Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Николай ПАВЛОВ: «Взаимоотношения с Лобановским — моя любимая тема»

2010-10-15 08:27 15 лет назад киевское «Динамо», возглавляемое Николаем Павловым, стало чемпионом Украины. Николай ПАВЛОВ: «Взаимоотношения с Лобановским — моя любимая тема»

15 лет назад киевское «Динамо», возглавляемое Николаем Павловым, стало чемпионом Украины.

Заслуженный тренер Украины Николай Павлов — неординарная и уважаемая фигура в нашем футболе. Родился в Киеве 20 июня 1954 года. Как защитник и полузащитник провел 206 матчей в чемпионатах СССР, выступая за «Крылья Советов» (Куйбышев), «Динамо» (Минск), «Черноморец» (Одесса), «Днепр» (Днепропетровск). В составе «Днепра» завоевал золото чемпионата Союза в 83-м году и бронзу — в 84-м. Один матч провел за сборную страны против сборной ФРГ. Был силен в персональной опеке: не обладая атлетическими данными, справлялся с соперником быстро и решительно.

Как тренер возглавлял многие команды, включая «Таврию» (Симферополь), «Днепр» (Днепропетровск), «Динамо» (Киев), «Ильичевец» (Мариуполь), «Ворсклу» (Полтава). Был чемпионом Украины 95-го года, вице-чемпионом 93-го и бронзовым призером 92-го. Тренировал сборную Украины — три матча. Последнее достижение Николая Павлова — в 2009 году вдохновляемая им «Ворскла» взяла Кубок Украины, обыграв в финале обладателя Кубка УЕФА донецкий «Шахтер».


К числу управляемых тренеров не принадлежит. Независим в поступках и высказываниях. Мастер слова: «Я так радовался, что аж штаны порвались», «На протяжении всего второго тайма меня не покидало ощущение, что в штате у „Металлурга“ есть старик Хоттабыч»... Не терпит несправедливости и предвзятости, особенно в судействе, за что нередко наказывается штрафами. Считает, что сказать правду в лицо стоит того, чтобы за это заплатить.

«КОЛЛЕКТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ» — ЭТО БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ!»

— Николай Петрович, как получилось, что, выиграв вместе с киевским «Динамо» чемпионат Украины в 95-м году, вы покинули знаменитый клуб?

— После чемпионата мы были на Кипре, и Григорий Михайлович Суркис мне сказал: «Сейчас Совет клуба будет утверждать главного тренера „Динамо“, и вы — в числе кандидатов». Я ответил: «А кто вам сказал, что я буду претендовать на это звание?». — «А как же? Вы же стали чемпионами, вы у руля». — «Нет, я хочу вернуться на ту должность, которую мы с вами обсуждали, когда я переходил в „Динамо“. Не хочу, чтобы обо мне говорили, что я подсидел Сабо, или Онищенко, или кого-то другого. Я к вам главным тренером не шел работать».

— Так и говорили?

— Да. Ведь первоначально я шел работать начальником команды, затем уже пришлось исполнять обязанности главного. Скажу больше. Когда мы возвратились с Кипра, было общее собрание футболистов и тренеров. Я попросил слова и говорю: «Главным тренером будет Сабо, он уже дал добро. Давайте примем такое решение: если кто-то из футболистов станет мешать тренерскому составу и не будет результата, тогда и он уходит в отставку, и весь тренерский коллектив. Будет так называемая «коллективная ответственность». Все меня поддержали. И когда Сабо снял с себя полномочия, я посчитал делом чести последовать его примеру.

Кстати, Валерий Васильевич Лобановский на одном мероприятии спросил: «Мне интересно, кто придумал эту «коллективную ответственность?». — «Павлов». — «Молодец! „Коллективная ответственность“ — это же безответственность! Это значит — не на кого возложить». А в результате провозгласили: за все отвечает главный тренер.

— Что вы чувствовали, когда тренировали клуб такого высокого уровня?

— Груз колоссальной ответственности. И поэтому позднее, когда поступило заманчивое предложение возглавить один из наших суперклубов (об этом мне сообщили Валерий Лобановский и Григорий Суркис), я не согласился, даже не вступая в переговоры. Сказал, что меня и в Мариуполе все устраивает.

— То есть вы определили для себя потолок?

— Я когда-то говорил Григорию Михайловичу и Ринату Леонидовичу, что в таких командах, как «Динамо» и «Шахтер», любой тренер Премьер-лиги ниже второго места не опустится. А в такой команде, как «Ильичевец» (Мариуполь), любому тренеру «Динамо» и «Шахтера» добиться результата будет намного сложнее.

— Главным тренером сборной Украины вы тоже были недолго: провели лишь три матча...

— Вот все говорят и пишут, что я был главным тренером национальной команды. Мне, конечно, приятно — это доказательство того, что я в жизни чего-то добился. Но как все было на самом деле?

Когда играли с Белоруссией (92-й год, 1:1), я с другим тренером Леонидом Ткаченко был на равных. Установку на игру давал он. Потому что я ему сказал: «В составе сборной семь-восемь футболистов — мои, из „Днепра“, который я тренировал. Они знают все мои требования, и я не хочу повторяться. Им будет гораздо интереснее услышать то, что скажешь им ты, как бы со стороны, тем более что твоих ребят из „Металлиста“ в сборной нет».

А что касается двух матчей со сборной Кореи (94-й год, 0:1, 0:2), то главным тренером сборной тогда был Олег Павлович Базилевич. После отборочного матча чемпионата Европы, проигранного на своем поле сборной Литвы, федерация оставила его дома, чтобы он готовил отчет о причинах провала. Меня назначили временно исполняющим его обязанности.

Прилетели в Корею. Говорю вице-президенту Евгению Котельникову, который возглавлял нашу делегацию: «Руководить этой командой не буду, пусть этим занимается мой помощник Мунтян. Он — один из кандидатов на пост главного тренера». Вот как все было.

«ПОСЛЕ ТОГО КАК МНЕ ДОМОЙ ПОЗВОНИЛ ЛОБАНОВСКИЙ, Я ПОДНЯЛСЯ В ГЛАЗАХ СВОЕЙ ТЕЩИ — ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ОСТАЛСЯ ДЛЯ НЕЕ КУМИРОМ НА ВСЮ ЖИЗНЬ»

— Какие у вас были взаимоотношения с Лобановским?

— Это моя любимая тема. Приведу случай, который тронул меня на всю жизнь. Когда Лобановский вернулся из-за границы, я как раз был главным тренером «Динамо». Сижу в его кабинете на старой базе. Со мной связался администратор Александр Чубаров: «Николай Петрович, вам будет звонить Лобановский». Я всполошился: «Неужели? Что мне делать?». — «Валерий Васильевич интересуется делами команды, и кто, как не вы, может дать ему всю информацию?». Для меня это было вообще!

Он иногда звонил мне на квартиру, где я жил с тещей. Однажды она взяла трубку, говорит мне: «Коля, тебя кто-то спрашивает». Мы тогда с Валерием Васильевичем долго-долго разговаривали. А теща, видно, прислушивалась, потом спрашивает потрясенная: «Коля, это тебе Лобановский звонил?».

Для нее, как и для многих девушек 39-го года рождения, он был и остался кумиром на всю жизнь. Вы не представляете, как я поднялся после этого в глазах своей тещи (смеется)!

— О чем вы с ним говорили?

— Когда я не мог найти для себя ответы, — не только на футбольные вопросы, но и в решении очень важных жизненных проблем! — обращался не к коллегам, не к литературе, а к нему. И он давал мне обстоятельные советы, идущие порой вразрез с общепринятыми правилами. Я говорил: «А как же нас учили учителя там и там?». — «Где эти учителя работали на практике?». — «Не знаю». — «А я вам скажу: к сожалению, нигде. Теоретически они подкованы, но вряд ли у них что-либо получится, если они будут свои знания применять на практике. Вы — практик, а они — теоретики».

Потом я работал в Мариуполе, и наши команды часто ездили в Ялту на летние сборы. Валерий Васильевич планировал занятия по времени, а я под него подстраивался. Если они тесты проводили утром, то я — вечером. Или наоборот. И сравнивали наши результаты.

Не дадут соврать тренеры, которые работали и со мной, — Анатолий Демьяненко, Валерий Зуев, Михаил Михайлов. Они рассказывали: садится Валерий Васильевич в автобус, они едут на Царскую тропу, где проводили занятия, и он всю дорогу говорит о нашей команде. О том, как работают, тренируются футболисты, как главный тренер находит для них мотивацию, чтобы они выходили на поле и «умирали».

«Другое дело у нас, у киевлян, — говорил Лобановский, — Лига чемпионов, сборная, в Европу постоянно ездим. А в Мариуполе подобраны игроки, которые где-то оказались невостребованными. И вот при такой работе, атмосфере, таких отношениях они добиваются определенных результатов». Для меня эти слова были как бальзам на душу.

— Вы, конечно, смотрели матчи испанцев на чемпионате мира. Как вы думаете, можно «Ворскле», при определенных условиях, приблизиться к такой игре?

— Это практически невозможно. Нужны хорошие приобретения. Многие думают об этом, но не делают. А мы не то что не делаем, даже не думаем. Пока не готовы.

— С этим приходится мириться?

— А что остается? Я работал в разных коллективах и знаю, какие трудности ждут там тренера. Многие, особенно молодые, должны стремиться к тому, чтобы добиться чего-то. Но они должны знать, что их ждет. Потому что, если бы знали, туда бы так не рвались.

— И все же удается порой, как вы выразились, «выпрыгнуть из своих штанов»? Ваш выигрыш Кубка Украины у «Шахтера» — тому подтверждение...

— Ринат Ахметов как-то сказал: «Инфраструктура опережает достижения команды». А у нас наоборот: достижения команды опережают инфраструктуру.

«РАНЬШЕ ШТРАФЫ ПЛАТИЛИ КЛУБЫ, А СЕЙЧАС ВЫСЧИТЫВАЮТ ИЗ МОЕЙ ЗАРПЛАТЫ. НО МОЯ ЗАРПЛАТА ПОЗВОЛЯЕТ МНЕ ЗАПЛАТИТЬ»

— Порой бывают унизительные поражения, как, например, от «Арсенала» в минувшем сезоне — 1:5. И тогда вы говорите: «Мы сегодня все наелись дерьма». Ваши послематчевые комментарии, мягко говоря, своеобразны...

— Но мне до Виталика Кварцяного далеко. (Газета «Спорт-Экспресс» в Украине" признала Николая Павлова самым красноречивым наставником премьер-лиги по итогам сезона 2008/2009. Знаменитый в ораторском искусстве Виталий Кварцяный в этом сезоне тренировал «Волынь» в первой лиге. прим.ред.)

— В вашей тренерской практике была конфликтная ситуация, когда вы обозвали судью пед...стом, после чего вас дисквалифицировали на несколько лет...

— Ситуация была такая. 2004 год. «Оранжевая революция». Ветер перемен. У меня накопились определенные эмоции. И я сказал все, что думаю, по поводу этого судьи в частности и о судействе в общем. Мне говорят: «Надо приехать в Федерацию футбола и извиниться на всю страну».

Я сказал: «Если приеду, то повторю все слова от начала до конца. Извиняться не буду! Если считаете нужным, отстраняйте». И меня отстранили.

...Через два года сделал попытку вернуться в футбол в Алчевске. Но там кое-кто из руководителей посчитал, что главным тренером можно руководить. Я его послал... И за месяц до первой официальной игры, разорвав контракт в одностороннем порядке, ушел в дальнее плавание еще на год.

— Да, характер у вас еще тот...

— С «Ворсклой» мне повезло. Я встретился с руководителями, которые моложе меня и которые добились успеха в бизнесе, что в нашей стране немаловажно. Строго обсудили, чем буду заниматься я, чем они, и продолжаем уже третий год работать. Это почетный президент клуба Константин Жеваго, президент Олег Бабаев и генеральный директор Дмитрий Яворский — три моих непосредственных руководителя...

— Сколько раз судьи, которым вы выражали свое недовольство, отправляли вас на трибуны?

— Я точно знаю, что в Украине я по этому показателю чемпион.

— Платите штрафы?

— Раньше платили клубы, а сейчас высчитывают из моей зарплаты. Я об этом не думаю. Моя зарплата позволяет мне заплатить.

— Стоит того, чтобы высказаться от всей души?

— Ну конечно, я не выдерживаю. Как я могу доказать? Я подхожу к боковому судье, он мне что-то говорит. Или главный подбегает. Свидетелей нет. И они меня отправляют на трибуну. Кому мне доказывать? Такая беспомощность... Просто взял бы и задушил этого человека! Извините, что я так говорю...

Пришел Коллина, я очень много связываю с ним. Уже проводит с тренерами тесты. Потому что в Премьер-лиге есть судьи, которые километра не пробегут. По внешнему виду — весят 100 килограммов при росте метр 80. Разве может быть такой судья? Он не бегает, не успевает оценивать игровые моменты. Поэтому проявляет нехорошую инициативу по отношению к тренерам, в частности ко мне.

Если бы судили плохо — ладно, но судят предвзято — вот в чем проблема. И ты это видишь, чувствуешь, потому что уже столько лет в украинском футболе — с первого дня. И все знаешь. А некоторые из них мне в дети годятся.

— Есть судьи, которые вас особенно достают?

— Я в последнее время ненавижу только одного судью — Даньковского и не боюсь об этом говорить.

— Он это знает?

— Думаю, что да. Когда он судит, то меня удаляет. Два раза уже удалил. Теперь, когда он будет судить, я сразу сяду на трибуну, стану смотреть на него и смеяться.

— Как игрока вас часто удаляли с поля?

— Я за сезон пропускал, может, одну игру из-за предупреждений или из-за травмы.

— Красную карточку получали?

— Несколько раз. Один раз в Алма-Ате. Судил минчанин Жук, я его хорошо знал, еще когда в Минске играл. Следующая игра была в Ташкенте, а мне так не хотелось туда лететь. Я сыграл грубо, потом говорю судье: «Да пошел ты!». И прошу: «Вадим, удали меня, потому что я в Ташкент не хочу». И он удалил.

— Кто-то в команде про это знал?

— Нет, конечно. Это я сейчас могу рассказать. Второе удаление было, когда мы играли в Москве с ЦСКА. Я чисто в подкате выбил мяч у нападающего Морозова, а он (судья ж не смотрит) на меня ногой наступил. Я встал и кулаком ему заехал прямо на стадионе «Динамо», перед москвичами!

«Я ТРИ ДНЯ СИДЕЛ В ТЮРЬМЕ, А ПОТОМ МЕНЯ ПОЖИЗНЕННО ДИСКВАЛИФИЦИРОВАЛИ»

— Драки в дальнейшем случались?

— В Куйбышеве дрался, когда играл за «Крылья Советов». Мы в ресторане были — я и два дублера, молодые ребята. Выпили немножко. Там компания рядом сидела, как потом оказалось — переодетые менты. Кто-то из моих ребят стал приставать к ним из-за девчонки, не поделили ее. Начали колотить друг друга. Побили милиционеров крепко. Я потрезвее был и бился больше. Просто защищал своих.

А через два часа на базу приехал милицейский «газик» — в три часа ночи. Взяли нас под руки и повели. Спрашиваю: «Надолго? Как одеваться?». Говорят: «Ой, наверное, на очень долго». Три дня сидел в тюрьме в КПЗ. Дублерам дали срок, а меня, как игрока основного состава, выпустили, а потом дисквалифицировали пожизненно. Вот такая история...

Играя за «Динамо» (Минск), я этот факт своей биографии скрыл, но ЦК комсомола Белоруссии он стал известен. Спас Эдуард Малофеев. Пошел к первому секретарю ЦК Компартии Белоруссии Петру Машерову, и тот защитил — добился, чтобы с меня сняли дисквалификацию.

— Вы реализовали себя как футболист?

— Карьерой игрока я очень доволен. Свои лучшие матчи я провел, играя центрального защитника со своим небольшим ростом. Опекал габаритных, техничных нападающих (таких, к примеру, как Виталий Старухин, Давид Кипиани, Владимир Гуцаев) и справлялся с ними.

— Как вы попали в «Днепр»?

— Три года я отыграл в минском «Динамо». Но местный климат не подходил моей супруге, она страдала ревматизмом. На тот момент у меня были приглашения в «Зенит», в «Торпедо» (Москва), в «Днепр» и в «Черноморец».

Вначале я поехал в Днепропетровск. Меня привезли в Дом профсоюзов, где я встретился с легендарным начальником «Днепра» Геннадием Жиздиком. Первое, что мне не понравилось, — он при знакомстве протянул мне левую руку (я ж не знал, что у него не было правой). Говорим по условиям — то, другое, третье. Спрашиваю: «А где главный тренер?». — «А зачем он тебе?». — «Так я ж буду у него играть, захочет ли он меня?». — «Тебя что, условия не устраивают?». — «Да условий таких у меня в жизни никогда не было! Просто хочу поговорить с тренером».

Вот такой я был. Он говорит: «Нет, всем этим тренер заниматься не должен». А я теперь, когда приглашают футболиста, лично веду с ним переговоры и только потом ставлю в известность руководителей. Такие мне в Полтаве даны полномочия.

— Читал ваши яркие воспоминания о том, как вы праздновали победу «Днепра» в чемпионате СССР...

— Я это помню, такое не забывается никогда. 6 ноября 83-го года «Днепр» в решающем матче обыграл московский «Спартак» 4:2...

— Но вас на поле не было...

— У меня было два предупреждения. Кстати, второе я получил в матче с московским «Динамо», опекая Валерия Газзаева. На установке перед поединком покойный Владимир Емец сказал: «Последний раз у нас играет Коля Павлов». Я говорю: «Почему последний?». — «Тебе не дадут играть со «Спартаком». Так и случилось.

Стали чемпионами! Ночью все где-то гуляли, а утром пошли на демонстрацию. Собрались в Театре Горького. Известная трикотажная фабрика «Днепрянка» нам за ночь пошила спортивные костюмы, чтобы мы выглядели одинаково.

Когда мы на параде возле Дома профсоюзов немножко прошли, из другой колонны подошел ко мне мой друг Султан Рахманов (царствие ему небесное!), тяжелоатлет, олимпийский чемпион, самый сильный человек планеты на то время. Взял меня на руки, поднял на плечи и отнес к своим. И опять я загулял. Наконец вспомнил, что мне надо быть в Киеве.

У Султана брат работал в аэропорту. Привезли меня туда. Мест в самолете не было. Меня, выпившего, в спортивном костюме (документов никаких), посадили на место стюардессы, пристегнули ремнем. Султан с друзьями поставили в самолет ящик шампанского. Объявляют: «Уважаемые пассажиры! Вместе с нами летит чемпион страны по футболу Коля Павлов, наш друг и товарищ!». Я дернулся встать, поклониться, но ремень не позволил. Все хохочут, шампанское шипит, разливается.

Выхожу в Жулянах в спортивном костюме. Холодина. К такси — большая очередь, становлюсь в конец. Умоляю таксиста: «Денег нет, отвезите меня на Красный хутор». Довез. Я сбегал в дом, взял деньги, расплатился с водителем. Семья меня уже целый день ждет. А потом надо возвращаться: предстояла поездка в Марокко. Раньше если команда чего-то добивалась, то ее награждали поездкой на две недели в Африку или в развивающиеся страны. И давали 200 долларов на карманные расходы.

Документов нет, самолетом не улетишь. Друзья отвезли на машине. Это сейчас на машине — куда угодно, а тогда проблемы были большие. К поездке в Марокко я успел, а на чемпионское фото — нет. Не ищите меня на ней.

— Чем запомнился вам единственный в вашей карьере игрока матч за сборную СССР против сборной ФРГ в Ганновере?

— В сборную тогда впервые из «Днепра» пригласили меня, Олега Протасова и Геннадия Литовченко. Едем в Москву, в Новогорск, Протасов и Литовченко волнуются: «Вот бы попасть в заявку, в поездку». А я говорю: «Не знаю, как вы, ребята, но мне — 30, и я еду, чтобы доказать, что достоин играть в основном составе». На тренировках — стелился, убивался — ой-ей-ей! Главный тренер Эдуард Малофеев доверил мне место в основе.

— И вы сыграли 20 минут...

— Но против кого я сыграл! Против Руди Феллера! Он тогда был начинающей звездой, забил нам (мы уступили 1:2). В какой-то момент я почувствовал, что немножко не успеваю за ним. Он был рослый, быстрый. И я посчитал, что нужно его встречать где-то в середине поля. В подкате пошел сзади, мяч выбил, но он всей массой приземлился на мое колено. Я был очень сильно травмирован. В аэропорт меня ребята уже несли. Два с половиной месяца потом лежал в гипсе.

«СЕЙЧАС МНОГИЕ БОЛЬШЕ ВЕРЯТ В БОГА, ЧЕМ В САМОГО СЕБЯ»

— Известно ваше пристрастие к баням. Откуда оно у вас?

— В детстве в доме, где мы жили, горячей воды не было, и отец меня со второго класса всегда водил в баню — по субботам. Я эту баню возненавидел! Но потом, когда стал взрослым, понял, что отец хотел, чтобы я всегда был чистым, здоровым, аккуратным, и я был чистеньким, как новая копейка (смеется)!

Поэтому традиция сохранилась. А учитывая, что сейчас многие больше верят в Бога, чем в самого себя, то на Крещение, если я в Киеве, обязательно купаюсь в проруби. Когда находимся в Турции — в море. После проруби обязательно нужна баня.

Когда приезжаю в Киев, четыре-пять часов провожу в бане. Парюсь, гуляю, купаюсь в речке и опять парюсь. В это время общаюсь с друзьями. Но люблю париться большей частью один.

— Сколько у вас бань?

— Четыре — в Киеве. Одна осталась в Мариуполе — большая-большая, у моря. У нас там была традиция — в день дубля париться с коллегами. А в Полтаве я сделал баню на двух человек — на себя и на мою супругу, если будет приезжать ко мне.

— Каких размеров ваш земельный участок?

— 40 соток, по-моему. Через него речка проходит. Есть озеро, в нем рыбка водится. 10-15 уточек плавают. Когда вырастают, мы их ловим и раздаем соседям, чтобы делали утку с яблоками на Новый год. Моя жена, кстати, ее очень вкусно готовит. Курочки яички несут. Кролятину едим. А голубиное мясо я никогда не ел, хотя, говорят, оно очень полезно. Не пробовал и не буду. За голубями (у меня их около 100) следит мой друг детства. Я ему доверю, он специалист.

— Как вы разрываетесь между Полтавой и Киевом?

— Полтава, слава Богу, находится недалеко от столицы. На следующий день после игры у нас восстановительные мероприятия, которые могут провести мои помощники, они — профессионалы. И у меня получается полтора-два дня выходных, которые я могу провести с семьей. Погонять голубей. Попариться в баньке. Пообщаться с друзьями. Почитать газеты. Кстати, «Бульвар Гордона» — самая любимая газета в нашей семье. Читаю разные статьи, но футбольные — обязательно. Нахожу в них много интересного.

Михаил НАЗАРЕНКО

15.10.2010, 08:27
Топ-матчи
Чемпионат Испании Малага Гранада 1 : 1 Закончился
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Украины Волынь Ворскла - : - 10 декабря 14:00
Чемпионат Испании Осасуна Барселона - : - 10 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть