Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Анатолий ТИМОЩУК: «На Евро-2012 мы должны обязательно выйти из группы»

2011-05-20 08:34 Украинский полузащитник мюнхенской «Баварии» Анатолий Тимощук подвел итог сезона, проведенного в немецком клубе, а также рассказал, что думает ... Анатолий ТИМОЩУК: «На Евро-2012 мы должны обязательно выйти из группы»

Украинский полузащитник мюнхенской «Баварии» Анатолий Тимощук подвел итог сезона, проведенного в немецком клубе, а также рассказал, что думает о перспективах сборной Украины, которую недавно возглавил Олег Блохин.

Экс-капитан «Зенита» и «Шахтера» завершил свой второй сезон в составе «Баварии». И как завершил! Луи ван Гал делал все, чтобы выжить украинца из суперклуба — но, во-первых, Тимощук своей работой заставил голландца выпускать себя в стартовом составе, пусть и на месте центрального защитника. А во-вторых, Тимощук в «Баварии» остался, тогда как ван Гал был уволен (да и экс-капитан баварцев ван Боммел, игравший на месте экс-зенитовца, ушел в «Милан»). В результате Андреас Йонкер, соотечественник и бывший помощник ван Гала, выполнявший обязанности и.о. до конца сезона, во всех матчах после увольнения бывшего босса ставил Тимощука с первых минут. Причем на его «родном» месте опорника!

Мы беседовали около часа в просторном чартере «Баварии», который доставлял команду из Мюнхена на товарищеский матч в Санкт-Петербург. И общительный Тимощук, в бытность игроком «Зенита» старавшийся обходить острые углы, на сей раз был в своих оценках предельно конкретен. Более того, его анализ футбольных нюансов вкупе с лидерскими качествами не оставляет у меня сомнений: из него вырастет тренер. И даст бог — очень приличный.

ЕСЛИ ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ, ВСЕГДА УХОЖУ С ПОЛЯ ПОСЛЕДНИМ

— Как вам удалось переломить ван Гала — с его-то упрямством? — спросил я Тимощука. Он засмеялся:

— Так переломил, что ван Гала в «Баварии» вообще не стало... Знаете, я самого начала шел в этот клуб для того, чтобы играть. Но голландец сразу дал понять, что в «Баварию» меня звал другой тренер и что у него иное видение. «Я тебя не приглашал, и шансов, что ты будешь играть, мало», — сказал ван Гал.

А ведь я к тому моменту еще ни одной тренировки с командой не провел! И, услышав это, ответил: «Вы же не знаете моих качеств. Почему же делаете такие выводы?» Реакции практически не последовало: мол, он определился — и все. «Хорошо, — говорю, — во-первых, у меня действующий контракт с клубом. А во-вторых, я максималист, и в этой ситуации не сдамся. Буду делать все возможное, чтобы завоевать себе место в составе, как бы тяжело это ни было».

— Через переводчика с ван Галом говорили?

— Нет, по-английски. Потом общались уже на немецком. Но разговоры у нас с ним были только сугубо профессионального плана. И при этом случались очень непростые для меня моменты.

Например, я находился в отличной форме, забил два гола «Айнтрахту». Играл при этом опорным полузащитником. А на следующую игру меня перевели в центр обороны, где я чувствовал себя не слишком комфортно. Как тут быть? Всегда говорят, что тренеру виднее, но было очень много решений, с которыми я не соглашался. В какой-то мере это давало мне дополнительную мотивацию — не сдаваться, работать с еще большим рвением.

— В «Баварии» мне рассказали, что вы едва ли не единственный игрок команды, который абсолютно после каждой тренировки остается на поле работать индивидуально.

— Не всегда разрешают оставаться. Порой говорят: идите, мол, отдыхайте. Но я просто привык так жить — в том же «Зените», «Шахтере», сборной. Остаются, кстати, многие — иные не то чтобы даже поработать, а порой просто пошутить, побить по воротам на спор. Это дополнительный интерес. Что же касается меня, то если есть возможность, практически всегда ухожу с поля последним. Вот только у нас после каждой тренировки коллективный обед. Поэтому времени остается не так уж и много. Через полчаса после тренировки все вместе едим, после чего разъезжаемся по домам.

— Хоть одно доброе слово от ван Гала слышали?

— Разве что вначале. После нашего первого разговора мы играли товарищеский матч, и он сказал: «Все на поле стоят, один только бегает, старается. Тимощук — молодец, лучший!» Но веры в то, что буду играть, эти слова все равно не вселяли. То же самое было и в тренировочном процессе. Однажды мы с ребятами сидели на теоретическом занятии, и ван Гал сказал обо мне: «Это пример, как нужно тренироваться и на каждом занятии отдаваться работе на сто процентов!» К этому, правда, всегда следовало добавлять: «Но...» Слова ван Гала так и оставались словами.

Все равно считаю, что при том же ван Гале я довольно много матчей провел — в одном только этом сезоне сыграл 29 встреч, 26 из которых в стартовом составе. Не так много на своей позиции, в большинстве игр — в центре защиты. Но на тот момент я уже больше думал о том, как помочь команде на любой позиции. Старт второго моего сезона в Германии получился для нас провальным: уже после 7-го тура «Бавария» отставала от лидера на 14 очков. И слава богу, что все закончилось тем, что мы стали третьими. Потому что ситуация могла оказаться куда более плачевной, а теперь мы хотя бы сыграем в квалификации Лиги чемпионов.

МЫ БЫЛИ БЛИЗКИ К КРАХУ

— Обидно было не попасть в состав на ответный четвертьфинальный матч нынешней Лиги против «Интера»?

— Обидно. Тем более что, считаю, довольно хорошо провел выездной матч, хоть и играл центральным защитником, — «Интер» не создал даже полумоментов.

Обидно было и другое. Глядя на ответную игру как запасной, я понимал, что при счете 2:1 надо было выпускать игрока, который привнес бы баланс в игру атаки и обороны. Мы почувствовали кураж, в первом тайме было 5-6 стопроцентных моментов. Игра еще до перерыва должна была быть закончена!

После перерыва ребята продолжали играть с тем же задором и отдачей. Большими силами шли вперед — и «Интер» в двух контратаках нас не простил. Третий гол — за счет нашей ошибки, второй — просто в контратаке. «Баварию» наказали за то, что с какого-то момента мы действовали с неоправданным авантюризмом. Конечно, неприятно вылетать на такой стадии. Тем более оставались такие соперники, что «Баварии» было бы по силам вновь попасть в финал.

— И вдвойне досадно, наверное, вам было наблюдать, как «Шальке» в полуфинале разрывает «Интер» на выезде — 5:2.

— Да. И дома тоже. «Шальке» просто реализовал свои моменты, хотя и пропустил быстрый гол. Если бы мы хоть часть своего забили — было бы совсем по-другому.

— Изначально ван Галу хотели дать доработать до конца сезона, но поменяли решение и уволили сразу. Как думаете — из-за «Интера»?

— Не только. В том числе и из-за чемпионата. Ситуация была практически безнадежной. Когда в полуфинале Кубка проиграли «Шальке» — тренер остался. Когда проиграли «Интеру» — тоже остался. Но ничья с «Нюрнбергом» стала последней каплей: команда и так проиграла во всех турнирах, но еще и не попасть в Лигу чемпионов — это будет крах.

— Хоть что-то хорошее вы о голландце можете сказать?

— Специалист он в принципе неплохой. Проповедует голландскую школу, старается привить команде дисциплину. Но ко многим игрокам не всегда относится объективно и справедливо. По очень многим ребятам, с которыми я общался, в том числе молодым, видно, что они находились в не очень хорошем психологическом состоянии. Потому что видели со стороны тренера предвзятое отношение.

Очень много футболистов поуходило — даже те, кто только пришел в клуб. И опытные игроки тоже. Последние примеры — Демикелис, Тони, Баумйоханн, Соса, который ушел в «Наполи». Люди серьезного уровня. Демикелис и Тони многое сделали для клуба — первый семь или восемь лет здесь провел. Но ушел, поскольку ван Гал на него не рассчитывал.

МОУРИНЬЮ ОКАЗАЛСЯ БОЛЕЕ ГИБКИМ

— Есть ли что-то общее между ним и Диком Адвокатом, с которым они дружат?

— Есть. Тренировочный процесс похож — как, впрочем, и у Йонкера. Разве что у ван Гала в выполнении упражнений больше дисциплины, чем у Адвоката. Если сказано — левой ногой, то только левой. Когда в «Зените» мяч шел под правую, ты играл правой. У ван Гала же, даже если ты сыграл левой неточно, он говорил: «Вот видишь, ты подумал, что нужно левой! Да, отдал неточно, но твой мозг сработал, что надо левой!»

— Адвокат как человек полегче ван Гала?

— Не могу сказать, что Адвокат тяжелый — у нас с ним был нормальный контакт. Да, тоже человек специфический, но в общении полегче, чем ван Гал. Для которого существует только свое мнение, ему все равно, когда кто-то другой что-либо говорит.

— В чем причины того, что при ван Гале первый сезон у «Баварии» получился отличным, а второй плохим? Может быть, сказалась психологическая усталость большинства игроков от характера ван Гала? Или речь лучше вести об усталости физической — от чемпионата мира?

— И «мир», конечно, наложился. Но я часто анализирую финал Лиги чемпионов, который мы проиграли в Мадриде «Интеру». Моуринью очень грамотно тогда сработал. Он пошел на то, чтобы поломать все свои обычные схемы с целью не дать сыграть «Баварии». Это’О играл крайнего даже не форварда, а хавбека, постоянно отходил назад. Пандев играл на краю. Выдвинули одного центрфорварда, под ним играл Снайдер — вот и вся атака. Главной задачей было разрушить то владение мячом, к которому привыкла «Бавария».

А ван Гал, со своей стороны, не хотел отходить от привычных ему схем. Хотя можно было сыграть более гибко, имелись варианты. Понятно: «Бавария» такой клуб, который в большинстве случаев может себе позволить не подстраиваться под соперников. Но если во главу угла поставить результат, иногда нужно и перестраиваться.

И тогда был целый ряд матчей, когда многие игроки не соглашались с тренером. Но все равно тот сезон все посчитали удачным: мы выиграли три трофея и дошли до финала Лиги чемпионов. Однако если проследить карьеру ван Гала, то в какой-то момент у него наступает время целиком провальных сезонов. Так было и в «Барселоне», и в «Аяксе».

А после чемпионата мира... Видно же было, что многие игроки устали. Если в первых трех турах команда теряет очки, нужно дать шанс тем футболистам, которые свежее себя чувствуют и готовы если не мастерством, то объемом работы добиваться результата. Участники чемпионата мира были уставшими — не только физически, но и психологически. Поэтому получился такой неудачный старт.

— Арьена Роббена два нереализованных голевых момента в финале ЧМ-2010, включая чистый выход один на один, на какое-то время морально не надломили?

— Не думаю. Для него тот выход был нетипичным моментом. Редко бывает, когда он так чисто выходит один на один по центру ворот. Скорее сказалось, что в Южную Африку он поехал травмированным. Конечно, человек вышел, принес пользу, тем более что всем известны его скоростные способности. Однако мелочей в футболе не бывает. Эта «мелочь» в определенный момент и сыграла свою роль.

— А чем закончилась тяжба «Баварии» с федерацией футбола Нидерландов на тему травмы Роббена? Немцы ведь собирались выставить иск на несколько миллионов евро.

— Не знаю. Еще месяц здесь говорили о том, что надо возмещать ущерб, но потом все затихло.

— Вроде бы в следующем мае «Бавария» и сборная Голландии сыграют товарищеский матч. Для последней это будет этап подготовки к Euro-2012, а кассовый сбор пойдет «Баварии».

— Да-да, что-то слышал на этот счет. Но точной информации у меня нет.

МОЙ КЛУБ ДОЛЖЕН БОРОТЬСЯ ЗА ЧЕМПИОНСТВО

— В конце прошлого сезона ван Гал говорил в интервью: «Тимощук лучше всех тренируется, он образец отношения к делу. Но мне этот игрок не нужен». Как реагировали?

— У меня был ряд предложений, но клуб их отклонил. Откуда — говорить не хотел бы. Вариантов с арендой было еще больше, но я их даже не обдумывал. Как профессионал, не рассматриваю аренду для себя в принципе. В свои футбольные годы, столько повидав и набравшись такого опыта, я не хотел идти в аренду. И тем более — срывать с места семью. Переезд в Мюнхен для меня тоже получился нелегким, и одна мысль о том, что придется еще раз переезжать, причем на короткий отрезок времени... Нет, это меня не привлекало.

Если уж переезжать — то более основательно. Был ряд хороших предложений — и из России, и из-за рубежа. Но когда год назад разговор зашел конкретно, и люди приехали в клуб, «Бавария» собралась всем составом совета директоров. И предложение было отклонено. Я даже задержался по этому поводу, в сборную прилетел на день позже: ждал итогового решения. До закрытия трансферного окна оставалось немного времени, и, если бы договорились, нужно было бы моментально ехать и проходить медосмотр. Но клубы в итоге не договорились.

— Это был «Зенит»?

— Скажу так: из России было два-три конкретных предложения. Они и на данный момент есть.

— С каким настроением вы их воспринимаете теперь? И чего ждете от своего нынешнего клуба?

— У меня нормальное настроение. Я достаточно сыграл в минувшем сезоне. Да, кто-то что-то пишет, но почти за два года я провел за «Баварию» уже 60 — 70 матчей. Может, даже и больше. А сейчас ситуация такова, что у меня через год заканчивается контракт. Не думаю, что есть какой-то смысл срываться с места, если можно через год стать свободным агентом и самому выбирать, что хочешь.

— Либо продлить соглашение с «Баварией».

— Такие опции в контракте тоже есть. Никому из клубов, кто обращается, никогда не говорю «нет». Уважаю любое решение любого клуба, каким бы маленьким он ни был, и формально готов его рассмотреть. Вопрос лишь в том, что этот клуб должен бороться за чемпионство и ставить перед собой серьезные задачи в еврокубках. Это само собой разумеется. Стараюсь играть только в таких клубах.

В АВТОБУСЕ ИГРАЛИ С ХЕНЕССОМ В КАРТЫ

— В руководстве «Баварии» — самодостаточные люди с жесткими характерами. Ули Хенесс, Карл-Хайнц Румменигге — какие у вас с ними отношения?

— Раз не отпустили — значит, что-то видели (улыбается). В том числе те качества, за которые меня, собственно, и приглашали.

— Это проявлялось в каких-то беседах с ними? Как они воспринимали вашу холодную войну с ван Галом?

— Хенесс сказал мне буквально следующее: «Ты профессионал. Оставайся спокойным. Надо, чтобы ситуация не выходила из-под контроля». Понятно: никому не нужны какие-то скандалы. Я ответил: «Не переживайте, я спокоен. Всегда работаю для команды и достижения ее целей».

Конечно, я хочу играть. Скоро придет новый тренер, Юпп Хайнкес, отношения которого к себе и к своим перспективам пока не знаю. Дополнительную долю абсурда всей ситуации придало то, что при Андреасе Йонкере, помощнике ван Гала, я все пять матчей сыграл в основном составе на своей позиции в полузащите! Вообще очень много непонятного. Доходило до того, что кому-то мой номер на футболке не нравился. И я мог из-за этого не играть.

— Можете поподробнее об этом?

— Не стоит. Но свой 44-й номер я отстоял и сказал: «Мне все равно, что вы говорите. Я профессионал, работаю для команды и на команду». А кто будет играть или не будет, решать тренеру.

— Хенесс действительно такой эксцентричный человек, как об этом говорят?

— Довольно общительный и приятный. Как и Румменигге. Они практически на все матчи, в том числе и выездные, приезжают, стараются поддержать команду. Хотя и нельзя сказать, что много с ней общаются. Раньше общения было больше, поскольку у Хенесса была другая должность. Он с нами на матчи на автобусе ездил, мы в карты с ним играли (улыбается). А сейчас он — президент, с нами не катается. Но все равно остается общительным.

Когда в субботу у нас был банкет после последнего матча в бундеслиге, Хенесс пришел с супругой. Мы постояли, пообщались. Они поинтересовались, как растут наши дети. Приятно было. Никаких вопросов к Хенессу с Румменигге ни как к людям, ни как к клубным организаторам ни у кого, думаю, нет.

С РИБЕРИ БРОСАЛИСЬ ДРУГ В ДРУГА ОЛИВКАМИ

— Главные «артисты» у вас, как стало понятно из полетов в баварском чартере, — Рибери и Гомес?

— По части шуток Франк все же на первом месте. И все стараются его начинания поддерживать. Когда летим в чартере — на задних рядах начинается настоящая перестрелка подушками. Такая, что лучше не высовываться. Пять — шесть человек этим занимаются постоянно.

— Перед полетом из Кельна лучший снайпер бундеслиги Гомес учудил: спрятался за креслами, и его искали и не могли найти даже сотрудники аэропорта. Один из руководителей клуба звонил: «Марио, ты где?». он отвечал: «А вы-то, вы где?!»

— Да он там особо и не прятался! Просто сидел, глубоко откинувшись в кресло. А человек, который в клубе занимается билетами, три раза прошел мимо него, глядя в другую сторону. И у всех спрашивал: «Гомеса не видели?» Мы все увидели, что происходит, — и начали голосить: «Где Гомес, где Гомес?» Футболистам всегда в радость чуть накалить атмосферу (улыбается).

— Смотришь на Рибери на поле — он кажется страшноватым типом. А в жизни — весельчак весельчаком.

— Это уж точно. Веселый, общительный. Бывает, что мы с ним шутим очень много — ведь, если он надо мной пошутил, я должен достойно ответить! Недавно на базе бросались оливками. Начал он, пару раз швырнули друг в друга — а потом он побежал по столовой, а я — по всей базе его догонять! Все на ушах стояли, не понимали, что происходит. На полной скорости, в тапках, вниз по ступенькам — такой грохот стоял! Все уже ждали, что мы споткнемся и разобъемся. Но ничего — обошлось.

В столовой тоже очень много шутят. Горсть соли кому-нибудь в суп подсыпят. Вообще нужно постоянно сохранять бдительность — сок тоже может оказаться странного вкуса... Бутсы могут к потолку раздевалки приклеить. Коллективу нужна разрядка. Но слишком далеко все эти шутки не заходят.

— Атмосфера у вас, похоже, очень раскованная.

— Так и есть.

— Или это после ухода ван Гала?

— Да нет, всегда так шутили. На ван Гала не обращали никакого внимания. Тем более — в раздевалке. Иногда он заходит — а там продолжают гетры летать.

— Непростой немецкий язык вам, как я видел и слышал, дался легко. Уже вовсю «шпрехаете»!

— В «Баварии» народ общительный, и это мне помогло. Конечно, я не произношу правильно какие-то глаголы, но главное, что люди меня понимают. И в интервью проблем нет. Тут за два дня до матча на базе регулярно организуют пресс-конференции, где собираются 10-11 журналистов, ты садишься с ними за один стол — и общаешься. Одновременно «закрываешь» сразу множество изданий — и время экономишь. 15 — 20 минут — а потом в другом зале то же самое с семью-восемью телекомпаниями. Я уже пять-шесть раз на таких встречах был, и никакого дискомфорта, даже со своим ломаным немецким, не ощущал.

— У Погребняка с немецким, похоже, тоже все в порядке.

— Да, нормально. Сейчас, когда мы со «Штутгартом» играли, перед игрой стояли мы двое и Кузманович. Он хотел участвовать в разговоре — и мы практически на немецком между собой разговаривали! Потом только перекинулись парой фраз по-русски — и пошли готовиться к игре.

— В которой вы Погребняку неплохо въехали по ногам в подкате.

— (Смеется.) Нормальная мужская борьба, судья даже штрафного не дал. Но Пога любит иногда усилить эффект от своего падения (улыбается).

— В автобусе, видел, вы в покер играете?

— Да, в спортивный покер. У немцев есть какая-то своя игра, которой они пытались меня научить, поскольку четвертый постоянный картежник, Демикелис, ушел, и им нужен был партнер. Правила я понял, но там вместо червей, пик и т.д. другие масти. Непривычно. А в покер мне более интересно играть.

— Ваши постоянные соперники — Лам и Мюллер, как это было в автобусе?

— Да. Кстати, в мюнхенской гостинице, куда мы заезжаем перед игрой, есть даже специальная комната, где для нас подготовлен покерный стол и фишки. Так же и на сборах, в Эмиратах. Ван Гал или Йонкер, бывало, говорили накануне матчей: «Ребята, сегодня спокойно, пошутите, поиграйте в покер». Все это в порядке вещей.

— На деньги играете?

— Да, чтобы было интересно.

— Советские тренеры запрещали игрокам в карты на деньги играть. Боялись, что атмосфера испортится.

— Да играли и при советских — в тот же джокер. Если тренер запрещает — сели в номере и играют. А здесь все построено на профессионализме, и такие запреты никому в голову не придут. Шесть — семь человек играют постоянно — и, конечно, не для того, чтобы выиграть деньги. В пятницу, например, это уже традиция. Можем и на тренировках финансовый фактор включить — в перекладину, допустим, побить на 50 евро. Есть и такие ребята, которые предпочитают PlayStation.

— В «Зените» у вас, помнится, сплоченная картежная троица была, — вы, Радимов и Погребняк.

— Так и было. Но там мы в основном играли в дурака. И очень много — в джокер.

— В покер в «Баварии» кто чаще всех выигрывает?

— Более осознанно, на результат, играют Мюллер и Оттль. Они мало блефуют, играют больше по карте. Я предпочитаю ту же манеру.

— Мюллер такой молодой, а уже все просчитывает!

— Он и на поле такой же. Молодец! Пришел из дубля, хорошо себя зарекомендовал, ван Гал ему доверил, тот оправдал... В 20 лет мало кто лучшим бомбардиром чемпионата мира становится. И очень важно, что после этого парень не зазнался, не сбавил в игре, а провел еще один приличный сезон.

— А что у Мюллера с Роббеном за история случилась, когда голландец на поле схватил немца за горло?

— У нас на каждую игру назначают футболиста, который бьет штрафные. В матче с «Вердером» такими были Роббен и я. Арьен пробил дважды неудачно, и на третий раз я пришел и сказал, что буду бить. Он сказал: «Давай подумаем», — я ответил: «Тут думать нечего. Ситуацию закрыли, бить буду я». Он стоял, чуть возмущался. Ребята видели, что он два раза плохо пробил, подошли. И Мюллер сказал: «Тимоха будет бить». Я сказал: «Да мы сами уже все решили». Арьену не понравилось, что молодой подошел, влез в «разборки» двух опытных игроков. И после игры он его схватил. Я находился рядом — и растащил их. Не думаю, что ситуация располагала к тому, чтобы выпускать свои эмоции из-под контроля.

Быстро это пресекли. Потом по этому поводу шутили. Томас смеялся: «Видишь, я пришел, ты пробил — тоже неудачно. Из-за этого конфликт и заварился». В любом коллективе какие-то подобные ситуации всегда возникают. Ничего страшного.

В ГЕРМАНИИ ВСЕ ЕЗДЯТ ПО ПРАВИЛАМ

— Когда вы год назад решили остаться в «Баварии», насколько большую роль сыграла тревога за здоровье ваших детей-двойняшек, родившихся прежде срока?

— Тогда они были еще очень маленькими, и куда-то срываться, понятно, было очень тяжело. Но даже те решения, которые не касаются детей, я принимаю после совета со своей семьей. С супругой обговаривал ситуации, которые могут возникнуть зимой. Правда, если честно, не верил, что зимой что-то поменяется. Если клуб не готов отпустить в межсезонье, что может кардинально измениться полгода спустя?

Все клубы, обращавшиеся с предложениями, я переадресовывал в «Баварию». А если бы возникло что-то конкретное... В любом случае я не собирался брать с собой жену и детей и куда-то далеко уезжать. Вот если бы это было где-то рядом, в Германии, мог бы безболезненно там играть и часто видеть семью.

Сейчас дети уже стали большие, догнали сверстников — по 9 кг. Улыбаются, зубы полезли, уже с футбольным мячом играемся... Совсем разные по характеру. Одна активная, постоянно смеется. Другая все взвешивает, анализирует. Интересно! Три минуты разницы — и совершенно непохожие характеры. Мы уже думаем, как дать им в будущем хорошее образование.

— Определились, где будете жить после карьеры?

— Окончательно — еще нет. Но по спокойствию, дисциплине, организации мне нравится Западная Европа.

— Именно Германия?

— Сейчас она мне ближе, поскольку в ней все организовано. Няни, быт, инфраструктура — все уже есть, ничего нового не надо искать. Чтобы все это сделать, найти людей, помогающих тебе в быту, мне понадобился год. Пока сняли дом — прошло четыре месяца. И все равно до конца не нашли то, чего хотели.

В ближайшем будущем хочу приобрести или даже построить здесь дом. Поскольку все, что смотрели, нашему с женой видению в чем-то не соответствует. Она в этом разбирается, дизайнер-архитектор по образованию. Смотрели очень много домов с абсурдной планировкой: допустим, на третьем этаже детская, а на первом — спальня. Но люди так живут. Поэтому хочется построить для себя так, как видишь именно ты.

— А вообще немецкий уклад жизни пришелся по душе?

— Да. В общении немцы — нормальные люди. Когда на машине ездишь, чувствуешь порядок во всем. И в быту. Ты здесь не беспокоишься, что если дети вышли погулять, с ними может что-то произойти. А у нас последнее время бывает такое (даже с моими знакомыми это происходило): няня гуляет с ребенком по тротуару, а их сбивает машина. Наверное, может подобное произойти и в Германии, но — очень маловероятно. Поскольку все ездят в рамках правил. По городу есть ограничение — 50 км/ч, и никто его нарушать не станет.

Немцы имеют стабильную финансовую базу, и ты можешь не переживать за то, что в денежном плане что-то обрушится в стране. Европа этим от нас и отличается.

НА EURO −2012 УКРАИНА ДОЛЖНА ВЫЙТИ ИЗ ГРУППЫ

— Как оцениваете возвращение Олега Блохина в сборную Украины?

— Перед командой на домашнем Euro стоят определенные задачи, а Блохин — тренер, который добивался с украинской сборной наибольших достижений, вышел в четвертьфинал чемпионата мира. Поэтому и было принято такое решение. Думаю, это один из лучших специалистов Украины. Посмотрим. Все определит результат.

— Считаете, лучший вариант, когда на домашнем первенстве с командой работает доморощенный специалист?

— Я очень много поработал с иностранцами, и, за редким исключением, они оставляют приятное впечатление. В клубах у них совсем другой подход, почти нет таких физических нагрузок, как у нас на сборах, — мол, надо заложить базу на сезон. У «Баварии», за исключением каких-то маленьких отрезков, практически не было беговой работы. Всё с мячом, что намного интереснее и куда легче переносится. У тренера сборной нет времени, чтобы подогнать физическую форму до необходимого уровня. В этом смысле в национальных командах работать сложнее, чем в клубах: если уж человек приехал разобранным, с этим почти ничего не сделаешь.

— Давление на родине из-за домашнего чемпионата Европы уже ощущаете?

— Пока нет. Но ближе к чемпионату Европы оно появится. И лично я понимаю, что, принимая европейское первенство дома, мы должны добиться результата. В первую очередь, как сказал главный тренер сборной, выйти из группы. Такая же задача стояла у нас на ЧМ-2006. И ее нужно обязательно выполнить.

— Карл-Хайнц Румменигге предположил, что ЧМ-2018 в России будет организован намного лучше, чем Euro-2012 в Украине. Почему, на ваш взгляд?

— Посмотрим. Во-первых, у Украины было четыре года, у России — восемь лет. Во-вторых, у многих клубов в России финансовых возможностей больше, чем в Украине. Любой из первых восьми российских клубов может построить себе такой стадион, как в Донецке. Сейчас приходят такие владельцы клубов, как у «Анжи», — тоже построят. Да и «Локомотив» — хороший стадион.

— «Терек» уже построил.

— Вот и смотрите: почти у каждого клуба будет отличная арена. И плюс еще будут выделены финансы для тех городов, которые будут принимать чемпионат мира. Именно другие возможности и сроки определяют то, о чем говорил Румменигге. И турнир по значимости все же другой. То, что Россия получила чемпионат мира, меня совершенно не удивило.

КАКОЕ ЗАВЕРШЕНИЕ КАРЬЕРЫ, КОГДА ИГРАЕШЬ В «БАВАРИИ»?!

— Раньше вы говорили в интервью, что карьеру хотите завершить или в «Шахтере», или в «Зените». Сейчас планы не поменялись?

— Для меня это родные клубы. В Донецке — за девять лет, а в Питере — за два с половиной я настолько сроднился с болельщиками, городом и командой, мы так много выиграли, что остались только самые лучшие воспоминания.

Сейчас я не думаю о том, где буду заканчивать карьеру. Просто делаю все, чтобы находиться на уровне. Несмотря на возраст, ощущаю себя в хорошей форме. Играю в одном из величайших клубов Европы, с великолепной организацией, подходом к игрокам. А какие стадионы, какая лига! Самый маленький стадион — 30-тысячник в Хоффенхайме.

И все заполнены. Недавно увидел статистику посещаемости и обратил внимание на стадионы «Баварии» и дортмундской «Боруссии» — это арены с наибольшей вместимостью. Так вот у нас посещаемость — 100 процентов, у них — 98, что с учетом 80-тысячника — здорово. И не имеет значения, кто приезжает к тебе в гости: стадион всегда полон. Тот же Санкт-Паули — команда вылетела, мы к ней приехали, обыграли ее — 8:1. Но на арене не было свободных мест, и после игры люди команду поддержали. А у нас сразу началось бы: «Да пошли вы!» Тут все по-другому. Болельщики понимают, что с имеющимся подбором игроков их любимая команда отдала игре все, что могла.

— Перед такими болельщиками и на колени падать приятно, как сделала «Бавария» после финального свистка последнего матча.

— Да, у нас традиция такая. Хотя для нас третье место — как для кого-то вылет из бундеслиги, мы не могли не поблагодарить болельщиков за поддержку в сезоне. Как бы мы ни играли — они не дистанцировались от нас ни на секунду.

Игорь РАБИНЕР

20.05.2011, 08:34
Топ-матчи
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити 1 : 0 Закончился
Лига чемпионов Барселона Боруссия М - : - 6 декабря 21:45
Базель Арсенал - : - 6 декабря 21:45
Бенфика Наполи - : - 6 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть