Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Владимир ГЕНИНСОН: «Мы полностью изменили лицо Премьер-лиги»

2016-12-16 14:35 Президент украинской Премьер-лиги Владимир Генинсон ответил на вопросы журналистов и читателей Sport.ua. Владимир Генинсон. Фото: sport.ua Владимир ГЕНИНСОН: «Мы полностью изменили лицо Премьер-лиги»

Президент украинской Премьер-лиги Владимир Генинсон ответил на вопросы журналистов и читателей Sport.ua.

Владимир Генинсон. Фото: sport.ua

— Назовите топ-пять вещей, которые удалось Вам реализовать на посту президента украинской Премьер-лиги, и пять вещей, которые еще на очереди...

— Получилось реализовать на данный момент то, что мы заявляли, когда шли на выборы, то, что было в предвыборной кампании — полностью изменить лицо «Премьер-лиги». Это включает в себя не только ребрендинг, а и понимание того, чем должна заниматься «Премьер-лига». Если до этого «Премьер-лига» просто проводила соревнования, просто держалась на плаву, то мы смогли полностью изменить философию и подход. Мы сделали реструктуризацию внутри нашей системы, изменили полностью бренд, сделали новый виток в развитии «Премьер-лиги». Это говорит о том, что структура должна быть полностью на самоокупаемости, с одной стороны, а с другой — зарабатывать деньги для клубов. С этой стороны у нас есть много успехов. Все мы видим, что действительно бренд развивается. У нас появились фолловеры в социальных сетях. Уже несколько десятков тысяч человек за нами наблюдают, с которыми мы ежедневно обмениваемся мнениями. Мы получаем от них фидбеки, пытаемся это внедрить. Одна из вещей, которую мы получили как фидбек в соцсетях и уже внедрили — статистика, которую все журналисты запрашивают. Это статистика, которой раньше владели только клубы — о данных по каждому футболисту и матчу. Мы встретились с крупнейшей компанией Wyscout в Лондоне, провели с ними два раунда переговоров и договорились о том, что на нашем новом сайте, который сейчас запущен в бета-версии, но уже со следующего года будет запущен в полностью готовой версии, у нас будет статистика. Что мы будем получать от этой статистики? Сейчас каждый делает свои опросы: кто «Лучший игрок тура», кто «Лучший игрок месяца». Каждый журналист сможет взять ту информацию, которая его интересует по определенному матчу, команде, футболисту, сравнить и вывести для себя, это мнение объективное или субъективное. Еще один из очень удачных наших экспериментов — централизация международных прав на международном рынке. Велись переговоры о выводе всех 12-ти клубов на международный рынок, чтобы все 12 клубов показывали за границей. Клубы генерировали добавочный доход в последнюю секунду. Не по вине клубов или «Премьер-лиги», а из-за неких внутренних дискуссий не удалось собрать все 12 клубов. Мы собрали 7. Эти клубы действительно наслаждаются тем, что их показывают в Европе, а также они генерируют дополнительный заработок.

— Где именно в Европе? В каких странах можно увидеть?

— По-разному. Если идет топовый матч двух команд, в котором заинтересована Австрия, Венгрия, Польша, Чехия — они могут выкупить как определенный матч. Также есть матчи, которые показываются на постоянной основе. В Польше постоянно показывают, в Чехии. Австрияки показывают не все, но есть топовые матчи, которые показывают. Немцы уже показывали два наших матча. Знаю, что в Израиле транслируют некоторые игры. Вот такая сетка на данный момент.

Мы запустили следующий эксперимент уже на следующий сезон. Мы попросили все клубы передать нам права на четыре месяца на реализацию на открытых торгах. Мы представим после этого клубам, сколько денег мы можем сгенерировать при двенадцати клубах, десяти, девяти и восьми. На данный момент девять уже откликнулись, передали нам эти права. Еще один клуб, думаю, до конца года тоже передаст нам права. С двумя оставшимися клубами у нас просто нет взаимопонимания на данный момент.

— Можете назвать эти клубы?

— Сейчас нет. Вы сами увидите после того, как будет открыта вся информация. Она не закрытая, мы ее не скрываем, просто на данный момент еще ведутся переговоры, мы не хотим, чтобы что-то пошло не так.

Что еще у нас получилось? Показать наше лицо, вывести Премьер-лигу как топовый бренд и как одну из топовых лиг (мы находимся в восьмерке лучших в Лиге Европы) на все международные конференции, на все международные представительства. Все знают, что существует украинская Премьер-лига, что она живая, что есть оппонент и партнер, с которым можно общаться, обмениваться информацией. Мы остались в так называемой организации EPFL (Ассоциация европейских профессиональных футбольных лиг). Мы договорились, что до конца года мы полноправные участники этой организации, без членского взноcа в 40 тысяч евро, который до этого существовал. В обратную сторону мы, к сожалению, ничего не получали. Сейчас же мы получаем очень много как документации, так и юридической поддержки именно от EPFL. Также под эгидой EPFL была проведена большая презентация всем клубам высшей лиги чемпионата Польши «Экстракласса», которая презентовала свое видение, как они за восемь лет смогли развить свою лигу действительно на одну из самых топовых. Посещаемость выросла с 6500 восемь лет назад до 10500 в этом сезоне. Также они смогли централизовать маркетинговые права, реализовать их на международном рынке. Общий оборот 42,5 миллиона евро, 35 из них приходят от реализации видеоконтента, все остальное — от спонсоров. Это получилось реализовать — привезти сюда крупного игрока на рынке, который рассказал и показал всем клубам. 10 клубов присутствовали на этой встрече, это был двухдневный семинар. Первый день семинаров был для клубов. Также присутствовали телетрансляторы, представители ПФЛ, представители наших медиа, журналисты. Было свободное общение. Два клуба не смогли приехать по независящим от нас причинам.

Что не получилось? Поднять посещаемость. Мы действительно сейчас показываем самый худший результат на протяжении всех 25 лет. Но впереди у нас еще второй этап чемпионата Украины, где, мы надеемся, что посещаемость вырастет. Для этого есть много как позитивных, так и негативных аспектов. Почему падает посещаемость? На это влияет экономическая ситуация в стране, то, что происходит вокруг самих матчей. Взять тот же матч «Бешикташ» — «Динамо» (Киев), игру с «Наполи». Мы не будем брать наш местный чемпионат, потому что болельщики заключили мировое соглашение. До футбола больше не происходит ни драк, ни конфликтов. Это дает толчок и понимание того, что мы можем развивать наш футбол. Но с другой стороны, внутри чаши, даже когда проходит топовый матч... Мы видели последний матч «Динамо» — «Шахтер», количество фаеров, лозунгов... Стадион — это то место, куда хочется прийти всей семьей: с детьми, с женами. В принципе прийти на футбол, как на праздник, а не на войну. Поэтому мы работаем в этом направлении. Создано два комитета. Первый — Комитет по маркетингу и развитию Премьер-лиги, куда входят все директоры маркетинга каждого клуба. Они вносят свои предложения, мы это обсуждаем — и после этого выносим на общее голосование. Второй — Комитет по развитию инфраструктуры и стадионов. Это тот комитет, который должен был разработать стратегию привлечения болельщиков и улучшение инфраструктуры стадионов. По привлечению болельщиков — у нас есть понимание того, как это сделать. Единственное что — мы постараемся имплементировать это во втором этапе нашего чемпионате и посмотрим, работает это или нет. По инфраструктурам... Опять же, могу посетовать на то, что посещаемость падает еще из-за того, что три наших клуба не имеют домашней арены. Мы видим, как тяжело «Заре», «Олимпику» привлечь на свои матчи болельщиков. «Олимпик» действительно немного устроил гастроли по Украине, это дало некий толчок. Мы видели в Сумах, пошли болельщики, поддержали команду. Такой город, как Сумы, не может жить без футбола. Но, с другой стороны, это не постоянно, всегда приходится искать какой-то альтернативный стадион. Все видели, что произошло в последнем туре, когда стадион не был готов. По «Шахтеру» так же. Если вы помните, на «Шахтер» ходило не меньше 40 тысяч человек. Это тот клуб, который не только работал с болельщиками, но и создал ту жемчужину — «Донбасс Арену», на которую каждый болельщик шел, как на праздник. Это было целой действие, люди заранее готовились, что пойти на тот праздник, который будет на стадионе. «Арена Львов» прекрасная, как инфраструктурный объект она дает все возможности. Но на команду из другого города не всегда ходят те болельщики, которые могли бы прийти дома. Если вернемся к «Заре», то у нее один из самых худших показателей. Они играют в Запорожье, свой болельщик остался в Луганске. Не всегда могут приехать из Луганска и поддержать свою команду. С другой стороны, очень мало луганчан, которые могут добраться до Запорожья и поддержать команду. Есть у нас еще одна команда, у которой наименьшая посещаемость — «Сталь» (Днепродзержинск). Это абсолютно новая команда, у которой еще нет своей истории. Но она старается строить свою историю. Будем надеяться, что у них появится новый стадион — и под эту инфраструктуру клуб сможет привлечь своих болельщиков.

— Контракт с титульным спонсором Премьер-лиги заканчивается в конце сезона. Довольны ли Ваши партнеры сотрудничеством? Заявляли уже о том, что будут переподписывать контракт? Была мысль, что два миллиона долларов, которые «Пари-Матч» выделила по контракту на два сезона — вовсе не рыночные условия, а какая-то благотворительность с их стороны. Правда ли это?

— По порядку. Два миллиона — это спонсорский контракт, который был подписан на два года. Но он был без привязки к доллару. На самом деле это далеко уже не два миллиона. Но это единственная компания, которая откликнулась два года назад в этих тяжелых условиях и подставила плечо Премьер-лиге. Когда мы пришли и вступили в переговоры с «Пари-Матч», они уже былы одной ногой на выходе. У них была возможность расторгнуть контракт и выйти после первого года. Мы учли все их пожелания прошлого года, и в этом году мы пытаемся дать им то, чего они не получали в прошлом. Довольны ли они наших сотрудничеством? Да, я могу однозначно сказать, в этом году они намного довольнее, чем в прошлом году. Были запущены интересные совместные акции, как «Игрок месяца», «Игрок тура», при поддержке «Пари-Матч». А самая интересная акция — открытая тренировка команды. То есть можно прийти и потренироваться со своей любимой командой с полной нагрузкой, а после этого, естественно, пообщаться с футболистами, узнать им мнения обо всем.

О переговорах на следующий год. Мы вступили в переговоры. Не могу сказать — на начальной, средней или заключительной стадии. Мы ведем диалог с «Пари-Матч». «Пари-матч» считает, что Премьер-лига — один из самых горячих продуктов на рынке. Единственное, что мы сейчас прорабатываем — как будем вместе развиваться: или же мы будем идти вместе, или же порознь, но сотрудничать. «Пари-Матч» не пропадет с рынка Премьер-лиги. То есть мы можем обсуждать разные варианты: титульный спонсор, генеральный, официальный. По суммам я сейчас не могу сказать, потому что это процесс переговоров. Но есть понимание как от телетрансляторов, так и от клубов, так и от собственников клубов, что есть компания, которая подставила плечо в нужный момент.

— УЕФА недавно задекларировал свои планы относительно финансовой деятельности. При этом не скрывает, что 80% доходов — от продажи прав на телетрансляции, а 20% — спонсорские контракты. Вы уже упоминали польскую «Экстаклассу», там практически сходный процент. А в украинской Премьер-лиге какой процент занимают доходы от продаж прав на телетрансляции и спонсорские контракты?

— Сейчас из-за того, что каждый клуб ведет индивидуальную деятельность, у каждого клуба это индивидуально. Финансовый фэйр-плей состоит из трех частей. Первая часть — это коммерческая деятельность клуба, которая должна составлять 33%. 33% должна состоять реализация прав на трансляцию как на внутреннем, так и на международном рынке. И еще 33% — спонсорские. Причем спонсорские должны быть не от собственников клубов. Есть такое понимание, как финансовая помощь на 24 месяца, которую потом нужно вернуть обратно. Но при этом собственник клуба может влить только 10% в свой клуб. Все остальное — должен быть спонсорский контракт с не являющейся аффилированной структурой клуба. Еще 33% — от трансферной политики клуба. То есть у нас получается: медиаправа, спонсорские и трансферная политика.

Что у нас происходит в клубах? Топ-клубы более-менее соответствуют финансовому фэйр-плею. У нас есть очень мощная середина — 6-7 клубов, которые выстраивают свою политику таким образом, чтобы финансовый фэйр-плей полностью соответствовал их деятельности. Мы можем увидеть, что в тех клубах, которые недавно пришли из Первой лиги или которые три года назад начали полностью перестраиваться, тишина и спокойствие. Вы не слышите скандалов, не слышите, что у них есть задолженности, что на них подают в суд. Есть клубы, которые еще не перестроились или перестраиваются медленнее — у тех есть проблемы. Но каждый клуб пытается хоть как-то на данный момент привести это все в соответствие и по ходу чемпионата перестраиваться, чтобы на следующий год лицензироваться.

На Ваш вопрос мог бы ответить таким образом: как только все будет находиться в одних руках, как только будет централизация маркетинговых прав — тогда мы сможем контролировать процесс, перенаправлять потоки, сможем каждому клубу помочь и подсказать. На данный момент в Комитет по маркетингу и развитию у нас входят топовые и средние клубы, которые смогли это сделать, и клубы, которые еще не смогли этого сделать. Путем обмена информации все приходит к пониманию. В принципе не может быть такого, что нет централизации. Мы, наверное, последняя лига, которая осталась без централизации. Я не говорю о телевизионном пуле, о продаже медиаправ, я говорю о централизации маркетинговых прав. Что у нас сейчас получается? У нас есть титульный спонсор, который является беттинговой компанией, и у нас есть некие клубы, которые параллельно подписывают договоры с беттинговыми компаниями. То есть само титульное спонсорство падает в цене. И ребята, которые подписывают отдельные договоры, берут просто копейки. Если бы это было завернуто, как у «Экстракласса». Есть спонсор по направлению. То есть может быть один титульный спонсор, который является беттинговой компанией, другие клубы не имеют права подписывать с компаниями. Если же они подписывают договор — тогда идет компенсация как титульному спонсору, так и в «Премьер-лигу». А деньги после этого выделяются на развитие только детско-юношеского футбола.

— Хотелось бы уточнить доходы УПЛ. Какой процент от спонсорских контрактов, мы знаем, контракт с «Пари-Матч». А какой процент от продажи медиаправ?

— Мы не получаем денег от продажи медиаправ. Каждый клуб их реализует самостоятельно. Если Вы помните, если не ошибаюсь, Вы даже присутствовали на той встрече, когда телетрансляторы в принципе между собой договорились, сделали одно предложение клубам. Клубы взяли паузу на дискуссию, после чего это предложение было пересмотрено. В основном было пересмотрено разделение внутри этих денег. Была просьба поднять приблизительно на 20% предложение, и в этот момент один из телетрансляторов официально отказался от своего предложения. Второй телетранслятор, который мог выкупить весь телевизионный пул, не смог этого сделать, потому что было два действующих контракта с конкурентом — другим телетранслятором. То есть сделка сорвалась из-за того, что один из телетрансляторов отказался дальше участвовать в диалоге. Если бы такое получилось — «Премьер-лига» получила бы 15% и смогла бы пустить эти деньги на развитие как Премьер-лиги, так и инфраструктуры. Самая большая наша стратегия состоит в том, чтобы зарабатывать деньги, разделять деньги между всеми клубами. Например, 50% равными частями, 50% — от занятого места. Все остальное — то, что мы можем аккумулировать от спонсоров, от продажи медиаправ как на внутреннем, так и на международном рынке — должно оставаться в «Премьер-лиге». Но эти деньги должны идти только на две цели: детско-юношеский футбол, как это сделано в «Экстаклассе», и на развитие инфраструктур. То есть садятся 12 представителей клубов и решают. Вот у нас в конце года осталось 15 миллионов гривен. Что мы можем на эти деньги сделать? Например, на стадионе в Луцке, прекрасный стадион, но есть проблема со светом. Все мы знаем, что они не соответствуют, очень тяжело делать трансляцию. Давайте вложим эти деньги, чтобы поменять свет. Следующее — у стадиона Банникова, например, нет раздевалок. Давайте построим раздевалки. Что у нас остается? 7 миллионов гривен. Давайте на эти деньги попробуем улучшить инфраструктуру в Сумах. Чего не хватает? Подогрев? Давайте сделаем подогрев. Но это будет в том случае, если все будет централизованно проходить через «Премьер-лигу», будут оставаться проценты от коммерческой деятельности. Более того, как только такое получится, мы сможем больше не брать с клубов взнос. Вы знаете, что был взнос около 1 200 000 в прошлом году. В этом году мы смогли уменьшить взнос до 960 000, несмотря на то, что количество клубов стало меньше. Но в принципе возможно его убрать. Наша коммерческая деятельность в этом году, я могу однозначно сказать: мы выйдем на самоокупаемость. Если клуб внес 960 000, то мы им заработали как минимум 1 300 000 уже на данный момент. И мы продолжаем работать, мы выходим в плюс. Это одна из тех позиций, которая была в моей предвыборной кампании.

— Все клубы оплатили взносы?

— Взносы разбиты на три части. 2/3 уже оплачены всеми клубами, кроме одного клуба, с которым у нас есть договор: мы снимаем со спонсорских денег. Это сделано для того, чтобы упростить процесс.

— Не можем не коснуться самых проблемных клубов. Какая ситуация в «Днепре»? Каким Вам видится будущее этого клуба?

— Вы сказали «проблемных клубов», но назвали один.

— Давайте начнем с «Днепра»...

— Давайте я тогда назову еще два. По поводу «Волыни». Я считаю, что оставить «Волынь» в Премьер-лиге — одно из лучших решений, которое было принято Комитетом по аттестации клубов и Исполком ФФУ. «Премьер-лига» гордится тем, что «Волынь» выступает в чемпионате Украины. Да, у них трансферное окно закрыто до лета, но если бы вообще не было клуба — не было бы и тех молодых игроков, которые там играют. Могу заверить однозначно: перед «Премьер-лигой» у «Волыни» нет долгов. Все долги, которые у них есть перед КДК, погашаются вовремя. Есть минимальные долги, но после решения КДК есть время на оплату. То есть они не в нуле, но эти долги всегда вовремя погашаются. По арбитражу тоже все погашается вовремя. То же самое касается зарплат игроков. Нет новых претензий к клубу. И самое главное — «Волынь» стабильно выплачивает всю зарплату. Если есть какая-то другая информация у Вас или внутри клуба, мы можем судить только по заявкам в КДК или по письмам на нас.

Второй клуб — «Ворскла». Есть много слухов о том, что там уже девять месяцев не выплачивают заработную плату. По моему общению с игроками и с менеджментом клуба могу сказать: есть небольшая задолженность, но зарплаты выплачивают. Мы можем судить об этом только по тем документам, которые приходят в КДК ФФУ или из высших инстанций — ДК ФИФА или CAS в Лозанне. У нас нет никаких обращений по поводу «Ворсклы».

Вернемся к ситуации по «Днепру». Знаю, что тем футболистам, которые сейчас играют в этом клубе, зарплаты выплачиваются день в день. Те сотрудники, которые сейчас там работают, получают свою зарплату. Но есть предыдущие долги, они очень большие. Есть решения CAS, ДК ФИФА, КДК ФФУ. Будут ли с «Днепра» снимать очки дальше — не знаю. В принципе есть сроки, в которые они должны погашать задолженности. Если они не погашают — автоматически снятие очков или переподача, или же апелляция. На данный момент «Днепр» действительно является проблемным клубом, потому что у нас есть некие решения европейских органов. Что будет с ними? Они подали заявку на лицензирование на следующий год. Комитет по лицензированию и аттестации рассмотрит всю документацию как европейскую, так и самого клуба — и будет принимать решение.

— Вопрос от пользователя Sport.ua. Есть ли у Вас рецепт, как побороть договорные матчи?

— Рецепт есть — тяжелая работа. К чему я веду? Вы все знаете о том, что на Исполкоме был назначен новый куратор Комитета по этике и честной игре, а также он будет футбольным прокурором — Франческо Баранка. Это человек, который в 2006 году был внутри самого крупного скандала в Италии. Он знает все это изнутри, как это строится. Этот человек работает непосредственно с УЕФА, получает всю информацию от УЕФА. Это человек, который сможет наконец-то правильно пользоваться законом Андрея Васильевича Павелко, приводить его в жизнь. Правильно все время говорил Франческо, мы уже полгода ведем с ним переговоры, как это побороть. Он говорит: «Все это находится в низах». То есть те молодые парни, которые сейчас играют, скоро будут в высшей лиге. Это нужно на корню убирать. Как он предлагает это делать, как мы это видим и как мы вместе с Федерацией футбола планируем это делать? Во-первых, каждый клуб пройдет семинар. Франческо лично будет присутствовать вместе со своими сотрудниками, которые прилетят из Европы. Они покажут, как можно абсолютно спокойно вычислить каждого игрока на поле. Во-первых, есть статистика, которую предоставляют две компании: как Wyscout, так и Sportradar, которая является непосредственным партнером УЕФА.

Как вскрываются беттеры? Как только мы заключили договор с такой компанией или как только человек такого уровня, как Франческо, стал во главе этого комитета — он может вскрывать IP-адреса и беттеров вне Украины. То есть когда мы находимся внутри нашего законодательства, украинского — это очень тяжело сделать. Когда у нас договор с крупным партнером за границей — можно вскрывать как азиатские IP-адреса, так и европейские.

Рецепт простой: объяснить людям, что рано или поздно они попадутся. Вопрос — стоит ли им сейчас взять миллионы долларов или же сесть в тюрьму, потерять свое будущее в футболе и свое честное имя.

— Можно провести параллели с Коллиной — Баранка будет так же дистанционно работать и иногда приезжать в Украину, я правильно понимаю?

— Не совсем так. Баранка будет курировать. До сих пор Баранка всегда был вне нашего чемпионата, он всегда наблюдал за украинским чемпионатом, знал, что происходит, но снаружи. Сейчас он окунется в работу Комитета по этике и честной игре. Он будет находиться здесь не на постоянной основе, беттеров можно отслеживать и не находясь в Украине. Здесь будет человек, который будет непосредственно сидеть на месте, который будет разрабатывать стратегию и план работы с каждым клубом: U-19, U-21, взрослая команда. Франческа со своей стороны будет полностью готовить план того, как это внедрить в Украине и как отслеживать все это в режиме онлайн.

— Вопрос от пользователя. Франческо — чья креатура? Как он возник на украинском футбольном пространстве?

— Это не то что чья-то креатура. Это человек, к которому обращаются топ-клубы, топ-лиги. Он работает как с клубами Ла Лиги, так и со многими другими. В Украине он работает с двумя клубами. Я знаю, что у него очень хорошее сотрудничество с этими клубами, и они очень довольны его работой. Серия А, Ла Лига сотрудничают с ним. Если не ошибаюсь, в общей сложности сотрудничают 16 или 17 клубов высшей лиги европейских чемпионатов. У нас — два сотрудничают. Это тот человек, который был все время на слуху, который никогда не оставался безразличен и который сам всегда писал как на Премьер-лигу, так и на клубы: «На это следует обратить внимание, этот матч попадает под подозрение». Или же наоборот, он заранее писал: «Ставки аномальные у вас в клубе. Просьба разобраться». В чем его интерес? В том, что он работает с крупными компаниями. Его компания Federbet работает с крупными компаниями, как, скажем, «Пари-Матч». «Пари-Матч» заинтересован в честности, потому что в принципе происходит срыв ставки. То есть в итоге фиксированный результат бьет по большой компании. Это тот человек, которого знают все крупные компании в Европе. Он лично заинтересован в том, чтобы не было договорных матчей. И он пытается работать на предупреждениях. Поэтому мы его очень хорошо знали. Чья он креатура? В принципе ничья. Он сам появился в Украине. Очень хорошие отзывы о самом человеке. Более того — человек очень приятный в общении.

— Можете уточнить, какие два украинских клуба сотрудничали с ним до его назначения?

— «Динамо» (Киев) продолжает сотрудничать с ним, это не секрет. Второй клуб не буду называть, если Вы не против.

— Как Вы относитесь к существующему формату чемпионата? Не боитесь, что на матчах второй шестерки весной зрителей не будет вообще?

— Нет, не боюсь. Отношусь к этому чемпионату очень положительно. Когда мы делали ребрендинг, все меня спрашивали, почему мы вложили 16 звезд. Потому что мы в принципе хотим вернуться к чемпионату в 16 команд. Мы хотим увеличить количество команд, у нас большая страна, много регионов, много болельщиков, не все могут приезжать в центр и наблюдать за матчами. Наша идея — вернуться к чемпионату в 16 команд с сезона 2018/19. Тогда все собственники клубов проголосовали за уменьшение количества команд на два сезона. По завершению двух сезонов мы еще раз пересмотрим, стоит ли нам или нет. Сейчас нам это дало огромный толчок для оздоровления Первой лиги. Мы видим, что в Первой лиге идут бои, есть шесть-семь команд, которые будут бороться за два места выхода в высшую лигу. В следующем году, я уверен, будет еще более жесткая борьба за выход в высшую лигу. А потом, как вы знаете, мы планируем вернуться к 16-ти командам.

По поводу интереса к двум шестеркам. Я очень надеюсь, что к верхней шестерке будет огромный интерес. Это даст нам возможность привлечь больше болельщиков на стадионы, потому что будет борьба за еврокубки. В нижней шестерке из шести команд две потеряют возможность выступать в Премьер-лиге. Внизу турнирной таблицы находятся команды, которые еще три четыре года назад никто не мог бы подумать, что будут там. «Днепр», который играл в еврокубках, «Карпаты» — клуб, который прославлял нашу страну во всей Европе. Сейчас никто не может поверить в то, что «Карпаты» находятся во второй шестерке, внизу. «Волынь», которая была тем среднячком, которая давала бой любой команде, и никто никогда не знал, как закончится футбол. Поэтому внизу будет жесткая борьба. Более того, я уверен, что болельщики придут поддерживать свою команду, чтобы она не покинула высшую лигу. Я уверен, что болельщики «Карпат» будут поддерживать свою команду не только на домашних играх, но и на выезде. Болельщики «Днепра»... Кто бы ни говорил, что команда может исчезнуть, что с команды могут снять еще шесть, девять очков, все равно это их любимая команда, которая прославляла их город в Европе. Они будут приходить и поддерживать «Днепр» на каждом матче.

— На прошлом неделе общался с несколькими президентами команд ПФЛ. Из общения понял, что в данном сезоне можно решать какие-то задачи. Команда Второй лиги при бюджете 200 тысяч долларов, в Первой лиге — 400-500 тысяч. А в Премьер-лиге какой должен быть бюджет при правильном менеджменте для решения каких-то задач?

— Вы общались с президентами. Интересно, откуда 400 тысяч долларов или евро. Нет таких бюджетов. Почему было придумано оздоровление? Чтобы команды смогли понять, сколько денег им нужно на содержание команды. И чтобы они действительно соответствовали этим деньгам, а не посреди сезона начинали привлекать деньги. Минимальный бюджет Первой и Второй лиг я не могу сказать, там каждый собственник решает. Знаю, что там суммы у некоторых клубов намного больше. Высшая лига — да, у нас есть очень большие отрывы между первыми двумя командами и командами, которые находятся во второй шестерке. Но если вы обратите внимание — наибольший интерес сейчас находятся в середине турнирной таблицы. У нас огромный отрыв между первым и вторым местами, 13 очков. Не все потеряно для «Динамо», не все еще выиграно для «Шахтера». То есть там все равно борьба будет продолжаться. Да, у нас есть две команды, которые оторвались и по бюджетам. Но те средние команды, которые борются за места в Лиге Европы, мы все можем посмотреть. Та же «Заря», которая с очень небольшим бюджетом, в этом году не только выйдет на самоокупаемость, она и заработает из-за того, что она попала напрямую в групповой этап Лиги Европы. У нас есть деньги от участия, от телевизионных прав, которые в следующем году будут увеличены на 60 миллионов, потому что часть денег с Лиги чемпионов будет перенаправлена в Лигу Европы. То есть выплаты станут еще больше. А самое главное — это не только билеты, майки, маркетинг, а еще и то, что ребята внутри команды знают, за что они играют. Они хотят показать себя в Европе. Они знают, что это престиж страны. «Заря» мало очков набрала, но выступила потрясающе. Все мы благодарим эту команду, которая красиво и достойно выглядела. К чему я это? Та же «Александрия» или «Ворскла» всегда будут бороться за то место, чтобы попасть в Лигу Европы. Никто этими деньгами не погашает зарплаты. Это те платежи, которые идут на оборот, на обогащение команды: детско-юношеский футбол, привлечение новых футболистов, подписание новых контрактов. Тех футболистов, которые уже показали себя в Лиге Европы, можно продать дороже. На эти деньги можно купить более молодых футболистов, которых опять выращивать. Идея очень правильная, и распределение денег тоже. Поэтому я считаю, что как наверху будет очень интересная борьба, так и внизу.

— В этом сезоне Вы ездили в Англию на представительный маркетинговый форум. Расскажите детальнее о нем. Была информация, что там была определенная квота — могли поехать руководители маркетинговых служб или клубов, украинских, но полностью квотой не воспользовались...

— Действительно, нам выделили пять билетов. Семинар Soccer X проходит уже второй год в Манчестере. Еще на два года договор с городом Манчестер. Это самое крупное мероприятие Европы, куда съезжаются представители как лиг, так и топ-клубов, и самое главное — подрядчики услуг, которые предоставляют свои услуги в футбольной деятельности. Было около 270-ти стендов. Каждый день был разбит на три абсолютно разные сессии. Утренняя сессия — приблизительно маркетинг и развитие, с более углубленным направлением в менеджмент. Вторая сессия была — академии. То есть ты можешь прийти и правильно понять, как строится любая академия: как детско-юношеская, так и взрослая. И третья сессия была — открытые столы. То есть Вы могли присесть, поставить свою табличку — и люди, которые в Вас заинтересованы, присаживали и общались. Один клуб не смог дать своего представителя, потому что команда играла в этот момент в Лиге Европы, была на выезде. И тот человек, который должен был там участвовать, был на выезде. Клуб «Динамо» (Киев) участвовал, президент «Зирки» также участвовал. Остальные клубы... Некоторые решили, что или им это неинтересно, или же они еще не доросли до этого. Другие клубы ответили, что вся сессия проходит на английском языке, они не могут выделить маркетингового директора вместе с переводчиком. Были странные, веселые ответы. Но это мероприятие, которое нужно посещать из года в год. В следующем году, мы договорились с организаторами этой выставки, у Премьер-лиги будет свой стенд, то есть мы будем представлять Украину уже как лига. Кто, кроме украинской лиги, там представлен? Серия А, Ла Лига, английская Премьер-лига, Бундеслига. Экстраклассы в этом году не было, но в следующем они тоже будут. Мы знаем, что они уже забронировали себе место. Из-за того, что мы ведем ежедневную деятельность с европейскими агентствами, мы договорились, что это будет для популяризации нашего бренда, и мы получим одно из самых лучших мест.

— Вы ездили, поддерживали украинские клубы в еврокубках. Слышал, что поездка в Неаполь не обошлась без приключений, когда ездили на матч группового турнира Лиги чемпионов поддержать «Динамо»...

— Я был с каждой командой на одном выездном матче, летал с «Зарей» в Манчестер, заодно мы участвовали в семинаре Soccer X, летал с «Шахтером» в Гент и с «Динамо» в Неаполь. Не такое уж большое приключение. Многие знают, что я бегаю. В каждой новой стране я люблю бегать. В Генте мы пробежали 11 километров. Бегаю я обычно в форме сборной Украины с гербом, со своим именем на спине. В Неаполе я тоже в 8:30 проснулся, попил воды и побежал. Решил пробежать около 15-ти километров, потому что набережная достаточно длинная. После семи километров пробежки по набережной ко мне медленно подъехала полиция, включила сирену и спросила, насколько я сумасшедший — бегать в форме сборной Украины по городу. Но в принципе все закончилось позитивно, улыбками. Меня попросили сесть в машину, чтобы меня довезли, на что я попросил просто побежать через город, а они меня будут сопровождать. Они не отказались, мне оставалось несколько сот метров до гостиницы. Я вернулся с машиной, с мигалками и вместе с полицией в гостиницу.

— Еще вопрос от одного из наших пользователей: будет ли в украинском чемпионате введена система в виде фиксации гола?

— Система достаточно дорогостоящая. Один комплект стоит 350-500 тысяч евро, включая установку. В Украине уже установлены два таких комплекта. Один находится на «Арене Львов», потому что она принимает международные матчи, «Шахтер» играет в Лиге Европы. По новым требованиям видеофиксация была установлена там. Была полная прокачка и обгон этой системы. То есть это официально не введено сейчас, но она уже там установлена. На НСК «Олимпийский» также была установлена эта система. Она не забирается УЕФА после этого. Если УЕФА один раз устанавливает за свой счет, они ее не забирают. К нам самый близкий оператор — в Германии. Его можно вызвать, он может приехать на определенную игру и поставить. Мы не можем сделать, чтобы у части игр была видеофиксация, у части — нет. Поэтому это все в процессе обсуждения. Комитет арбитров Украины давно дал заключение, что это система которая имеет право на жизнь. Думаю, мы подождем, как пройдет ближайшее соревнование, все обкатаются, поймут нюансы. После того, как Европа набьет шишки и правильно пропишет все в регламенте, мы имплементируем это у нас и начнем потихонечку работать над тем, чтобы у нас на каждом соревновании была видеофиксация.

— Вы уже упомянули о том, что сейчас УПЛ находится на восьмой позиции в Европе. В наших нынешних суровых реалиях можете дать прогноз на ближайшие три года, останемся ли мы в топ-10? Какая тенденция, по Вашему мнению?

— Мне бы, конечно, очень хотелось в топ-5. Но это тяжеловато в ближайшие три года сделать. Останемся ли мы на восьмом месте — зависит только от наших клубов. К сожалению, у нас остался один клуб, который будет представлять Украину в европейской весне. Но будем надеяться, что этот клуб доведет нас до десяти и более баллов, поэтому мы сможем удержать отрыв от Бельгии и Турции, которые нас догоняют на самом деле. У бельгийцев, если я не ошибаюсь, три команды остались в евровесне, у нас — одна. Но все-таки ставим на победу в Лиге Европы, поэтому будем надеяться. Что будет в следующем году? Уверен, что два наших топовых клуба дадут нам повод порадоваться и принесут нам достаточное количество баллов, чтобы чувствовать себя комфортно на восьмом месте. Все будет зависеть от тех клубов, которые останутся, и откуда они начнут. Каждая победа — это балл в копилочку. Поэтому я всегда прошу, не важно, болельщик какого Вы клуба — «Динамо», «Шахтера», «Заря» — каждый раз, когда наш клуб играет в Европе, мы должны быть едиными и поддерживать наш клуб, потому что в принципе это плюсы Украины.

— Вопрос от нашего пользователя. «Верес» подал документы на аттестацию в ПЛ. Всем известно, что у команды нет стадиона. С 2017 года планируют на месте «Авангарда» строить новый стадион, а на запасном поле за счет ФФУ стадион на 3-4 тысячи мест. Позволят ли на нем играть в Премьер-лиге, или в случае выхода в ПЛ «Верес» будет играть в каком-то другом месте? Или просто не пройдет при таких условиях аттестацию — и в Премьер-лигу не пустят?

— Это абсолютно несправедливо — отказать «Вересу» из-за инфраструктурной системы. На данный момент у многих наших клубов нет своей инфраструктуры. Мы говорили о том, что некие клубы гастролируют, а некоторые клубы не имеют даже своего дома, не то что стадиона. На Исполкоме мы общались с Алексеем Хахлевым. Вчера вечером он мне звонил еще, в городском бюджете запланированы деньги. Более того, есть место, где планируется строить стадион. Как быстро этот стадион будет построен? Надеюсь, в течение полутора лет. Где будет играть «Верес» это время? Принимать решение будет Комитет по лицензированию и аттестации. Но с другой стороны, если мы увидим движение, что стадион строится — нет никакой причины отказать этому клубу в аттестате, в выходе в Высшую лигу. Будем выходит из ситуации по мере того, как она будет возникать. Как из этого вышла «Сталь» (Днепродзержинск)? Стадион строят, он должен быть очень красивым, мы смотрели все проекты. Сначала его планировали на пять тысяч, потом на шесть, потом на семь. Уже действительно вырисовывается стадион европейского уровня, потому что «Сталь» ставит перед собой задачи — в следующем сезоне побороться за первые пять мест и после этого играть на своем стадионе еврокубковые матчи. Знаю, что и у «Вереса» очень амбициозные планы. Уверен, что руководство команды не допустит того, чтобы построить что-то плохое или остаться без стадиона. Самое главное — чтобы это был не просто стадион, а еще и тренировочная база. И запасное поле, чтобы игроки не тренировались на основном поле. К сожалению, такое сейчас тоже происходит в Премьер-лиге. Мы пытаемся каждый раз находить выход из ситуации. Если «Верес» станет командой Премьер-лиги, а я им этого желаю добиться как можно быстрее, сразу появится еще две команды — U-19 и U-21, которые тоже должны проводить соревнования. Эти соревнования также не могут проходить на одном и том же поле, потому что в итоге мы получим огород, а не поле. Это один большой комплексный подход и вопрос. Самое главное — что сам Алексей Хахлев, местная власть, область, все заинтересованы в том, чтобы в город вернулся большой футбол, высшая лига. Они делают все для того, чтобы все получилось.

Беседовал Максим РОЗЕНКО, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО

Источник: «Первый домашний матч нового сезона «Динамо» проведет без зрителей»

16.12.2016, 14:35

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть