Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Николай МЕДИН: «Коноплянка и в «Барселоне» бы не затерялся»

2010-06-06 16:30 Бывший вратарь «Днепра» Николай Медин — о вехах своей карьеры и перспективах нынешней команды из Днепропетровска, возглавляемоей Владимиром Бессоновым. Николай МЕДИН: «Коноплянка и в «Барселоне» бы не затерялся»

Бывший вратарь «Днепра» Николай Медин — о вехах своей карьеры и перспективах нынешней команды из Днепропетровска, возглавляемоей Владимиром Бессоновым.

ВЫРОС НА УЛИЦЕ

— Путь в футбол вам пророчил Кучеревский? Мимолетный монолог в лифте воплотился в жизнь?


— Более чем. Помню, я еще был одет в спортивный костюм клуба «Колос». Пока ехал лифт, Евгений Мефодьевич точно обрисовал мою дальнейшую жизнь. «Закончишь школу — приедешь в Днепропетровск. Я возьму тебя в „Днепр“, будешь играть. Поступишь в институт. Выберешь себе красивую девушку. Женишься. Получишь квартиру, машину. Будешь играть в футбол и детишек воспитывать».

— С Мефодьевичем знакомы были?

— Заочно. Я учился в никопольском спортинтернате, но он лично не знал, кто я.

— Из Никополя вышло много хороших игроков — Павел Яковенко, Сергей Беженар, Сергей Шавло... И Жиздик с Емцем там начинали, и Мефодьич в Никополе работал. Кто-то после Медина засветился из Никополя?

— Кирюхин и Закарлюка. Никополь всегда славился футбольными талантами. Коля Кудрицкий, Александр Омельчук, Виталий Пантилов...

— Как начинался вратарь Николай Медин?

— Очень просто. В детские годы я принимал участие в баталиях двор на двор, и так как был в числе младших, меня старшие ребята отправляли в ворота. Впрочем, когда записался в футбольную секцию, действовал на позиции нападающего. Однажды наш вратарь не пришел на тренировку, и я ради интереса согласился встать в рамку. Встал на свою голову! (Улыбается.)

— Первую получку на что потратили?

— Первые деньги я получил в виде премии, можно сказать, суточных. На что потратил? Я еще в школе учился... На мороженое, наверное. Или на всякую ерунду. Первую зарплату в «Днепре» отдал маме. Точнее, половину зарплаты, деньги самому уже нужны были.

— Не страдали по юности лет звездной болезнью?

— Откуда ей взяться? Нечем было гордиться! Я ж не нападающий, которому достаются все лавры. Вратарь если пропустил, значит, виноват. Пропустил между ног — вдвойне виноват! (Улыбается.)

— Росли хулиганистым парнем или пай-мальчиком?

— Хулиганистым. Вырос на улице. Учебе внимания уделял мало, за что перепадало от родителей.

— Может, и в милицию попадали?

— Нет. У меня папа милиционер (смеется).

— А мама кто по профессии?

— Электросварщик.

— У кого-то из знаменитостей брали автограф?

— В отличие от сверстников, этой болезнью не страдал. Даже не возникало желания.

— За первую команду «Днепра» в каком возрасте дебютировали?

— Мне исполнилось двадцать. Вышел в чемпионате против «Буковины» в Черновцах. Если не изменяет память, мы не проиграли, и я не пропустил. (Не изменяет — матч завершился нулевой ничьей. — прим.ред.)

ЗА «ДНЕПР» ИГРАЛ ВО ФРАНЦУЗСКОЙ МАЙКЕ

— В еврокубках вы впервые сыграли в 1993-м, когда «Днепр» стартовал в Кубке УЕФА. Поход «днепрян» прервал во втором раунде немецкий «Айнтрахт». Шансы пройти команду из Франкфурта-на-Майне были?


— Естественно. У нас очень хороший и перспективный коллектив подобрался. И молодой. По большому счету, в Европе нас никто не знал, и в дуэли с «Айнтрахтом» мы выступили в роли темной лошадки. После поражения 0:2 в Германии у нас была возможность преодолеть немецкий барьер. Дома мы выиграли 1:0, и могли отыграть еще один мяч.

— Это когда финский арбитр не поставил пенальти на последней минуте в ворота «Айнтрахта»?

— Именно. Отчетливо помню тот эпизод, он мог бы повернуть ход игры в другое русло. Ворвавшегося в штрафную Геннадия Мороза откровенно снесли, но свисток арбитра промолчал. Для того «Днепра» участие в еврокубках было чем-то неизведанным, совершенно новым. В 1/32 финала прошли австрийскую «Адмиру-Ваккер».

— Следующий матч в Европе вы провели спустя восемь лет против «Фиорентины». Сергей Валяев, игравший тогда за днепропетровцев, рассказывал, что «фиалки» на голову сильнее днепрян выглядели?

— Шансы есть всегда. Всё зависит от везения, удачи, мастерства. Да, где-то нам в Днепропетровске повезло, что мы отстояли 0:0. Во Флоренции, конечно же, итальянцы имели неоспоримое преимущество, но даже при таких раскладах мы имели шанс. Проигрывали 0:2, но в конце игры Слабышев отквитал один мяч и забей мы еще раз — в следующий раунд прошел бы «Днепр». У «фиалок», несмотря на сильный подбор исполнителей, в чемпионате Италии на тот момент дела шли не ахти, и еврокубки для них были отдушиной — возможностью реабилитироваться в глазах своих болельщиков.

— Кто показался острее: Кьеза, Миятович или Нуно Гомеш?

— Кьеза! Зрелый хитрый нападающий, превосходно исполняющий штрафные. Да и один из двух голов в мои ворота на его счету.

— В еврокубках вы провели достаточно игр. Какой из них самый трудный?

— Самый первый. Против «Адмиры Ваккер». Ответственность, более сильный уровень, новые впечатления. Самую запоминающую игру провел против «Фиорентины» на «Артемио Франки».

— А как же поединок в Гамбурге?

— Он другим памятен.

— Чем?

— Фанатской трибуной. Оттуда летело всё что ни попадя — зажигалки, монеты.

— Сувениры, однако...

— Не до того было!

— Полевые игроки не избегают возможности обменяться футболками с оппонентами по встрече. Как дело обстоит у вратарей?

— Проблематично. Сейчас проще, поскольку майки можно заказать. А тогда мы не имели такой возможности — один, в лучшем случае два вратарских свитера в распоряжении.

— У вас есть чьё-то вратарское облачение?

— Только один свитер. Поменялся с одним вратарем команды второго французского дивизиона. По просьбе француза.

— Отказать ему не могли?

— Неудобно было... Мы ж в Европе играли, еще Советский Союз существовал. Еще подумали бы о нашей стране не то! К слову, в этой клетчатой майке я еще в чемпионате Украины играл продолжительное время (улыбается).

РЫКУНУ В КОМАНДЕ НЕ НАЛИВАЛИ

— Еврокубки и национальный чемпионат — две большие разницы?


— Несомненно. Чемпионат — затяжной турнир, в еврокубках задача решается в двух играх. И конечно, ответственность за результат несопоставима — удачно выступить в Европе гораздо престижнее, нежели занять высокое место в чемпионате.

— Самое большое количество мячей, которое приходилось доставать из сетки собственных ворот?

— Могу сказать сразу — шесть. Произошло сие на заре моей карьеры, когда играл в дубле «Днепра» еще в Советском Союзе. Мы встречались с московским «Спартаком», и один из мячей в мои ворота забил вратарь Алексей Прудников. В прошлом году ветераны «Днепра» и «Торпедо» отмечали 20-летний юбилей их встречи в финале Кубка СССР — Прудников приезжал играть за автозаводцев, и я ему напомнил пропущенный мной гол 21-летней давности. Алексей отшучивался: «Неужели? Как я мог?». Сам же я к «точке» в официальных встречах не подходил. Правда, возможность такая могла представиться. При Николае Федоренко в «Днепре» было время, когда наши пенальтисты постоянно мазали с «точки», и Федоренко не выдержал, сказав, что следующий раз к 11-метровой отметке подойдет Медин. К сожалению, чемпионат завершался, и рефери в чужие ворота пенальти больше так и не назначил.

— Когда «Днепр» уступил 0:6 «Шахтеру» в 1998-м, разве не вы стояли?

— Нет. Сергей Перхун.

— Трагедия с Перхуном заставила рыдать всю страну. Как вы ее пережили?

— Очень тяжело, долго приходил в себя... Я потерял близкого человека, футбольного товарища. Я его воспитывал, если можно так выразиться, учил футбольным премудростям на правах старшего. Страшно было...

— После того события отношение к футболу у вас не изменилось?

— Нет, а как оно может измениться?!

— Играть не стали осторожнее?

— Когда играешь, не думаешь об осторожности. Есть мяч, есть соперник, есть определенные задачи и цели.

— Ваша жизнь когда-нибудь висела на волоске?

— Футбольная карьера висела — это точно. Я пережил семь операций, одна из которых была чрезвычайно серьезной, и если б она прошла неудачно, я бы закончил с футболом.

— Возвратимся в 1998-й. Не худший ли это год был в истории «Днепра»? Итоговое 12-е место, влеты «Карпатам» и запорожскому «Металлургу» 1:4, смены трёх наставников...

— Согласен, переломный момент в истории «Днепра». Тогда происходила смена поколений, не было сильных игроков, стабильности в клубе, захлестнули финансовые проблемы. Порядка не существовало, поэтому результаты показывали неудовлетворительные.

— Начинал играть в составе днепрян 20-летный Саша Рыкун. Поговаривают, на тренировки он уже тогда приходил выпивши...

— Саша — футболист от Бога. Все пытались ему помочь, но он ничего не мог поделать со своими человеческими слабостями. Поверьте, ему никто не наливал в команде, наоборот, его все поддерживали. Понимаете, футбол не каждому дается. Вот Саше он дался свыше. Это его и погубило. Он понимал, что футбол приносил ему хорошие деньги, но ему много не надо было. Остановиться он не мог.

— Калиниченко слыл перспективнее Рыкуна?

— Нет. Макс по-своему хорош, но заработал он себе имя каждодневным трудом. Рыкуну было дано от природы.

— Глядя на Макса тогдашнего и сегодняшнего, в чем видите различия?

— Максим стал мудрее: и по жизни, и по поведению на футбольном поле. Возраст берет свое — он уже не такой быстрый, как раньше. Зато появилась футбольная мудрость. И если бы добавить к этим знаниям быстрые ноги — Макс был бы в числе лучших футболистов страны.

У КОНОПЛЯНКИ БЫЛ ВЕТЕР В ГОЛОВЕ

— Резкий прогресс Коноплянки вас удивил?


— Нет. Я видел его перспективу, работая бок о бок с ним три года в дубле. Было видно, что это игрок основного состава, но ему нужно время. У него прекрасный дриблинг на скорости, хорошая техника, видение ситуации. Коноплянка и в «Барселоне» бы не затерялся.

— В дубле «Днепра» он на голову выше всех был?

— Да.

— Даже Лёпы?

— Понимаете, Коноплянку не спешили подпускать к основному составу. У него гулял ветер в голове. С возрастом он стал намного дисциплинированнее и стал понимать, что прелести молодой жизни могут помешать стать сильным футболистом.

— Кажется, Лёпа тоже нешуточно зазвездился и остановился в развитии из-за своего сложного характера.

— Что значит зазвездился? Возможно, где-то Лепа и расслабился, ощутив денежный соблазн, назовем его так... Но он человек неглупый и должен осознать это. Не считаю, что он остановился в развитии. Он получил тяжелую травму, и поэтому его отправили в аренду в Кривой Рог. В «Кривбассе» он наберет лучшие кондиции и вернется в «Днепр».

— Почему Лёпу подпустили намного раньше, чем Коноплянку? И в целом, не кажется ли вам, что нашу молодежь подпускают к взрослому футболу поздновато? В 21-22 наш футболист считается еще перспективным, а в это время в Европе Кркич, Педро, Бускетс вовсю рубятся с лучшими командами мира...

— По поводу Лёпы и Коноплянки ответ лежит на поверхности. Лёпа физически крепче и раньше созрел для взрослого футбола. Вот Протасов его и подпускал к основе. Лёпа начал быстро раскрываться, но потом случилась та злосчастная травма. Касательно второго вопроса — на мой взгляд, корень нашей проблемы в футбольном воспитании.

— Каков главный недостаток в игре нынешнего «Днепра»?

— Не хватает стабильности. Бессонов работает над этим, и не только. Он хочет привить игрокам футбольную агрессию, заставляет прессинговать, работает над психологией ребят, чтобы они не довольствовались малым, а двигались дальше вперед.

— Вы верите в удачный еврокубковый поход «Днепра» в сезоне-2010/11?

— Как жить, если не верить? Верю не только я, но и тренеры, болельщики, сами ребята. Главное, чтобы ребята хорошенько отдохнули в отпуске и подошли к новому сезону «голодными» по футболу.

БЕЛИКА НЕ ПОНИМАЮ

— Вернемся непосредственно к вам. Когда вы находились в лучшей форме?


— В начале футбольного пути. По правде сказать, в каждом году случаются как хорошие, так и неудачные игры. Созрел как вратарь я при Федоренко — это 2000 год.

— Как вы оказались в Элисте?

— Из команды ушел Бернд Штанге. «Днепр» принял Вячеслав Грозный. У меня были порваны крестообразные связки. Я восстанавливался после травмы, на первые роли в «Днепр» пригласили Илью Близнюка, и мне места в составе не находилось. А тут как раз позвонил мой земляк, бывший игрок киевского «Динамо» Пал Саныч Яковенко, и пригласил в российский «Уралан».

— До поры до времени дела в «Уралане» складывались замечательно, у вас была длительная сухая серия. Переломным моментом стал пропущенный курьезный гол в игре с саратовским «Соколом»?

— Нет. Да и гол не совсем курьезный. Мяч после штрафного попал в штангу, затем мне в голову и влетел в ворота. Мы уступили 0:1, хотя имели кучу моментов, чтобы, по крайней мере, свести матч вничью. Никто выдворять с состава меня за этот пропущенный гол не собирался. Всё намного прозаичнее. Через некоторое время я травмировался на тренировке и две последние игры первого круга пропустил. После перерыва места в основе мне тоже не нашлось. Пал Саныч, как известно, победный состав не меняет, и я отошел на второй план.

— А может, все-таки дело в конфликте с Яковенко?

— Было и такое... Николай Петрович Павлов летом звал меня в «Ильичевец», но я же не мог так просто покинуть «Уралан».

— Ходили разговоры, что в Калмыкию мог приехать играть сам Марадона. Слухи имели под собой почву?

— Имели! Но здесь была более коммерческая составляющая, нежели футбольная. Марадона хотел приехать, провести мастер-класс и даже выступить в роли консультанта или спортивного директора команды. У него был свой интерес — Диего хотел наладить торговлю черной икрой из Астрахани, продавать ее в баночках, на которых в качестве рекламы красовался бы его портрет.

— «Уралан» покинули по личной инициативе?

— Я играл в аренде. У меня еще на два года был рассчитан контракт с «Днепром». Хотя «Уралан» хотел, чтобы я остался в Элисте. Команда как раз вышла из первой лиги в высшую. Но там возникла непонятная ситуация с Яковенко — Пал Саныч то уходил, то оставался. Я предпочел вернуться в «Днепр».

— Вы провели более 100 сухих матчей за карьеру. Интересно, сколько минут составляет ваша самая длительная сухая серия?

— То ли 500, то ли 600 с гаком минут. Надо статистику поднять. Насчет цифр я не заморачиваюсь. Знаю, что серий было две.

— Кто забивал вам чаще других?

— Недавно статистику Андрея Воробья посмотрел. Интересно стало, сколько из 100 своих голов в вышке он вколотил мне. Оказалось, только два. Ребров, по-моему, ни одного мяча не забил. Гецко забивал почаще. Вот Белик хвастается, что два мяча мне положил, один из них — с центра поля.

— Это когда было?

— В игре на Кубок. Я подстраховывал ребят, вышел из штрафной, кто-то обрезался, и Белик сумел забить мяч в ворота издали.

— Касательно Белика. Считаете, у него еще есть перспективы в футболе?

— Есть, если он покинет «Днепр». Он старается, работает на тренировках, но в «Днепре» у него нет перспектив. Ему надо играть, играть и играть, и тогда всё к нему вернется. А просто сидеть... Откровенно говоря, этого я не понимаю.

— Были футболисты, которых вы побаивались в футбольном смысле, выходя на поле?

— Абсолютно нет! Все ж мы люди, а не звери. Кто-то умел и мог больше сделать на футбольном поле, кто-то — меньше. Вот и вся разница.

— Чьи удары со штрафных/пенальти парировать было затруднительно?

— Когда я поддерживал форму, играя за дубль, больше всего хлопот мне доставляли удары Саши Алиева. Прекрасный исполнитель штрафных ударов. Мне очень понравилось. Понравилось в том плане, что я ощутил всю прелесть его ударов на себе (смеется).

— Вы изучали игру форвардов на предстоящий матч?

— Конечно. Это ключевой элемент подготовки к игре. Надо знать, кто исполняет штрафные, угловые, кто бьет с какой ноги, кто как открывается, кто под какую ногу подбирает мяч для удара. Во время игры оно потом всплывает из подсознания.

ОДНАЖДЫ В ТРОЛЛЕЙБУСЕ НОЖ К ШЕЕ ПРИСТАВИЛИ...

— Вратари оставляют впечатление самой умной позиции на поле. Как считаете, почему?


— Потому что если вы встанете в ворота и посмотрите вперед, откроется поле боя. Естественно, вы как руководитель, управляете обороной, начинаете атаку, подсказываете игрокам. Наверное, в детстве все играли в настольный хоккей — там надо управлять не одним игроком, а дергать все позиции. Так вот и в футболе вратарь, можно сказать, дергает игроками. Вратарь видит поле, и его подсказки помогают игрокам обороны принимать правильные решения.

— Хоть раз видели слезы в раздевалке?

— Конечно.

— Сами не плакали?

— Однажды... Мы играли в Шепетовке, нам били два 11-метровых. Один удар я парировал, и второй тоже отбил, но защитники позволили бьющему добить мяч в сетку. В итоге мы проиграли 1:2. Было очень обидно.

— Кто самый сентиментальный футболист, попавшийся вам на пути?

— Навскидку я и не вспомню. Но слезу пускали многие!

— Кто из тренеров особенно дружил с юмором?

— С этим мне на тренеров везло! Мефодьевич (Кучеревский. — прим.ред.) мог отмочить шутку, Бессонова без юмора представить невозможно, Штанге тоже острил.

— Если бы остались записи старых ваших матчей — какой посмотрели бы в первую очередь?

— Все еврокубковые игры (их у Медина 12. — прим.ред.), встречи с киевским «Динамо», «Шахтером». И с десяток разных матчей, в которых я повлиял на исход поединка или на турнирное положение.

— Футбол всегда стоял для вас на первом месте?

— После семьи — да!

— Суеверие вы отрицали, а вот привычки были. Выходя на поле, вы обязательно крестились. Потом делали резкое ускорение до штрафной площадки, в которую предпочитали войти с правой ноги, целовали перчатку и, подпрыгнув, касались ею перекладины. (Очень интересно. И это не суеверие?! — Ред.) Бывало, что промахивались?

— Не случалось (улыбается).

— Какой самый опасный предмет летел в вас во время игры?

— То, что летало во время игр — банки, яблоки, зажигалки, брелки, мелочь — не так пугало по сравнению с тем, что однажды произошло в троллейбусе. После одной из неудачных игр я возвращался домой с супругой и маленькой Кристиной. Внезапно я почувствовал возле шеи острый предмет, а затем голос: «Коля, команда сыграла безобразно, но к тебе претензий меньше всего». Смотрю, а у него в руках финка выкидная! «Держи нож, это подарок тебе», — послышалось слова дальше...

— Испугались?

— Не столько за себя, сколько за ребенка.

КАК ЕЗЕРСКИЙ АРБИТРОВ ДОГОНЯЛ

— Когда, на ваш взгляд, футболисту можно начинать платить серьезные, большие деньги, не боясь, что они начнут разрушать его стремление работать, добиться серьезных высот в карьере, вообще разрушать личность?


— В этом плане правильно было бы ввести одну систему оплаты труда, вне зависимости от индивидуальных качеств игрока. К примеру — Коноплянка. Он засветился, и с ним тотчас клуб подписывает приличный денежный контракт, боясь его потерять. Из-за этого человек может сломаться. Я бы предложил ступенчатую системы заработной платы: прошел молодой футболист определенный возраст — ему подняли ставку, еще год-второй — и снова подняли, а потом уже с ним можно заключить полноценный контракт. Иначе это превращается в бич нашего футбола. Подписал 18-20 летний футболист немаленький по деньгам контракт и считает, что он уже звезда. Естественно, он останавливается в росте.

— Журналисты привыкли спрашивать у голкиперов, кто у них любимый страж ворот, на кого они равняются. Я пойду обратным путем и спрошу, кто для вас самый ненавистный вратарь в мире?

— (Смеется). Вот вы меня и в ступор вогнали! Обычно действительно смотрят на вратарей, чья игра импонирует... Я всегда стоял на защите вратарей. Ошибаются все вратари, поэтому, когда коллега по цеху допускает ошибку, я становлюсь на его сторону. Почему? Может, это профессиональное, и всегда осознаёшь, что та же участь может постигнуть тебя в следующей игре.

— Когда мяч пересекал линию ворот, вы ругались про себя?

— Для вратаря это самый неприятный момент в игре, радости от этого уж точно не испытываешь (смеется).

— Любой человек, будь возможность, внес бы в свою жизнь коррективы. Какой шаг вы бы не сделали в своей жизни?

— Хм... (Пауза.) Не хочется об этом говорить... Не стал бы конфликтовать с руководством «Днепра», когда возникли пресловутые финансовые проблемы, когда не выплачивались игрокам деньги. С позиции возраста смотрю на ситуацию иначе. Деньги рано или поздно всё равно вернули бы. Тогда был кризис в стране, нам семь месяцев не платили зарплату. По этой причине я потерял много игрового времени, более чем полгода не получал игровой практики.

— Вы поклонник какой футбольной культуры? Чей футбол дает вам пищу для размышлений, какой футбол вас растит?

— Умный, техничный, быстрый и агрессивный.

— Виктор Прокопенко говорил: если команда две недели сидит на сборе и никто не подрался — значит, что-то не так. У вас до мордобоя дело доходило?

— Конечно! Выясняли отношения и на тренировках, и во время игр. Вспоминается случай в Ашхабаде. В столице Туркмении проводился турнир, мы вышли в финал. И вот в решающей встрече дело дошло до драки, зачинщиком которой выступил я. А виновен во всем был судья. Я зафиксировал мяч в руках, но подбежал нападающий, ударил по рукам, забрал мяч и забил гол в пустые ворота. За победу в турнире была назначена солидная денежная премия. Раздосадованный тем, что судья засчитал взятие ворот, я, разъяренный, побежал к нему. Он стал убегать, я за ним погнался до центра поля, в подкате в него прыгнул. Он перепрыгнул и направился в раздевалку, где его уже догнал Володя Езерский!

— Арбитр не так был быстр, как Бангура.

— Володя кулаком хорошенько догнал судью! И нам... аплодировали местные зрители. После игры нас вызвали в посольство Украины в Туркменистане. Знаете, что нам сказал посол? «Я здесь уже восемь лет и не добился того, чего добились за одну игру!» (Смеется.)

— С алкоголем, будучи игроком, «дружили»?

— Я не любитель спиртного. Мог выпить пару бутылочек пива, и больше мне не хотелось.

— Кому из футбольных людей первому сообщили, что больше не играете?

— Никому... Уходил я из «Днепра» в «Таврию». Несмотря на то, что не получал игровой практики в Симферополе, тренер крымчан Михаил Фоменко не хотел меня отпускать из команды. Я убедил его, что хочу играть, а не сидеть на скамейке запасных. У меня появилось предложение от одной из команд высшей лиги, но что-то там не срослось. Я вернулся в дубль «Днепра», который тренировал Владимир Горилый. «Сколько можно играть?! Давай, иди ко мне. Попробуешь себя на тренерском мостике», — предложил Володя. Я немного поразмыслил и согласился. Можно сказать, Горилый проложил мне путь в тренеры. (Улыбается).

— На поле не тянет?

— Особо нет. В ворота становлюсь редко, предпочитаю с ребятами из дубля побегать в поле.

— О чем мечтает сегодня тренер Медин?

— О том, чтобы воспитанники росли и прогрессировали. Чтобы состав «Днепра» наполнялся молодыми ребятами, чтобы «Днепр» вышел на прежний свой уровень и играл в Европе.

НА ПЕРВОМ СВИДАНИИ ПРЕДЛОЖИЛ РУКУ И СЕРДЦЕ

— Что вас может увлечь в свободное время?


— Дети. Они меня увлекают и заинтересовывают постоянно. Младшая дочурка занимается вокалом, учится в театральной школе. А вообще я люблю проводить время на даче. Там речка, свежий воздух, сосны — можно и поплавать, и рыбку половить.

— Недавно дискутировал на тему «Влияние книг на футболистов». Как вы считаете, чтиво каким-то образом может помочь футболисту?

— Смотря какая литература, какие авторы. Если бездумно читать всякую ерунду типа детективов или фэнтези — то это всё пустая трата времени. А вот философские книги очень даже необходимы футболистам, в частности — молодежи. Классика полезна, жизненные книги своими изречениями помогут.

— Какие книги вам по душе?

— Недавно прочел документальную книгу о Вольфе Мессинге. Мне интересно о таких людях читать. Увлекают произведения Дейла Карнеги, особенно если его лекции можно где-нибудь применить — тогда вообще замечательно!

— Самое экзотическое место, где бывали?

— Таиланд. Запомнилась Япония, Рим понравился. Вот сейчас с женой на 20-летие совместной жизни летим в Париж.

— К слову, как познакомились с будущей супругой?

— Хе-хе! Поступал в институт физкультуры и на экзамене мрачно сидел, не зная ответ на вопрос. Обернулся назад и увидел хорошенькую девочку. Мало того, она уже отвечала на билет с горящими глазами. Я сидел на первой парте, и у меня был вопрос: «С чего началась жизнь на Земле»? Ответа я не знал и спросил у нее. Ира подсказала: «С псилофитов».

(Псилофиты — класс древних ВЫСШИХ растений, посему, вообще-то, ответ неверен — жизнь на Земле начиналась с простейших организмов, в воде, а псилофиты суть уже довольно организованная структура! Впрочем, теории есть разные, и мы не будем позиционировать себя ни как сторонники опаринской гипотезы белково-коацерватного зарождения жизни, ни теории панспермии, предложенной Рихтером и оформленной Аррениусом, ни, тем более, креационизма или самозарождения, которые нынче на полном серьезе пытаются выдать за науку и даже впихнуть в школьную программу. —  прим. ред.)

— И...

— И ее чуть не выгнали с экзамена! Счастье, что обошлось. Я тоже сдал экзамен. Мы попали в одну группу и вот уже вместе 20 лет. Интересно, что я уже на первом свидании предложил руку и сердце.

— Да ладно?

— Ей-Богу. Спросил у Иры: «Выйдешь замуж за меня»? Она дала положительный ответ. На этом всё и закончилось.

— А где происходило первое свидание?

— В парке с мороженым. Это была любовь с первого взгляда.

— Сколько вам было, когда поженились?

— 19 лет.

— У вас двое дочерей — Кристина и Анастасия. Сколько им?

— Кристине девятнадцать, Насте — девять. У них разница десять лет.

— Есть что-то, не позволяющее сегодня назвать себя счастливым человеком?

— Пока всё, о чем мечтал в жизни, сбывается. Любимая жена, замечательные дети, увлекательная работа. Единственное — хочется, чтобы «Днепр» попал в групповой этап Лиги Европы и навел там шороху. А в следующем году — чтобы «Днепр» дебютировал в групповом этапе Лиги чемпионов!

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ, «ФУТБОЛ»

06.06.2010, 16:30
Топ-матчи
Лига чемпионов Барселона Боруссия М - : - 6 декабря 21:45
Базель Арсенал - : - 6 декабря 21:45
Бенфика Наполи - : - 6 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть