Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Игорь БЕЛАНОВ: «Хочу оставить после себя не только «Золотой мяч»

2017-03-16 19:32 18 марта 2017-го года исполняется 30 лет со дня вручения нападающему «Динамо» Игорю Беланову в Киеве ... Игорь БЕЛАНОВ: «Хочу оставить после себя не только «Золотой мяч»

18 марта 2017-го года исполняется 30 лет со дня вручения нападающему «Динамо» Игорю Беланову в Киеве «Золотого мяча».

Игорь Беланов

Те, кто вживую наблюдал за игрой Игоря Беланова, помимо сумасшедшей скорости отмечали его неординарность в принятии решений. Таким же непохожим на других он остался и за пределами футбольного поля. Обладатель «Золотого мяча» 1986-го года — один из немногих из «Динамо» образца 1986-го, кто не пошел на тренерскую стезю и не работал по конспектам Лобановского. Хотя в начале 2000-х годов Беланов таки сделал попытку вернуться в футбол, выкупив с партнерами швейцарский клуб «Виль», где был президентом, а Александр Заваров — главным тренером. В общении с прессой он всегда был сдержанным и редко шел на контакт, но с недавних пор Беланов стал намного более открытым — завел страничку в Facebook, создал фонд, который занимается поддержкой детско-юношеского футбола и планирует проводить турнир для аматоров — Belanov Football League.

Откуда такая активность, Игорь Иванович?

— Я давно уже всем все доказал, хочу оставить что-то хорошее после себя. Провожу детские турниры, показываю детям «Золотой мяч». У них должен быть пример, нужно показывать, что можно добиться всего своим трудом. Для меня проведение таких турниров — не новый опыт.

Я ездил по стране, много подобных турниров открывал. Показывал детям «Золотой мяч», пытался популяризировать футбол. Поскольку я не публичный человек — об этом мало кто знает. В свое время я тоже пришел из дворового футбола. Занимался сам на улице и чего-то смог добиться. На своем примере стараюсь донести до подрастающего поколения: все зависит от вас, отрывайтесь от компьютеров, берите мяч — и у вас все получится.

Почему сейчас нет примеров, когда бы игрок, как вы в свое время, пришел в большой футбол с улицы? Перевелись таланты или их плохо ищут?

— Я сам себе этот вопрос иногда задаю. В мое время было очень много талантливых футболистов. Почему их нет сейчас? Мне кажется, дети немного разбалованы. У нас, по сути, футбол был единственным развлечением, а сейчас много отвлекающих факторов. Есть, наверное, вопросы и к тому, как построен процесс в детских школах. К сожалению, я не вижу того, что молодежь хочет чего-то добиваться. Я ставил себе цель выиграть первенство района, потом — области. После этого хотел попасть в команду мастеров, потом — в «Динамо». Я видел, что у меня что-то получается, и хотел идти дальше и дальше.

Перед тем, как попасть в «Черноморец», вы и в армии успели отслужить, и получить специальность каменщика-монтажника. В Одессе есть здание, построенное Игорем Белановым?

— Я закончил ПТУ по специальности каменщик монтажных конструкций. Работать пошел рано: папа погиб и я остался один с мамой. Получал 180 рублей. Потом была армия — мне давали звание младшего лейтенанта, когда я играл за «СКА Одесса». Чтобы меня отпустили, мама письмо в Москву писала. Хотя в детстве меня, к слову, в школу «Черноморца» не взяли. Сказали: маленького роста, не подходишь нам. Это меня и задело: хотел доказать, что я могу.

«Симонян бросил в меня стулом, а потом говорит: погорячился, всякое бывает»

В «Черноморце» вы играли под руководством Виктора Прокопенко, который в Одессе начинал тренерскую деятельность...

— Уже тогда было видно, что Прокопенко — серьезный тренер. Он — очень сильный психолог. На тренировках он постоянно «сводил» ветеранов с молодежью. Там «зарубы» у нас были еще те — до драк иногда доходило. В тоже время молодежь прогрессировала, а ветераны — не почивали на лаврах.

При этом Прокопенко вас использовал не на фланге, где бы вы могли максимально использовать свой главный козырь, взрывную стартовую скорость, а в центре нападения.

— Да, такое было. На фланге я уже стал играть в «Динамо», а в Одессе действовал на позиции нападающего. Я стоял в центре, бежал только вперед. В «Динамо» же использовался прессинг. Идет мой фланговый защитник в атаку — я должен с ним отработать, а потом — сам бежать вперед. Но в том сезоне, когда мы стали четвертыми, а «Динамо» седьмым — мы Киев обыграли. В Одессе выиграли 2:1. Один мяч я забил, второй — Витя Пасулько. Я к тому времени уже был одним из лидеров «Черноморца». Почувствовал, что могу играть на самом высоком уровне.

Никита Симонян, работавший в Одессе до прихода Прокопенко, прививал «Черноморцу» спартаковскую игру?

— Да, Никита Павлович по своей футбольной философии был ближе к «Спартаку». Но с ним мы, в принципе, тоже показывали неплохой футбол. Один эпизод мне на всю жизнь запомнился. Вышел на замену, обрезался, и мы пропустили мяч. После игры захожу в раздевалку, а Симонян вскипел: «Ах ты! Как ты мог, молодой, так сыграть?» Смотрю — стул в меня полетел. Потом он, правда, подошел, говорит: «Погорячился, всякое бывает».

У Олега Блохина мама была легкоатлеткой, ему взрывная скорость передалась на генетическом уровне. Как вы развивали в себе спринтера?

— Я в детстве у бабушки в деревне брал секундомер и босиком бегал челночный бег 30-40 метров. Прыгать любил. Помню, на стадионе начинающие легкоатлеты сдавали тесты по прыжкам. Я прыгнул чуть ли не на метр дальше, чем был их лучший результат. Смотрю: у тренера, который результаты замерял, глаза квадратными стали.

«Когда первый раз пробежал в «Динамо» тест Купера, думал, все — конец»

Тест Купера вы терпеть не могли?

— Всем спринтерам тяжело бегать на дальние дистанции. В «Динамо», когда первый раз побежал тест Купера, думал, все — конец. Сзади меня только Блохин бежал, но ему по статусу было положено (улыбается). Но где-то через полгода втянулся: в числе первых не был, но и в конце не плелся.

Кому беговые нагрузки были нипочем?

— Вася Рац хорошо бежал длинные дистанции, Паша Яковенко. Но на шестидесятиметровке у них не было шансов против меня. Не зря на чемпионате мира в Мексике меня назвали «Русская ракета».

С Олегом Блохиным не бегали на спор?

— Нет. В паре нас Валерий Васильевич никогда не ставил. В «Черноморце» меня Прокопенко ставил с Ваней Шарием, у которого дистанционная скорость тоже была хорошая.

Валерий Лобановский вас дважды звал в Киев. Правда?

— Да. Когда первый раз узнал об интересе из Киева, понимал: я еще окреп и не готов к тем нагрузкам, которые были в «Динамо». Потом как-то приехал в гости к динамовским одесситам — Лене Буряку и Юре Роменскому. Поговорил с ними, посмотрел, как они живут и сказал: «Хочу играть в «Динамо». Они отвели на встречу с Лобановским. Валерий Васильевич мне ничего не обещал, но сказал: «Будешь играть — все заработаешь».

Анатолий Демьяненко над вами подшучивал: «Тебе, Игорь, поля мало иди в Борисполе на взлетной полосе тренируйся».

— Помню, как-то на льду разогнался и не смог остановиться — выбежал за стадион. Ребята уже в раздевалку пошли, а я только смог остановиться (улыбается). Когда так шутили, я сразу отвечал: «Давай, становись рядом, посмотрим, какой ты умный».

За сколько вы пробегали стометровку?

— Никогда эту дистанцию не бегал. На шестидесятиметровке выбегал из семи секунд. Олег Блохин знаю сто метров бежал за 11 секунд.

Виталий Шевченко говорил, что в «Черноморце» было упражнение Беланов с небольшой форой бежит спиной, а все остальные обычным бегом. Правда, никто не мог догнать?

— Да, спиной получалось тоже бежать — быстро ногами перебирал. В «СКА-Одесса» с тренером на спор так бежал — он не смог меня догнать.

Скиппи вас прозвали в «Черноморце»?

— Да. Потому что прыгал высоко, как вратари.

От какого защитника было сложнее всего убежать?

— Базиль Боли из сборной Франции. Он очень цепкий, как собака мог вцепиться и не отпускать. Казалось, уже убегаю от него, а он за счет длинных ног в последний момент все равно настигает и стелется в подкате. Но я в итоге все равно от него убежал — и забил сборной Франции. Поздняков в «Спартаке» был очень быстрый, Боровский — в минском «Динамо». Мне очень нравилось, как играл Вагиз Хидиятуллин. Он здорово выбирал позицию, головой хорошо играл.

От кого чаще всего доставалось по ногам?

— Да никто особо не церемонился. Я всегда старался периферическим зрением контролировать, где находится защитник. Когда соперник прыгал в подкат — я никогда не ставил опорную ногу, старался — тогда удар по ногам не так страшен.

Самая страшная травма, которую видели за карьеру?

— Видел, как Юрану ногу сломали. Не помню, какой год — в матче дублирующих составов. У него нога в другую сторону вывернулась. Жуткое зрелище.

«Говорю Лобановскому: «Если вы пошутили — вон моя жена стоит с ребенком, ей это скажите». Ушел — хлопнул дверью»

Помните первый разговор с Лобановским, когда приехали в «Динамо»?

— Да, конечно. Валерий Васильевич мне ничего не обещал, но в то же время дал понять, что все зависит от меня. Помню, перед матчем с «Рапидом» Васильич сказал: «Забьешь два мяча — получишь квартиру». Играли в Вене — я вышел один «положил» головой в дальнюю девятку, второй — тоже хороший. Спустя время прихожу к Лобановскому, а он говорит: «Я пошутил». А я ему: «Если вы пошутили — вон моя жена стоит с ребенком, ей это скажите». Ушел — хлопнул дверью. Но Валерий Васильевич меня вернул и выполнил обещание. Он был великий психолог. Этим хотел показать, что все дается непросто. Помню, забил как-то два мяча, сижу в раздевалке довольный. А Лобановский говорит: «Почему ты в этом моменте не забил? Почему не отдал пас?». Он одним только взглядом мог опустить с небес на землю.

Какой гол вам запомнился больше всего?

— Гол «Рапиду» — головой в дальнюю девятку получился очень хорошим. Забил прямо, как Ван Бастен, но только головой. Хороший мяч забил «Спартаку». Это был, кстати, двухтысячный гол киевского «Динамо». В том матче, кстати, сделал дубль. Сейчас их, правда, нигде не могу найти. Удивительно, как можно было не сохранить для истории двухтысячный гол киевского «Динамо»?

В сборную СССР вас впервые пригласили еще при Малафееве после дубля в ворота московского «Спартака».

— Я сначала два мяча «Шахтеру» забил, потом дубль сделал в игре со «Спартаком». Малафеев на установке сказал: «Играем первым номером, атакуем». Датчане нас сразу наказали: Элькьяер забил один мяч, потом — еще один. Cыграли так, как мы должны были — на контратаках.

После игры Малафеев обвинил вас в трусости. Что это за история?

— Я сказал свое мнение по матчу с Данией. Малафееву это не понравилось. После этого он сказал что—то, но прямо о трусости не говорил. Я сам отказался играть за сборную. Приехал в Киев, ребята меня поддержали, сказали, что я был прав. Валерий Васильевич тоже: «Работай, все будет нормально». Потом у меня был принципиальный матч против «Динамо» Москва, которое возглавлял Малафеев. Мы выиграли 2:1, а я забил решающий пенальти.

Атмосфера в сборной при Малафееве и Лобановском сильно отличалась?

— Конечно. Валерий Васильевич сумел сплотить ребят, а у Малафеева это не получилось. При Лобановском было больше динамовцев. Но никто не ставил под сомнение его решение, потому что «Динамо» тогда играло и показывало сумасшедший футбол. Но и ребята с других клубов — Гоцманов, Алейников, Хидиятуллин, Дасаев были такими же членами коллектива и работали на команду.

Сергей Алейников в одном интервью говорил, что главным шутником в сборной был Юрий Гаврилов. Можете вспомнить какую-нибудь смешную историю?

— Гаврилов — очень позитивный человек. За ветеранов, когда играем, он всегда говорит: «Ты только добеги туда, я тебе всегда пас отдам». Самое интересное — отдает и прямо на ногу (улыбается).

Лобановский перед некоторыми важными матчами просил игроков самим написать стартовый состав. Зачем он это делал?

— Он проверял атмосферу в коллективе. Кто бы, что там не написал — он ставил тот состав, который сам считал нужным. При этом он советовался с ветеранами команды — Демьяненко, Бессоновым.

Покойный Виктор Чанов рассказывал, что на чемпионате Европы 13 человек были за него, и только три за Дасаева. Но при этом Лобановский ставил Дасаева.

— Возможно, у Васильич была дилемма — кого ставить в ворота. Я считаю, что и Дасаев здорово играл, и Чанов был в полном порядке. Как он отыграл в Кубке Кубков перед чемпионатом мира?!

Правда, что Лобановский некоторым игрокам мог прощать то, за что других выгнал бы из команды? Кто был его любимчиком?

— Любимчиков не было. Да, были игроки, которым он мог прощать какие-то вещи. Но в то же время он и наказывал.

Вас Лобановский как-то отправил со сбора в Руйте. Что случилось?

— Мы с Васей Рацем должны были получить машины — наша очередь подошла. Приехали с ним в Спорткомитет, а там сидит товарищ и не успели мы зайти он начинает на нас орать. «Вы чего сюда пришли? Так как вы играете — вам ничего не положено». У нас тогда спад был — шли в середине таблицы. Я говорю ему: «Чего вы орете? Нам сказали наша очередь, мы и пришли». И послал его — хлопнул дверью и ушел. В Руйте на сборах Лобановский стал меня при всех отчитывать. Я тоже вскипел — развернулся и ушел.

Толик Демьяненко потом ко мне подходит и говорит: «Ты же Васильича знаешь. Он тебя сейчас выгонит со сбора и все». Я говорю: «Уеду так уеду. Я ничего не сделал».

Как закончилась история?

— Я уехал в Одессу. Ничего не делал — рыбу ловил. Через какое-то время Лобановский отправил за мной Дьяченко. Он говорит: «Не дури, поехали назад». Идем с ним снова к тому товарищу. Я говорю: «Петрович, если он снова начнет орать — лучше меня к нему не ведите». Приходим в Спорткомитет, а там крик еще сильнее. Я послал его снова. Потом на базе подошел к Валерию Васильевичу, извинился. Говорю: «Вы сказали приехать, я приехал. А мнение о людях в Спорткомитете у меня не поменялось». Он говорит: «Ладно, ладно, иди работай».

«Васильич во сне меня никогда не ставит в состав»

Как часто вы вспоминаете Лобановского?

— Он мне очень часто снится. Особенно после того, как пересматриваю матчи. Почему-то во сне он меня никогда не ставит в состав. Я нервничаю: «Как так? Я же в порядке». Потом просыпаюсь, но никогда не могу вспомнить, кто у него в составе играет.

Какой бы поединок хотели бы переиграть?

— Матч с Бельгией на чемпионате мира в Мексике. Мы тогда были сильнее на голову. Я забил первый мяч, потом попал в штангу. Если бы счет стал 2:0 — мы бы бельгийцев не отпустили. Мы прессинговали все матчи на чемпионате. А в условиях высокогорья делать это намного сложнее. В матче с Бельгией немного подустали: все живые люди, при сорока градусах носиться 90 минут никто не сможет. Но и судья, конечно. Сначала поднял флажок, потом — опустил. Сдругой стороны — не нужно было делать офсайды. Мы тогда их редко использовали, а в матче с Бельгией — поплатились за это. С Голландией в финале чемпионата Европы — тоже. Но там нам не повезло. В группе с ними играли плохо, но выиграли. А в финале хорошо, создавали моменты, но — уступили.

В 1986-м году вам вручили «Золотой мяч», но лучшим игроком чемпионата СССР стал Заваров. Почему?

— Мне дали «Золотой мяч» по итогам чемпионата мира, Заваров — лучше сыграл в чемпионате. Я его поздравил — он здорово провел тот сезон. Кстати, и в голосовании France Football Саша занял высокое место. Я всегда говорил: когда бок о бок играешь с такими партнерами, то и «Золотой мяч» можно получить. А игрокам плохих команд «Золотой мяч» не дают. Так что это — заслуга все команды.

Выпуск France Football, где вы изображены на обложке в шкуре медведя, есть в вашей коллекции?

— Да, конечно. Есть еще книга, выпущенная к 50-му юбилейному «Золотому мячу». Тогда Роналдиньо получил приз. Книгу выпустили тиражом пятьдесят экземпляров и подарили всем обладателям трофея.

«Созвонился с Марадоной и он меня поблагодарил за «Золотой мяч»

Информация о том, что France Football пересмотрел лауретов «Золотого мяча» за прошлые годы вас повеселила?

— Конечно, я вырос на Молдаванке и шутки воспринимаю нормально. Я уже сказал, что созвонился с Марадоной, и он поблагодарил меня за «Золотой мяч». Самое интересное, что много людей поверило в то, что France Football действительно принял такое решение.

Да, Марадона стал лучшим игроком ФИФА в 1986-м году, а я был вторым. А по поводу «Золотого мяча», то тогда его вручали только европейцам. Вы не представляете, сколько звонков мне было после этой «новости». Все спрашивали: «Игорь, ты действительно отдал «Золотой мяч»?

Где, если не секрет, вы храните «Золотой мяч»?

— Дома у тещи — там самое надежное место (смеется). Если серьезно, он находится в банке. Но я очень часто вожу его на детские турниры, показываю детям. Говорю: «Дотроньтесь до него, он приносит удачу». Считаю, прятать такие вещи нельзя — молодое поколение должно видеть и стремиться к тому, чего достигли мы.

С 2016-го года снова вручают «Золотой мяч» и определяют лучшего футболиста по версии ФИФА. Правильно?

— Думаю, да. Наверное, это сделали как раз для того, чтобы отмечать больше игроков. Ведь получается, что целое поколение игроков, которые выступают в одно время с Криштиану Роналду и Месси останется без наград.

Кому бы вы вручили «Золотой мяч», если бы нельзя было голосовать за Месси и Роналду?

— В прошлом году точно бы Антуану Гризманну. На Евро-2016 после Криштиану Роналду он был лучшим.

После того, как вы получили «Золотой мяч» вас наверняка звали европейские клубы. Могли уехать за границу раньше?

— Я никогда не стремился уйти из «Динамо». Знаю, что «Аталанта» меня хотела приобрести, «Айнтрахт» — тоже. Я с «Аталантой» уже контракт даже подписывал, но меня заслали в Менхенгладбах, который шел на последнем месте в Бундеслиге.

В «Аталанте» условия контракта были лучше?

— Намного. Но дело не в этом: итальянский клуб мне больше подходил. Я одессит — на юге чувствовал бы себя намного лучше. Да и «Аталанта» играла в более понятный мне футбол, не то что «Боруссия».

«За матч за сборную ФИФА выдали пять тысяч долларов, а в Спорткомитете говорят: надо отдать — вам положены суточные по 30 долларов»

Но вы ведь могли отказаться от перехода в Германию?

— Я тогда мало что понимал. Не было агентов, менеджеров. Как решили в Спорткомитете — так ты должен был выполнять. Помню, нас с Заваровым и Дасаевым пригласили сыграть за сборную ФИФА на матче, посвященном столетию «Уэмбли». Нам выдали по пять тысяч долларов. Приезжаем, а нам говорят: «Нужно отдать — вам суточные положены по 30 долларов».

За границей сборную и «Динамо» всегда сопровождал «человек в штатском»?

— Да, следил, наверное, чтобы никто не убежал. В Лос-Анджелесе мы с Дасаевым играли за сборную мира, нас сопровождал такой персонаж. Везде за нами ходил, даже в раздевалку. Перед игрой заходим — каждому организаторы по костюму адидас положили. Смотрю у нашего сопровождающего глаза бегают, на ломаном английском выпрашивает и себе презент. Так стыдно было за него. Бекенбауэр посмотрел на все это — и свой костюм ему отдал.

В менхенгладбахской «Боруссии» вы играли вместе с молодыми Штефаном Эффенбергом и Оливером Бирхоффом. Быдл видно, что это в будущем два основных игрока сборной Германии?

— По Бирхоффу точно не сказал бы — он тогда даже в состав клуба не проходил. Убежать от соперника он не мог, обыграть тоже. Головой играл неплохо, но, если бы мне сказали, что он будет основным в сборной я бы удивился. А Эффенбергуже тога показывал хороший уровень. Он был неуступчивый, по-футбольному дерзким.

«Боруссия» тогда переживала не самый лучший период, замыкая турнирую таблицу в бундеслиге. Почему?

— Мы играли четыре защитника в линию. В каждой игре пропускали по четыре мяча. Президент и тренер как-то меня спросили: «Почему так происходит?». Говорю: «Давайте играть, как сборная Италии. Мы не умеем делать положение «вне игры». Нет говорят: «Это модерн». Что говорить, если тренер раньше металл продавал, а потом получил тренерский диплом. Тренировки после «Динамо» мне были, мягко говоря, непонятны. Все стоят в шеренге, тренер бросает мяч, ты бьешь и снова становишься в шеренгу.

Если бы не переход в «Боруссию», может, и на чемпионате мира в Италии сыграли?

— Может быть. Года два-три я бы мог еще поиграть на хорошем уровне. Но при условии, что попал бы в нормальную команду. После «Динамо» я не получал кайфа от игры — ни в «Боруссии», ни в «Айнтрахте», куда потом перешел.

В Менхенглабахе вы попали в скандальную историю, которую потом раздула желтая пресса.

— К жене приехали приятели — они пошли в магазин и что-то там стащили. Приезжаю их забирать, а внизу нас уже ждет полиция. Конечно, пресса все это подхватила. Никто не разбирался, главное — известный футболист попал в историю. При этом я именно в тот день, когда произошла эта история, перевел пять тысяч марок в фонд помощи больным немецким детям.

Как завершилась эта история?

— Я заплатил штраф, кажется, около 25 тысяч марок.

Сколько зарабатывали в «Боруссии»?

— 35 тысяч марок. При желании я бы мог купить тот магазин.

«В «Черноморце» посчитали, что обладатель «Золотого мяча не принесет пользы»

В Украину после Германии вы ехали доигрывать?

— Я вернулся сначала в «Черноморец», но там посчитали, что обладатель «Золотого мяча» не принесет пользы клубу. Никаких условий у меня не было — попросил, чтобы мне в течение двух лет выдали квартиру. После этого я оказался в Мариуполе, где мы с тестем, помимо футбола, занимались металлургией. Бойко меня позвал к себе, говорит: «Игорь, я хочу, чтобы команда вышла в высшую лигу». Я больше помогал команде, но и сам играл — забивал, отдавал передачи. Потом началась политика: начались конфликты у руководства завода с мэром города, которого я хорошо знал. Я сказал: «Извините, я в этом участвовать не буду».

В швейцарском «Виле» вы себя попробовали с другой стороны в роли инвестора и президента клуба. Как возник этот проект?

— Были заинтересованные люди, которые хотели вкладывать деньги в развитие клуба. Мы пришли в клуб, который никогда ничего не выигрывал, с нас поначалу смеялись. Но когда мы в финале Кубка Швейцарии обыграли «Грасхопперс», перестали. В «Виле» тогда не готовы были к тому, что мы делали. У них на первом месте теннис, потом — горные лыжи. Развитие маленького футбольного клуба никому, кроме нас, интересно не было. Хотя проект был действительно очень хороший.

В одном интервью вы сказали, что Игоря Беланова за границей уважают больше, чем в Украине. В этих словах чувствуется обида...

— Нет, обиды нет. Я ни на кого не жалуюсь — ко мне отлично относятся болельщики, помнят, как я играл. У некоторых руководителей свое мнение — и мне оно не понятно.

С кем-то из других обладателей «Золотого мяча» общаетесь?

— Был недавно на юбилее Христо Стоичкова. Многие обладатели «Золотого мяча приехали», оказали ему уважение. Общался с Папеном, Бутрагеньо. Они нормальные ребята, без звездности. Стоичков по-русски немного говорит. Меня видит: «О, Игор, привет!»

С кем наиболее поддерживаете тесную связь с команды 1986-го года?

— Со всеми ребятами хорошо общаюсь. Наиболее тесно с Васей Рацем, Лешей Михайличенко, Сашей Заваровым, Олегом Блохиным. Часто, кстати, общаюсь с Сергеем Ребровым. Общаемся, беседуем.

Как восприняли трагедию с Виктором Чановым?

— Это ужас. Мне позвонили поздно вечером, сказали Вити больше нет. Как такое могло произойти — ума не приложу. Он падал всю жизнь. Как он так мог упасть? Нелепая смерть. Светлая память Вите.

Что, помимо футбола, доставляет вам удовольствие?

— Обожаю рыбалку. С удочкой я расслабляюсь и отдыхаю душой. Лес люблю. Я вырос у моря. Люблю просторы и порывы ветра, но иногда получаю удовольствие от нахождения на природе.

Слышал, что вы коллекционируете виски. Большая коллекция?

— Бутылок 50-60. Все коллекционные экземпляры.

Не бывает желания самому попробовать?

— Я могу пригубить хороший напиток. Но пьяным меня никто не видел. Хорен Оганесян как-то коньяк подарил в хрустальной бутылке с фото со мной и Блохиным. Так эта бутылка уже лет 25 у меня стоит (улыбается).

«Повезло, что спал на заднем сидении, был не пристегнут и вылетел из машины. Иначе все могло бы закончиться печально»

Несколько лет назад вы попали в тяжелую аварию. После нее поняли, что родились в рубашке?

— Возвращались после охоты с товарищем и его водителем с Кировограда на Одессу. На дороге была изморозь и машину занесло. У меня было самое худшее состояние из нас троих — я очнулся только в больнице. Девять швов наложили — сейчас, слава Богу, все зажило. Повезло, что спал на заднем сидении, был не пристегнут и вылетел из машины. Иначе все могло бы закончиться печально.

Сейчас уже возвращаете свою форму?

— Да, бегаю по утрам несколько раз в неделю. Иногда хожу на теннис. Скоро за ветеранов начну играть. Одним словом, стараюсь поддерживать кондиции и заниматься собой.

«На свой турнир привезу звезду мирового футбола»

Belanov Football League что за проект?

— Чемпионат по мини-футболу среди аматорских команд. Стартуем 8 апреля, играть будем с апреля по октябрь, на открытом воздухе. Не поверите, но в Киеве недавно открылся удивительный спорткомплекс «Столица» на ул. Закревского, 32 современных поля, качественное покрытие, освещение, инфраструктура. Возможность организовать качественный арбитраж, медицинское обслуживание. Наличие места для камер и интернет-трансляций. Поэтому, выбрали именно эту локацию местом проведения. Командам понравится. Даже избалованные футболисты оценят.

Принять участие могут любые желающие команды ?

— У нас по регламенту максимальное количество команд-участниц — 72, которые разделены в 6 лигах. Чемпионат — аматорский. Обращаются многие команды не из Киева, если будут регулярно ездить — почему бы им не попробовать свои силы ? Больше половина участников уже заявлены, у остальных команд еще есть время до конца марта подать заявки через сайт bfl.igorbelanov.com. Состав команд — 4+1. Игра — 2 тайма по 20 минут.

Призовой фонд действительно 250 000 грн ?

— Общий призовой фонд именно такой. Командам есть за что побороться. Помимо призового фонда будут еще утешительные призы, как финальные, так и во время проведения чемпионата. Мы сейчас ведем переговоры со многими спонсорами, меценатами и бизнесом, у кого есть желание приобщиться к хорошему делу — помочь аматорскому футболу. Часть вырученных средств пойдет на развитие детско-юношеского футбола, поддержку социальных проектов, стипендии одаренным футболистам.

Говорят, на открытие приглашены «мировые» звезды футбола ?

— Мы действительно плотно общаемся со многими звездами мирового футбола, которые не против посетить не только церемонию открытия 8 апреля, но и какой-то из игровых дней. Будут и звезды мирового футбола, которые никогда не были в Киеве, Украине, звезды украинского футбола. Я на открытие запланировал привезти «Золотой мяч». Уверен, юные футболисты оценят. Существует легенда, что кто прикоснулся к нему — тому будет сопутствовать удача.

Сергей Цыба

В Британии считают, что второй клуб АПЛ не потянет зарплату Ярмоленко

16.03.2017, 19:32

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть