Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Георгий Бущан: «Надо уметь смеяться прежде всего над собой»

2017-12-24 17:50 Георгий Бущан переехал в Киев, когда ему было 14. Но дебютировать в составе первой команды «Динамо» удалось только в нынешнем ... Георгий Бущан: «Надо уметь смеяться прежде всего над собой»

Георгий Бущан переехал в Киев, когда ему было 14. Но дебютировать в составе первой команды «Динамо» удалось только в нынешнем сезоне, причем сразу в трех турнирах: в национальных чемпионате и Кубке и в Лиге Европы. С последнего события мы и начали наш разговор.

Георгий Бущан

— Выход в стартовом составе выездного матча против «Янг Бойз» стал неожиданностью?

— Разговоры об этом велись еще после матча с «Карпатами», но места в составе мне никто не обещал. Просто спросили, готов ли я, и я, конечно, ответил утвердительно. Мне отступать некуда: такой возраст, что нужно начинать играть. О том, что выйду на поле, узнал в день игры на установке.

— Как готовились к дебюту?

— На это особо не настраиваешься. Просто держишь в голове эпизоды из прошлых матчей, которые нужно исправить, улучшить, — вот и все. Соперник у нас был хороший, боролись и с командой, и с полем, и с самими собой. А если бояться, то зачем вообще играть в футбол?

— Наверное, можно быть довольным результатом и тем, как прошла игра?

— Результатом доволен только потому, что мы победили. Но не скажу, что мне полностью понравилась собственная игра, потому что уверен: могу лучше. Еще есть над чем работать. Я сам вижу и чувствую, что в некоторых моментах мог сыграть по-другому, мог больше помогать партнерам на выходах. Каждый матч мы разбираем с тренером Михаилом Михайловым. Хвалить меня еще очень рано. Наши болельщики или на руках носят, или беспощадно критикуют. Только тебе начинают петь дифирамбы, перестаешь чувствовать землю под ногами. Сейчас уже размышляю зрело и не позволяю себе задирать нос. И если бы дебютировал в молодом возрасте, возможно, думал бы по-другому.

— Наверное, путь вратаря в футболе самый сложный из всех, ведь на поле выходит только один исполнитель на эту позицию?

— Вратарская позиция, пожалуй, самая неблагодарная на футбольном поле, но в то же время у нее есть свои плюсы. Если ты играешь, выручает команду, помогаешь партнерам достичь положительного результата, то и они готовы стоять за тебя горой, бороться и слушать. Конкуренция — это хорошая вещь, сейчас она у нас на высоком уровне. И Макс Коваль, и Артур Рудько, и Вова Маханьков — все мы работаем очень тщательно. Если что-то у кого-то не получается, мы понимаем: на его месте можешь оказаться сам.

— Как решили стать в ворота? Кто из тренеров предложил вам попробовать себя на этой позиции?

— Когда мне было 8-9 лет, хотел быть нападающим. Я не отличался ни техникой, ни скоростью, но был высоким и имел сильный удар. Поэтому меня ставили назад, чтобы «подчищал» за партнерами и был «столпом» защиты. Начал стоять в воротах для себя, когда играли во дворе. Сначала гол забивал, а потом становился в ворота, чтобы не проиграть. Прыгал, отражал, получалось эффектно и эффективно. В то время не было возможности приобрести нормальные перчатки, поэтому просто надевал три пары обычных, которые используют для работы на огороде, и был самым счастливым.

Позже стать в ворота уже предложил тренер «ДЮСШ-11» Виталий Гоцуляк. Эта идея мне не очень понравилась, ведь я хотел забивать. В нашей команде было два состава, и я начал играть вратарем за первый и защитником — за второй. Также стоял за команду старших ребят. Это до сих пор приносит мне огромное удовольствие. С таким желанием, как в детстве, мог бы горы свернуть. Ни секунды не жалею о выборе — это судьба. Видимо, иначе и не оказался бы в «Динамо». Когда сейчас на тренировках дают упражнения на держание мяча или играем в квадратах, в такие моменты начинаешь любить ворота еще сильнее (улыбается).

— Во время игры в порыве азарта не хочется пойти вперед?

— Конечно, хочется! Но сдерживаю себя, ведь должен выполнять свою работу. Нет смысла вмешиваться. Конечно, когда нападающий не забивает с двух метров, переполняют эмоции, не понимаешь, как такое возможно. А когда сам оказываешься в такой ситуации, и ворота становятся уже, и голкипер больше (улыбается). Когда восстанавливался после последней травмы, во время разминки бил по воротам: вроде с линии штрафной, а кажется, что с центра поля. А вот когда в воротах стоишь, все наоборот.

— Как относитесь к техничным коллегам, которые смело играют за пределами штрафной в качестве последнего защитника?

— Как Нойер? В Украине таких не хватает. Но, видимо, они бы у нас и не играли — у нас такие действия не приветствуются, ведь самое главное — это надежность. А если начинаешь что-то выдумывать, тебя же за это и накажут. У Нойера также не всегда получалось, но это его стиль игры, к которому он привык и который понимают его партнеры. Я, видимо, так играть не смогу. Выйти выбить мяч — возможно, но разыгрывать не хватит техники.

— Вы рассказывали, что в семилетнем возрасте еще занимались плаванием. Какие были успехи? Почему дальше не пошли по этому пути?

— Да там всего несколько занятий было. Зимой нам в школу принесли приглашение на плавание, я походил максимум месяц. Потом вышел на улицу с мокрой головой, заболел, и на этом мое плавание закончилось (улыбается). Здесь уже кое-кто навыдумывал, что плавание помогает мне прыгать ...

— А сейчас хорошо плаваете? Вам нравится? Во время отпуска не организуете заплывы с друзьями наперегонки?

— Если волн больших не будет, то не утону (улыбается), на воде держусь нормально. Отпуск провожу спокойно, не люблю слишком активного отдыха. Стараюсь больше отлежаться и восстановиться физически. Вообще, в детстве все дети занимаются какими-то видами спорта. Я и в волейбол играл за школу — наша команда заняла третье место в городе. Тренировались дважды в неделю после уроков и ездили на соревнования с другими школами. Просто я был высокий и играл вместе со старшеклассниками. Мне волейбол нравился, ведь в этой игре много движений, которые похожи на действия вратаря, в частности перемещение и игра руками. Также принимал участие в футбольном турнире «Кожаный мяч».

— В возрасте 14 лет после финальной части ДЮФЛ, где вы произвели впечатление, став лучшим голкипером турнира, вас пригласили в «Динамо». Не боялись родители отпускать вас одного в столицу?

— Когда играл в Одессе, родители, видимо, не понимали, насколько у меня все серьезно со спортом. Поддерживали меня всегда помогали. В то время я одновременно получил предложения и от «Динамо», и от «Металлиста». Когда приехал домой и сказал об этом родителям, мама отреагировала довольно спокойно. Пожалуй, до конца не понимала, что происходит. В течение 2-3-х дней мы думали, какую команду выбрать. Я хотел в Харьков, ведь в то время «Металлист» развивался: и клуб, и детская школа. И руководитель детской академии харьковчан Игорь Кутепов подошел ко мне первым. А о «Динамо» я думал как о чем-то невероятном и нереальном. Где я, а где «Динамо»! Но родители настояли, чтобы я поехал в Киев.

Когда впервые приехали, нас встретил тренер команды нашего возраста Сергей Журавлев, показал детскую академию. Затем меня отвезли на базу, где начинался летний сбор в «Динамо-2», поэтому первые две недели я занимался с ними. Конечно, мне все очень понравилось — и я захотел остаться. Получил соответствующее предложение, на которую ответил согласием. Тренер вратарей Александр Мороз сказал, что некоторое время буду тренироваться с «Динамо-2», а остальные — работать и играть за академическую группу. Первый год оказался тяжелым: у меня было две операции на колене. Почти сразу, через неделю-две после моего перехода, получил травму мениска, сделали операцию. А потом случился рецидив, и год просто вылетел. Очень волновался по этому поводу, думал: «Зачем я сюда приехал, ведь раньше не было никаких травм?» Но ничего, справился.

— Тосковали по дому, родителями?

— Если бы я в семье был один, пожалуй, им было бы труднее меня отпустить, а так была маленькая сестренка Алена, родители должны были уделять внимание ей, воспитывать. А у нас в академии в то время жило 15 ребят из других городов. И это только нашего возраста, плюс человек 12 1993 года рождения, также в 1995, 1996. В частности, из Одессы был Денис Балан, которого пригласили в «Динамо» на полгода раньше. Он помогал мне освоиться. Поэтому не скажу, что было очень трудно.

— Кстати, вы из спортивной семьи? Чем занимаются ваши родители, сестра?

— По спортивной дорожке из нашей семьи пошел я один. Мама и папа работают, сестра учится в специализированной школе с индивидуальным подходом. Следим за ее успеваемостью, ведь я в свое время плохо учился, а сейчас очень жалею об этом. Из спортивных занятий Алене нравится плавание, с 4 лет постоянно ходит с отцом на рыбалку, разбирается в этом лучше, чем я. Сестра очень хорошая, любит детей. Когда мы приезжаем в гости, мою дочь Юлю просто из рук не выпускает.

— Шанс проявить себя у вратаря может быть только раз в жизни. Пожалуй, самое главное его дождаться?

— Главное — психология. Можно дождаться шанса. А вот сможешь ли им воспользоваться? Еще есть множество факторов. Ты будешь готов физически, психологически, а результат матча может решить доля секунды, после которой можно загнать себя в психологическую пропасть: либо самостоятельно, либо из-за недоверия тренера. Лично я считаю, что уже давно был готов. Видимо, так надо было, чтобы дебютировал только сейчас. Судить людей и их поступки не собираюсь. Мое дело — работать на тренировках и показывать свой уровень, когда дают такой шанс: хоть за дубль, хоть за U-19. Скажут сыграть в академию — и там сыграю. Можно рассказывать все что угодно, но, если ты упустишь свой шанс, то грош тебе цена.

— Как этого не допустить? Как дистанцироваться от неудач, не принимать их близко к сердцу?

— Просто не зацикливаться на них, не думать слишком много, ведь ошибиться может каждый. Например, голкипер «Шахтера» Андрей Пятов уже более десяти лет играет стабильно, на одном уровне: ни лучше, ни хуже. Регулярно выручает команду, отражая пенальти. У него бывают ошибки один-два раза в год, но он всем своим видом показывает, что так и было задумано. Считаю, это правильно, и также стараюсь не показывать своего волнения или переживаний. Ведь когда начинаешь нервничать, это хорошо чувствуют партнеры. Поэтому, когда ошибается кто-то из защитников, стараюсь его поддержать, подбодрить, потому что, если он начнет нервничать, собраться потом очень трудно, для этого нужно иметь сильный характер.

— Впервые в заявку «Динамо» вы попали в декабре 2011 года, когда вам было 17. Помните тот матч против донецкого «Металлурга»?

— Да, сидел на скамейке запасных на стадионе «Динамо» с правой стороны. Но это была случайность, большой аванс, ведь на тот момент я не сделал ничего выдающегося или сверхреального, не доказал своей игрой, что готов сидеть на замене в главной команде «Динамо». Сыграл всего два матча за дубль. Просто тогда так сложилась ситуация.

— Конечно, нужно всегда быть готовым встретить свой шанс во всеоружии. Как вы находили для себя мотивацию, когда приходилось долгое время играть за молодежную команду или оставаться на скамейке запасных во время матчей первого состава?

— Конечно, трудно постоянно держать себя в тонусе, не опускать рук. Но мне некуда было отступать. У меня семья, ребенок, младшая сестра, родители. Конечно, мог и отступить. Но зачем? Чтобы потом соседям рассказывать, что я когда-то был в «Динамо» и тренировался с самим Шовковским? Да и как я мог не находить мотивации, находясь в «Динамо»? Сказали играть за молодежную команду — хорошо. Разве там нет моментов, не нужно выручать? Или команде не нужны победы? Все равно получаешь положительные эмоции, ведь мы два сезона подряд становились чемпионами, команда развивалась, футболисты прогрессировали.

Разве плохой уровень был у «Динамо-2» в первой лиге? Нет, хороший. Правда, тогда после травмы я играл нечасто, конкурировал с Евгением Волынцом. Тогда был моложе, вспыльчивее, эмоциональнее и, признаюсь, обижался, но это ерунда. Даже если ты сидишь на замене, нужно хорошо размять своего коллегу перед игрой, подбадривать его во время матча. Как ты относишься к делу, так будут относиться и к тебе. Все же видно. Дали тебе возможность быть в запасе — радуйся. Ты же не в запасе «Говерлы» сидишь, а в «Динамо»! Сегодня ты сидишь, а завтра будешь основным.

— В «Динамо» вам пришлось работать под руководством многих тренеров вратарей: Тараса Луценко, Геннадия Тарасюка, Юрия Роменского, Александра Мороза, Михаила Михайлова. С кем было комфортнее? Что переняли от каждого из них?

— Все они разные, но с каждым из них было приятно работать. Каждый наставник дает что-то новое и каждый имеет свои отличительные черты. У Александра Мороза самое главное — это выбор позиции и игра ногами, он также интересно шутит. И всегда понятно, что он от тебя хочет. Мое становление во взрослом футболе состоялось под руководством Тараса Луценко. Он очень помог мне решить проблемы с приемом мяча и физической силой. Вообще, ребятам с ним хорошо работать при переходе из юношеского футбола во взрослый. Также комфортно работать с Михаилом Михайловым, он подобрал профессиональную команду коллег во всех динамовских командах.

Я доволен, что на моем пути всегда были хорошие специалисты. Даже если не все получалось, они всегда могли найти что-то положительное, сосредоточить на этом, а через некоторое время было заметно, что голкипер значительно прибавил. Я не видел ни одного вратаря, который бы тренировался под их руководством и не прогрессировал, не стал лучше — каждый добавляет. Все зависит от собственного отношения. Когда был моложе, не понимал, зачем Тарас Владимирович нас так гоняет. Лишь впоследствии увидел, какой результат это дает — он заложил очень хорошую базу.

— Сезон 2014/2015 вы провели в составе «Динамо-2» в первой лиге. Какие впечатления остались от того периода?

— В то время у нас была самая молодая команда, но в составе играли футболисты высокого уровня. Первую часть сезона мы провели под руководством Александра Хацкевича, а вторую — во главе с Вадимом Евтушенко. При обоих тренерах показывали хорошие результаты, был дружный коллектив, заняли пятое место. Об этих специалистах могу сказать только хорошее. Процесс был построен Александром Николаевичем, и на его основе Вадим Анатольевич давал что-то свое. Он не только хороший тренер, но и открытый, прямой человек, который всегда честно скажет, как есть. Не так, когда тебе рассказывают, какой ты замечательный, и в то же время в заявку не подпускают на пушечный выстрел — сидишь себе красиво на трибуне в пуховике зимой. Жаль, что «Динамо-2» было расформировано и ребята разошлись кто куда. Трудно вспоминать последние вздохи той команды.

— Наверное, вам и сейчас с Александром Хацкевичем приятно работать?

— Скажу честно: я обрадовался его назначению. На тот момент играл только за дубль и не понимал, почему так. Теперь знаю, что получу четкий и честный ответ на вопрос, нужен я или нет. Николаевич одинаково хорошо относится ко всем, независимо от того, играешь ты или нет. Кстати, он совсем не изменился с тех пор, как был тренером «Динамо-2» и молодежной команды: ведет себя абсолютно одинаково, для него все равны. Думаю, это благодаря опыту и положительным человеческим качествам.

— Наверное, самый тяжелый период в жизни каждого футболиста это длительное восстановление после травм. Расскажите, как психологически справлялись летом 2013 года после повреждения плеча и после травмы мениска год назад. Сколько времени ушло на восстановление? Трудно оно вам далось?

— Боль забывается быстро. Пожалуй, самое тяжелое восстановление было с плечом, которое заняло долгий период. Кстати, именно тогда я познакомился со своей будущей женой. Может, если бы тогда ее не встретил, вы бы сейчас не нашли меня (улыбается). Я был молодым, только подписал новый контракт, появились деньги, родители далеко, думаешь, что ты самый умный, тебе все можно. Когда не играл из-за травмы, друзья сразу где-то пропали. Период действительно был тяжелым, но мне помогли с ним справиться. У меня было много времени на размышления. Восстановился и начал набирать игровой тонус в матчах за «Динамо-2». Сыграл несколько матчей, правда, не очень хорошо.

Труднее всего было психологически, ведь еще в течение долгого времени после травмы забить мне в левую сторону было легче, чем вправо. Но справился. С коленом было легче: имел индивидуальную программу, правильное питание, восстановительные процедуры. Обидно получать серьезные травмы, когда чувствуешь, что находишься уже совсем рядом с первой командой. Сначала думал, что через месяц-два уже буду в форме, но понадобилось гораздо больше времени, чтобы швы прижились. Реабилитацию завершил на месяц раньше. Поскольку не был заявлен, мог только тренироваться с командой. Кроме этого, отдельно занимался с бразильским реабилитологом Пауло, который тогда у нас работал, он мне очень помог. В отпуск в декабре не ездил, считаю, на зимних сборах я уже был в хорошей форме и хорошо их провел.

— Главная поддержка для вас это жена?

— Да, она верит в меня больше, чем я сам в себя. Также мама, которая всегда переживает, для нее я всегда лучший. Кристина может и поругать, пожурить, и подсказать что-то стоящее. Если бы не она и не дочь Юля, может, я бы сейчас и не играл. Вроде всегда имел голову на плечах, но, скажу честно, не знаю, как сложилась бы моя судьба. Имею «еврейское счастье»: если хотел что-то выкинуть, всегда бывал за это наказан.

— В этом сезоне вы сыграли за первую команду «Динамо» в чемпионате, в Кубке и дебютировали в Лиге Европы. Чувствуете, что теперь продвижение вперед должно идти более быстрыми темпами?

— Рано об этом говорить. У нас любят превозносить игрока после 15 минут игры в большой футбол и после двух точных передач, сразу требуют, чтобы его вызвали в сборную. Что-то не получилось — сразу ставят крест. В кубковом матче была ротация, играло много молодых ребят. До 77-й минуты александрийцы даже не били по воротам, ни одного момента у них не было, а у меня — ни одной возможности вступить в игру. Если бы я не пропустил тогда мяч, мы бы выиграли 1:0, и у меня не было бы шанса себя проявить. А так в дополнительное время удалось выручить после штрафного, когда били вправо, получилось эффектно. Нет худа без добра. Все состоит из мелочей. Года четыре назад я бы уже корону поправлял и ходил бы с собственным троном, а сейчас к этому отношусь значительно проще.

— Помогала ли вам вратарская реакция в повседневной жизни? Приходилось ловить на лету предметы, которые падают?

— Да, ловил. Было, что стакан поймал на кухне, а то шел по улице с телефоном в руке, задумался, и он выскользнул — я сделал шаг и поймал. Реакция помогает принимать решения, особенно за рулем.

— Как относитесь к тому, что вратарей считают особенными, и к шуткам на эту тему?

— На 10 вратарей, возможно, есть один особенный, и по нему судят всех. Из-за таких голкиперов нас вратарями и дразнят (улыбается). Конечно, отношусь к этому с юмором.

— У вас отличное чувство юмора. Интересно, одесситы сразу рождаются с ним?

— У меня в семье дяди умели хорошо шутить. Когда растешь в такой среде, конечно, перенимаешь это от взрослых. Я и в детских компаниях тоже пытался шутить, чтобы выделиться. Не считаю себя гениальным юмористом, но иногда могу ляпнуть что-то остроумное. Просто отношусь ко всему с улыбкой. А как иначе? Негатив стараюсь обходить стороной. Жизнь нельзя воспринимать серьезно. В команде хорошо шутит Коля Морозюк, он может каждому сказать острое словцо. Вообще, все ребята с юмором, понимают приколы, нет «тугих» в этом плане. Слишком жестко, конечно, никто не смеется. Сейчас, например, меня называют «номер один» или «Джиджи Бущан», но я к этому нормально отношусь, мне нравится (улыбается). Можно пошутить и с Александром Хацкевичем, у него тоже хорошее чувство юмора. Считаю, что надо уметь посмеяться прежде всего над собой.

Светлана Полякова, официальный клубный журнал «Динамо»

Приобрести журнал можно в кассах стадиона «Динамо» имени Валерия Лобановского, киосках «Союзпечать», у частных распространителей, в Интернет-магазине ФК «Динамо», а также в электронном формате в библиотеке PressPoint.

Артем Франков: «Как вы можете так позориться на контрасте с «Шахтером»?!»

24.12.2017, 17:50

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть