Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Валентин БЕЛЬКЕВИЧ: «В нашем «Динамо» никто не стоял…»

2010-04-24 11:34 С тех пор, как в киевском «Динамо» блистал белорусский плеймейкер Валентин Белькевич, прошло более пяти лет. За это время ... Валентин БЕЛЬКЕВИЧ: «В нашем «Динамо» никто не стоял…»

С тех пор, как в киевском «Динамо» блистал белорусский плеймейкер Валентин Белькевич, прошло более пяти лет. За это время через столичную команду прошли десятки талантливых хавбеков, а такой, как он, так и не появился...

С белорусским полузащит­ником мы встретились сразу по­сле первых матчей полуфинала Лиги чемпионов, и разговор по­шел сам по себе.

«Полуфинал Лиги — не потолок для Динамо»

— Валентин, глядя на игру мюнхенской «Баварии», ча­сто вспоминаешь 1999 год?

— Такое не забывается. Это была вершина того «Динамо», хотя далеко не потолок. Мы по­терпели обидное поражение в первую очередь из-за нехватки опыта. Наверное, просто не зна­ли, как вести себя на таком уров­не, ведя в счете с преимуще­ством в два мяча.

— Сейчас все любуются игрой «Барселоны». Ты — не исключение?

— Разумеется, нет. Это луч­шая на сегодня команда в Европе.

— Но «Интер» переиграл ее по делу?

— И да, и нет. Сказался фак­тор своего поля, итальянцы не дали испанцам действовать в их излюбленной манере. Меня удивили частые забросы мяча на Ибрагимовича. Показалось, что «Барса» сыграла в так на­зываемом британском стиле. Но, думаю, дома каталонцы продемонстрируют совсем другой футбол. И в этом проти­востоянии еще далеко не все решено.

— Команда Жозе Моуриньо не напомнила тебе киев­ское «Динамо» конца 90-х годов? Против грандов вы тогда действовали в похо­жем ключе...

— Мы действительно умело лишали соперников простран­ства и бежали в быстрые кон­тратаки. Такой футбол является особенностью всех итальян­ских клубов,но проводитьсрав-нения, думаю, не совсем кор­ректно.

— Андрей Аршавин ска­зал, что, глядя на Лионеля Месси, не понимает, зачем играет в футбол. Ты мог бы повторить его слова?

— Нет. Если он так думает, пу­скай заканчивает карьеру.

— Но ты согласен, что Мес­си — лучший в мире без вся­ких вопросов?

— На поле играет не один фут­болист, а вся команда. Никогда не нужно об этом забывать. Не ду­маю, что в другом клубе аргенти­нец действовал бы точно также, поэтому его футбол — заслуга всего коллектива...

— Ты уже рассуждаешь как тренер. Когда Зидан играл, тоже так говорил?

— Конечно. Один в поле не воин.

«Чтобы пришла стабильность, надо терпеть»

— Футбол меняется. Сей­час он намного быстрее, чем 10 лет назад...

— Я бы не сказал, что прои­зошли такие уж существенные изменения в скорости. В тактике — да, но интенсивность и тогда была на уровне. Возможно, фут­болисты стали быстрее думать. На поле в первую очередь должен двигаться мяч.

— В памяти болельщиков ты навсегда останешься свет­лой головой «Динамо». При этом казалось, что бегать ты не особо любишь...

— Это обманчивое впечатле­ние (улыбается). Ты можешь об­ратиться к нашей научной груп­пе, и она подтвердит, что по ре­зультатам тестирования я всегда попадал в десятку лучших игро­ков в команде. Возможно, у меня был такой стиль бега, что скла­дывалось впечатление, будто я небыстро передвигаюсь по по­лю. Кстати, мне это помогало: защитники думали, что Бельке­вич не очень скоростной, и это усыпляло их бдительность (сме­ется).

— Валентин, нынешнему «Динамо» по силам повто­рить ваши достижения?

— Я в это искренне верю. Но сначала ему нужно выиграть чемпионат, а уже потом думать о буду­щем. Попадет команда в группо­вой турнир Лиги чемпионов, тогда и будем об этом судить. Конечно, я желаю киевлянам удачи и всегда переживаю за ребят, с которыми сам не раз выходил на поле.

— Какой ты видишь игру сегодняшних динамовцев?

— Строится новый коллектив, причем строительство сейчас в самом разгаре. Тренеру нужно время. Добиться чего-то сразу можно за счет удачи, но чтобы пришла стабильность, надо тер­петь. Вспомни, как долго критико­вали Мирчу Луческу, прежде чем «Шахтер» выиграл Кубок УЕФА.

— Ты наверняка слышал фразу Валерия Газзаева о том, что он не знает такого футбо­листа, как плеймейкер...

— Таково его тренерское виде­ние. Если такой игрок ему не ну­жен, значит, у него такая тактика. Другой наставник не нуждается во фланговых исполнителях и на­сыщает центр. Не бывает одинакового футбола, в этом ведь весь интерес. Хотя мне кажется, что иногда журналисты преувеличи­вают. Когда московский ЦСКА выиграл Кубок УЕФА, там высту­пал Карвальо. Кто он, если не плеймейкер?

Вообще деление на амплуа часто носит условный характер. Можно ведь уйти от не понравив­шейся терминологии и разделить футболистов на атакующих и обороняющихся. Хотя, в общем-то, и тут деления быть не должно — на поле нужно делать все. Ко­роче, это просто игра слов.

— Тебе часто предъявляли претензии за оборонитель­ные действия?

— Как и любой исполнитель созидательного плана, я больше думал об атаке. Однако Валерий Лобановский умел доходчиво объяснить, почему все должны обороняться.

— Как именно?

— Мне он сказал, что если я не буду отбирать мяч, то команда останется в меньшинстве. Мне кажется, что со временем в этом компоненте мне удалось приба­вить. Не скажу, что на сто процентов, но стоять в «Динамо» не мог никто.

«Лобановский говорил: «Сначала — команда, потом — ты»

— Твоим преемником в команде считали Александра Алиева. Как ты думаешь, характер ему сильно помешал?

— Вот характер как раз трогать не нужно. У всех свои недостатки. Каждый человек индивидуален.

— Но тебя не удивило, что «Динамо» отпустило такого исполнителя?

— А как можно этому удивляться, если к общему знаменате­лю пришли три стороны — два клуба и футболист? По-моему, все остались довольны. Рассу­ждать, почему так произошло, я не вправе, ведь это, опять-таки, решение тренера, кому доверять и кого ставить.

Наставник создает команду со своим микроклиматом, и если он не видит на поле какого-то футболиста, а тот открыто проявляет свое недовольство, этот самый микроклимат никогда не создашь. Не каждый тренер будет подчи­нять интересы коллектива инте­ресам одного человека. Лобанов­ский нам всегда говорил: «Снача­ла — команда, а потом — ты».

— В ситуации с переходом Алиева срослись интересы трех сторон. У Белькевича та­кого треугольника не получи­лось. Почему?

— Потому что я играл в футбол и не думал ни о чем другом. Ко мне с предложениями никто не обращался, и я полностью доверял своим руководи­телям.

— Неужели не было жела­ния и возможности уехать?

— Допускаю, что интерес со стороны западных клубов все-таки был, но если мне об этом не говорили, значит, я был нужен команде. А это тоже дорогого стоит

— Не жалеешь, что у тебя не было агента?

— Нет, Агент нужен, когда у тебя закончился контракт, а ког­да соглашение действующее, он больше будоражит футболи­ста, нежели помогает ему. Ноэто всего лишь мое мнение, не бо­лее того.

«Будущее связываю с тренерской деятельностью»

— Вернемся ко дню сегод­няшнему. Чем ты сейчас за­нимаешься?

— Готовлюсь к лицензированию. Диплом категории «А» у меня уже есть, планирую сдать на «Про».

— Значит будущее связы­ваешь с тренерской деятель­ностью?

— А с чем же еще? Агента, как ты уже понял, из меня все равно не получится. Судьбу футболи­ста может поломать и тренер, и президент, но агенты, на мой взгляд, делают это чаще.

— Судя по всему, хва­таться за первую же попав­шуюся работу ты не соби­раешься...

— Игрок и тренер — это со­вершенно разные вещи. Если ты был хорошим футболистом, это вовсе не значит, что сразу ста­нешь таким же наставником. Чтобы стать неплохим футболи­стом, я долго учился. Такой же путь нужно пройти и на тренер­ском поприще. Опыт приходит с годами. Поспешишь — людей насмешишь.

— Чтобы стать тренером, нужно убить в себе игрока. Ты уже убил?

— Профессионального — да. Но в футбол я, конечно, играю. Для себя.

— С бывшими партнера­ми по «Динамо»?

— Не только. Было бы время и желание.

— Сам собой доволен?

— Я играю в свое удоволь­ствие.

— Голевые передачи от­даешь?

— Бывает.

— С кем из футболистов того «Динамо» ты чаще все­го общаешься?

— С Хацкевичем, Шацких, Дмитрулиным, Коноваловым, Калитвинцевым. Гусин недав­но уехал в «Анжи», — Гаджи Гаджиеву помогать, а Герасименко — в «Кубань», занимать­ся селекцией.

— Сборная Украины для тебя сейчас стала намного роднее?

— Я всегда за нее переживал, а теперь еще больше буду. Конеч­но же, хочется, чтобы у нового тренерского штаба все получи­лось. Своим бывшим партнерам я желаю, чтобы они стали такими же успешными наставниками, как и игроками.

— У нас не сильно доверя­ют молодым специалистам. Почему?

— Тут все зависит от прези­дентов. Они ведь хотят сразу по­лучить результат, а так, как я уже говорил, не бывает. Хотя Юрий Калитвинцев как тренер, считаю, уже состоялся. Пускай это золото было юниорским, но попробуйте его выиграть.

— А игрокам молодым у нас доверяют?

— Доверяют. Другой вопрос, что он и не всегда пользуются сво­им шансом. В больших клубах за него нужно цепляться сразу, там никто не будет ждать, пока ты полностью раскроешься. Из-за этого ведь можно проиграть не­сколько матчей. А ты же понима­ешь, что означают сегодня два поражения для «Динамо» или для «Шахтера». Футболист при этом не пострадает, а наставник может лишиться работы.

Молодым нужно искать при­чины в себе, много работать и быть психологически устойчивы­ми, чтобы не остаться навсегда подающими надежды. Перспек­тивных много, но играют не все.

— Ты часто сталкивался с тем, что тебе не доверяли?

— Когда я только перебрался в Киев, то за полгода не провел на поле и часа игрового времени. В первом матче отыграл один тайм, а потом еще два раза вышел на замену — на три и на пять минут Мне тогда все говорили: «Чего ты сюда пришел?»

— И благодаря чему уда­лось не сломаться?

— Не чему, а кому. Приход Лобановского существенно изме­нил нашу психологию. Во-первых, он сразу дал понять, что для него все равны. Во-вторых, этот тренер с первого дня убедил всех нас, что в любом поединке можно выигрывать, что против нас выходят такие же люди, как мы. Повторить эти слова могут все, но сделать это так, как делал Васильич, дано не каждому. Лобановский умел убеждать, и мы всегда понимали, с какой целью тренируемся в таком режиме. Было тяжело, но когда пришли победы в Лиге чемпионов, сразу стало легко.

«После „Реала“ пол-Киева не вышло на работу»

— Самый памятный матч — против «Реала»?

— Конечно. Даже не сам матч, а то, что было после него. Тогда, в марте 1999-го, по-моему, полови­на Киева не вышла на работу на следующий день после нашей по­беды.

— А чем тебе запомнился последний день в «Динамо»?

— Ничем особенным. У меня закончился контракт с клубом, мы с президентом пожали друг другу руки и разошлись. Ника­ких претензий к нему у меня не было, у него ко мне — тоже. Это — жизнь.

— Банкет не устраивал?

— Нет. Я же тогда карьеру еще не закончил, поехал в Азербайд­жан поиграть.

— Но в «Динамо» тебя по-прежнему тянет?

— Тянет, ведь я столько лет от­дал этой команде. Ее судьба мне небезразлична.

— Если завтра тебе позвонит Игорь Суркис, поедешь на встречу?

— Поеду. Для меня будет большой честью работать в структуре клуба с такими традициями. «Динамо» есть «Динамо», хотя я пре­красно понимаю, что на всех там места может и не хватить.

— Скоро динамовцам предстоит поединок в Донец­ке. На кого ставить?

— Переживать буду понятно за кого, а вот прогнозы делать не собираюсь. Я же не знаю, кто в каком состоянии подойдет к это­му матчу.

— Тебе уже доводилось бывать на «Донбасс Арене»?

— Еще нет. Надо поехать.

— Не жалеешь, что в твое время в Украине не было таких стадионов?

— Ну, на стадионы мне жало­ваться грех. Играть ведь приходи­лось и на «Сантьяго Бернабеу», и на «Камп Ноу», и на «Энфилде», и даже на старом «Уэмбли».

— Там аура особенная, там дух побед. Но в Донецке арена богаче...

— На «Донбасс Арене», воз­можно, намного комфортнее бо­лельщикам, но вообще поле — оно везде одинаковое. Всегда приятно, если трибуны заполнены, но когда ты играешь, стадион рассматривать некогда.

— В твою бытность футбо­листом мнение болельщиков и специалистов тебя интере­совало?

— Конечно. Старался следить и за публикациями в прессе, и за оценками журналистов.

— Но интервью за все вре­мя выступлений в «Динамо» ты дал только один раз...

— Я такой человек. Считаю, что незачем много болтать. Смо­трите, как я играю, и оценивайте. На страницах газет я могу быть и Месси, и Зиданом, и Пеле, и Марадоной. Но все решается на по­ле, а не на словах. Согласен, что периодически нужно давать ин­тервью, но частить с этим делом не стоит.

— С журналистами у тебя были конфликты?

— Нет:

— Ас наставниками?

— Тоже не было.

— А как же история стре­нером сборной Белоруссии Эдуардом Малофеевым?

— У меня с ним конфликта не было.

— Но претензии он тебе предъявлял.

— Это обычное дело, когда на­ставник предъявляет претензии футболисту. Работа тренера к этому обязывает

— Была бы возможность, что-то изменил бы в своей игровой карьере?

— Я об этом не думаю. Поезд ушел — не догонишь. Я не хочу жить прошлым — живу настоящим и будущим. Думаю о том, как стать хорошим тренером. А футболи­стом, наверное, был неплохим...

Евгений ГРЕСЬ, газета «КОМАНДА»

24.04.2010, 11:34
Топ-матчи
Лига Европы Интер Спарта 2 : 1 Закончился
Сассуоло Генк - : - 8 декабря 20:00
Чемпионат Украины Днепр Олимпик - : - 9 декабря 19:00
Чемпионат Германии Айнтрахт Хоффенхайм - : - 9 декабря 21:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть