубоко исследовать тот или иной вопрос, за полгода Закон был создан. Были усовершенствованы нормативно-правовые документы, Комитет этики и честной игры вместе с вновь созданной службой расследований подняли определенный пласт матчей, которые вызвали в УЕФА подозрения в первую очередь.

В тот период Комитет собирался буквально каждый месяц, принимал определенные решения и передавал решения в Контрольно-дисциплинарный комитет. По восьми матчам был вынесен вердикт. Мы начали активно работать с клубами, не сразу клубы повернулись к нам лицом. И вот у меня очень часто возникал вопрос именно к вам, вы наши помощники, вы наши коллеги, почему вы задаете вопросы исключительно ФФУ, и ни единого вопроса вы не задали президенту клуба, тренеру, который видит это все.

Все процессы проходят в команде. Все криминально направленные элементы устремлены в команду и к тем людям, которые находятся там. В каждой команде есть своя служба безопасности и вместе с тем, все разводили руки и говорили, что ничего не делает комитет, ничего не делает ФФУ.

В рамках наших полномочий мы изучаем все матчи, мы создали систему, которая дублирует ту, что есть в УЕФА и мониторит практически все биржи, все конторы, где делаются ставки. Мы сегодня видим уже до матча, как он будет проходить. Но дальше, наши рычаги, к сожалению, начинают работать после того, как деяние было совершено.

Неоднократно, я, или представители службы расследования до начала матча звонили тому или иному тренеру и предупреждали о том, что, уважаемые коллеги, у вас тут может быть совершено футбольное преступление, но вместе с тем, реакция была, как вы знаете — никакая.

У нас нет полномочий нанести удар по тотализаторам. Единственная возможность — остановить матч, не доигрывать, прекратить матч за пять минут до конца, тогда бы ставки не сыграли, это был бы большой удар. Мы будем работать в этом направлении. Но, вы понимаете, есть регламент, есть телевидение, это очень дискуссионный вопрос.

В органах национальной полиции и прокуратуры выделены работники, которые начали работать по этой тематике, но вместе с тем, изменилась работа и нашего комитета. Те расследования, которые мы вели по своему усмотрению, мы теперь согласовываем с уголовно-процессуальным процессом, со следователями, которые работают в этой тематике, и безусловно, он является первоочередным. Мы не можем сегодня бежать впереди паровоза. Я думаю, все здесь грамотные люди и понимают, есть оперативно-розыскной процесс, в котором участвуют правоохранительные органы Украины.

Мы общественная организация, мы сегодня — помощники.

Сергей Васильев: Это тот самый принцип «комфортной уверенности» над которым все долгое время смеялись.

Игорь Кочетов: Но, это термин УЕФА, мы ничего нового не придумали, и естественно, статья, по которой изучаются эти процессы в «Законе Павелко» также подпадают под эту норму. Те футболисты, которые заключили это соглашение, естественно, были привлечены к суду по достаточно ускоренной программе.

Сергей Васильев: Речь идет, если на простом языке, о сотрудничестве со следствием.

Игорь Кочетов: Отстранение от футбольной деятельности, на сегодняшний день, до решения суда мы не можем применить. Мы взаимосвязаны данным Законом с уголовно-процессуальными нормами и первичным является решение суда.

Сергій Васильев: Вирок суду, він працює на авторитет «Закону Павелка», або дискредитує його?

Андрій Мадзяновський, юридичний експерт: Тут питання абсолютно не дискусійне, якби не було цього Закону, якби не було повноважень у органів слідства, у оперативних органів, досліджувати всі злочинні дії злочинців під час досудового слідства — було б не те що неможливо довести їхню вину, просто, не можна було б цього зробити. Для футболіста, для будь-якого спортсмена, як і для кожного з нас позбавлення права на професію — є одним з найгірших наслідків злочинної діяльності.

Игорь Кочетов: Мы очень тесно общаемся с Франческо Баранкой, с ним достигнута договоренность, что он окажет всяческую помощь в предоставлении информации, которая необходима по данной тематике, а его организация мониторит огромное количество букмекерских контор. И вот, реакция самого Баранки была очень положительной по данному вердикту. Сегодня мы не можем сравнивать процессы, которые проходили в Италии, где разработка велась более пяти лет и те приговоры, которые там были вынесены, и те подразделения, не отдельные сотрудники, а целые подразделения, которые работали в этом направлении, естественно, это пока несоизмеримо.

Правоохранительные органы получили инструменты, и поверьте мне, многие молодые футболисты задумываются над тем, а нужна ли ему судимость?

Володимир Крамар, телеканал «Футбол»: Ми чули про те, що ФФУ не має всіх важелів, багато залежить від законів, від правосуддя, зрозуміло, із договірняками потрібно боротися. Скажіть будь-ласка, ви як громадська організація, яка має хоч якийсь вплив на клуби, як будуть карати власників клубів, які не платять футболістам гроші і таким чином стимулюють, можливо не на пряму, робити те, що ці футболісти роблять? Ми знаємо, що дуже багато клубів не платять футболістам зарплату. Ми ловимо футболістів, справа, звичайно, потрібна, але як боротися з тими, хто не виплачуючи зарплату, такі процеси підживлює?

Сергій Васильєв: Скажіть будь-ласка, а якщо людина вкрала на вулиці у когось гаманця, мотивуючи це тим, що йому на місці основної роботи не платять зарплату, чи зважають на це правоохоронні органи, слідчі, чи пом’якшує це його провину, або злочин, якщо він буде встановлений у суді? Я до чого веду, у даному конкретному випадку, ФФУ, або Комітет з питань етики і чесної гри, або правоохоронні структури, вони розглядають факт злочину, який чітко сформульований у злочинних діяннях тієї чи іншої людини. Той факт, що цій людині створені якійсь мотиви, чому вона скоїла цей злочин, не має жодного стосунку до цієї ситуації.

Игорь Кочетов: Зарплату не платит собственник предприятия в первую очередь, и собственник предприятия находится в законодательном поле Украины. Сегодня, клуб — это коммерческое предприятие, закрытое акционерное общество, все прекрасно понимают, что это коммерческие структуры. Мы можем накладывать только футбольные санкции. Мы не можем по-другому, мы можем не заявить клуб, но каким образом можно привлечь президента по футбольным законам, кроме как снять очки, снять команду с соревнований?

Александр Липенко: Арбитр в поле, особенно, если он опытный, через 10-15 минут понимает, что происходит, что белыми нитками шито, идет борьба или нет никакой борьбы. У меня такой вопрос, встречались ли в протоколах мнения арбитров, которые бы старались поднять вопрос о том, что что-то не так происходит. Ведь арбитры должны быть первыми помощниками вашего комитета?

Игорь Кочетов: Вы знаете, таких протоколов мы не наблюдали, единственный случай, когда тренер дублирующего состава «Карпат» сказал, что играя с молодежной командой «Олимпика», «явно видел, что эти люди специально создавали ситуации для взятия ворот, так не может быть».

Андрей Мадзяновский: У меня вопрос к нашим коллегам журналистам, что было бы интереснее, чтобы эти ребята с «Металлиста» получили суровый приговор с лишением свободы, или получить приговор лояльный, но на основании их показаний, как говориться, поймать более крупную рыбу. Тут, наверное, ответ очевиден сам собой. Самых мелких исполнителей в интересах следствия нельзя подвергать наиболее тяжелому наказанию — это неписаный закон юриспруденции. Если эти показания лягут в основу обвинительного приговора более крупных персон, которые были организаторами, посредниками или пособниками, тогда уже можно будет сказать, что действительно, приговор суда был не только законным, но и справедливым.

Игорь Кочетов: Я буквально одну ремарку сделаю, поверьте, самая крупная рыба находится не в Украине. Здесь уже, как говориться, организованные точки и т д. и т. п.

Сергей Васильев: Нам приятно, и мы очень хотим, чтобы правоохранительные органы с помощью этого закона смогли воспользоваться этими инструментами для максимально эффективной работы в этом плане. Но поверьте, никто ни Кочетов, ни Павелко не будут гоняться за кем-то, устраивать засады, прослушивать телефонные разговоры, вести любые другие виды оперативно-розыскной деятельности. ФФУ является вспомогательной структурой для проведения следственных действий. А приоритет отдается следственным органам, которые сами определяют структуру этого самого процесса, требуют от ФФУ необходимых специалистов, если необходимо, информацию или экспертов, которые должны на специфическом футбольном языке помочь правоохранительным органам ответить на те или иные вопросы.

Какое-то время назад, мы все, я имею ввиду средства массовой информации, кричали, что никто ничего не делает, а если делает, то где-то там под сукном и, вообще непонятно, что происходит. Появился «Закон Павелко» — инструмент. Плохой он или хороший, это спорный вопрос. Одни говорят, классный инструмент, другие — не того калибра, третьи, что его надо дотачивать и дотачивать. ОК, принимается и первое, и второе, и третье. Но, появился реальный инструмент, который включил правоохранительную структуру в этот процесс, которая включившись в это процесс, начинает выстраивать все действия по логике законодательства, а не по логике: «эй, вы там, вчера был матч, че не реагируете?!».

Все-таки есть жестко прописанная структура и процедура, давайте исходить все-таки из того, к чему мы стремились, а не из того, к чему мы пришли. Мы же хотели, чтобы все было по закону, чтобы работал принцип неотвратимости наказания. Это то, к чему мы стремимся в целом, в масштабе государства. Чтобы каждый, кто хотя бы в мыслях решил сыграть договорняк, понимал, что он будет осужден и с точки зрения общественного мнения, и с точки зрения футбольного правосудия, и с точки зрения уголовного права. Мы же к этому стремились. Так давайте реально оценивать, что мы приобрели взяв в руки инструмент, который условно называется «Закон Павелко».

Андрей Мадзяновский: При подготовке этого документа мы учитывали опыт трех стран: Италии, Польши и Турции. Почему взяли эти страны, ответ очевиден, потому что за последние пять лет именно в этих странах были выявлены наиболее масштабные коррупционные действия в сфере спорта и больше всего в сфере футбола. Большое отличие нашей страны, нашей федерации футбола заключается в следующем: в уголовных процессах против людей, связанных с футболом в Италии, Польше и Турции, федерации футбола этих стран стояли по другую сторону баррикад, отличную от правоохранительных органов. Материалы по этим делам готовились исключительно правоохранительными органами: полицией, прокуратурой и службами безопасности этих стран. Чиновники федераций футбола некоторых стран тоже были замешаны в эти скандалы, мягко говоря. И, мягко говоря, они не принимали участия в выведении на чистую воду, на свет Божий тех людей, которые занимались организацией такого рода бизнеса в сфере футбола. В этом и заключается главное отличие, и это не мое мнение, и в докладе в Европарламенте, который был два месяца назад, глава организации Federbet, отметил, что по его мнению, украинская федерация футбола, это первая федерация за последние годы в Европе, которая признала, что эта проблема существует.

Многие из вас были на семинаре, организованном нами год назад, на котором были представители УЕФА Грем Пикер и Урс Клузер. Они четко заявляли, что федерации футбола, которые выступают под эгидой УЕФА, если не отрицают, то замалчивают эти факты, не хотят выносить сор из избы. Главное же достижение, не хочу хвалить федерацию футбола, просто отмечу объективный факт, ФФУ не стала замалчивать эту проблему.

Володимир Крамар: Чесно кажучи, я собі слабко уявляю, що був би такий процес, якби «Металіст» був часів Ярославського. Тому питання в мене таке, чи впливає авторитет клубу на розслідування, ви сказали про Італію, так от, «Ювентус» не питали, і «Мілан» не питали. Одних — в серію «Б», іншим — «мінус 30 очок». Я собі не уявляю, щоб впіймали наших грандів зараз, неважливо кого, я не називаю прізвищ, назв клубів. Питання саме в тому, наскільки сильний вплив клубів?

Игорь Кочетов: «Металлист» оказывал помощь в расследовании, он и стал инициатором этого расследования. Сегодня другая ситуация, клубы поворачиваются лицом, поверьте, это нормальный процесс, то чего мы добивались. «Металлист» и «Заря» были инициаторами. Мы в этом зале собирались с клубами, и мы много говорили на эту тему. Мы не скрываем: обратите внимание на тех или других. Они записывали, а через некоторое время возникали эти моменты. Это хорошо, потому что клуб заинтересован, и мы благодарны, что смогли разбудить их вместе с вами. Ведь нельзя же, действительно, дальше издеваться над футболом.

Костянтин Андріюк: Є журналісти, які мало не кожного туру стежать за аномальними ставками, аномальними сплесками, вони публікують інформацію, що на такий-то матч є аномальні ставки перед матчем, в ході матчу. Це відкриті джерела. Журналісти не мають додаткових повноважень, вони дають цю інформацію, що далі?

Игорь Кочетов: Сначала, когда мы получаем эту информацию, первое — реагируем. Первое, что делаю лично я, связываюсь с клубом, когда есть информация до матча. Это первый наш ход. После матча мы смотрим действия футболиста, и когда мы видим, что его действия действительно были сделаны для обеспечения ставок, мы начинаем расследования. Мы обязаны этих футболистов вызвать и опросить, мы обязаны собрать дополнительную информацию, и вместе с тем, мы теперь обязаны согласовывать это с правоохранительными органами, которые тут же заводят оперативно-розыскное дело, которое со временем должно перерасти в уголовное дело. Ни один такой матч не остается без внимания. Вместе с тем, есть объективные процессы через которые мы не можем перепрыгнуть, но мы работаем над усовершенствованием этого закона, его статей, ужесточением отдельных направлений.

Андрей Мадзяновский: Любой закон, который принимается Верховной Радой, он не без изъяна. А за такое короткое время подготовить такой Закон, тоже дорогого стоит. Возможно, в «Законе Павелко», как в любом законодательном акте, недоработки есть. Если мы видим какие-то бугорочки, мы общим фронтом нарабатываем эти вещи, и возможно, если общество это примет, мы поработаем над тем, чтобы перевести эту статью в категорию тяжких преступлений. Сейчас она относится к категории средней тяжести. Если будут вносится правки, то это будут правки такого характера, которые будут давать возможность ужесточить максимальное наказание. Потому что минимальная планка меньше меньшего быть не может, а максимальное наказание, возможно, будем ужесточать, но все зависит от тех сумм, которые будут фигурировать в ходе расследования, которыми оперируют те люди, которые вовлечены незаконно в этот процесс. Эти суммы могут шокировать обычного обывателя и быть основанием для ужесточения этого наказания.

Володимир Крамар: У мене запитання, хлопчики будуть грати у договірняки, їх будуть штрафувати, 20 тисяч гривень, 8 тисяч гривень, а рибу ми будемо ловити довго, бо риба, вона крупна, вона лежить глибоко, і хто знає, чи ми її колись впіймаємо?

Андрій Мадзяновский: Дуже слушне запитання, почну свою відповідь з відомого вислову «Эти жернова мелют медленно, но уверенно». Чим скоріше вони провернуться, тим гірше борошно перемелеться. Якщо йти за логікою, яку ви пропонуєте, це все одно, що брати ножиці і перерізати нитку, далі ми вже нічого не зробимо. Ну, візьмемо ми двох виконавців, прізвища яких до цього ніхто з нас не знав, але я вас запевняю, що наступна хвиля, яка є у провадженні в прокуратурі, вже має прізвища, які в усіх на слуху — прізвища футболістів, яких ви усі дуже добре знаєте, які мають досить добре ім’я у футболі, і коли їх озвучать органи правопорядку, ви будете дещо здивовані, як така особа, з таким прізвищем, з такими заслугами могла бути задіяна у таких речах. В даному випадку, Ігор Миколайович слушно згадав досвід Італії. П’ять років в Італії йшло слідство. За цей час помінялося не одне покоління гравців, тренерів функціонерів, але врешті-решт, Закон покарав тих осіб, які порушили його.

Пам’ятаєте, «Ювентус» було покарано у 2006-му році, а за які роки? — 2001-2002-й! Тобто, пройшло 4-5 років. Для якісної роботи потрібен якісний час. Можна все зробити за місяць, але ж ви самі на вилах піднімете тих людей, які зроблять цю роботу не якісно. Я думаю, що органи Прокуратури і Нацполіції обрали правильну тактику. Треба робити все вчасно і якісно.

Сергей Васильев: Мы находимся по одну сторону баррикад, всем спасибо.

Футбольный прес-клуб о "Законе Павелко" Часть 1

Футбольный прес-клуб о "Законе Павелко" Часть 2

01.10.2016, 18:21
01.10.2016, 18:21
252056 0
Топ-матчи
Чемпионат Испании Малага Гранада 1 : 1 Закончился
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Украины Волынь Ворскла - : - 10 декабря 14:00
Чемпионат Испании Осасуна Барселона - : - 10 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть