Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Вадим ЕВТУШЕНКО: «По системе Лобановского «Динамо» давно не тренируется»

2011-01-08 11:26 Загруженное изображение 1 января знаменитому футболисту и тренеру Вадиму Евтушенко исполнилось 53 года. Вадим ЕВТУШЕНКО: «По системе Лобановского «Динамо» давно не тренируется»

Загруженное изображениеЗагруженное изображение
1 января знаменитому футболисту и тренеру Вадиму Евтушенко исполнилось 53 года.

2 мая 1986 года, Лион. Финальный матч Кубка кубков — киевское «Динамо» против мадридского «Атлетико». Динамовцы ведут 1:0. Счет — шаткий. На 70-й минуте Валерий Лобановский выпускает на поле Вадима Евтушенко. Его называют «футболист-джокер», козырная карта! И эта замена уже в который раз срабатывает. За шесть минут до финального свистка Вадим делает голевую передачу на Олега Блохина, а на 87-й с подачи Василия Раца забивает сам — 3:0! Победа, которая будет помниться всегда.

Пятикратный чемпион СССР, трехкратный обладатель Кубка Союза, участник чемпионата мира-86 в Мексике Вадим Евтушенко. 13 лет тренировал шведские клубы разного уровня.

Прожив в чужой стране 19 лет, он вернулся на Родину. Входил в тренерский состав сборной Украины, которая в отборочных играх чемпионата мира в ЮАР заняла в группе второе место, а в ноябре 2009 года в играх плей-офф уступила сборной Греции.


«Я ЖЕНЕ ГОВОРИЛ: «ОТ ЛОБАНОВСКОГО ДОМОЙ СКРЫВАЕШЬСЯ, А ТУТ — НОВЫЙ ЛОБАНОВСКИЙ»

— Вадим, как у тебя дела?

— В принципе, я приехал не просто так. Долго ждал этого шанса — вернуться в Украину, и его получил, трудился в сборной. Есть желание продолжить тренерскую работу.

А так живем с женой на два дома, ездим, мотаемся туда-сюда. В Швеции остались дети. Младший Вадим живет в Стокгольме в моей квартире, а старший Славик уехал в другой город играть в футбол.

— Писали, что ты стал дедушкой. Кто из них подарил тебе внука?

— Меньший. Но оба по-прежнему в гражданском браке. В Швеции с женитьбой не спешат, даже имея двух-трех детей. Там дети могут нести фату маме, когда родители прожили 20 лет и более.

— Их религия это позволяет?

— Они — лютеране. Вообще, Швеция не очень набожная страна. Там, конечно, в определенных ситуациях ходят в церковь, но не постоянно. Украинцы бывают в храмах намного чаще.

— Когда ты был в Швеции последний раз?

— В сентябре мне там операцию колена делали. Играли в футбол, оно и заболело. Сделали снимок — поврежден мениск. Первый раз в жизни! В моей футбольной карьере, слава Богу, больших травм не было.

— А у других — одна за другой. Как ты думаешь, с чем это связано?

— В наше время игроки были более гибкие, пластичные — они еще в школе занимались акробатикой, кувыркались. А сейчас у детей этого нет, они с прямыми коленями не наклонятся до земли. И на футболистов, когда даешь им кувырки, глаза закрываешь, потому что не все знакомы с этим элементом.

— Ты женился сравнительно рано — в 22 года. Не поторопился?

— Я сейчас обращаю внимание на некоторых молодых футболистов, у которых все есть, но нет семьи. И, может, поэтому они ведут себя неправильно. Все-таки, когда игрок приходит после матча домой, где его ждет жена, у него больше возможности восстановиться. Ведь если он пойдет ужинать в ресторан, встретит там друга, еще кого-то, это может затянуться надолго. Поэтому, если я чего-то добился в футболе, в первую очередь должен благодарить за это свою жену.

— Она строгая?

— Бывает иногда. Следит за всем. Я ей говорил: «От Лобановского домой скрываешься, а тут — новый Лобановский!» (смеется).

— А было так: «Футбол или я»?

— Нет, нет. Жены понимали, что это наша работа и мы должны ее выполнять. Да, они страдали из-за того, что мужей не было дома, но мы жили в достатке, получали квартиры, машины кто хотел. Хотя такое слово — «получали»... Люди могут подумать, что бесплатно. Машины мы покупали на свои деньги, только вне очереди.

В этом году мы с женой отметили 30-летие нашей совместной жизни. Я с Ириной познакомился в октябре 79-го, когда играл еще в кировоградской «Звезде». Была вечеринка у одного нашего игрока, который учился с Ирой и Мишей Михайловым, будущим вратарем «Динамо», в одной школе. Ира опоздала: пришла, села напротив. Наши глаза встретились. Любовь с первого взгляда, как говорят. Я проводил ее домой, взял телефон. Потом сделал ей предложение.

— С ходу?

— Да, практически. Встречали Новый год у моей мамы (она меня воспитывала одна, отец от нас ушел). Потом поехали к ее родителям. Отец Иры, увидев нас, произнес: «Ну и как это понимать?». Я сказал, что хочу жениться на его дочери. Получил согласие, и мы сразу пошли в загс, подали заявление на 26 апреля. Вот и вся история.

Я тут же уехал в Киев, поскольку чуть ранее получил приглашение в «Динамо». Их селекционер Анатолий Сучков приезжал на матч «Звезды» с «Буковиной» смотреть Виктора Хлуса. Мы победили 1:0, я забил гол. И после игры Сучков подошел ко мне, протянул бумагу: «Пиши заявление». Оказывается, я ему тоже приглянулся.


«НЕ ЗНАЛ, СКОЛЬКО НУЖНО ПОЛУЧАТЬ ДЕНЕГ, ЧТОБЫ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ»

— Свадьба прошла в назначенный срок или была перенесена, ведь в киевском «Динамо», как правило, подобные торжества планировались на декабрь?

— Динамовских правил я не знал. На сборах в «Динамо» мы ехали после кросса в Гаграх в Леселидзе. Сидели с Виктором Каплуном, он и давай расспрашивать насчет девушки, то да се. Говорю: «Да, есть у меня девушка, в апреле будем расписываться». Он: «Как? Не пустят!». Меня это смутило. Я сразу пошел к Лобановскому, известил его, что не могу отменить свадьбу. Тренер с пониманием к этому отнесся и отпустил.

Я по-другому пострадал со свадьбой. Я очень быстро попал в сборную СССР, которую тренировал Константин Бесков. В апреле как раз была поездка сборной в Швецию, а тут у меня со свадьбой коллизия. И я набрался смелости позвонить Константину Ивановичу и попросить, чтобы он меня не вызывал.

— Вошел в твое положение?

— Особо не уговаривал. Наверное, у него выбор игроков был большой, не то что нынче. Сейчас, наверное, я так не сделал бы. Потом на протяжении всей моей карьеры я в Скандинавию не попадал. Впервые оказался там лишь после завершения выступлений в «Динамо». (Товарищеский матч в Мальме состоялся через три дня после свадьбы Евтушенко 29 апреля 1980 года. Сборная СССР выиграла со счетом 5:1. — Авт.).

В июне 80-го Константин Бесков снова пригласил меня в сборную СССР на товарищеский матч в Рио-де-Жанейро в честь 30-летия легендарного стадиона «Маракана» и 10-летия победы бразильцев на чемпионате мира. Это была моя первая официальная игра в сборной.

Бразильцы выставили сильный состав — Зико, Жуниор, Сократес... Для победителей был специально изготовлен дорогущий кубок. Мало кто сомневался, что его получат хозяева. Нуньес забил первым. Зико не реализовал пенальти. Федя Черенков счет сравнял. Сергей Андреев тут же вывел нашу сборную вперед. Я вышел на замену за 15 минут до конца, полный сил. Но ребята уже подсели, сказывалась усталость от долгого трансатлантического перелета, пытались тянуть время. И Саша Чивадзе, капитан, кричал мне: «Вадик, не спеши! Попридержи мяч!». В итоге мы выиграли со счетом 2:1 и забрали кубок.

— Почему, завершив играть в «Динамо», ты поехал именно в Швецию?

— Сначала меня сватали в Мексику, но потом этот вариант отпал. Нарисовался шведский клуб АИК. «Динамо» провело с ним переговоры, я в них не участвовал. Им предложили на выбор трех динамовцев, но они почему-то предпочли меня.

Приехал. Подъемные — 10 тысяч долларов. А зарплата наличными первые два года составляла тысячу долларов. Зато клуб платил за квартиру, машину, горючее. Два раза в год можно было всей семьей летать.

Швецию не сравнить с Италией, куда попал Саша Заваров, или с Германией, где играл Игорь Беланов, несопоставимы деньги, которые получают футболисты в этих странах. Но мы не бедствовали. Через два года контракт немного улучшили. Да и, по большому счету, я ж не знал, сколько нужно получать денег, чтобы быть счастливым (смеется)!

Там тяжело разбогатеть: чем больше ты зарабатываешь, тем больше платишь налогов. Преобладает средний класс. Чтобы сбросить налоговое бремя, бизнесмены выводят свои фирмы за пределы страны.

— Ты отыграл там до 38 лет, в чем секрет твоего футбольного долголетия?

— Секрет, скорее, не во мне, а в том щадящем режиме, в который я попал. В Швеции я совсем по-другому начал жить. Двухразовых тренировок практически не было. У меня через какое-то время даже мышцы стали болеть от того, что я недотренировывался. Отыграл — и домой. Потренировался — и остальное время проводишь с семьей. Каждый день возил детей в школу, привозил обратно. То есть начал жить как нормальный человек.

Никто тебя не контролировал, появилась свобода. И скажу, что первые наши профессионалы, которые уехали за рубеж, не все с этим справились. В последние годы в Швеции играл хоккеист Владимир Крутов — из прославленной пятерки ЦСКА и сборной СССР. Он набрал большой вес, начал злоупотреблять спиртным. Не смог распорядиться свободой.

В 92-м АИК после 50-летнего перерыва стал чемпионом страны. Я забил 14 голов, стал вторым бомбардиром. Для полузащитника это приличный показатель. Первые два года я забивал, но было сложно: игроки мало меня понимали. Играли в старый английский футбол, типа «бей-беги!». Передачи шли через полузащиту, я только головой вертел, смотрел, где это мяч летает. Когда в команду вернулся из голландского «Аякса» защитник сборной Швеции Петер Ларссон, играть с ним было легче. Мы прервали гегемонию «Мальме» и «Гетеборга». АИК стал одной из лидирующих команд страны.

Естественно, клуб хотел продлить со мной контракт. Но там закон запрещал футболисту, спортсмену после четырех лет оставаться в Швеции (иначе, когда истечет пять лет, он может претендовать на постоянное место жительства).

Поднялась буча! Тут мне помог руководитель туристической фирмы, которая обеспечивала отдых немецких, польских и русских туристов. Он пришел в клуб и сказал: «Я просто дам ему другую работу, он будет моим заместителем по связям с Россией». И я проработал у него 15 лет. Одновременно играл и тренировал.

Потом болельщики собрали подписи, обратились в соответствующие службы. Вскоре визу разрешили продлевать — закон был изменен.

— Он стал называться «Закон Евтушенко». Король Швеции Карл XVI Густав принимал участие в продлении вашего контракта?

— Думаю, не принимал, хотя на трибунах висели плакаты: «Король, помоги Вадиму!». Диалог вели между собой эмиграционные службы, клуб и адвокаты. Над этим вопросом работал адвокат Томас Будстрем. Он был футболистом, мы играли вместе в АИКе. Играл и учился, заканчивая юридический факультет, чтобы приобрести другую профессию. В 25 лет бросил футбол, стал моим адвокатом. А впоследствии в правительстве Горана Персона был министром юстиции.

Это к слову о том, что в Швеции, когда заканчивают играть, работают в других сферах. Не так, как у нас: или в футболе, или — бух! — спиваются, потому что нет другого образования. Ведь не всем дано быть тренерами, какими бы футболистами они ни были. Да и перенасыщенность рынка сказывается.


«ЮРИЙ МОРОЗОВ МОГ СКАЗАТЬ: «НУ ДАВАЙТЕ ВЫИГРАЕМ, ПОТОМ СОБЕРЕМСЯ ВСЕ ВМЕСТЕ, ВЫПЬЕМ!»

— В «Динамо» ты часто выходил на замену...

— Это не совсем правильное представление. Регулярно я выходил на замену где-то полгода — когда мы выиграли Кубок кубков. А прилепилось это ко мне и запомнилось, потому что я действительно выходил и забивал голы. Есть футболисты, которые физиологически не могут выйти на замену и усилить игру, хотя так не должно быть. А мне это удавалось. Было стремление доказать, что я не хуже тех нападающих, которые играют с первых минут.

— Не обижался на тренера?

— Обиженного из себя не делал. Меня вообще раздражает, когда видишь: подзывает тренер футболиста, уже остается 15 минут до конца игры, а на нем щитков нет, ноги не перебинтованы. Начинает медленно переодеваться, минут пять копошится: типа он делает одолжение, выходя на поле. Теряются драгоценные минуты.

Сколько бы тебе ни давали времени — 20 минут, 10, пять, — прояви себя с наилучшей стороны. Ты должен быть психологически готовым играть! И хотеть играть! Те 20 минут, которые я сыграл против мадридского «Атлетико», были, может быть, самыми сильными в моей футбольной карьере. Я практически безошибочно действовал и этим горжусь.

— Интересно, что неудачный для «Динамо» 83-й год (седьмое место в чемпионате СССР) стал удачным для тебя: ты провел 29 матчей в «основе» и забил 11 голов. Почему не заладилась игра команды при Юрии Морозове, единомышленнике Валерия Лобановского?

— К сожалению, приход Юрия Андреевича расслабил команду. Он как бы более мягкий человек, чем Лобановский. Мог сказать: «Ну давайте выиграем, потом соберемся все вместе, выпьем!». Может, некоторые ребята эти слова неправильно интерпретировали. И пошла расслабуха...

— Твое отношение к крепким напиткам?

— Я и мои друзья как-то спокойно к этому относились. Мы в то время вообще водку не пили, предпочитали шампанское. И то когда были перерывы. Не хотели рисковать. Потому что каждое утро нам мерили давление, и если оно было не стабильное, то не спрашивали, почему. Сразу штрафовали.

— Тебе приходилось платить штрафы?

— Ни разу. Но другие ребята попадались, некоторые ушли из команды...

— Когда Алексей Михайличенко пригласил тебя в тренерский состав сборной Украины, перед вами была поставлена задача — попасть на чемпионат мира. С какими проблемами вы столкнулись?

— Были объективные причины для скепсиса. Мы подошли к тому периоду, когда началась смена поколений. Цикл, когда команду тренировал Олег Блохин, был удачным — вошли в восьмерку лучших на чемпионате мира. Следующий цикл — отбор на Европу. Проиграли по ходу Литве и Шотландии, на чемпионат не попали. Было много возрастных футболистов, заканчивали играть Ващук, Гусин, Ребров... Наши ведущие легионеры, такие, как Андрей Шевченко, Андрей Воронин, Максим Калиниченко, не играли в своих клубах. Это была огромная проблема для них, но и для сборной тоже.

Первой нашей задачей был, конечно, отбор на чемпионат мира. Но имелась и более далекая цель, которая нигде не озвучивалась, — обновить состав с перспективой на Евро-2012. Мы просмотрели большую группу игроков. Все это делалось в процессе тяжелых отборочных игр.

Лично я видел, что мы можем играть с англичанами на равных. И мы в Лондоне уступили не по игре, а по двум стандартам: наши футболисты, к сожалению, допустили грубые ошибки. Хотя все было расписано, кто с кем конкретно должен играть. Мы избрали для англичан новую тактику — три линейных полузащитника должны были убить сильные зоны в их атакующих действиях. Исключили из игры Джеррарда — ключевого игрока, который в двух матчах против нас практически ничего не показал.

Несмотря на то что мы попали в такую тяжелую группу, мы все-таки пробились в плей-офф, опередив сборную Хорватии, которая, я считаю, была посильнее англичан.

В матче со сборной Греции не сработала наша линия атаки. Она состояла из динамовцев Киева, а они к концу чемпионата выглядели уставшими. Не было напора, самопожертвования. Но если люди «пустые», они не могут это делать.

В ответном матче греки играли с нами от обороны. Это тактика, которую они используют много лет. Благодаря ей стали чемпионами Европы. Некрасивый футбол, но в их исполнении очень эффективный. При наших проблемах в атаке очень тяжело было взламывать их оборону. У нас было больше шансов на выезде, мы там хорошо сыграли.


«АРБИТРЫ СУДИЛИ СОВЕТСКИЕ КОМАНДЫ БЕЗОБРАЗНО»

— Оценка вашей тренерской работы в средствах массовой информации была справедливой?

— Она, скорее, эмоциональная, чем профессиональная. Журналистам не хватало объективности. Высказывалась неудовлетворенность, что команда играет не так красиво, как сборная Испании. Но многое зависело от тех игроков, которых мы имели. У нас не было хотя бы двух равноценных футболистов на одно место, и зачастую мы вынуждены были отдавать предпочтение тому, кто имеет лучшую игровую практику.

— Я с годами понимаю, что любой результат закономерен и непопадание сборной Украины на чемпионат мира закономерно...

— Могу только частично согласиться с этим. Конечно, было немыслимо, чтобы советская сборная не пробилась в финальную часть чемпионата мира, но ведь и инфраструктура была совершенно иная. Футбол развивался как в ширину, так и в глубину.

Человеческий ресурс был огромный! Хотя дети тренировались на плохих полях, не было суперсовременных баз, но для них проводились разные турниры — «Кожаный мяч», «Переправа». На «Переправу» приезжали селекционеры, отбирали лучших.

После распада Союза экономика нашей страны значительно ухудшилась и инфраструктуры как таковой, к сожалению, не стало. И действительно, у нашей сборной предпосылок не попасть на чемпионаты мира и Европы больше, чем попасть.

Из-за засилья легионеров достаточной конкуренции среди футболистов нет. Поэтому вешать всех собак и кошек на тренеров вряд ли справедливо. Считаю, мы играли достойно. Но вспомним, какая была атмосфера вокруг последней встречи с греками.

Когда такие матчи играются за рубежом, вся страна объединяется вокруг сборной. А у нас начались склоки — вокруг переноса тура, вокруг того, на каком поле играть, вокруг цен на билеты. Проблемы между руководством Премьер-лиги и Федерации футбола были вынесены на обозрение общественности. И весь этот негатив тоже отразился на игре сборной.

— Вспомни матч со сборной Бельгии в четвертьфинале чемпионата мира в Мексике-86, который сборная СССР проиграла −3:4. Поражение было списано на ошибки судей, которые засчитали два гола, забитые бельгийцами из положения «вне игры». А я считаю, и здесь результат закономерен...

— Сложно сказать. Я хорошо помню эту игру, тоже выходил на замену. Бельгийцы выбегали матч с нами бледные, перепуганные. По-моему, у них была только одна мысль: не проиграть крупно. Мы начали довольно уверенно — забили гол. Была перспективная атака, когда Беланов и Рац не поделили мяч, друг другу помешали. Забили бы мы второй гол, и куда бы бельгийцы делись...

Но потом начались эти закономерности, или незакономерности, — в спорной ситуации Шифо забивает нам первый гол. Второй гол Кулеманса — из явного офсайда. Боковой судья, зафиксировав нарушение правил, бежал с поднятой рукой от центральной линии до линии штрафной, но, в конце концов, опустил руку. И швед Фредрикссон, который судил, не увидел это или не захотел увидеть. 2:2 — дополнительное время. Мы занервничали, бельгийцы ожили.

Что еще сказать? Если искать другие причины, то можно назвать одну. В третьей игре Лобановский посадил основных игроков на скамейку и дал сыграть резервистам. Есть мнение, что это могло негативно отразиться на той форме, которую набрали игроки «основы».

Но если говорить объективно, то действительно арбитры тогда судили советские команды безобразно — что на клубном уровне, что на уровне сборных.

Мы не попали на чемпионат Европы-84, уступив в решающем матче в отборочной группе сборной Португалии — 0:1 (а мы их перед этим в Москве 5:0 обыграли!). Кто-то из наших защитников сбил португальца в двух метрах от штрафной, а французский судья Конрат назначил пенальти. Я считаю, что их ошибки объяснялись не только человеческим фактором, но и были политически обусловлены. После того как Союз распался, судить нас стали лучше.


«СЕГОДНЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К ДОНЕЦКОМУ „ШАХТЕРУ“ КИЕВСКОЕ „ДИНАМО“ НЕКОНКУРЕНТОСПОСОБНО»

— Вадим, что, на твой взгляд, творится с киевским «Динамо»? Тренируются вроде бы по системе Лобановского...

— Да нет, по системе Лобановского «Динамо» давно не тренируется. Когда начали приглашать из Москвы тренеров, сначала Юрия Семина, потом Валерия Газзаева, то, конечно, тренировочный процесс, который был раньше в команде, изменился на 100 процентов. Трудно говорить, что хуже, что лучше. Но если при Семине это еще не сказалось на результате так очевидно, то при Газзаеве, я думаю, повлияло.

Иногда мы видим игру только с мелким пасом — тыр-пыр-нашатыр. Футболисты отвыкли работать на максимальных скоростях. Мяч — в ноги: Милевскому — в ноги, Шевченко — в ноги... А кто должен бежать?

Есть и другие причины. По подбору игроков команда стала значительно хуже. Пошел процесс омоложения не только украинских футболистов, но и зарубежных, которых начали приглашать на перспективу. Может, это и даст результаты в ближайшем будущем, но сегодня киевское «Динамо» неконкурентоспособно по отношению к донецкому «Шахтеру».

— Как мог так быстро выветриться динамовский дух, который поддерживался столькими поколениями игроков?

— Здесь много нюансов. Надо признать, что в Советском Союзе было легче управлять командой. Мы не зарабатывали таких денег, как сейчас. У нас была возможность заработать что-то дополнительно, и мы бились, чтобы улучшить свое экономическое положение.

Мне кажется, что сегодня зарплаты не соответствуют тому уровню, который показывают игроки. Следовало бы как-то подкорректировать систему вознаграждения, чтобы игроки были больше заинтересованы в получении премиальных за победу. Потому что на футболиста, у которого такая высокая зарплата, сложно воздействовать административными, авторитарными способами. Криком от него ничего не добьешься.

Изменился менталитет по сравнению с нашим поколением. К тому же в команде больший процент легионеров, которые тоже с другим менталитетом. Да и тренеры стали не такими полноправными, как раньше, когда они, по сути, были хозяевами команды.

— Многие хотели бы видеть главным тренером киевского «Динамо» Олега Блохина. Твое мнение?

— Он — легенда «Динамо», и, считаю, это самая большая несправедливость, что ему так и не удалось до сих пор тренировать родной клуб. А то, что он хороший тренер, Блохин доказал.

— Последний вопрос. Ты когда-то учился в музыкальной школе по классу баяна. Хоть изредка играешь на нем?

 (Смеется). Как школу окончил, так и отыграл. Но в зарубежных клубах принято, когда появляются новые футболисты, устраивать вечеринки, где их посвящают в игроки клуба. Новички обязаны развлекать команду какими-то концертными номерами. Кто что умеет: кто — поет, кто — танцует, кто еще что-то делает. Когда это было в АИКе, я спел романс на стихи Сергея Есенина. И был очень тронут, когда вся команда встала и в ответ дружно спела Гимн Советского Союза. Без слов: та-там-та, та-там-та, та-там-та, та-там-та!..

Михаил НАЗАРЕНКО

08.01.2011, 11:26
Топ-матчи
Чемпионат Англии Челси Вест Бромвич 1 : 0   11 декабря 14:00
Чемпионат Италии Аталанта Удинезе - : - 11 декабря 16:00
Болонья Эмполи - : - 11 декабря 16:00
Палермо Кьево - : - 11 декабря 16:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть