Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр ШОВКОВСКИЙ: «Футбол для меня, как наркотик»

2011-01-28 08:47 Многолетний голкипер киевского «Динамо» Александр Шовковский, который после долгого перерыва вывел свою команду в роли капитана на все ... Александр ШОВКОВСКИЙ: «Футбол для меня, как наркотик»

Многолетний голкипер киевского «Динамо» Александр Шовковский, который после долгого перерыва вывел свою команду в роли капитана на все три контрольных матча, сыгранных в это межсезонье, рассказал о ходе сбора, проходящего в израильском Эйлате.

— На этот сбор Юрий Семин взял сразу четырех голкипе­ров. Что любопытно: ваши мо­лодые коллеги по амплуа Мак­сим Коваль, Денис Бойко и Ар­тем Кичак, когда вы 19-летним дебютировали в Лиге чемпио­нов, в лучшем случае ходили в детский сад, а когда добира­лись с командой до полуфина­ла этого турнира — учились в на­чальной школе. Какие, если не секрет, у вас с ними складыва­ются отношения?

— Все дело в том, что когда я совсем юным пришел в «Дина­мо», там тоже были опытные вратари, много лет выступав­шие на довольно высоком уровне и блиставшие, когда я был школьником. Ничего не­обычного — нормальная жиз­ненная ситуация, и отношусь я к ней совершенно спокойно. Никаких границ, в том числе и временных, сейчас между со­бой и другими динамовскими голкиперами не провожу. Все мы делаем общее дело, а глав­ный тренер определяет, кто в том или ином матче достоин играть в основном составе. У меня, считаю, точно такие же шансы, что и у остальных ре­бят, и принципиальной по­правки на возраст никто де­лать не собирается. Каким бы опытным ни был футболист, грубо говоря, профпригод­ность он должен доказывать на каждой тренировке.

— С юными вратарями вас связывает дружба?

— Мы, скорее, коллеги. Наз­вать нас друзьями было бы яв­но нечестно с моей стороны.

— Вы как-то сказали: «Нау­чить человека можно лишь тог­да, когда у него есть такое же­лание. Никогда не навязываю молодым голкиперам своих советов, но если попросят — обя­зательно помогу». Часто ли они обращаются к вам за помо­щью?

— Порой я позволяю себе в тренировочном процессе да­вать рекомендации по поводу того или иного момента, заме­ченного со стороны. Но в то же время не стану развивать те­му, если не замечу со стороны ребят заинтересованности в моих комментариях. Вот если спросят, обязательно подска­жу, что-то посоветую. Навязы­вать же свои знания и видение ситуации нет никакого смыс­ла — по себе знаю.

— Можно ли назвать дина­мовских вратарей прилежными учениками?

— Очень сложно ответить на этот вопрос. Я ведь во время занятий не столько смотрю по сторонам, сколько выполняю задания главного тренера и наставника вратарей Михаила Михайлова. Да и комментиро­вать работу коллег для прессы, мне кажется, не очень-то и корректно.

— В футбольном мире Шовковский известен как человек, умеющий стоически перено­сить любую неудачу, не раски­сать и не опускать руки. Что вы с позиции собственного опыта порекомендовали Бойко, когда в первом туре нынешнего чем­пионата он допустил в матче с «Оболонью» ошибку, за кото­рую на молодого парня ополчи­лись болельщики, а пресса — обрушила шквал критики?

— К сожалению, я не видел ту игру в режиме реального времени, поскольку находился в Германии на консультации у врача, но спустя какое-то вре­мя, конечно же, посмотрел ее в видеозаписи. К моменту на­шей с Денисом беседы работу в нужном направлении провели значительно более опытные в футболе люди — например, его отец, знаменитый в прошлом игрок «Динамо». Был, полагаю, диалог и с Михайловым. Я же попытался объяснить ему, что любые ситуации, происходящие в нашей жизни, обычно случаются для того, чтобы указать на нюансы, которые необходимо исправить. Нужно уметь находить причины, не позволившие как следует осу­ществить задуманное, и изба­вляться от них, ни в коем слу­чае не зацикливаясь. Ошибка уже произошла, от нее никуда не денешься и из жизни, как бы ни старался, не вычерк­нешь. Стоит зациклиться — и ты застрянешь на одном мес­те, тогда как футболисту с ам­бициями необходимо двигать­ся только вперед.

— Наверняка обращаются к вам коллеги не только по про­фессиональным, но и по чисто жизненным вопросам. Что по­советовали тому же Бойко, ко­гда Олег Лужный в порядке на­казания перевел его за излиш­не активное празднование вы­хода нашей молодежки в финал чемпионата Европы в дублиру­ющий состав?

— Меня тоже, случалось, пе­реводили в дубль. В подобной ситуации важно понимать гра­ницы своих возможностей и адекватно оценивать ситуа­цию. Следует разложить про­изошедшее по полочкам и по­нять, в чем твоя ошибка. Что нужно для того, чтобы вернуть себе доверие, уважение и признание? Только работать — каж­дый день, на каждой трениров­ке. Других вариантов нет. Разговоры с президентом клуба или извинения перед главным тренером способны разве что немного смягчить ситуацию, но не изменить ее в корне.

— На тренировках в Эйлате вы, по моим наблюдениям, ра­ботаете едва ли не активнее, чем молодые вратари, не давая себе ни малейших послабле­ний. Между тем около года на­зад сказали в одном интервью: «Следует искать новые стиму­лы, чтобы удерживать себя на вершине. Если пресытишься футболом, нужно уходить на по­кой». Что же помогает вам, имея за спиной долгую и ус­пешную карьеру, находить мо­тивацию для ее продолжения?

— А я в игровом смысле нар­коман. Для меня каждый выход на поле — это фантастический выброс адреналина, каждая победа приносит непередавае­мые ощущения. Когда же игра складывается не так, как тебе хотелось бы, и ты находишь си­лы переломить ситуацию — это тоже влияет как наркотик, за­висимость от которого мне, от­давшему футболу почти всю со­знательную жизнь, побороть очень сложно. Да, честно гово­ря, и не хочется.

— Но, видимо, впервые выйдя на поле совсем юным в основ­ном составе «Динамо» в 1994-м, вы и представить не могли, что и в 36 будете полны жела­ния играть, сохраняя при этом на протяжении практически двух десятилетий верность од­ной команде?

— Тогда я, конечно, так дале­ко не заглядывал. Просто полу­чал удовольствие от футбола — и хотел, чтобы это никогда не заканчивалось. Но и в девятна­дцать старался анализировать ошибки, и даже из негативных событий, происходивших со мной и с теми командами, в ко­торых играл, делать необходи­мые выводы. Приходилось пе­ребарывать себя, ситуацию, отношение ко мне — все это придавало мне силы. Благода­ря такому подходу я и стал тем, кем являюсь на сегодняшний день.

— В подтверждение этому — еще одна ваша цитата: «Трудно­сти даны нам для того, чтобы, преодолевая их, становиться сильнее». Можете ли назвать момент, который был самым сложным в вашей карьере?

— На самом деле, было нема­ло ситуаций, накладывавших отпечаток на мое восприятие жизни как в спорте, так и в бы­ту. Каждая травма сложна по-своему, да и восстановление — процесс не из приятных. Да, у тебя есть мотивация сначала вернуться в основную группу игроков, затем — попасть в за­явку, вновь выйти на поле. Но помимо физических есть еще и психологические моменты, а они порой намного сложнее. В нашей вратарской профессии — и подавно. Не так-то просто бывает перебороть чувство страха, обиды на обстоятель­ства, провидение. В моей жиз­ни были три-четыре непро­стых эпизода, когда я сам в своих силах не сомневался, но вокруг уже говорили: «Он свое уже отыграл». Тем большее по­являлось желание доказать, что это не так.

— Сами о завершении игро­вой карьеры не задумывались даже в минуты слабости?

— Ни на секунду.

— Вы говорили: «Не могу представить себя в любом дру­гом клубе — эмблема киевского „Динамо“ прочно отпечаталась в моем сердце». О смене ко­манды не задумывались даже когда переживали не лучшие времена, а английские клубы, по слухам, проявляли к вам ин­терес?

— Динамовцем я стал еще в детские годы, когда поступил в футбольную школу. Если же говорить о перспективе пере­хода, то я прагматик и на вещи смотрю реально. Не засоряю себе голову вопросами: что бы­ло бы, повернись в какой-то момент жизнь иначе. Лично мне неизвестно ни об одном конкретном предложении, хо­тя в интернете я, конечно же, читал: Шовковским, мол, интересуются такие-то клубы. Но не более того.

— Процитирую фрагмент ин­тервью вашей супруги Ольги Аленовой, с которой вы вместе уже практически десять лет: «Я была очень расстроена, что у футболистов такой жуткий гра­фик, плакала из-за того, что в первую очередь Саша принад­лежит футболу, а только потом семье». Когда травмы надолго оставляли вне игры, она была сторонницей вашего ухода из футбола или продолжения карьеры?

— Мы с Ольгой счастливы, любим друг друга, а потому поддерживаем во всех ситуа­циях и желаем самого лучшего. Она понимает, что футбол для меня это жизнь, и поэтому что бы ни происходило, не пытает­ся навязать свою точку зрения.

— Что, на взгляд самого опытного игрока «Динамо», не позволяло команде в начале сезона найти свою игру? Кое-кто, например, связывает это с запредельными нагрузками, которые были даны Валерием Газзаевым на предсезонном сборе в Австрии.

— Мне сложно посмотреть на ситуацию со стороны, по­тому что я находился внутри нее и на мою долю выпадал аналогичный объем работы. Да и анализировать прошлое сейчас мне, если честно, не хотелось бы — предпочитаю ду­мать о будущем. И верить, что с новым тренером команда наилучшим образом проявит себя в этом сезоне и успешно войдет в новый.

— Я не случайно спросил вас о прошлогоднем летнем сборе — на нем вы получили травму, сложность которой, как расска­зала в недавнем интервью ваша супруга, не была должным об­разом оценена. Это и стало причиной столь длительного восстановления?

— Думаю, Олины слова были неверно истолкованы. Диагноз мне поставили верный — как по горячим следам в Австрии, так впоследствии в Киеве и в Гер­мании. Иное дело, что эти обследования не показали, на­сколько серьезно поврежде­ние. Какое-то время надея­лись, что консервативных ме­тодов окажется достаточно, но две мои неудачные попытки вновь приступить к трениров­кам не оставили сомнений: без операции не обойтись. Мне к боли не привыкать, но когда ты думаешь о ней, а не о футболе, о работе в полную силу и речи быть не может.

Непосредственно перед опе­ративным вмешательством ме­ня вновь обследовали, получив прежний результат: проблема есть, но размер повреждения не просматривается. А уже на столе, под скальпелем, мюн­хенский профессор Зиебауэр при помощи артроскопа уви­дел разрыв двух связок на 90 процентов. В ходе полостной операции мне их сшили.

— Возвратившись из лазаре­та, вы стремительно вошли в игру, после одного матча за дубль вновь став основным вратарем в решающих матчах группового турнира Лиги Евро­пы. Вы так были уверены в своих силах, или это Лужный убе­дил, что в этих поединках «Ди­намо» нужна помощь опытного голкипера?

— Объективно говоря, я уже не рассчитывал выйти на по­ле до конца года. Но совмест­но с Олегом Романовичем Лужным и Михаилом Леони­довичем Михайловым было принято решение: стоит попробовать. Психологическая готовность присутствовала — недоставало физической. Не просто испытывал дефицит игровой практики — ощущал недостаточность двигатель­ной активности поврежден­ной руки. На тот момент оце­нивал свое состояние от силы на 85-90 процентов.

— Раз уж мы заговорили о Лужном, скажите: на ваш взгляд, в нем чувствуется го­товность к самостоятельной тренерской работе — не под да­мокловым мечом приставки «и.о.»?

— Отвечать на этот вопрос мне, думаю, не совсем коррект­но. Каждый человек самостоя­тельно составляет мнение о своем потенциале. С моей же точки зрения Лужный получил достаточный опыт, чтобы стать у руля команды в качест­ве главного тренера.

— Даже самые опытные тре­неры порой внутренне меняют­ся. Изменился ли Семин за пол­тора года отсутствия в Киеве?

— За десять дней совместной работы после его возвращения об этом сложно судить. Но по первому впечатлению могу сказать: он пытается привить нам те самые принципы, что два и три года назад. Его взгля­ды на футбол остались преж­ними. Впрочем, необходи­мость на данном этапе делать команду из игроков, имеющих­ся в наличии, вынуждает вно­сить кое-какие коррективы. Но это уже исключительно тре­нерская парафия, о которой на данном этапе стараюсь не задумываться. Хотя понимаю, имея свои взгляды на эти ве­щи, что, быть может, когда-ни­будь этой профессией займусь. Однако на данном этапе моя задача играть и показывать определенный уровень.

— И все же, вам довелось ра­ботать со многими именитыми и успешными тренерами. Чей пример в большей степени мо­жет подтолкнуть в будущем к тому, чтобы выбрать именно эту профессию?

— Хороший вопрос, я бы да­же сказал, провокационный. Но отвечать на него мне бы не хотелось — рискую обидеть ко­го-то, поставив ниже других. Могу лишь сказать, что на мое игровое и не только мировоз­зрение, на взгляд, которым смотрю на футбол, серьезней­шим образом повлияли многие специалисты. И я им за это благодарен.

— Начали мы беседу с цитаты — цитатой и закончим. Вы часто ссылаетесь на древнюю муд­рость «Хочешь рассмешить Бо­га — расскажи ему о своих пла­нах». Возможно, о том, чем зай­метесь в будущем, действи­тельно спрашивать не резон, но можете ли представить, что но­вая профессия не окажется свя­занной с футболом?

— Наша жизнь настолько многогранна и непредсказуе­ма, что иногда не стоит ничего особо планировать. Сегодня я счастлив, играя в футбол, по­лон сил и готовности быть по­лезным команде. А о завтраш­нем дне поговорим как-нибудь в другой раз...

Дмитрий ИЛЬЧЕНКО

28.01.2011, 08:47
Топ-матчи
Лига чемпионов Байер Монако - : - 7 декабря 21:45
Брюгге Копенгаген - : - 7 декабря 21:45
Ювентус Динамо З - : - 7 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть