Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Георгий ПЕЕВ: «Никогда не перестану гордиться тем, что играл в таком великом клубе, как «Динамо»

2010-04-09 18:37 Уложиться в десять минут разговора с этим футболистом просто нереально. Набрав его номер, чтобы узнать, как поживает бывший ... Георгий ПЕЕВ: «Никогда не перестану гордиться тем, что играл в таком великом клубе, как «Динамо»

Уложиться в десять минут разговора с этим футболистом просто нереально. Набрав его номер, чтобы узнать, как поживает бывший игрок киевского «Динамо», корреспондент «СЭ» не заметила, как прошло полтора часа.

— Наверное, уже забыли, где Киев находится? — спрашиваю у полузащитника «Амкара».

— Что вы? Я около года назад приезжал в столицу Украины.

— Зачем?

— Соскучился. Хотел заехать в Конча-Заспу, но в тот день сборная была на заезде. Я ре­шил, что мне не стоит мешать команде.

— С кем-то из старых знако­мых удалось увидеться?

— С теми, кто не был в распо­ложении сборных. А с Лисицким мы с женами за ужином встречались.

— Помню, вы на день рожде­ния к Мелащенко приехать со­бирались. Получилось?

— Нет, к сожалению. Саша меня, правда, за полгода до этого события приглашал. Но в это время как раз отпуск был. Семья на море захотела. А из-за визита в Украину пришлось бы изменить все планы. Од­ним словом, сказал, чтобы друг не обижался.

— К себе приглашаете быв­ших одноклубников?

— Не хотят. Говорят, что в Пермь ехать далеко. Кроме то­го, наши выходные с украин­скими почти не совпадают.

— Матчи «Динамо» до сих пор смотрите?

— Когда есть возможность, конечно. Особенно были инте­ресны еврокубковые матчи при Семине. Киевляне здорово играли.

— Почему же тогда не доби­вались нужного результата?

— Ну, чемпионский титул-то завоевали. Если говорить о Кубке УЕФА, то лично я был уверен, что кто выиграет полу­финал из пары «Динамо» — «Шахтер», тот и станет победи­телем турнира. Удача оказалась на стороне горняков, хотя игра была примерно равная. На результат повлияло, прежде всего, индивидуальное мастер­ство игроков. Помню, когда за­бивали гол, был длинный пере­вод и Бадр (Каддури. — Прим. Г.Е.) не успел на перехват. В том эпизоде Илсинью хорошо разобрался. А вот киевские центральные защитники не ус­пели вовремя подстраховать.

— Нравится в чемпионате России?

— Да, единственный минус, что мы не боремся за чемпион­ство, как в Украине. Хотя за последние годы «Амкар» сделал большой прогресс — в финал Кубка прошли. В этом году то­же есть такая возможность. Но я никогда не перестану гор­диться тем, что играл в таком великом клубе, как «Динамо». До сих пор стараюсь быть в курсе всех событий в Киеве.

— Вам больше нравилось «Динамо» при Семине или Газзаеве?

— Я не могу и не имею права сказать, что Газзаев плохой тренер — думаю, свою квалифи­кацию он доказал в ЦСКА. Но при Семине мне нравилась иг­ра команды намного больше. Было много острых моментов и хороший контроль мяча. Сей­час, если честно, мне вообще не по душе игра «Динамо». И результат говорит сам за себя.

— Помнится, пару лет назад вы мне рассказывали, как спо­рили с одноклубником, что «Ди­намо» выйдет в плей-офф Лиги чемпионов. Большую сумму проиграли?

— Всего лишь пришлось на­крыть Щербакову стол в рес­торане. Этот молодой игрок был очень подкован в футболе — каждый день скупал все спор­тивные газеты. Потом он в «Анжи» перешел.

НЕ ЗАБУДУ ДЕНЬ, КОГДА СЛУЧИЛОСЬ НЕСЧАСТЬЕ С ЛОБАНОВСКИМ

— Какие матчи со своим уча­стием вспоминаете в составе «Динамо»?

— Конечно же, игры с «Шах­тером». Особенно удался 2003 год, когда мы три раза обыгра­ли дончан в решающих поедин­ках: сначала на Мемориале Лобановского, через неделю в главном матче чемпионата, где решалась судьба золотых меда­лей, а еще через неделю — в фи­нале Кубка Украины. Тогда мы и в Лиге чемпионов неплохо вы­ступали. Правда, нам не везло. До последнего тура держались на первом месте, а в результате занимали третью позицию в группе. Часто вспоминаю и фи­нал Кубка Содружества...

— Что именно?

— В полуфинале сыграл очень плохо, хотя мы и выиг­рали 3:0 у «Сконто». Лобановский вызвал к себе меня и Косовского, который знал трене­ра лучше чем, я. Я же был мо­лодой и принимал все слиш­ком близко к сердцу. В общем, Валерий Васильевич мне тогда сказал: «Жора, я смотрел рас­печатку послематчевых пока­зателей по игрокам. Ты не очень хорошо играл. Но я ви­дел твое интервью после игры и слышал, что ты мечтаешь обыграть „Спартак“ в финале. Этими словами ты меня обя­зываешь поставить тебя в ос­нову. Смотри, теперь на тебе двойная ответственность». В результате я забил свой гол, сравняв счет — 2:2!

— В чем уникальность этого мяча?

— Я забил его головой, хотя это моя слабая сторона. Про­сто повезло, наверное. Да и Белькевич удобно навесил с фланга, когда я находился в штрафной. В результате мы выиграли Кубок. Помню, как нас встречали болельщики в аэропорту. Было такое ощуще­ние, что «Динамо» победило в Лиге чемпионов. Было очень приятно. Но есть и неприят­ные воспоминания...

— ???

— Плакал, когда сыграли вничью с «Таврией». В те вре­мена любая потеря очков была равносильна поражению. Еще никогда не забуду тот день, ко­гда случилось несчастье с Ло-бановским в Запорожье.

— Где вы были в тот момент?

— Примерно после 60-й ми­нуты меня заменили. Только сел на скамейку, тренер поте­рял сознание. Было очень страшно. Все надеялись, что врачи сумеют помочь, но Бог решил по-другому... Давайте не будем об этом.

КОММЕНТАТОРЫ ВСПОМНИЛИ МОЙ БОКСЕРСКИЙ ПРИЕМ

— Как думаете, за что вас должны помнить украинцы?

— Надеюсь, что не только за мои драки и знаменитый бок­серский прием в матче с до­нецким «Металлургом». Теперь об этом даже в «Амкаре» знают.

— Вы рассказали?

— Что вы? Мы готовились к очередному туру, а в это время как раз показывали матч «Ме­таллурга» с «Динамо», который состоялся на день раньше. По­ка команда взвешивалась, массажист смотрел футбол. Я тоже немного посмотрел и по­шел на завтрак. В столовой массажист меня спрашивает: «Жора, мне не послышалось, что ты как-то нокаутировал игрока». Я сказал, что было та­кое. Видимо, комментаторы вспоминали тот эпизод.

— Сейчас бы не стали набра­сываться на соперника?

— Нет, конечно. Понимаю, что тогда допустил ошибку. Ничего страшного, можно сде­лать скидку на молодость. Кроме того, это произошло за три минуты до финального свистка.

— Помните подробности?

— Конечно. Я получил пас вразрез от Леко, прошел меж­ду двумя игроками и меня сби­ли. Арбитр назначил штраф­ной. Мяч остался передо мной, а я лежал. Набегавший игрок, который хотел подстраховать своих партнеров, пнул мяч мне в живот. Это меня разо­злило, вот я его и ударил.

— Помните, фамилию игро­ка?

— Пономаренко или Понома­рев.

— Жалеете о том, что не сдержали эмоций?

— Конечно. Но человек учит­ся пока живой. После этого эпизода у меня больше не было красных карточек. Хотя от споров я не убегаю.

— Был разговор с президен­том?

— Да, мне было очень перед ним неудобно. Я был игроком основы, поэтому ему при­шлось просить, что бы мне смягчили наказание. Могли бы дисквалифицировать на десять игр, но в результате обошлось пятеркой матчей. Даже за вторую команду иг­рать разрешили. Нельзя было, чтобы я терял игровую прак­тику. Во-первых, из-за Лиги чемпионов, а во-вторых, тот 2003 год я очень сильно про­вел в сборной. А вот в клубе я лучше всего проявил себя в 2002 году: и голевые передачи отдавал, и забивал...

— Что случилось потом?

— Михайличенко стал ста­вить меня в оборону. Приходи­лось играть правого защитни­ка. До сих пор считаю, что это не моя позиция.

— Почему тренер пошел на эту меру?

— Боднара убрали из коман­ды. Хотя мы с ним очень хоро­шо взаимодействовали: он справа в защите, а я в полуза­щите. Но у тренера, видимо, было другое мнение. В резуль­тате мне приходилось закрывать всю бровку. Но для чем­пионата Украины это была не­большая проблема, так как нас тогда мало кто атаковал. А вот в Лиге чемпионов было все по-другому. Считаю, что в атаке я был бы намного полезнее, чем в обороне. Мне приходилось постоянно отсиживаться в за­щите, так как и «Интер», и «Ар­сенал», играли обычно в три нападающих. Одним словом, ничего хорошего из этих экс­периментов не вышло. Я ста­рался держаться психологиче­ски, но без ссор не обходилось.

— Почему не объяснили тре­неру, что это не ваша позиция?

— Я хорошо понимал, что никому не гарантировано мес­то в команде. Уход Хацкевича и Гусина ведь не говорили о том, что это плохие игроки. Просто в один момент, игроки исчерпывают себя в определенной команде. Так произош­ло и со мной.

В ПЕРМИ ДУМАЛИ, ЧТО Я ПОСЛЕДНИЙ АЛКОГОЛИК

— Свой скандальный поход на дискотеку часто вспоминае­те?

— Я был виноват меньше всех. В ночном клубе находи­лось много игроков основы, но оштрафовали только меня. А я на тот момент даже не был за­явлен за главную команду. Иг­рал в дубле. Вот и решили на меня все свалить.

— Сколько было времени, ко­гда вас «застукали» в заведе­нии?

— Час ночи.

— Обижены на клуб до сих пор?

— Сейчас уже забыл, но на тот момент было очень непри­ятно. Не пойму, в чем моя ви­на. Во-первых, следующий матч дубля был только через семь дней, а во-вторых, я не употреблял алкоголь. Хотя с другой стороны, если бы нака­зали игроков основы, могло бы быть хуже команде.

— Почему?

— Футболист бы во время матча думал о деньгах, кото­рые ему пришлось бы выло­жить в качестве штрафа. Поэ­тому, наверное, руководство и решило научить игроков дис­циплине на моем примере. Но дело не в деньгах, о той сумме я уже забыл. Очень жаль, что после того случая стали ду­мать, что я нережимщик.

— Кто же так думал?

— Когда я приехал в Россию, первый вопрос, который зада­вала пресса, касался именно режима. Думали, что к ним приехал последний алкоголик. Но теперь мнения измени­лись. Можете спросить любого журналиста, что они обо мне думают. Уверен — ничего плохо­го в мой адрес не услышите.

БОЖОВИЧ СРАВНИВАЛ ФУТБОЛ С СЕКСОМ

— В «Амкаре» такая же стро­гая дисциплина, как в «Дина­мо»?

— Нет, намного демократич­нее. Кроме того, я быстро на­хожу со всеми общий язык. Здесь очень хорошо относятся к болгарам, как руководство клуба, так и тренеры. Особен­но было приятно работать при Божовиче.

— Хороший специалист?

— Четвертое место! Как ду­маете, при плохом специали­сте «Амкар» мог бы такого до­биться? Кроме того, казалось, что этот сезон мы провели на сплошном позитиве. Тренер не мог и дня без шуток. Каждый день придумывал что-то но­вое. Мы ходили на тренировки с таким удовольствием, что вспоминаем до сих пор. Хотя Рахимов тоже в полном поряд­ке и может неплохо пошутить. Правда, он чуть построже.

— Встречались с Божовичем в неформальной обстановке, как это происходит во многих европейских клубах?

— Конечно. А после чемпио­ната тренер два дня с нами гу­лял. На дискотеки ездили. На банкете в честь окончания се­зона коуч сказал, что провел с нами свои лучшие дни. Пом­ню, еще, как я два раза оставался в Москве. Так мы с Сираковым вместе с Божовичем в ресторан ходили. Часов пять там вместе просидели. Сейчас часто созваниваемся с быв­шим тренером.

— Вспомните, какую-нибудь необычную остановку. Этого сербского специалиста?

— Каждый раз было что-то необычное. Например, тренер очень часто сравнивает фут­бол с сексом.

— И что же здесь общего?

— И там, и там не бывает прошлого времени. Нужно по­стоянно доказывать, что ты умеешь делать это дело очень хорошо. В таком духе Божович много чего еще нам рассказы­вал.

— Слышали, что мистер Миодраг собрался в «Днепр»?

— Знаю, но я не решился спросить его об этом в лоб, ко­гда мы созванивались. Некор­ректно задавать такие вопро­сы до подписания контракта — это футбольный закон. Но, ес­ли слухи подтвердятся, то могу сказать, что «Днепру» очень повезло.

— К чему стоит готовиться днепропетровским футболи­стам?

— Их ждут очень хорошие дни и успех команды в том числе.

— Кого из состава «Днепра» знаете?

— Назаренко, Велика, Русола, против Калиниченко играл в России... С некоторыми ребя­тами лично не знаком, но по фамилии узнаю любого. Если вы помните, я играл в этом клубе. (Потом Пеев перечислил практически весь заявочный список «Днепра» — прим. Г.Е.).

— Хорошо вы подкованы в ук­раинском футболе. Не удив­люсь, если вы назовете еще и состав, скажем, «Кривбасса».

— Ну если хорошо подумать, то, наверное, смогу назвать. Тем более, в Кривом Роге игра­ет очень много футболистов из «Днепра». В свое время там бы­ли Мотуз. Андриенко, Лисиц-кий, Мелащенко. За всеми трудно уследить.

ХОНДА — САМЫЙ ГЛАВНЫЙ КОНКУРЕНТ АЛИЕВА

— А что можете сказать об ук­раинцах в России?

— Алиев — молодец, здорово начал. Воронин отличный футболист. Смотрю на него как на европейца. Правда, в Англии ему давали больше пространства. Помню, в од­ном из интервью Воронин сказал, что здесь ему не дают бить по воротам, то есть за­щитники очень быстро на­крывают форварда. Поэтому, чтобы привыкнуть к россий­скому футболу, Воронину нужно время. Желаю ему уда­чи. Пусть побольше забивает. Всем, кроме «Амкара». Видите, я знаю всех украинцев в на­шем чемпионате.

— Никого не забыли?

— А-а-а-а! Так у нас в коман­де еще двое ваших: Дедечко и Федорив.. .Виталик теперь мой партнер по флангу — играет правого защитника пока Захари (Сираков — прим. Г.Е.) трав­мирован. Наш центральный защитник Черенчиков тоже умеет играть справа, но у него тоже сейчас травма. Вот Виталику и приходится играть на этой позиции.

— Справляется?

— Ну если мы пропустили всего два мяча, значит все нормально. И то один гол нам забили со штрафного, а вто­рой ЦСКА на 93 минуте. Вины Федорива там не было.

— То есть, можно передать тренеру сборной Украины, что правый защитнику нас в поряд­ке?

— (Вздыхает). Не надо ниче­го передавать, чтобы потом ко мне не было претензий. Не хо­чу, чтобы ко мне обращались за такими рекомендациями — я же пока футболист, а не агент.

— А хотели бы стать менед­жером?

— В принципе, да. Тренером мне быть не хочется. Нервов не хватит. Я слишком эмоцио­нальный.

— Сколько еще планируете поиграть?

— Как почувствую, что ме­шаю своим партнером, так и уйду. Хотелось бы еще лет пять побегать.

— Алиев вне конкуренции по исполнению штрафных в Рос­сии?

— Да, но у него есть один очень серьезный конкурент — Хонда. У японца мяч как-то неправильно летает (Смеет­ся). Просто сумасшедшая тра­ектория!

— Зря «Динамо» рассталось с этим игроком?

— Думаю, у Игоря Суркиса были на то свои причины. Но думаю, что Алиев как раз во­время ушел. Если тебе переста­ли доверять — нужно искать другой клуб. У меня не получи­лось уйти своевременно, поэто­му пришлось очень трудно. Ко­гда у тебя нет игровой практи­ки, новых вариантов очень ма­ло. В «Амкаре» мне пришлось завоевывать место в составе можно сказать с нуля. Алиеву очень повезло с Семиным.

КЛЕБЕР НАПАЛ НА МЕНЯ СЗАДИ

— Какие у «Амкара» задачи на сезон?

— Приоритет — это Кубок. В полуфинале мы встречаемся с «Зенитом». Если пройдем пи­терцев, то попадем на «Ала­нию» или «Сибирь».

— А какие планы на чемпио­нат?

— Подняться, как можно вы­ше. Если попадем в шестерку, то будет очень хорошо. Но нужно нацеливаться на пятер­ку. В прошлом сезоне мы пло­хо играли и опустились слиш­ком низко. Сейчас должны от­работать за прошлый год.

— Что нужно исправить, что­бы достичь результата?

— Все. что нужно уже испра­вили. Не было дисциплины и организованности. Теперь ра­ботаем над атакующими дей­ствиями, где все еще есть про­блемы. В обороне у нас уже вроде все наладилось — против нас тяжело играть любой ко­манде.

— Часто приходиться нару­шать правила, пока судья не ви­дит?

— Нет. Если, конечно, меня кто-то сильно разозлит, то я буду стараться поймать этого игрока с мячом и грубо уда­рить. Но исподтишка я нико­гда не действую.

— Кем из футболистов вы бы сейчас хотели разобраться по-мужски?

— Зла не держу ни на кого, даже на Клебера.

— Был конфликт с бразиль­цем?

— О-о-о! Как раз из-за него у меня и начались большие про­блемы. Он дрался на трени­ровке с Леко, я его оттолкнул, и тот меня обматерил. Я не вы­держал и побил его.

— Вас наказали?

— Конечно. Выгнали с тре­нировки и оштрафовали. Ио-жеф Сабо сказал, что я во всем виноват и не должен был лезть в чужие разборки. На следую­щий день Клебер напал на ме­ня на базе.

— Как?

— Подождал в машине, пока я приеду, и набросился сзади. Это произошло на глазах Шов-ковского. Можете спросить у него, если мне не верите.

— Вы ответили на удар в спи­ну?

— Конечно. Между нами сно­ва завязалась драка. Вот такой вот Клебер подлый человек.

— Его не наказали?

— Нет. Больше скажу — он продолжал играть, а я после этого случая даже в заявку не попадал.

— Пытались объяснить трене­ру, как все было на самом де­ле?

— Сразу после этой драки, я поднялся к Сабо, но на тот мо­мент меня уже никто слушать не хотел. А Игорь Сур кис обра­тился ко мне перед всей ко­мандой, с просьбой не мстить бразильцу. Президент попро­сил меня, как мужика. Я по­обещал, что не трону бразиль­ца и сдержал свое слово.

— Тяжело было держать себя в руках при последующих встречах с бразильцем?

— С тех пор, этот человек просто перестал для меня су­ществовать.

— Как бы вы наказывали та­ких игроков на месте руковод­ства клуба?

— Не знаю даже. Таких под­лецов просто не должно быть в команде. Знаю, что раньше для того, чтобы попасть в «Ди­намо» футболист должен был обладать не только хорошими игровыми характеристиками. Каждый игрок просматривал­ся очень тщательно, с позиций человеческих качеств тоже. Это мне рассказывал агент пе­ред моим переходом в Киев. Оказывается, мое поведение изучали целый год. Не знаю, как такой человек как Клебер, мог попасть в «Динамо». Кто интересно его просматривал? У нас был очень хороший дружный коллектив: Ващук, Головко. Федоров, Шовковский. Хацкевич, Белькевич. До сих пор всем рассказываю, что такого коллектива, как в мои первые годы в «Динамо», я еще не видел. Мы были как одна се­мья. Сейчас вот, например, го­ворят, что «Амкар» славится хорошим командным духом. Я согласен, но до «Динамо» нам все равно еще далеко.

— Правда, что было время, когда киевская команда дели­лась на группировки?

— Было такое. Часть ино­странцев были сами по себе, а бразильцы, так вообще счита­лись чуть ли не отдельной ко­мандой. Хотя лично у меня бы­ли очень хорошие отношения с Родолфо и особенно с Диого.

— Тренеры часто делали по­блажки южноамериканцам?

— Сабо — да. Многие говори­ли, что это потому что, имен­но он привез этих бразильцев. Но я не вел селекционную ра­боту в «Динамо», поэтому рас­сказываю только то, что слы­шал от людей. Быть до конца уверенным в этих словах, ко­нечно, не могу. Но в том, что Сабо относился к бразильцам по-особенному и многое про­щал — это факт.

— Как это проявлялось?

— За одну и ту же ошибку од­ного игрока тренер гладил по голове, а на другого набрасы­вался с матами. Но так, конеч­но, было не всегда. Бразиль­цам тоже иногда делали заме­чания.

ДАЛЬНИЙ ВОСТОК СТРАШНЕЕ ГОРЯЧИХ ТОЧЕК

— В какой город на карте чем­пионата Украины вам больше всего не нравилось ездить?

— В Мариуполь и Запоро­жье. Но не хочу, чтобы жители этих городов обижались. У лю­бого места, конечно, есть своя прелесть. Просто то, что я ви­дел из окна автобуса, меня не впечатлило. Тоже самое могу сказать о Луцке и Луганске. А вот в Харькове, Львове, Одессе мне было очень приятно нахо­диться. Кстати, Полтава тоже хороша — зелененький такой городок...

— А что скажете о России?

— Кроме Москвы и Санкт-Петербурга, приятно удивила Казань. Этот древний город недавно хорошо отреставри­ровали. Много хорошего на­слышан о Екатеринбурге, да­же фотографии смотрел. Один наш нападающий уехал туда в аренду. Нам предстоит выезд в Махачкалу — там говорят не очень.

— Боитесь военной обстанов­ки?

— Как раз нет. Мы же были в Нальчике и Грозном и ничего. Команду хорошо охраняют. В Хабаровск и Владивосток, на­пример, ехать намного страш­нее. (Смеется).

— Как удается восстановить­ся к матчу после девятичасово­го перелета?

— Один раз мы прилетели за день до игры, но учитывая разницу в часовых поясах, наш организм просто не хотел слушаться. Ноги казались очень тяжелыми, и все это со­провождалось запоздалой реакцией. Играли очень плохо и в итоге уступили 0:1. А как-то прилетели во Владивосток за несколько часов до матча и выиграли. Причем, создали еще массу моментов. «Луч» как раз тогда боролся за вы­живание. Можете себе пред­ставить, какое сопротивление соперник оказывал нам на своем поле?

— Так в чем секрет успеха?

— Мы вылетели ночью. В са­молете спали, потом еще пару часов отдохнули в гостинице, перекусили и на поле. Чувст­вовали себя очень свежо и хо­рошо. Это было при Божовиче. Мое мнение, что дальние выез­ды нужно организовывать именно так.

У СТОИЧКОВА НЕ ЗАХОТЕЛ ИГРАТЬ В ЗАЩИТЕ

— Вы до сих пор не общае­тесь с болгарской прессой?

— До сих пор. У меня есть только два знакомых журна­листа, которым я доверяю. Они не ищут интриг. Общаюсь только с ними. На незнакомые номера не отвечаю.

— На это у вас серьезные причины?

— Да. Из-за неадекватных журналистов у меня были очень серьезные проблемы. В клубе в том числе. Хотите, рас­скажу кое-что?

— Конечно!

— Как-то меня вызвал к себе Лобановский и спросил: «Жо­ра, ты знаешь, что такое наце­ленная передача?». Я сказал, что это когда должен подать нападающему на голову. Тре­нер сказал, что я не прав и объяснил, в чем конкретно. Оказалось, что нужно старать­ся направить мяч в зону между защитниками и вратарем со­перника. Что делать с этой пе­редачей дальше — уже дело на­падающих. Я усвоил новую для себя истину. Через какое-то время Лобановский расска­зал в одном интервью, как он общался с новым молодым ле­гионером и объяснял ему, что такое нацеленная передача. Сказал, что футболист все по­нял и потом очень хорошо вы­полнял его установку. В Болга­рии, конечно же, сразу поня­ли, о каком игроке идет речь. Перекрутили интервью и на­писали, что Пеев — трансферная ошибка «Динамо», и Лоба­новский очень им не доволен. При этом основная мысль это­го неправильного вывода была вынесена в заголовок. Понят­но, что у любого человека, кто это прочитает, складывалось обо мне нехорошее мнение. Никто ведь не знал правды. Было очень обидно.

— Разобрались в итоге в си­туации?

— Распечатал интервью Лобановского и показал журна­листу.

— Перед вами извинились?

— В той газете вышла ма­ленькая заметка с опроверже­нием. Но это вряд ли можно было назвать извинением. На­верное, эту публикации никто и не заметил. А вот первый ма­териал с громким заголовком читатели запомнили, навер­ное, надолго.

— В сборной у вас были из-за этого проблемы?

— Были, но по-другому по­воду. Мы плохо сыграли на чемпионате Европы и журна­листы стали придумывать, что я, мой друг Петров, и еще двое футболистов «плавим» тренера.

— Это было не так?

— Конечно, нет! На тот мо­мент все и так знали, что нашу команду скоро примет Стоичков. Так как он не один раз был замечен на тренировках сбор­ной. Одним словом, мое имя очернили. После всех этих со­бытий, я заявил в телеэфире, что болгарские журналисты — интриганы, и я ни с кем из них общаться не буду.

— Как ваше заявление вос­приняли в стране?

— Стоичков решил не вызы­вать меня в команду, пока я не извинюсь перед народом.

— Вас не вызывали в сборную только потому, что отказались общаться с прессой?

— Не только из-за этого. Я отказался играть в последнем нашем матче чемпионата Ев­ропы защитника.

— Почему?

— Знал, что я плохо играю на этой позиции. В результате я даже в состав не попал. Потом Стоичков рассказывал об этом прессе, а журналист написал, что Пеев предал Болгарию. Тренер сказал, что я должен извиниться перед нашими болельщиками, но я этого делать не стал. Я ведь сразу сказал, что готов играть на любой по­зиции, но только в полузащи­те. Защитник из меня «ника­кой», поэтому не хотелось по­зорить свою страну. Хотел как лучше, а получилось...

— Вас с тех пор не вызывали в национальную команду?

— Вызвали через какое-то время. Но на тот момент я уже играл в динамовском дубле. Все стали критиковать трене­ра, почему он вызвал футболи­ста, который не является в своем клубе основным.

— Жалеете, что так рано за­вязали со сборной?

— Нет. У нас сейчас там та­кой дурдом! В команде сплош­ные скандалы и между игрока­ми, и с руководством... Резуль­таты говорят сами за себя. Как можно проиграть Кипру — 1:4? Сербии — 1:6. притом, что счет по игре мог бы быть и 1:10. По­зорище! Но теперь это уже не мои дела. Пусть другие люди берут на себя ответственность за происходящее. Не верится, что когда-нибудь я буду гор­диться своей сборной.

— За кого будете болеть на чемпионате мира?

— Мне нравится Аргентина, но эта команда немного неста­бильная, судя по результатам. Из европейцев нравятся ис­панцы. Но болеть ни за кого не буду — просто хочу с интересом смотреть футбол. Если бы иг­рали Украина и Россия, я бы еще переживал, так как у меня в этих командах есть друзья.

— Россия долго отходила от шока, после поражения от Сло­вении?

— Очень. Никто не хотел ве­рить, что команда не поедет на чемпионат мира.

— Как поживает ваша семья?

— Спасибо, очень хорошо. Дочь учится в первом классе в Болгарии. Сейчас у нее кани­кулы, поэтому моя мама при­везла ее к нам на десять дней.

— Девочка знает русский?

— Даже лучше, чем я. Кроме того, она молитвы даже на ук­раинском рассказывает. У нас ведь в Киеве была украинская няня. Очень хорошая женщи­на. Мы с женой до сих пор под­держиваем с ней отношения. Жена тоже без акцента гово­рит, в отличие от меня. Помню. в аэропорту Боряну даже как-то спрашивали, когда она по­лучила болгарский паспорт — таможенники думали, что она украинка или россиянка.

— Это правда, что ваша жена дружила с супругой Игоря Суркиса?

— Игорь Михайлович, не раз предлагал, чтобы Боряна зво­нила его жене, и они вместе гу­ляли с детьми. Нам, конечно, было очень приятно такое хо­рошее отношение к себе, но все-таки мы люди разного уровня и статуса. Как-то не­удобно было. Наверное, долж­на быть дистанция. Хотя брат супруги Григория Суркиса — Кати — женат на Кристине. Кристина — это мама Никиты — крестника моей жены. Моя же­на и Кристина были хороши­ми подругами. Мы просто бы­ли соседями. Наши дети тоже вместе гуляли. Несколько раз мы даже отмечали день рожде­ния маленького Никиты вме­сте с семьями Суркисов.

Галина ЕРЕМЕНКО

Спорт-Экспресс в Украине
09.04.2010, 18:37
Топ-матчи
Чемпионат Испании Малага Гранада 1 : 0   9 декабря 21:45
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Украины Волынь Ворскла - : - 10 декабря 14:00
Чемпионат Испании Осасуна Барселона - : - 10 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть