Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Сергей РЕБРОВ: «Жалею, что не удалось сыграть в финале ЛЧ-1999»

2017-02-16 12:15 Sport Arena и бренд Pepsi, официальный спонсор UEFA Champions League, в рамках проекта «Задай вопрос звезде ... Сергей РЕБРОВ: «Жалею, что не удалось сыграть в финале ЛЧ-1999»

Sport Arena и бренд Pepsi, официальный спонсор UEFA Champions League, в рамках проекта «Задай вопрос звезде Лиги чемпионов УЕФА» представляет интервью легендарного украинского футболиста? главного тренера «Динамо» Сергея Реброва.

Сергей Ребров

«Динамо», Лобановский

Вы один из счастливчиков, игравших за Динамо при Лобановском. Сейчас, тренируя команду, используете ли какие-то из его тактик и тренировок?

— Конечно! Я считаю, что можно и нужно брать все лучшее от успешных специалистов. Любой тренер использует свой опыт, в том числе и игровой. Я очень уважаю Валерия Васильевича и, пройдя через его руки, лично убедился, что его методы имели успех.

Что или кто мешает вам сделать из «Динамо» настоящий суперклуб, которого при Лобановском боялись все гранды мирового футбола?

— Постановка вопроса не совсем корректна. Нам никто не мешает. Мы работаем и стремимся побеждать в каждом матче и турнире, в котором участвуем.

Кого из игроков «Динамо» конца 90-х (не считая Реброва, Шевченко и Шовковского) Сергей Ребров-тренер очень хотел бы видеть в команде, которую он возглавляет?

— Сложно кого-то выделить, поскольку тогда все ребята были на слуху, и мы вполне могли добиться самых высоких целей. Мы были единым целым. Сейчас, к примеру, я также требую от подопечных, чтобы все они понимали свою роль на футбольном поле. Ведь, независимо от занимаемой позиции, каждый из них является важным исполнителем в нашей команде.

Сергей, на каком футбольном стадионе вы хотели бы сыграть, но в силу разных причин не получилось?

— Наверное, я бы очень хотел сыграть на «Камп Ноу в» финале Лиги чемпионов сезона-1998/99. Сожалею о том, что нам так и не удалось это сделать, потому что с той командой и тем тренером был реальный шанс побороться за победу в самом престижном клубном турнире Европы.

Сергей Станиславович, смотрели ли вы финал ЛЧ-1999 между «Баварией» и «Манчестер Юнайтед»? Если да, то какие эмоции испытывали?

— Я стараюсь жить сегодняшним днем. Конечно, тогда мы все очень переживали из-за того, что не удалось выйти в финал. Но наблюдая за ходом матча, я просто наслаждался игрой и прежде всего обращал внимание на игру футболистов своего амплуа. И, конечно, никого не могла оставить равнодушным кульминация того матча: когда практически все поверили в победу «Баварии», игроки «Манчестер Юнайтед» совершили настоящее чудо. Подобные развязки нравятся болельщикам, но, думаю, изрядно портят нервы всем тренерам и игрокам.

Сергей, не жалеете, что в 2008-м покинули «Динамо» и перешли в «Рубин»? В итоге казанский клуб стал для вас последним в карьере, хотя могли закончить ее в «Динамо», где у вас все получалось и были любимцем фанатов...

— На тот момент я еще ощущал, что могу играть на высоком уровне. В «Динамо» меня вернул президент клуба Игорь Суркис, который верил, что я могу принести пользу команде. И в первом же сезоне после своего возвращения (мне было 32 или 33 года) я стал лучшим футболистом Украины, тем самым отблагодарив его за доверие. Но потом поменялся тренер. Новый наставник не особо на меня рассчитывал, плюс я получил серьезную травму и длительное время восстанавливался.

Когда же мне предложили присоединиться к проекту под названием «Рубин», где тренер действительно был заинтересован в моих услугах, я согласился и ни о чем не жалею. Тем более, в первый же сезон мы стали чемпионами России, и это несмотря на то, что перед его началом в команду пришли 12 новых игроков. Думаю, вряд ли в истории есть подобные примеры, когда клуб, приобретая такое количество новичков, сразу же становится сильнейшей командой страны.

Как Лобановский заряжал команду на решающие матчи? Что было в его словах/поступках такого, что заставляло игроков становиться единым целым и давать бой европейским грандам?

— Он заряжал команду, как только появлялся в раздевалке или где-то еще (усмехается). Его авторитет и харизма очень сильно действовали на игроков. Лично мне ничего не надо было говорить, поскольку я все понимал по его взгляду. Если я где-то недоработал, он обязательно мне об этом скажет и потребует исправиться. И при этом не будет повышать голос, а просто найдет правильные слова, чтобы вызвать в своем подопечном нужную реакцию. Когда он сидел на лавке, все игроки ощущали его присутствие и играли не только для болельщиков, но и для него.

Могли бы сработать его методы сейчас?

— Не думайте, что его методы были какие-то особенные. Он был живым человеком, просто в нем сочеталось очень много хороших качеств. Многие отмечают, что он был хорошим психологом. И действительно, он мог найти подход и правильные слова для каждого игрока. На тот момент команда была единым целым, потому что все игроки понимали друг друга, поскольку разговаривали на одном языке, а также осознавали, что такое «Динамо» Киев и какая конкуренция была на тот момент в команде. Если помните, через команду 1998-1999 годов проходило много игроков. Лобановский всегда говорил: «Берите мне как можно больше игроков, а там я уже разберусь. Те, кто выживет и выдержит конкуренцию, и составят костяк. С остальными будем расставаться». И такой подход очень правильный для команд, которые хотят достичь больших целей — если конкуренция присутствует на каждой позиции, то и футболисты растут в профессиональном плане.

В плей-офф Лиги чемпионов-1998/99 вам не удалось отметиться забитым мячом, в то же время Андрей Шевченко забил пять голов. Команда, в том числе и вы, стала больше играть на Шеву или же просто не везло в завершающей стадии атак?

— Действительно, когда мы играли с Андреем, между нами присутствовала здоровая конкуренция, кто больше забьет, но она никогда не выходила на первый план. Я порой большее удовольствие получал от передач на Андрея, которые он завершал результативными ударами. Конечно, любой нападающий амбициозен и хочет забивать как можно больше мячей. Но так совпало, что мы очень близки с ним по характеру — старались забивать как можно больше, но при этом уважали друг друга. Первоочередной для нас была победа команды, а все остальное — второстепенно.

Что стало наибольшим потрясением в карьере вылет за шаг до финала ЛЧ или неудача в схватке со Словенией?

— Я помню много неудач — и в схватке с Хорватией в 1997-м, и с той же Словенией в 1999-м. Действительно, считаю, что на тот момент наша сборная заслуживала быть на больших турнирах, но не хватило самой малости, маленького завершающего шага. Конечно, мы все очень переживали по этому поводу, но я абсолютно ни о чем не жалею. Я прожил хорошую жизнь в футболе как игрок и сейчас мне нравится жизнь тренера. Необходимо жить сегодняшним днем, забывая то, что было вчера, но при этом анализируя ошибки и не повторяя их.

«Тоттенхэм»

Были ли другие варианты продолжения карьеры, кроме «Тоттенхэма»?

— Тогда вообще никто ни о чем не знал — не было ни агентов, ни сообщений в прессе. Если присутствовал интерес, президент клуба мог либо сказать о нем, либо, наоборот, умолчать. На тот момент конкретное предложение поступило от «Тоттенхэма». Знаю, что старший тренер «шпор» приезжал на игру с «Русенборгом». Тот матч мы выиграли со счетом 2:1, а я забил два мяча, после чего мне и сообщили об интересе лондонцев. Что касается интереса со стороны других клубов, то лично я мог о нем только догадываться.

С приходом Гленна Ходдла вы потеряли место в основном составе. Что пошло не так?

— Ничего. Просто Гленн Ходдл привел в клуб 7-8 новых игроков, среди которых были Тедди Шерингем и еще несколько нападающих, и сразу сказал, что не видит меня в основном составе. К сожалению, мы не пришли к общему знаменателю. Я просил, чтобы меня отпустили в другую команду, поскольку был молодым и амбициозным и хотел играть в футбол, но договориться никак не получалось. Ходдл говорил, что рассчитывает на меня, но время шло, а в состав я не попадал. В итоге президент клуба нашел для меня хороший вариант с арендой в «Фенербахче», за что я ему очень благодарен.

Можно ли сказать, что у вас были разногласия с Гленном Ходдлом? Или подобная ситуация, когда тренер не видит игрока в своей команде, в порядке вещей в футболе?

— Это вполне нормальные вещи. И сейчас, когда работаю тренером, я это хорошо понимаю. В любых ситуациях, а они бывают разные, нужно всегда оставаться человеком, быть честным с футболистами, как и футболистам с тренером. Ведь когда присутствует недопонимание или какая-то обида, работа строится совсем по-другому.

Сергей, когда вы играли за английский «Тоттенхэм», как тренер настраивал команду на принципиальные лондонские дерби с такими командами, как «Арсенал» и «Челси»?

— Никаких особых «накручиваний» не было. В Англии все намного проще, там никто не заезжает на базу — если игра в 15 часов, мы собирались к 11-ти в отеле, кушали, пять минут получали установки и ехали на стадион. Мотивационный момент там действительно уходит на второй план, потому что на каждой игре забиты трибуны и болельщики требуют от тебя полной самоотдачи. Конечно, когда футболисты выходят на пустой стадион, приходится искать нужные слова. А при аншлагах в первую очередь думаешь о тактике и о том, чтобы команда была на поле единым целым.

Во время игры в «Тоттенхэме» удивлял ли вас чем-либо Гленн Ходдл? К примеру, во время работы в сборной Англии он прибегал к услугам целителей-экстрасенсов...

— У нас экстрасенса не было, но был психолог. Для меня это было в новинку, и некоторые моменты я, как и многие другие футболисты, не воспринимал. Но таким было требование тренера, и наверняка он считал, что это важно для команды. В конечном итоге все зависит от результата — если он есть, то ты понимаешь, что в подобных методиках или новшествах есть смысл. Если результата нет, то, опять же, ищешь этому оправдание.

Сергей, вы играли против многих защитников. Кто оказался самым сложным противником?

— Трудно сказать. Когда я играл, то не особо обращал внимание на соперников. Тогда я в первую очередь уделял внимание собственной игре, чтобы приносить максимальную пользу своей команде.

«Шахтер»

Вы родились в Донецкой области, начинали карьеру в «Шахтере», однако и как игрок, и тем более как тренер ассоциируетесь с «Динамо». А сейчас «Шахтер» для вас принципиальный соперник или родная команда?

— Точно не родная команда. Да, какое-то время я поиграл в «Шахтере», за что благодарен Валерию Яремченко, который наверняка видел во мне какой-то потенциал, позволив уже в 16-17-летнем возрасте дебютировать в основном составе «горняков». Тогда команда играла в чемпионате Союза и была очень боеспособным коллективом. Но в «Шахтере» я был недолго и благодарен судьбе, что тогдашний президент «Динамо» Виктор Безверхий пригласил меня в Киев. Однозначно, моя родная команда — это «Динамо», и практически вся моя футбольная жизнь связана с «бело-синими».

Ребров-тренер

Как вы думаете, сколько нужно времени для создания боеспособной команды из обоймы молодых игроков, которые есть в «Динамо», чтобы составить конкуренцию Шахтеру и ведущими европейским командам?

— Этого никто не знает, поскольку единого рецепта не существует. Невозможно в одночасье создать команду из молодых игроков и ставить перед ней серьезные задачи, ведь для молодежи, которая приходит во взрослый футбол, важно, чтобы рядом находились опытные партнеры, готовые помочь. Для чего нужен тренер в команде? Для того, чтобы быть с ней не только в моменты триумфа, но и подсказывать и помогать в сложных ситуациях. Кроме того, должен быть костяк, тогда и молодые футболисты, приходящие в команду, будут прогрессировать, учиться и добавлять ей мощи. Сколько нужно времени? В первую очередь, необходимы слаженные действия между тренерами, президентом, игроками, а остальное только Богу известно.

Как считаете, был ли клуб готов к нынешним реалиям, когда настал финансовый кризис, не позволяющий покупать дорогостоящих легионеров?

— Я не понимаю, как можно быть готовым к подобному. Закупать до кризиса футболистов на 100 миллионов, чтобы быть готовым? Да, настал кризис, но клуб выходит из этой ситуации и дает максимум из того, что может себе позволить.

Что бы вы посоветовали Андрею Ярмоленко на будущее как тренер «Динамо» и как человек, который смог поиграть в сильнейшей лиге мира? Оставаться в команде до конца карьеры или все же попробовать свои силы в более статусном чемпионате?

— Решать Андрею. Я уверен, что пришло его время попробовать себя в серьезном чемпионате. Мы все это понимаем и надеемся, что у него все получится. Но данный вопрос исключительно в компетенции президента клуба и самого футболиста. Думаю, и Андрей понимает, что сейчас для него важно искать какие-то новые цели, новую мотивацию. Играя в чемпионате Украины, он очень многое сделал для «Динамо», и я уверен, еще многое сделает. Но сейчас, думаю, ему нужно сменить обстановку в первую очередь для своего роста.

Какое решение было самым тяжелым в вашей тренерской карьере?

— Каждое решение дается нелегко. Особенно когда у тебя в команде 25 футболистов, а нужно выбрать 18 человек для заявки, и при этом ты понимаешь, что некоторые футболисты не заслуживают того, чтобы оказаться вне ее. И таких решений, которые тренер принимает каждый день, каждую минуту, очень много. На то он и тренер, и на нем лежит вся ответственность.

Как бы вы оценили свою тренерскую манеру общения с футболистами она более эмоциональная или более взвешенная и спокойная?

— Когда нужно, то можно и в жесткой манере донести до футболистов действительно важные вещи для команды, а есть моменты, когда можно сесть и поговорить с глазу на глаз. Все зависит от ситуации и от того, что конкретно ты хочешь донести до игрока.

Расскажите, по каким критериям Сергей Ребров-тренер может определить, что перед ним перспективный игрок?

— В первую очередь, это желание игрока прогрессировать, слушать советы и требования, выкладываться в играх и тренировочном процессе. Есть какие-то качества, которые даны от природы, но их необходимо развивать. Так же было со мной — еще будучи ребенком, я развивал свои навыки и пришел в профессиональную команду готовым прогрессировать и учиться чему-то новому. Хотел бы, чтобы и мои игроки это понимали. Если мы не развиваем то, что дано нам от Бога, то стоим на месте. Если же я вижу желание футболиста развиваться, а также качества, присущие игрокам его амплуа, я готов работать с ним.

Став главным тренером «Динамо», вы наверняка приняли программный план развития клуба и несете ответственность за результат его выполнения. Назовите, пожалуйста, основные пункты, по которым вы сами, президент клуба и болельщики смогут оценить результат вашей работы за конкретный период.

— Наверное, необходимо поинтересоваться у болельщиков, по каким критериям они оценивают игру команды и что они хотят видеть от нее. Так, например, все юношеские и молодежные команды, за исключением U-14, стали сильнейшими в своих возрастных категориях, основная команда два года подряд выигрывала чемпионат Украины... Если у болельщиков есть какие-то другие критерии определения успешности выступления команды, пусть назовут их.

Каким современным футбольным тренерам в плане тактики, методики и принципов работы вы импонируете?

— Я ездил на стажировку к Юргену Клоппу, мне нравится интенсивность, с которой играют его команды. Смотрю много игр «Челси», который тренирует Антонио Конте, проповедующий футбол, направленный в основном на оборону. К слову, так же, как и Жозе Моуринью, который в свой первый чемпионский сезон с лондонцами, наверное, более половины игр выиграл с минимальным счетом. Действительно, тогда команда очень хорошо оборонялась, их сопернику было тяжело отыграться, пропустив хотя бы один мяч. В целом, много интересных тренеров и различных тактик. Приходит на ум тот же Маурисио Почеттино, успешно работающий в «Тоттенхэме». К сожалению, пока не получилось съездить посмотреть на тренировочный процесс «шпор» своими глазами и пообщаться лично, но его работа мне импонирует.

После ухода из футбола Александра Шовковского кто станет капитаном команды?

— Это будет общим решением команды.

Самый сильный полузащитник в мире, по вашему мнению?

— Если говорить об опорных полузащитниках, то мне нравится игра Канте, если о фланговых атакующих игроках — то, наверное, Роналду. Но у каждого болельщика свои критерии. Мне, например, нравится, когда крайний полузащитник отрабатывает как в атаке, так и в обороне, таким образом принося гораздо больше пользы команде. Но есть такие футболисты, как тот же Роналду, которых можно освободить от каких-то оборонительных функций, при этом они компенсируют это своими действиями в атаке. Или взять, к примеру, Месси — он нападающий или полузащитник? Отвечая на этот вопрос, необходимо учитывать много критериев, и единую оценку дать сложно.

О чем вы мечтали в детстве?

— Поскольку я все время проводил на спортивных площадках, играя и в футбол, и в баскетбол, и в волейбол, то, конечно, мечтал стать профессиональным спортсменом и посвятить этому свою жизнь. Хотя в том возрасте особо не задумываешься о том, что будет потом, но, наверное, какие-то вещи заложены в человеке на генетическом уровне. Когда я был маленьким, мама мне говорила, мол, «футбол не будет твоей основной профессией, необходимо думать о будущем», но уже в детстве я понимал, что отдам этой игре всю жизнь.

Сергей, если не секрет, какой самый необычный подарок вы получали?

— Честно говоря, я не придаю этому особого значения. Главное внимание, а не сам подарок.

Ваше самое большое достижение в жизни?

— Наверное, самым большим достижением можно считать то, что своим делом я могу приносить радость людям, хотя не обходится и без разочарований. Наверное, это самое важное — чтобы человек своей работой и делами приносил какие-то эмоции, не был безразличен.

Какие книги вы читали, чтобы улучшить свои познания как тренера чисто тактические а-ля Джонатан Уилсон и Майкл Кокс, или же автобиографии Фергюсона, Капелло, других мэтров?

— Я прочел много самых разных книг. Мне нравится читать, и я уверен, что каждый человек должен развиваться. Особенно когда ты являешься тренером и должен охватывать многие сферы жизни и взаимоотношений между игроками. Самое главное, что чтение приносит мне удовольствие.

Сергей, правда, что вы любите играть в теннис? С каким теннисистом или теннисисткой хотели бы сразиться на корте?

— Я не хочу ни с кем сражаться (смеется). В теннисе главное найти приблизительно равного соперника, чтобы в первую очередь получать удовольствие от игры. А сражаться с профессионалом — дело неблагодарное. Какой бы уровень ни был у меня, в противостоянии с профессионалом мне ловить нечего.

Вы хорошо общаетесь с теми же Сергеем Стаховским, Александром Долгополовым. На корте встречались?

— Встречался, конечно, но один на один никогда против них не играл. В основном в паре — с тем же Стаховским или Денисом Молчановым, к примеру. Повторюсь, мне интересно играть, когда силы примерно равны. Тогда все зависит от того, насколько слаженно вы работаете с партнером на корте.

СМИ: Дерлис Гонсалес в ближайшее время перейдет в «Сиэтл Саундерс»

16.02.2017, 12:15

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть