Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Валерий Непомнящий: «После побед Камеруна на ЧМ-1990 народ просаживал сбережения»

2018-02-09 04:46 Сегодня в фокусе нашего обзора — мировое первенство 1990 года и ее главное очарование, сборная Камеруна ... Валерий Непомнящий: «После побед Камеруна на ЧМ-1990 народ просаживал сбережения»

Сегодня в фокусе нашего обзора — мировое первенство 1990 года и ее главное очарование, сборная Камеруна с непревзойденным Роже Милла. Он ни разу не вышел в стартовом составе, но забил четыре гола и перевернул с ног на голову четвертьфинальный матч против англичан — поединок, который по мнению многих, был лучшим на итальянском мундиале.

Валерий Непомнящий

До 1990 года африканские команды не котировались в футболе. Вряд ли можно назвать всплеском выступление сборной Марокко на ЧМ-1986, когда команда из Северной Африки выиграла европейский квартет с Польшей, Португалией и Англией. Марокканцы удержали нули в играх с Польшей и Англией исключительно благодаря мексиканской жаре — матчи проходили в дневное время, в самый солнцепек. А первое место в группе оформили после победы над португальцами 3:1 в заключительном туре.

Вспомните хотя бы наше интервью с датчанином Франком Арнесеном. Датчане предпочли встретиться в 1/8 финала с Испанией, а не с Марокко из-за того, что африканцы «измором» брали противника. Они и немцев в 1/8 финала чуть не измотали, если бы не гол Маттеуса на последних минутах. Да и признайтесь себе, многие из вас вспомнили бы о той сборной Марокко, если бы не эти строки? В отличие от сборной Камеруна-1990!

Уж если хотите дискуссии, то лучше вспомнить сборную Алжира-1982. Да, алжирцы не вышли из группы, но по крайней мере изменили формат игр третьего тура в группах. Именно после испанского чемпионата ФИФА приняла решение играть заключительные матчи группового этапа в одно время — после того как географические соседи Германия и Австрия использовали откровенный прокол с регламентом и прокинули алжирцев, разыграв спектакль с победой немцев 1:0, лишив африканцев места в следующей стадии чемпионата с двумя победами в активе над ФРГ (2:1) и Чили (3:2).

Но по-настоящему африканцев зауважали и даже стали побаиваться после выступления сборной Камеруна в Италии. Этот тектонический сдвиг стал возможен благодаря советскому тренеру, чье имя до 1990 года мало кто знал, но после того первенства оно уже неизменно пребывало на слуху у каждого любителя футбола.

Англии нужно было проиграть, чтобы Камерун не рухнул экономически

Валерий Кузьмич, вам хотелось бы сейчас вернуться в лето-90? Второй тайм матча Англия Камерун, ваша команда ведет 2:1... Смогли бы что-нибудь переиграть, переиначить, изменить?

— Наверное, я вас разочарую, но возвращаться ни во вчера, ни в позавчера, ни в 90-е у меня нет никакого желания. Я фаталист по жизни. Все, что должно было случиться — случилось! Ничего менять я не стал бы.

На ЧМ-1990 Камерун играл прочно и уверенно, с потрясающей легкостью и хладнокровием по принципу «мы свое всегда успеем взять». Как вам это удалось?

— Передо мной стояла главная задача — попасть в финальный турнир. У нас непросто шли дела в отборе, прямо скажем, мы со скрипом пролезли в Италию (Камерун неудачно начал отборочный цикл — домашней ничьей с Анголой и поражением от Нигерии. Первое место удалось буквально отвоевать в Нигерии, победив «суперорлов» в решающей игре в Яунде (1:0). Победный мяч на счету Франсуа Омам-Бийика. Потом пришлось еще в стыке обыгрывать Тунис — 2:0, 1:0 — авт.). После жеребьевки финальной части я четко осознавал, в какую группу мы попали. Чемпион мира Аргентина, сборная СССР, возглавляемая Валерием Васильевичем, сборная Румынии со звездными Хаджи и Лэкэтушем (не забывайте, что «Стяуа» брала КЕЧ, а потом еще раз вышла в финал — авт.). Я понимал, что эти соперники нам не по зубам. Но в то же самое время предполагал, что если не напрягать игроков, дать им свободу реализовать свой потенциал, тогда можно еще сражаться. В стартовом матче мирового первенства с Аргентиной я поставил задачу как можно жестче сыграть против чемпионов мира. Жестче — это на грани фола. Почему? Первый матч, чемпионы мира. Если помните, существовала еще практика, что мундиаль открывает не команда-хозяин, а команда-победитель. Аргентинцы рассчитывали дойти до финала, а это долгий путь в шесть матчей. Очевидно, что Аргентина не будет играть в полную силу. Поэтому если сыграть жестко, чуть ли не грубо, аргентинцы начнут себя беречь. И я дал установку ребятам играть как можно плотнее, не бояться фолить. И это нам удалось. Ребята увидели, что Марадона с Каниджой не очень-то и хотели бежать вперед.

Я думаю! Это было не на грани, а за гранью Массинг засадил ногой в грудь Марадоне, Каниджу словно газонокосилкой косили.

— Да, за гранью. Каюсь, перестарались. Нам же и два удаления прилетело — одно по делу, второе не совсем. Но дело не в этом. Игроки поверили в выполнение задачи. Они поверили, что можно обыгрывать сильных мира сего. Вторая встреча — с Румынией. Там парни находились в плену успеха первой встречи. Лэкэтуш забил два мяча сборной СССР. Я посчитал, что румын можно обхитрить — как бы показать, что отдаем им игру, но на самом деле сыграем первым номером. И это тоже нам удалось. Решила не столько тактика, сколько психология.

Как в Камеруне восприняли победу над Аргентиной в стартовом матче, особенно в свете того, что ваш вратарь Жозеф-Антуан Белл перед матчем сказал даже поражение 0:3 будет за счастье?

— Уверен, что праздновали неистово, потому что я видел, как ликовала вся страна после нашего возвращения. Корреспондент ТАСС в Центральной Африке мне рассказывал, что после наших побед над Аргентиной, Румынией и Колумбией страна гуляла так, что народ просаживал все свои сбережения. Они так праздновали каждый успех, что еще одной победы не выдержали бы. Страна же в экономическом плане нищая, а здесь столько побед за раз привалило! Не было за что праздновать очередной успех, поэтому уже нужно было проиграть Англии, чтобы страна экономически не рухнула (смеется).

С СССР хотел выпустить полурезерв

Не из-за слов Белла основным вратарем вы сделали Нконо?

— Да. Расскажу всю подноготную. Изначально Белл должен был стать не только основным вратарем, но и капитаном команды. Но после публикации в журнале, который мне принесли утром, я дал указание своим помощникам выкупить весь тираж номера. Повезло, что мы жили не в самом Милане, где должны были играть с Аргентиной, а в небольшой деревушке за городом. Поэтому пришлось выкупить от силы журналов двадцать, чтобы никто из игроков не прочитал интервью Белла. Мы вызвали Белла на ковер и спросили что же ты делаешь? Он ответил, что он свободный человек и имеет право говорить все что думает. В том интервью Белл проехался по всем — в адрес Федерации, министра спорта, которые не создали никаких условий для нормальной подготовки к ЧМ... Мы на самом деле готовились в ужасных условиях. Перед началом сборов у нас не было ни мячей, ни формы, ничего. В отборочном цикле перед одной из игр мы вообще находились на карантине в военной казарме. Кровати были двухъярусные, и на них лежали даже не матрасы, а маты. Душа не было, представьте!

Но, возвращаясь к истории Белла, после победы над Аргентиной Жозеф-Антуан Белл повел себя как настоящий мужчина. Он радовался победе наравне со всеми, хотя потерял место в составе и звание капитана. Мы никуда его не отправили, он оставался с командой до конца. И он стал помогать нам в раздевалке, стал моим помощником вместе с Роже Милла. Томас Нконо творил дела в рамке, а вот в раздевалке, в быту Жозеф-Антуан Белл вел себя как моя правая рука. Царила дружеская атмосфера.

Еще один момент. Я считаю, что мы сделали правильный шаг, разрешив игрокам привезти в Италию жен. Единственное, не все могли это позволить себе по тем временам. Те, кто играли в профессиональных клубах — смогли. А ребята, которые играли в Камеруне, не имели финансовой возможности. Но тем не менее, жены и подруги приехали, мы давали увольнительную на один день, чтобы ребята могли провести день со своими половинками. Они подзаряжались и с новыми силами воодушевленные возвращались.

Поражение 0:4 от СССР вас расстроило? И чем бы вы его объяснили?

— С одной стороны, конечно, расстроило, но с другой, подтвердило мою правоту. Объясню. Состав я определял за сутки и четверых игроков основы не собирался ставить. Двое из них «висели» на желтых карточках, и нужно их было поберечь на матч 1/8 финала, а двум другим тривиально нужен был физический отдых. Руководство и министр спорта были в курсе и согласились с моими аргументами — все равно игра с СССР для Камеруна ничего не значила. Но вдруг в час ночи раздается звонок представителя президента Камеруна. Он выразил признательность за победы, но попросил выставить на матч с СССР тот же состав, что в первых двух играх, дабы не возмущать общественное мнение — могли неправильно истолковать мое решение выставить полурезерв против своих же. Также от имени президента было сказано, что ведущих игроков можно заменить по ходу. Я поразмыслил, что резон есть уступим, скажут, что советский тренер отдает игру своим, поднимется шум... Хотя я и так понимал, что обыграть сборную Союза будет очень трудно. Уже по игре с Аргентиной было видно, что команда побежит. В общем, в первые 15 минут мы достойно играли. Но после четверти часа, когда Протасов забил гол, команда посыпалась. В итоге после поражения 0:4 у меня был путь для отхода. Вот видите, играй другие четверо, все могло сложиться по-другому, — оправдывался я.

Какие у вас были отношения с Лобановским? Удалось пообщаться в Бари?

— Как тренер я начал работать раньше, нежели Валерий Васильевич. Когда «Днепр» Лобановского пробивался в высшую лигу, а я работал в «Колхозчи», они нас растоптали, не заметив. Лобановский продолжил в «Днепре», а я ушел в ВШТ. После этого наши пути не пересекались. До Бари. Перед игрой мы поздоровались, я пожелал ему успеха, он пожал мне руку и пожелал того же. Вот и все наши отношения. Я признаю гениальность Лобановского и его вклад в развитие мирового футбола.

Как вы оцените выступление сборной СССР? Не кажется ли вам, что это просчет Лобановского?

— Мне кажется, они ошиблись с выводом команды на пик формы. Недаром говорят, что дважды в одну реку не войти. В 1990 году сборная СССР, как мне представляется, реально могла быть в четверке сильнейших. Ошибка была — неделя или полторы. Они разбежались, по сути, к игре с нами и оторвались по полной. Тогда уже СССР было невозможно остановить. Ну и второй момент — судейство. То, как судили СССР с Аргентиной, не поддается никакому объяснению. Жаль, что мы не увидели СССР в плей-офф. В общем, просчет Лобановского заключался только в том, что надо было разгрузить ребят на недельку или, может, на десять дней раньше.

Побежали добивать англичан, но попали в плен

Вернемся к Камеруну. Четвертьфинал. Мне показалось или англичане побаивались камерунцев?

— Камерунцы никого не боятся, кроме французов. Вот перед ними они неловко себя чувствуют, колониальный комплекс, знаете ли. У камерунцев все-таки осталось французское влияние. Это и безалаберность, бесшабашность, отсутствие дисциплины.

Перед игрой с Англией ребята вели себя раскованно. Делегатом на этой встрече был Колосков. Он зашел ко мне в раздевалку перед игрой. Наблюдает следующую картину. Камерунские ребята поют песни, пляшут. Колосков в недоумении: «Твои ребята к карнавалу готовятся»? Я ему отвечаю, что это обычная практика. Никакой раскованности или зажатости, никакого волнения. Англичане, в свою очередь, вышли очень зажатыми. Они в первом тайме не знали, что делать! Но забили абсолютно нелогичный гол. На установке и перед выходом на поле ребятам я сказал: «Друзья мои, если мы позволим англичанам делать фланговые передачи, ловить нам нечего. Перекрыть фланги»! И вдруг залетает этот гол Платта после фланговой подачи. Один фланговый навес за 45 минут, и нас наказали. В перерыве я сказал, что нельзя больше позволять им подавать с фланга. Как вы знаете, мы повели 2:1, но следующие два мяча пропустили из-за привозов в центре обороны, в результате чего в наши ворота назначались пенальти.

Дело в том, что тренер англичан Бобби Робсон в перерыве снял флангового игрока Джона Барнса и выпустил Питера Бердсли в середину. Это сыграло ключевую роль. Я не смог докричаться до капитана команды Стивена Татава, чтобы он не бежал вперед. Нужно было просто остановиться и не идти вперед после 2:1, а перекрыть игрока в середине. Мы же пошли забивать третий. Но я не перекладываю вину на игроков, потому что виноват сам. Этот тактический момент сыграл определяющую роль.

Почему Милла не бил пенальти, хотя сам заработал?

— Так он не был штатным пенальтистом. К точке подошел центральный защитник Эммануэль Кунде и забил. Самое интересное, что Кунде был страшным тихоходом — по полю ходил пешком, со скоростью у него совсем беда. Зато прекрасно читал игру.

Кстати, мы же не смогли на эту игру выставить двух ведущих центральных защитников. Играли Кунде с Массингом, а основными были Жюль Онана и Виктор Ндип. Ребята получили желтые карточки в игре с Колумбией и из-за дисквалификации пропускали матч с Англией. Кунде и Массинг не были профессионалами, они играли в Камеруне. Обычные любители. Самое веселое, что Жюль Онана даже в своем любительском клубе не проходил в основной состав!

Как Милла дурака обманул

С кем из советских нападающих вы сравнили бы Милла? Или Миллу...

— Боюсь, что это невозможно. Роже Милла — выдающаяся фигура в африканском футболе. Вы думаете, почему он так долго играл? Милла обладал феноменальным чувством позиции, чувством мяча, умением сыграть с партнерами, он не был эгоистом. Милла опережал время. Ну и потом он держал себя в идеальной форме, не пил и не курил, не имел ни грамма лишнего веса. В Советском Союзе игроки этого амплуа были более размашистые. Роже много не бегал, он читал игру как хороший центральный защитник. Оказаться в нужное время и в нужном месте — это его дар.

Милла был уверен, что забьет колумбийскому вратарю Игите. Откуда такая уверенность?

— А я не знаю. Божий дар! Роже перед игрой мне сказал: «Я этого дурака обману». Так прямо и сказал. И он его обокрал в дополнительное время и завел мяч в пустые ворота.

С Милла изначально была договоренность, что он будет выходить только на замену?

— Это отдельная история. Милла официально закончил играть в 1988 году. После чего он жил в Реюньоне. Это заморский регион Франции, который расположен в Индийском океане, к востоку от Мадагаскара. Ну и поигрывал там за местную любительскую команду. Несколько раз мы пересекались. Он приезжал в Камерун, смотрел матчи отборочного цикла. Я ему постоянно твердил: «Роже, давай возвращайся. Ты нам нужен». У нас были большие проблемы в атаке. Кроме Франсуа Омам-Бийика нападающих не было. Но Роже отнекивался: «Я уже закончил. Я лучше приду помощником к вам работать, если хотите».

Он вроде собирался комментатором ехать на ЧМ-1990?

— Вот этого, честно, не знаю. В феврале 1990-го мы выступили на Кубке Африки. Тогда эти турниры проводились в один год с чемпионатами мира. Выступили неудачно, не вышли даже из группы (пропустили вперед Замбию и Сенегал, и КАН-1990 выиграл Алжир — авт.). Но этот турнир мало что значил. Невозможно находиться в оптимальном состоянии в феврале и июне-июле. Поэтому этот Кубок Африки мы рассматривали как проверку.

Едем на первый сбор в Югославию перед чемпионатом мира. Без Роже. Май месяц. В один прекрасный день, после ничьей с «Хайдуком», мне звонит министр спорта и говорит, что народ обратился к Президенту Камеруна, дабы тот убедил вернуться Роже в сборную. Здесь уже Милла растаял. Прилетает. У нас на следующий день намечена двусторонка. Выпустил его в составе резервистов за 15 минут до конца. Милла первым же касанием обрабатывает мяч, убирает на замахе одного основного защитника, второму защитнику основы бросает между и забивает. Я подозвал его и сказал, что ему необязательно больше играть: «Ты уже все доказал».

Но нужно было поработать над физикой. Не забывайте, что Милла стукнуло 38. После первой челночной работы Милла падает. Отдышавшись, подходит ко мне: «Коуч, если ты хочешь, чтобы я умер прямо на поле, давай завтра еще одну такую же тренировку». «Согласен», — отвечаю. Значит, будем работать по другой схеме.

Я понимал, что «физику» ему не вернуть. И мы договорились с ним, что он будет выходить по мере готовности и надобности. С Аргентиной Милла вышел за девять минут до конца и создал голевой момент, когда мы уже вдевятером играли. С румынами вышел на тайм и забил два мяча, Колумбии забил два мяча в экстра-тайме, с Англией вышел во второй половине и тут же заработал пенальти и создал гол для Экеке.

На свежих защитников Милле было бесполезно выходить. Он был полезен, когда соперник уже подсел. Когда у защитников нарушалась ориентация, Милла великолепно выполнял свои обязанности.

Милле было 38, хотя некоторые шутили, что все 50. Были в команде по паспорту старше ребята и вообще вы заглядывали в паспорта камерунцев?

— С документами там был полный хаос, по крайней мере, в Камеруне. Как мне объясняли, в Камеруне не выдают свидетельство о рождении. Там люди в деревнях рожают десятками, и никто не ведет счет годам. Паспорта выдают только при необходимости, а такая необходимость — выезд за границу. И непонятно, сколько ему лет — четырнадцать или семнадцать. В паспортном столе африканцы называют любую дату рождения — никто не проверяет.

Поэтому у некоторых футболистов завышен возраст, у других — занижен. Я спрашивал Роже, сколько ему на самом деле. Как он мне объяснял, точной даты рождения он не знал, но утверждал, что года на два точно был старше.

В заявке Камеруна была половина любителей

Поначалу вам сложно были различать камерунских ребят?

— А вот это было интересно! Вы же знаете, что я поехал в Камерун с Львом Броварским, бывшим капитаном львовских «Карпат». Никто из нас не был ни главным, ни вторым. В начале министр молодежи и спорта Жозеф Фофе указал на Льва: «Начните главным вы». А потом поменял его на меня. Без объяснений. Французский у нас с Броварским был на одном уровне — нулевом. Он больше играл, я больше тренировал. Но почему в итоге выбор был сделан в мою пользу, мы так и не узнали.

Так вот, мы поспорили с Львом, кто быстрее запомнит лица игроков. Имена и фамилии я быстрее запоминал, чем узнавал их на лицо. Сорок человек на первом сборе. До конца сборов я пол состава так и не знал (смеется). Через некоторое время, к собственному удивлению, стал не только идентифицировать ребят, но и находить общие черты с каким-нибудь русским человеком, похожим внешне и манерой разговора.

В Камеруне же 10 разных языков. Так, на юго-западе в городе Дуала есть племя пигмеев, которые говорят на понятном только для себя языке. У меня даже были два игрока из этого племени — Эмиль Мбу и Эммануэль Мабоанг. У одного был рост 152 см, у второго — 154 см. На севере Камеруна проживают «светлокожие» камерунцы. У меня был переводчик в команде, который относился ко всем далеко не одинаково. Я поинтересовался почему. «Да ну его, он черный. Мне он противен», — отвечал переводчик. Ничего себе, думаю. Оказывается, у них есть деление темнокожих — есть такого цвета, как баклажан, а есть более светлые. В какой-то степени они расисты.

Были игроки, которые по тем или иным причинам не поехали в Италию?

— Да. В последний день перед вылетом в Италии на чемпионат мира я отчислил Мбиду, национального героя Камеруна — он забил единственный гол сборной Камеруна на испанском первенстве мира 1982 года. Он рванул в самоволку с Массингом. Хотел отчислить обоих, хотя я по природе не жестокий человек.

Собралась вся делегация. Из Бордо мы должны были вылетать в Югославию на заключительный сбор. На собрании Мбида попросил, чтобы отчислили только его. Массинг был молодой, и якобы это Мбида уговорил его пойти на ночь по девочкам. На том и остановились. Мбиду отчислили, Массинга оставили.

У Камеруна в составе было десять легионеров из Франции и вратарь Нконо, который представлял «Эспаньол». Все остальные любители, получается?

— В заявке было 22 человека. И ситуация распределилась поровну — 11 профи и 11 любителей, которые играли в чемпионате Камеруна.

Кто вас удивил, а от кого из камерунских игроков вы ожидали большего?

— Разочаровал Андре Кана-Бийик, брат Франсуа Омам-Бийика. В моем понимании, он сыграл от силы процентов на сорок своих возможностей. В чем причина, я так и не разобрался. Внешне он раскован, свободен, но в играх был страшно зажат, хотя был быстрым, эластичным, а с мячом так и вовсе работал лучше всех. Во-первых, на чемпионате мира он страшно подвел — получил прямую красную карточку в игре с Аргентиной, потом заработал желтые карточки в игре с СССР и Колумбией и был дисквалифицирован еще и на игру с Англией. Во-вторых, он играл произвольно, не по заданию. Второй, кто разочаровал — Бонавентуре Джонкеп. Он тоже сыграл ниже своего уровня. Он был возрастной игрок, я его ставил-ставил, однако он не оправдал себя.

А удивил — Сириль Маканаки. Он стал очень популярным из-за своей прически с дронами на голове.

Дредами...

— Да, дредами. Он буквально летал по полю. Мабоанг сыграл на своем уровне. Никто не ожидал, что Ндип и Онана, два центральных защитника, могут сыграть на приличном уровне. Вот они тоже порадовали.

Удачное совпадение с именем

Каково работать за рубежом, не зная языка?

— Это спорный момент, и до сих пор у меня есть своя позиция на сей счет. Конечно, если тренер говорит на языке той страны, где он работает — априори это большой плюс. Мне языки трудно давались. Я не Гвардиола, который поехал в Германию и выучил немецкий, поехал в Англию и быстро заговорил по-английски. Молодец, вопросов нет! Но в моей практике мне пришлось работать в Китае, Японии, Южной Корее. И тьфу-тьфу, мне кажется, я везде был успешным. Поставленные задачи выполнял без знания языка. Лишь в Турции мне на второй год не нужен был переводчик.

По нынешним временам черным слова поперек не скажи сразу обвинят в расизме! У вас случались проблемы такого рода или в 1990 году было попроще?

— Никаких проблем! Я влюбился в Камерун. Камерунцы — легко ранимые. Игроки были зависимы от диктата тренера. Но я не был диктатором и с большим уважением ко всем относился, может быть, поэтому они всегда соблюдали субординацию.

Обычно в Африку едут «белые сагибы» с большим футбольным именем и определенной репутацией. Каково вам пришлось в этом плане вряд ли кто-то из ваших подопечных знал, кто такой Непомнящий?

— На мою репутацию очень хорошо повлиял Валерий Васильевич Лобановский. Министр молодежи и спорта господин Фофе был восхищен игрой сборной СССР на ЧЕ-1988. У него были контакты в Москве, и он попросил найти им специалиста подобного калибра. В Федерации Футбола СССР нашли своего Валерия. Вот так я и поехал в Камерун. Как мсье Валерий! Тогда же не было Интернета, и никто не понимал, кто такой Валерий Непомнящий и какие его заслуги. Стаж у меня был, но далеко не того калибра.

Но мне было легко работать в Камеруне, потому что я работал с любителями. Чемпионат Камеруна игрался в субботу-воскресенье, игры спаренные. В Яунде было четыре команды, в Дуале — две. Например, в субботу я мог посмотреть два матча в Яунде и два поединка в воскресенье в Дуале. В общей сложности восемь команд. Во вторник я уже тренировал понравившихся ребят. Мои помощники работали в командах Яунде и Дуалы. Эти тренеры были не совсем опытные, прямо скажем. Я быстро разобрался в камерунском футболе, составил местным специалистам программу тренировок. Мне удалось стать своим человеком в Камеруне! А одна из основных задач главного тренера — коллектив единомышленников среди помощников. Помощники доносили Фофе — мол, человек понимающий и хочет научить ребят играть в футбол. Так мне и удалось удержаться на посту главного тренера сборной. Хотя в среде журналистов немало было разговоров, что перед началом ЧМ-1990 нужно заменить главного тренера. Но за меня горой стоял Фофе, вот и не стали менять коней на переправе. Дело в том, что похожая история случилась в 82-м. Поляк вывел сборную Камеруна на мундиаль, но потом его заменили на француза (югослав Бранко Жутич. А на ЧМ-1982 команду повез француз Жан Венсан, знаменитый форвард — авт.).

На матч с Аргентиной игроки могли не выйти

Особенности работы в Камеруне вуду, шаманы и прочие африканские штучки. Сталкивались?

— Я только постфактум с удивлением узнал, что у нас в команде был шаман! Но когда я работал, то ни сном ни духом не ведал об этом. Да, в деревнях у них и по сей день практикуют шаманство, но футбольный коллектив считался цивилизованным миром.

Чем-то можно стимулировать камерунцев кроме денег?

— Суточные — три доллара. Плюс питание. Все. В случае попадания на ЧМ-1990 игрокам полагалась неплохая премия. Но никто этих денег не увидел. Гром грянул перед игрой с Аргентиной. Игроки подошли ко мне и сказали, что не выйдут на матч, пока не получат положенный бонус. Я передал информацию Фофе, а тот — президенту Камеруна. Это все происходило уже в Милане. К счастью, незадолго до встречи им выдали деньги. Я ни копейки не получил. Ни за отборочный цикл, ни за участие в ЧМ. У меня был контракт с министерством труда СССР, по которому я как государственный служащий не имел права получать премиальные. Мне оплачивались только командировочные.

Самое грустное, что ребятам пришлось целый год после чемпионата мира ждать деньги за участие в самом мировом первенстве. ФИФА направила на Федерацию Камеруна, по-моему, 2,8 миллиона долларов. Очень крупная сумма по тем временам. А дальше приключилась детективная история. Президент Камеруна арестовал эту сумму денег. Камерунские журналисты раскопали какие-то документы со схемой откатов. В общем, на протяжении года шли разбирательства. Но игроки в конце концов свои премиальные получили.

Обратил внимание, что вы с тренерским штабом на всех играх в очках сидели. Вы как игроки в покер скрывали ход мыслей?

— Первый матч против Аргентины в Милане мы сидели против солнца, второй в Бари с Румынией — та же история. А потом уже по фарту (смеется).

На каждом из матчей группового этапа в нашей группе была очень низкая посещаемость. Сколько камерунских болельщиков прилетело в Италию?

— А вы знаете — немало! Вот вам и нищая страна. Я очень удивился. Думаю, не меньше двух тысяч. Мне говорили, что в Милане один отель чуть ли не полностью камерунцами был занят.

Казус возник перед игрой с Англией. Нашим болельщикам выделили билеты в сектора к англичанам. Все начали бить в набат, мол, что делать? «Ничего», — отвечаю. Камерунские люди очень доброжелательные. Они аплодируют сопернику, если противник играет хорошо. Я помню, как мы играли с Нигерией в отборе. Если нигерийцы проводили красивую комбинацию, камерунцы им аплодировали. Камерунцы — как театральная публика.

Камерунцы — африканские бразильцы

Почему после 1990 года сборная Камеруна ни разу не вышла в плей-офф ЧМ?

— Я наблюдал за сборной Камеруна на Кубке Конфедераций в Москве. Может, не совсем корректно говорить, но мне кажется, проблемы Камеруна в тренерском штабе. Игроков нельзя зажимать, им нужно давать свободу. Камерунцы столько лет были зажаты в тиски: шаг влево, шаг вправо — чуть ли не расстрел. Сейчас многие камерунские ребята играют в ведущих европейских лигах и клубах. Они хорошо воспитаны профессионально. У камерунцев был Это’О, человек с богатым футбольным кругозором, но Камерун ничего не смог добиться. Если команда с мячом, она должна творить, фантазировать. Это в обороне игроки должны играть строго по требованию, но не в атаке. Камерунцы созданы для импровизации. Мне не понравилась игра Камеруна на Кубке Конфедерации-2017.

Наслышан, что с вами очень хотел встретиться Самуэль Это’О. Нашел?

— Конечно. Мы встречались. Еще когда он играл в «Анжи». Он ко мне подошел в «Лужниках». Сказал, что его папа восхищался игрой Камеруна на ЧМ-1990. Я в свою очередь ответил, что восхищаюсь его игрой. Это’О — приятный парень!

Не звали больше работать в Камерун?

— Звали. Я в 1993 году был в Камеруне, когда приезжал за игроками в Турцию. Хотя у меня и закалка советская, и я через всякие ситуации прошел — паспорт мой камерунцы прятали, и зарплату предлагали повысить в два раза, второй раз я не смог бы там работать.

Когда и где вы впервые услышали прозвище Камеруна «Неукротимые львы»?

— Я очень долго не мог понять, что значит эта фраза на французском. Мой переводчик плохо знал русский язык, не мог ее перевести. Ребята из посольства помогли. Это где-то через месяц работы в Камеруне. Их прозвище «Неукротимые львы» существовало всегда, оно никак не связано с выступлением сборной на ЧМ-1990.

Только честно, вы видели лучше африканскую сборную, чем тот Камерун-1990?

— Насчет лучше или нет, трудно судить. Могу сказать, что мне понравилась сборная Сенегала в 2002 году. Из недавних — сборная Ганы на ЧМ-2010. Эти две сборные повторили результат Камеруна. Я всегда с уважением относился к сборной Кот-Д’Ивуара. У них больше талантливых футболистов, чем у Камеруна.

Что выделяет Камерун среди других африканских сборных?

— Когда я только приехал в Камерун, мне сказали, что я буду работать с африканскими бразильцами. Для камерунцев работа с мячом — приоритетная. С мячом они действительно дружат. Я с удивлением вскоре узнал, что у камерунцев есть тихоходы и такие игроки, которые вообще не держат физическую нагрузку. Все как везде. Всегда хотелось иметь 2-3 человека, чтобы укрепить состав.

Были ли вы на улице Валери в Яунде и в баре «Непо», которые названы в вашу честь?

— Конечно. Я еще в 1993 году проехался по местам боевой славы. Улица Валери состояла из трех домов. Вывеска чуть ли не от руки написана. А вот бар более солидный. Я не знал, где он находится. Переводчик показал, когда ехали по городу. Я зашел. Мы присели. Потом даже несколько фотографий появилось, что мсье Валери посетил бар «Непо».

Угощали бесплатно?

— Я равнодушен к пиву и ни грамма не попробовал. Зашел посмотреть и вышел.

Мог принять сборную США и Южной Кореи

Верите в то, что Камерун может играть договорняки? Наслышаны о нашумевшей истории на ЧМ-2014? За несколько часов до матча Камерун Хорватия сингапурский организатор договорных матчей Уилсон Радж Перумал написал в своем аккаунте в Facebook, что игра завершится со счетом 0:4, а в первом тайме один из футболистов получит красную карточку. Так и случилось. Алекс Сонг был удален на 40-й минуте за очень странный фол. Камерунский полузащитник ударил нападающего сборной Хорватии Марио Манджукича по спине...

— В этой жизни все может быть. Честно говоря, я счастлив, что подобных историй в моей практике не случалось. А по вашему вопросу я не могу ответить ни да, ни нет.

За какую сборную, кроме России, будете переживать на ЧМ-2018?

— Это как в анекдоте. Разговор друзей перед началом чемпионата мира по футболу. — Ты за кого болеть будешь? — Как «за кого»? За наших, конечно! — Ну это понятно. А потом?

Исторически я болел за голландцев, но сейчас их нет. К итальянскому футболу я не очень хорошо отношусь, но там столько звезд, и жаль, что их не будет на ЧМ-2018. Я уже давно равнодушно отношусь ко всем сборным. Мне интереснее Лига чемпионов, если быть откровенным. Это турнир на порядок выше классом, чем чемпионат мира. Я считаю, чемпионат Европы даже сильнее чемпионата мира. Может, я чересчур субъективен, но это моя точка зрения. Мне интересно, когда кто-то из темных лошадок выстреливает. Как Исландия и Уэльс на прошлом Евро. За игрой звезд я наблюдаю в Лиге чемпионов, где собираются лучшие из лучших.

Как вы думаете, какая африканская сборная должна удивить?

— Никакая! У многих есть суперигроки, но у африканских команд нет внутреннего порядка. Без дисциплины высоких результатов не добьешься.

Вы работали в Японии, Китае, Южной Корее. После всплеска в 2002 году азиатские сборные больше не удивляли. Почему?

— Сейчас у них работают местные специалисты. Они немного не дотягивают по уровню. Как у корейцев, так и у японцев есть талантливые футболисты, они могли бы выступить достойнее, но этим сборным, как и африканским, тоже нужна огранка.

Вы были Тренером года в Китае. А была вероятность возглавить главную сборную глядишь, и не дали бы Милутиновичу поработать с пятой командой на ЧМ?

— С Борой у нас вообще интересная история. После ЧМ-1990 мне предлагали работать в сборной США, но я отказался. Бора недоумевал — мол, что ты делаешь. Но мне поставили условие за четыре месяца овладеть английским языком. Бора говорил, что надо было ставить подпись под контрактом, а потом по ходу разобраться. Потом мы в Китае встретились. Но Китай у меня не было возможности принять. А вот Южную Корею мог.

В каком году?

— После ЧМ-1994. У меня был контракт с южнокорейским клубом. Но я только что подписал контракт на два года и не стал разрывать его.

Бышовец говорил, что тренер способен работать до 60 лет. Возразите?

— Я помню эти его слова. Мне исполнялось 60 лет, и я дал большое интервью «Спорт-Экспрессу». Заголовок вышел: «Шестьдесят на шестьдесят». Я ощущал себя тогда на свои 60 лет. Я так психологически измотался после очередного контракта в Азии, что хотелось все бросить. Но спустя пару недель словно отлегло. Мне снова захотелось в бой! И я продолжил тренерскую деятельность. Прошло еще пять лет, и я все равно хотел работать. Так прошло еще пять лет. Мне будет 75, и я не стану лукавить, мне хочется снова себя проявить. Тренерское дело — это наркотик. Понятно, что материальная заинтересованность тоже играет роль. Но это ощущение, как ты управляешь командой, как ребята на тебя смотрят настоящий адреналин! Да, на моем лице, может, уже и виден отпечаток прожитых лет, но в душе я себя ощущаю молодым. Почему в 70 лет человек может управлять страной, а управлять командой не может? Я абсолютно не устал от футбола.

Почему вам так и не удалось поработать с отечественными топ-командами?

— А это вопрос не ко мне. Однажды у меня случился разговор с одним президентом клуба. На мой вопрос — скажите, почему в вашем клубе не работает отечественный тренер — я услышал ответ. «Они воруют». Меня страшно покоробило. С другой стороны, я подумал, а может, и правда воруют?

Кем вы себя больше ощущаете русским или туркменом? Были с этим какие-то проблемы, особенно когда разваливался Союз?

— Я — космополит. Я верю в судьбу, в то, что кто-то над нами есть. Я верю, что кто-то или что-то мне помогает. В любой стране я находил для себя лучшее, что есть в этой стране. У меня непросто складывалась судьба в Камеруне, тем не менее я очень доволен этим этапом жизни. В Турции нелегко работать, там в командах по шесть директоров и каждый требует ставить своих игроков. Но я с удовольствием вспоминаю турецкое прошлое, японское, где я проработал только один год вместо положенных трех — серьезные проблемы возникли у супруги, и я передал бразды правления клубом Гаджиеву. Для меня вопрос, кто я больше — русский или туркмен, вообще не стоит. Я не знаю, как вы узнали мой номер, но у меня есть друг из Украины, с которым я поддерживаю чуть ли не ежедневную связь. У меня есть друзья в Армении, Грузии, Азербайджане, Прибалтике, поэтому мне легко живется везде. Я полжизни провел в Туркмении, где все друг друга знают. Маленькая страна, маленький город. Мне до сих пор звонят мои туркменские воспитанники, хотя их разбросало по всему миру. Поэтому я — человек мира!

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ, журнал «Футбол»

09.02.2018, 04:46
Топ-матчи
Чемпионат Германии Боруссия Нюрнберг - : - 18 декабря 19:30
Чемпионат Франции Кан Тулуза - : - 18 декабря 20:30
Чемпионат Италии Болонья Милан - : - 18 декабря 21:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть