Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр ШОВКОВСКИЙ: «После окончания карьеры я практически не смотрел футбол» (ВИДЕО)

2017-02-14 13:02 Как уже сообщалось, экс-вратарь киевского «Динамо» и сборной Украины Александр Шовковский побывал на вчерашнем эфире программы ... Александр ШОВКОВСКИЙ: «После окончания карьеры я практически не смотрел футбол» (ВИДЕО)

Как уже сообщалось, экс-вратарь киевского «Динамо» и сборной Украины Александр Шовковский побывал на вчерашнем эфире программы «Дубль W» на радио «Вести». Предлагаем вашему вниманию полную стенограмму и видеозапись передачи.

Александр Шовковский

Віктор Вацко: У нас сьогодні, друзі, жива легенда українського футболу. Сашо, — без компліментів, просто — реальність. Тридцять чотири роки в одному клубі! 34 роки (з восьми років) ви провели свою кар’єру в київському «Динамо». Таких людей одиниці. Мені чомусь одразу в голову Паоло Мальдіні приходить, а в українському футболі ви такий один. Наскільки це для вас значима річ — от, якщо ви аналізуєте, якщо ви проходите свою кар’єру подумки?

Александр Шовковский: Не могу ничего сказать по этому поводу. Я с самого начала играл в футбол, потому что я любил это. С самого детства. У нас не так много было развлечений, не так много было удовольствий у мальчишек. И — футбол:.. мы спали, мы жили этим, мы все свое свободное время проводили на площадке. А когда я пошел в школу, при школе уже была детская команда «Чайка» с тренером Григорием Матвиенко и я был одним из первых ребят, кто из нашего возраста записались туда. А уже в дальнейшем у нас была достаточно хорошая команда и мы, когда играли с нашими ровесниками из «Динамо» Киев, их обыграли, и фактически многих ребят пригласили перейти в «Динамо». Я перешел в той группе, но из той группы осталось буквально несколько человек. Дальше события развивались более интенсивно. Уже под руководством Чубарова Александра Федоровича. Дальше мы перешли под руководство Кращенко Анатолия Николаевича. И вот, благодаря, в принципе, Кращенко Анатолию Николаевичу, я стал играть в воротах, и добился того, что, под его же опять, руководством, постоянным надзором шаг за шагом пришел к тому, что меня взяли сначала в третью команду, потом во вторую, потом — в первую. Прошел, можно сказать, все ступени развития.

Віктор Вацко: …Так, всі ступені розвитку. І ви знаєте, що цікаво в контексті сучасного світу футбольного, коли кожен гравець прагне проявити себе, зокрема в Європі, в хорошому чемпіонаті, якщо згадувати, — вам хотілося свої сили випробувати в хорошому європейському чемпіонаті, в хорошому клубі? У вас були усі передумови: ви дуже рано почали грати на найвищому рівні, ви стабільно грали в Лізі чемпіонів на найвищому рівні, і я думаю, що пропозиції були?

Александр Шовковский: Да, действительно, предложения были. Но, по тем или иным обстоятельствам, я не перешел: то меня не хотели отпускать, то в какой-то момент случались какие-то ситуации, которые влияли на решение. Я знаю, что был интерес со стороны «Пармы» на тот момент, был интерес со стороны «Валенсии», и в свое время интересовалась «Бавария». Но обстоятельства сложились так, что я остался играть в команде «Динамо» Киев, а потом уже и переходить мне куда-то не было никакого смысла.

Віктор Вацко: Ви не шкодуєте ні про що?

Александр Шовковский: Вы знаете, я не вижу смысла тратить свои силы и энергию на то, что могло бы быть, если бы произошло. Я получал удовольствие от того, что я делал всю свою жизнь. Я не играл в футбол, я не занимался работой. То, что я любил больше всего, в конечном итоге, стало моей профессией. И в дальнейшем я ни дня не ходил на работу, я занимался любимым своим делом.

Віктор Вацко: Ви для себе якось пояснювали секрет свого довголіття в футболі? Я знаю можна говорити: здоров’я, генетика, дієта, правильне харчування. У нас тут був Слава Шевчук в гостях, він нам розповідав багато чого цікавого. Мені ж цікаво почути з вуст воротаря, який з 17-ти років переносив в своїй кар’єрі просто неймовірні психологічні навантаження, воротаря, помилка якого — він, як сапер, він помиляється — все, це впливає на результат переважно. Психологія, вміння тримати удар протягом 23 років на найвищому рівні. Як ви це пояснюєте?

Александр Шовковский: Да, психология для вратаря — одно из самых важных качеств. Ты можешь быть физически готовым, у тебя может быть прекрасная реакция, но, допущенная ошибка может повлиять на тебя, и ты потеряешь концентрацию, потеряешь внимание, начнешь переживать раньше времени. Я работал над тем, чтобы во время игры совершенно не думать над тем, что произошло: удачно сыгранный эпизод, неудачно сыгранный эпизод; команда проигрывает или команда выигрывает, — в конкретный момент времени я должен думать непосредственно о том, чтобы все мои действия были как можно более полезными для моей команды, начиная с этого момента. Потому что то, что произошло пятью секундами или секундой раньше, ты уже на это повлиять никак не можешь. Но ты можешь повлиять на свое состояние, на свою игру. А уверенность, которая исходит от вратаря, это уверенность всей команды. и формулировка или высказывание, которое повторяют все: «Вратарь — это пол команды», — да, это действительно так. Потому что уверенность, исходящая от одной из самых главных позиций на футбольном поле, — достаточно много и дорогого стоит.

Віктор Вацко: Цього навчитись неможливо, цього не навчить жоден тренер. Як ви цьому вчилися?

Александр Шовковский: Те ошибки, которые у меня были, те обстоятельства, с которыми пришлось столкнуться, — да, они, безусловно, повлияли на меня. Можно было поступить по-разному: можно было обидеться на все и на всех — на обстоятельства, на болельщиков, на журналистов, — и закончить, и уйти. А можно было переступить через это все, переломить. Я — из тех людей, которые не отступают. Я пришел к этому немножко позже и смог сформулировать, что если я отступлю от этого, — мне легче не станет. И от этого легче не станет никому. А вот переступить через это, пройти дальше, переломить обстоятельства — да, это тяжелый каждодневный труд. Тяжелый, в первую очередь, психологически, когда ты знаешь и понимаешь, что тяжело, знаешь и понимаешь, что к тебе где-то есть недоверие со стороны болельщиков или еще кого-то, но, если тебя ставят в основной состав. Значит тренера видят, значит тренера в тебе уверенны, значит на футбольном поле, в тренировочном процессе ты показываешь свой уровень, и своей игрой дальше ты начинаешь потихоньку переламывать. Но есть энергетический момент, о котором вы только что говорили, — важно не обособиться и отойти в сторону от игры. Ведь если ты на энергетическом уровне принимаешь участие в игре, игра через тебя протекает: если ты в игре, если ты живешь игрой, — игра течет через тебя, энергия течет через тебя. И ты, безусловно, уже в этот момент сможешь влиять на результат игры, на качество игры. А если, по каким-то обстоятельствам, тебе что что-то мешает, гложет тебя что-то, подавлен чем-то или какие-то другие моменты переживаешь, то тогда ты стоишь, как стержень, и энергия уже не через него протекает, а в обход. И ты не влияешь уже ни на результат, ни на что.

Віктор Вацко: Один із найбільш пам’ятних для мене, в моїй коментаторській кар’єрі моментів, я не беру до уваги матчі, я беру момент, окремий епізод матчу…

Александр Шовковский: Я помню, кто комментировал…

Віктор Вацко: Як? Просто поясніть, як?..

Александр Шовковский: Вот это тоже один из моментов психологической подготовки. Перед чемпионатом мира, получив травму — перелом ключицы, мне пришлось работать очень сильно интенсивно, чтобы как можно быстрей вернуться в строй. Но мало было восстановиться физически, нужно было еще подготовиться психологически. Ведь после каждой травмы у игрока бывают проблемы. Проблемы, связанные с чувством страха, чувством обиды, обиды на обстоятельства, на ситуацию. В преддверии такого Форума, на который мы пытались попасть достаточно долгое и продолжительное время, но никак нам не удавалось. Наконец— то попали, и тут получить травму, не поехать туда. Мне нужно было сделать все возможное для того, чтобы ускорить процесс восстановления. И восстановления не только физического. В физическом плане я был уверен, что смогу восстановиться. Мне повело, что во время перелома не было осколков, просто было сломлено пополам. В этом плане мне повезло. Но дальше — работа с китайской медициной (иглоукалывание) и, в первую очередь, работа с психологом. Вот работа с психологом помогла мне именно в серии послематчевых пенальти. Мне просто-напросто удалось абстрагироваться от всего, удалось сделать так, чтобы я не слышал ни рев трибун, и меня не волновало вот это вот состояние. Ведь есть понимание, что на тебя смотрят миллионы, и от тебя зависит результат.

Віктор Вацко: Ми говорили щойно про матч, який врізався в пам’ять нам точно, багатьом із вас, я думаю, також — Україна — Швейцарія — на Чемпіонаті світу 2006 року, 1/8 фіналу і про серію післяматчевих пенальті. Олександр Шовковський увійшов в історію тоді, як перший голкіпер, який парирував всі удари в серії післяматчевих пенальті. Збірна України виграла. Але це не поодинокий випадок в вашій історії в стосунках з пенальті. Ви найкращий в Україні воротар на 11-метрових. Тоді ви абстрагувались в Кьольні, закрились від всього. Окей, це одна гра, один настрій. Але таких ігор було дуже багато, коли ви виручали свою команду і в серії пенальті, і парирували пенальті в іграх. Є секрет якийсь в цьому аспекті? Ви вивчали, можливо, людей, які б’ють пенальті в командах-суперницях; тренери, як (хто тоді грав в воротах збірної Німеччини?) записки носили — хто куди б’є в серії післяматчевих пенальті?

Александр Шовковский: Леман…

Віктор Вацко: Єнс Леман? Можливо так. У вас свій секрет якийсь є?

Александр Шовковский: Во-первых, мы очень долго отрабатывали, доводили до автоматизма все действия. Ведь они должны быть достаточно четкими. А дальше, опять-таки, психология играла достаточно большую роль. Основной моей задачей было понять, что хочет сделать бьющий игрок?

Віктор Вацко: Ви в очі дивились?..

Александр Шовковский: По подходу, по установке мяча, по действиям — моя задача была понять, что он хочет делать? А в дальнейшем мои действия были направлены на то, чтобы он не поменял своего решения, чтобы он пробил туда, куда он хочет. Только я уже знаю, куда он будет бить, я уже буду там.

Віктор Вацко: Не можу не запитати вас про ще один випадок. Це була теж серія післяматчевих пенальті, але били вже ви. Це був матч за Суперкубок України в Одесі проти донецького «Шахтаря». І ви виконали переможний пенальті для своєї команди. Чому ви пішли виконувати цей пенальті, і що це для вас означало?

Александр Шовковский: Во-первых, я для себя уже принял решение, что я буду бить. Потому что я знал, что Сергей Федоров не очень любит бить одиннадцатиметровые удары, а из наших игроков остался только он один. И так получилось, что мне удалось отразить последний удар со стороны игроков донецкого «Шахтера». И, обычно я не смотрю на 11-метровые удары, как бьет наша команда (нет у меня такой практики, я отворачиваюсь), но когда мы прошли основной раунд, то есть по 5 ударов, я уже начал следить за действиями Лаштувки. И я видел, как он действует при пробитии 11-метрового удара, и я понял, что единственным правильным моим действием с моей стороны будет пробить так, как я пробил — с небольшой паузой. Потому что он заранее и сильно уходит в сторону. То есть, я уже просто-напросто проанализировал быстро, сделал выводы для себя — что ми как мне нужно пробить этот удар. То есть, это не было желание, как многие говорили: «Вот, как он сыграл!..». Моя задача на данный момент была исключительно — забить гол. И, проанализировав все, я просто сделал для себя вывод, как я должен пробить.

Віктор Вацко: Було ефектно.

Александр Шовковский: Нет. Главное, что было эффективно!

Віктор Вацко: Але ефектність, при цьому, ніхто не скасовує… Наскільки легко далось вам рішення про закінчення кар’єри?

Александр Шовковский: Само решение достаточно сложным было. Я многое взвешивал, многое на чашу весов клал: одно, второе, третье… Думал может еще дальше пытаться?.. Но для себя, когда понял, когда проанализировал, что у меня нет того ресурса, который раньше позволял, когда меня, грубо говоря, ставили вторым номером, находить в себе ресурс для того, чтобы опять-таки превзойти своего партнера по команде и завоевать место. Сейчас мне пришлось бы доставать его из себя, скажем так, за счет своего здоровья. Я решил, что это этого не стоит. Не надо. Нет смысла никакого. А, учитывая то, что самый тяжелый период подготовки — это сборы, я понимал прекрасно, что сборы пройти мне будет уже очень сложно. Понятно, что у меня были разговоры и с главным тренером, и с тренером вратарей, и с президентом, который говорил, что «Может — потерпи. Потерпи, хотя бы до конца сезона». Но я понимал, что мне будет очень сложно, очень тяжело, невероятно… И я не хотел в данном случае рисковать своим здоровьем, чтобы продержаться еще полгода, а потом принимать все таки это решение — уйти.

Віктор Вацко: Матч із «Наполі» якось на це вплинув?

Александр Шовковский: Безусловно, ошибки мной допущенные, повлияли на решение тренерского штаба доверить место Артуру.

Віктор Вацко: Ні, — на ваше рішення?

Александр Шовковский: Нет, — в данном случае. Ошибки есть всегда: чуть больше, чуть меньше. В этой игре ошибка повлияла на результат. Это безусловно откладывается на решении. Это — объективность. К сожалению, так получается, вот правильно вы сказали вначале нашей встречи, что ошибка вратаря — это как ошибка сапера. Сразу видна. Нападающий может не забить, может допустить ошибку при последней передаче. А вратарь ошибся — все. Если бы в том эпизоде меня подстраховал Вида, никто бы даже не заметил этот момент. И я бы сказал, что было бы правильно, чтобы ответственность за ошибки несли все игроки в той же мере, в какой несет вратарь. Тогда ответственность была бы выше намного, и тогда команда была бы сильнее — мое мнение.

Віктор Вацко: Ви, для себе, уже знаєте, чим будете займатися далі? У вас є вже рішення, яке достигло, яке сформоване? І воно сформувалось уже зараз, в період відпустки після футбольної, чи ви вже знали ще наприкінці кар’єри чим будете займатися?

Александр Шовковский: Нет. Решение об окончании карьеры принималось, скажем так, в графике, исходя из многих обстоятельств. В том числе из внутренних обстоятельств, своих ощущений. Поэтому у меня не было большого понимания тог, чем я буду заниматься. Уже вырисовывается несколько направлений, которые мне интересны, и в которых я бы хотел реализовать себя. Но говорить о чем-то конкретном я не хочу.

Віктор Вацко: Ви дуже різностороння людина просто. От я не впевнений, що ви себе на сто відсотків бачите в футболі, враховуючи ваші інтереси — інтереси до мандрівок, дайвінг, інтелектуальній рівень, освіта журналістська. Я гублюся…

Слава Варда: Фотографии красивые…

Віктор Вацко: Фото — так!..

Александр Шовковский: Я вам скажу, что увлечений много. Особо сильно не распыляюсь. В первую очередь, хочется действительно передохнуть, хочется сделать глоток свободного воздуха, если можно так выразиться, и понять, в какую сторону хочется, чтобы дул ветер, и в какую сторону распускать паруса своей будущей жизни.

Слава Варда: Говорят — вратари с отдельной планеты. Что вы об этом думаете, вам это знакомо?

Александр Шовковский: Да, эта шутка всегда есть: «Вся команда стоит к ним спиной, и у них под ногами трава не растет». Безусловно, да — психология из другой планеты, потому что их действия все в корне отличаются от действий других игроков: единственные игроки, которые на футбольном поле могут играть руками. Да, совершенно другая психология, другие люди.

Слава Варда: Сколько лет отдали киевскому «Динамо», а прощальный матч не состоялся. Есть желание его все-таки провести и в микрофон диктора поблагодарить болельщиков, как было у Гиггза, к примеру?

Александр Шовковский: На самом деле, было бы странно в декабре месяце в 12-грдусный или 17-градусный мороз проводить какой-то прощальный матч. То есть этот вопрос еще остается открытым.

Слава Варда: Чем отличались ваши эмоции и впечатления от первого и, можно говорить(?), — последнего матча в Лиге чемпионов?

Александр Шовковский: Я, честно говоря, уже свои внутренние ощущения не могу вспомнить от первого матча. Хотя, это был групповой этап, матч то ли с «Силькеборгом», то ли с «Ольборгом», даже не могу вспомнить, честно вам скажу. Волнение, безусловно, было огромное. Но, сравнивать их очень сложно. Я другой был, я разный был. И воды утекло с тех пор — очень много.

Слава Варда: Для всех болельщиков «Динамо» вы — номер один. Считаете ли вы, что «Динамо» лично для вас всегда будет номером один?

Александр Шовковский: Для меня есть две команды — «Динамо» и сборная Украины.

Слава Варда: Если бы, подобно компьютерной игре, можно было бы сохраниться и переиграть матч. Какой матч вы бы выбрали: полуфинал лиги чемпионов против «Баварии» с Лобановским или полуфинал Кубка УЕФА против «Шахтера» с Семиным? И там, и там не хватило совсем немного.

Александр Шовковский: Во-первых, матч с «Шахтером» я не играл. На тот момент играл Стас Богуш. Поэтому сложно говорить. Безусловно, хотелось бы переиграть матч с «Баварией», если из этих двух выбирать.

Слава Варда: Из сотен тысяч сейвов вы вряд ли выделите какой-то один, а из какой пропущенных голов вы считаете «не берущимся»?

Александр Шовковский: Марио Баслер — из той же серии «Бавария» — «Динамо» Киев.

Віктор Вацко: Матч-відповідь, 0:1 коли програли?

Александр Шовковский: Да.

Слава Варда: Кого на данный момент вы считаете самым перспективным голкипером мира?

Александр Шовковский: Не могу ответить. Скажу честно. Потому что на сегодняшний день в этот вот этап после окончания, я практически не смотрел футбол для того, чтобы немного отвлечься.

Віктор Вацко: Я перепрошую, я розвину питання. Характеристики воротаря: гра на лінії — номер один; гра на виходах — номер один; гра ногами — номер один; харизма — номер один у світі для вас? Чотири воротарі. Їх може бути менше.

Александр Шовковский: Я бы не стал выделять — номер один. Вратарь должен быть гармоничным, должен быть целостным, и должен обладать всеми необходимыми качествами, для того чтобы играть в топ-команде, или команде, которая ставит перед собой максимальные задачи.

Слава Варда: Был ли в вашем детстве мальчик, который лучше вас играл в футбол, и что с ним сейчас?

Александр Шовковский: У меня нет ответа на этот вопрос.

Слава Варда: Олександре, особисто я, як вболівальник «Динамо» не розумію, чого не вистарчає нинішнім гравцям в плані мотивації чи проблема в іншому?

Александр Шовковский: Для каждого мотивация — это внутренняя составляющая. И она может быть разная. Для меня мотивацией было, чтобы матч, который предстоит, был самым лучшим для меня. Вот это была моя мотивация. Все остальное — это сопутствующие факторы: и проход дальше, в следующий этап, и премиальные, которые могут быть. Но важное — нужно уметь расставлять приоритеты. Приоритеты, в данном случае, это — результат качества твоей игры. Игрок, в первую очередь, отвечает за качество своей игры. Точно так же нужно уметь понимать и оценивать свои возможности, и готовиться к тому, что предлагает тренерский штаб. А для этого уже нужно иметь достаточно хороший личный рост. Я подчеркиваю, и уже неоднократно говорил о том, что игрок, обладающий талантом, без умения анализировать и делать выводы, может достичь уровня чемпионата Украины и играть в команде Премьер-лиги. Для тог, чтобы добиться огромного результата, для того, чтобы играть на международном высоком уровне за свою сборную, и играть качественно, для того, чтобы быть на слуху у топ-клубов, за которым бы смотрели, нужно уметь хорошо, правильно расставлять акценты, анализировать, делать выводы и расти. При этом, безусловно, обладая талантом и развивая в себе это качество.

Слава Варда: В последние годы вы пользовались безусловным авторитетом не только среди болельщиков, но и среди футболистов. Могли «напихать» молодым не только в раздевалке, но и непосредственно на поле (взять, к примеру, того же Хачериди). А на заре своей карьеры вам часто доставалось от лидеров «Динамо» того времени, например, от Олега Романовича?

Александр Шовковский: Я так сразу не вспомню. Но у Олега Романовича были принципы и были правильные принципы всегда. Основной фактор его действий — это была ответственность за качество своей игры. И он был требовательным. Требовательным, в первую очередь, к самому себе. Поэтому, будучи требовательным к самому себе, он мог предъявлять претензии всем основным игрокам. И это правильно. Можно предъявлять претензии партнерам лишь в том случае, если ты являешься примером в отношении к работе. Тогда, безусловно, тебе никто даже слова не сможет сказать. В этом Олегу Романовичу было сложно предъявить мне претензии. Да, он мог предъявить претензии за какую-то ошибку, но за отдачу, за какое-то наплевательское отношение он не мог предъявить мне претензии никогда.

Слава Варда: За два десятилетия проведенных в «Динамо», вы были частью и лидером коллектива на протяжении многих лет. Состав «Динамо» какого периода был максимально сплоченным и дружным, на ваш взгляд, когда доходили до полуфинала Лиги чемпионов, или когда выходили на поле со стрижкой «под ноль»?

Александр Шовковский: Вы знаете, сейчас уже, когда я закончил карьеру, могу сказать, что для меня ближе всего была команда 1997-1999 годов.

Віктор Вацко: Велика частина тієї команди якраз і поголила голови.

Александр Шовковский: Была смешная история, когда Валерий Васильевич Лобановский срочно говорит: «Надо что-то делать. Надо приглашать журналистов, надо фотографа, чтобы кто-то сфотографировал!». На тренировку приехал фотограф, а мы все вышли в шапочках.

Слава Варда: Не секрет, что между большинством футболистов «Динамо» и «Шахтера» взаимоотношения нельзя назвать дружественными. С кем из игроков «Шахтера» вы поддерживали нормальные отношения. Как вы себя чувствовали на поле одновременно, например, с Ярославом Ракицким, с которым ваши отношения были мягко говоря натянуты?

Александр Шовковский: Дело в том, что на футбольном поле мы — непримиримые соперники. Я подчеркиваю — мы не противники. Я считаю неправильным использовать это слово. Ми — соперники, каждый из которых отстаивает честь своего клуба. И на футбольном поле нет друзей, есть результат. Безусловно, плохо, когда во главу результата ставится — добыть победу любой ценой. Это игра. К сожалению, факт есть факт. Если уже говорить непосредственно, то у меня хорошие отношения были с Сашей Кучером и с Андреем Пятовым.

Слава Варда: У вас было много талантливых партнеров— конкурентов в «Динамо»: Рыбка, Рева, Богуш, Бойко. Вам, как опытному борцу за место в основе — почему не получилось у Коваля стать номером один в «Динамо». Карьера Коваля закончена или в ней еще будет продолжение, на ваш взгляд?

Александр Шовковский: Все зависит исключительно от него. И что значит «карьера закончена»? Это вообще для меня не понятная формулировка. Карьера закончена, когда игрок закончил карьеру и повесил перчатки на гвоздик. Все зависит от каждого игрока, от его взглядов на жизнь, восприятий. Если человек любит футбол, а не себя в футболе; если человек понимает, если расставляет приоритеты, если на первом месте стоит у него игра, результат, умение анализировать, умение делать выводы, то игрок может добиться очень многого. Повторю — очень многого. У Макса есть все возможности для того, чтобы играть на самом высоком уровне. Как он реализует свои возможности, как будет расти, как развиваться, заниматься собой, своим личным ростом — это тоже многое зависит в его карьере.

Слава Варда: Александр, вы всю жизнь прожили в городе Киеве, сделали потрясающую футбольную карьеру, а также у вас — активная гражданская позиция. В каком еще европейском городе вы чувствуете себя комфортно, и есть ли вообще для вас такой город?

Александр Шовковский: Если вы одиноки, когда находитесь один, вы находитесь в дурном обществе. В данном случае я хочу сказать, что, в первую очередь, нужно быть в гармонии с самим собой. А уже в каком месте, где ты находишься, всегда можно найти людей с кем можно пообщаться, приятно провести время и расслабиться. Ну, приятно провести время это не значит что-то сверхъестественное.

Слава Варда: Александр, известно, что вы увлекаетесь дайвингом, фотографируете, снимаете. Скажите, можете ли вы выделить самые красивые места, где вы делали свои фотоснимки?

Александр Шовковский: У меня есть прекрасные фотографии с одного курорта Мальдив. Тогда только купил фотоаппарат. И я пробовал разные варианты. Ночная съемка у меня получилась просто фантастическая. И очень хорошая фотография у меня из Флоренции.

Слава Варда: А болельщикам это доступно для просмотра? Где-то в социальных сетях, например?

Александр Шовковский: Нет.

Слава Варда: Александр, в каком районе Киева вы родились, где прошло ваше детство, и где любили гулять с девушками?

Александр Шовковский: Родился я в Минском массиве. А в основном прожил и в садик уже ходил на Оболони. На Оболони пошел в школу и заканчивал там школу. В 170-й школе был организован спецкласс по футболу, в котором я благополучно учился, играл, делал первые шаги свои в футболе, и откуда, в общем-то, дальше пошел. А с девушками? Все начиналось там…

Слава Варда: Как обычному болельщику выпить чашку кофе с Шовковским?

Александр Шовковский: Может повезти, а может и не повезти. Если встретимся в городе.

Слава Варда: Что делает вас счастливым?

Александр Шовковский: Счастье — оно внутри, в первую очередь. Есть много вещей, которые мне не нужны. Есть много того, за чем я не гонюсь. Но попытаться получить удовольствие от того, что у тебя есть, это, наверно, на много важнее.

Слава Варда: Какое самое важное решение в вашей жизни?

Александр Шовковский: В возрасте 10-11 лет, будучи мальчиком, который пошел в 6 лет в школу, я уже окончил 4-й класс. И для того, чтобы попасть в спецкласс по футболу, который организовал Крощенко Анатолий Николаевич, мне нужно было остаться на второй год. Я безумно хотел попасть в этот класс по футболу. Я понимаю, что родители в большей степени принимали решение, но то, наверное, как я упрашивал, как я просил… И потом мне мама рассказывала, что она пошла к директору школы. Директора не было, был завуч, взрослая женщина в возрасте, с которой она советовалась, и та ей подсказала: «Если вы хотите не потерять сына, если вы хотите, чтобы он вас не обвинял в том, что, возможно, у него что-то не получится. Он ничего не потеряет, если он останется на второй год. Но если то, что он останется, даст ему возможность вырасти и пойти по пути совершенно по тому прогнозируемому, по тому, по которому он хочет. Это даст вам очень многое!». И я вот считаю, что одним из самых главных событий в моей жизни было именно то, что удалось с родителями принять такое вот решение.

Слава Варда: Какое ваше жизненное кредо, Александр?

Александр Шовковский: Хочу, чтобы все!..

Слава Варда: Кем для вас был Лобановский — тактиком или стратегом?

Александр Шовковский: Я думаю, что больше, все-таки, стратегом. Таким хорошим тираном-стратегом. Скажу честно. Но его тирания строилась на огромном авторитете. И то, с какой уверенностью он все это преподносил!.. Это сейчас я могу сказать, что это была тирания, а тогда это воспринималось совсем по-другому. Но его уверенность в себе, его уверенность в том, что мы делаем, его уверенность в нас: он это доносил до нас и мы верили ему. Его авторитет — это была настолько громаднейшая такая субстанция, которая просто-напросто обволакивала нас всех, защищала от внешней какой-то не нужной информации, давала нам только то, что необходимо было. Но он заставлял нас, именно — заставлял нас, верить в себя, в первую очередь. И это — давало свои плоды и результат.

Слава Варда: На ваш взгляд, был ли в «Динамо» после Лобановского тренер, который достоин был возглавлять эту команду?

Александр Шовковский: Я считаю, что это немного не корректный вопрос по отношению ко всем специалистам, с которыми мне пришлось работать. Я скажу, что есть Валерий Васильевич Лобановский, который стоит отдельно, стоит особняком. Я так отвечу.

Слава Варда: В каком клубе вы бы никогда не работали?

Александр Шовковский: Я понимаю, что наши болельщики сейчас ждут ответа: «Я б никогда не работал в клубе донецкого «Шахтера»! А более взрослые, более старые готовы услышать: «Я б никогда не работал в московском «Спартаке»! Я бы не работал там, где я считаю, что я не нужен. Я бы так ответил.

Слава Варда: Олександре, в чому, на вашу думку, причина невдач «Динамо» Київ за останні 15 років: тренери, власники, гравці, інше?

Александр Шовковский: Інше.

Слава Варда: В каих отношениях вы остались с Игорем Суркисом после окончания карьеры?

Александр Шовковский: Я бы сказал так — они не изменились совершенно.

Слава Варда: Чем бы вы занимались, если бы не футбол?

Александр Шовковский: А вопрос не стоит. Вот тут спрашивали: «Кем бы вы в детстве хотели бы быть?». Да я всегда хотел быть футболистом!

Слава Варда: Александр, свою футбольную карьеру вы начинали в качестве центрального нападающего.

Александр Шовковский: Неправда — полузащитника. Я не был никогда центральным нападающим.

Слава Варда: Вот так вот, уважаемая Лера — автор вопроса. А вопрос такой: Опыт полевого игрока помогал вам впоследствии разгадывать финты и различные хитрости форвардов соперников.

Александр Шовковский: Опыт полевого игрока семилетнего возраста? Это было бы очень странно. Нет, конечно.

Слава Варда: Олександре, для мене ви є кумиром, мені подобається ваша східна філософія. Мені здається з вас вийшов би непоганий тренер. Чи не так?

Александр Шовковский: Не знаю. Я не могу ответить на этот вопрос. Может быть да, может быть нет. Наверно время даст ответ на этот вопрос, а может и не даст.

Слава Варда: Какие три вещи вы взяли бы с собой на необитаемый остров?

Александр Шовковский: На необитаемый остров? В первую очередь, — лодку: моторную, хорошую, заправленную полностью. Потому что на необитаемом острове хорошо побыть наедине с собой — недельки две-три. Потом захочется оттуда уехать.

Слава Варда: Александр, в одном из интервью вы признались, что самым ярким событием детства считаете покупку собственных вратарских перчаток. Вам было лет 13-14. а спонсировали покупку родители. А какую особенную покупку сделали вы для себя и для своих детей? Вот самое что-то памятное сейчас можете вспомнить и озвучить.

Александр Шовковский: Я помню, когда я разговаривал со своим сыном, когда ему было 13 лет, и я попытался ему объяснить принципы и некоторые его возможности и плюс — ответственность, которую он будет нести за сделанный им выбор. Вот для меня очень важно было, как он отнесся к этим моим словам. И для меня очень важно было, что он меня услышал тогда, сделал свой выбор, боролся за свой выбор. В конечном итоге — принял решение. И потом уже, обсуждая через много лет вот этот вот шаг, мы с ним долго рассуждали на эту тему. И я считаю, что он тогда многое переосмыслил. И по-другому посмотрел на многие вещи. То есть — это было не столько приобретение, сколько это был приобретенный опыт.

Слава Варда: Пили ли вы сырые яйца, чтобы сберечь голос? Ведь часто, все же, приходилось кричать во время игр?

Александр Шовковский: Для того, чтобы сберечь голос, я этого не делал, но вообще сырые яйца я пью.

30-й тур ЧУ: «Динамо» — «Заря» — 1:2. Обзор матча, статистика

14.02.2017, 13:02

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть