Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Анатолий ДЕМЬЯНЕНКО: "Мне пришлось сложнее, чем Сёмину"

2009-02-07 13:01 30 лет назад в киевском «Динамо» появился левый защитник Анатолий Демьяненко, ставший со временем одним из ... Анатолий ДЕМЬЯНЕНКО: "Мне пришлось сложнее, чем Сёмину"
30 лет назад в киевском «Динамо» появился левый защитник Анатолий Демьяненко, ставший со временем одним из лучших игроков отечественного футбола
Еще совсем недавно к Анатолию Демьяненко было приковано всеобщее внимание: полтора сезона он возглавлял киевское «Динамо», выиграл с клубом Суперкубок и Кубок Украины, чемпионат страны, хорошо провел квалификационные матчи Лиги чемпионов... Все это было как подарок родному клубу к его 80-летию.
Дальше не пошло: Анатолия Демьяненко, как и его предшественников, возглавлявших команду после смерти Валерия Лобановского, ожидали неудачные игры в групповом турнире. А это для такого клуба, как «Динамо», главный показатель уровня. Анатолий Васильевич подал в отставку. Его место занял сначала Йожеф Сабо, потом — Олег Лужный, но и они болельщиков не порадовали. Значит, причина неудач была не только в наставниках?
Анатолий Демьяненко — воспитанник знаменитой школы «Днепр-75», один из лучших левых защитников в истории отечественного футбола, играл в киевском «Динамо» с 79-го. Пятикратный чемпион СССР, четырехкратный обладатель Кубка Союза. В чемпионатах провел 353 матча, забил 29 голов. Обладатель Кубка кубков в 86-м году. Вице-чемпион Евро-88. Участник чемпионатов мира 82-го, 86-го и 90-го годов. А с 94-го, на протяжении 12 лет, входил в тренерский штаб киевского «Динамо»...
Виктор Прокопенко называл Анатолия Демьяненко «рыцарем без страха и упрека». Таким он был на поле, таким остается в жизни... Его судьба фактически неразделима с родным клубом.

«В азербайджанском футболе много закулисных игр»

— Анатолий, покинув киевское «Динамо», вы спустя три месяца возглавили «Нефтчи» (Баку). Почему выбрали именно этот клуб?
— Поступали предложения от российских команд, звали в ЮАР, обещали солидный гонорар, но вариантов, которые меня устроили бы, не было. Из Баку звонили по нескольку раз в день, уговаривали. «Нефтчи» считается народной командой Азербайджана, вот руководство и хочет возродить традиции, которыми клуб славился еще при Советском Союзе.
Мне были по душе эти амбиции, радовало то, что я снова востребован. Возможно, сказались и ностальгические воспоминания об играх киевского «Динамо» с «Нефтчи» в советские времена. Мне была поставлена задача — составить конкуренцию нынешним лидерам внутреннего чемпионата и выйти на европейский уровень.
— Вы ехали в Азербайджан как в чужую страну? Или до сих пор воспринимаете его как одну из республик СССР, где все «свои»?
— Все-таки чувствуется, что это бывший Советский Союз. Все в команде говорят по-русски.
— Почему же в конце сезона вы неожиданно покинули «Нефтчи»?
— Тяжело там оказалось работать. Много обещали — и ничего почти не выполнили: полей нет, базы нет, не открылась детская школа. Прошло восемь месяцев. Биться головой о стенку? И вообще, там странный народ. Очень много закулисных игр и в жизни, и в футболе — во всем!
— «Договорняки»?
— Я не буду так говорить. Не пойман — не вор. Спрашивал: «Почему это происходит? Ответьте мне на некоторые вопросы». А они: «Толя, тебе этого не понять. У нас такая нация, мы такой народ».
— Но вас же предупреждали, наверное, те тренеры, которые там уже работали?
— Предупреждали. А я все-таки поехал туда, потому что меня просили поднять их футбол, сделать хорошую команду... Мы, считаю, довольно неплохо выступили в Кубке Интертото. Впервые в истории Азербайджана одержали победу на международном уровне, обыграв словацкую «Нитру». В следующем туре прошли бельгийский «Жерминаль» — показали хорошую игру. Но, победив в первом матче румынский «Васлуй» — 2:1, в гостях уступили — 0:2.
— И настроение вначале у вас было радужное?
— Хотелось работать! Был большой отрыв, когда я принял команду. Стартанули хорошо. А потом непонятно что стало происходить. Странные какие-то вещи.
— Вы уже столько лет в футболе, и не могли понять?
— Вначале — да. Потом уже, к концу сезона, стал соображать, что к чему. Команда хорошо играла, потому что мы основательно подготовились на сборах в Турции. Все было нормально. Смотрю — ничья. Снова ничья. Проиграли. Я в недоумении.
— Экс-тренер бакинского «Интера» Анатолий Коньков говорил: «Демьяненко может столкнуться в Азербайджане с самыми неожиданными трудностями. Люди там совершенно иных взглядов, с другим подходом к работе. Работать особо никто не рвется, зато к любому иностранцу тройное внимание... Сейчас там крутятся немалые деньги»...
— Я пытался найти причины. Мне мягко внушали: «Как бы тебе, Толя, это лучше сказать... У нас не то чтобы принято, но так получается».
— Интересно, как вы ладили с легионерами в команде? Ведь у вас уже был опыт работы с ними в киевском «Динамо»...
— Я знаю, что такое легионеры. Если он приезжает играть, должен быть на голову выше местного футболиста по мастерству. Но в «Нефтчи» уровень легионеров значительно ниже, чем в киевском «Динамо». По всем качествам — и по футбольным, и по бытовым, и по человеческим. Они не давали того, что от них требовалось.
...У меня хорошие отношения с президентом клуба Акпером Гаджиевым. Я пришел к нему: «Акпер Гаджиевич, так и так. Тяжело работать, потому что чувствую, что за моей спиной что-то делается. Биться головой о стенку не хочу!».
— Для него такой разговор был неожиданным?
— Думаю, да.
— Уговаривал остаться?
— Чтобы сильно, так нет. Мы поговорили по душам. «Да, Толя, — согласился он, — вам действительно тяжело будет здесь дальше работать. Потому что я вижу, как вы отдаетесь делу». Он понял мою позицию, понял, что я люблю честность, порядочность в людях.

«Я в Баку по банкетам не ходил»

— Если бы в вас почувствовали человека покладистого, сговорчивого, допустили бы в сферу «закулисных игр»?
— Может быть.
— Чем занялись, когда вернулись в Киев?
— Появилось больше свободного времени. Это тоже необходимо, чтобы разгрузиться, проанализировать случившееся. Я уже говорил, что давно чувствовал необходимость отдохнуть, хоть ненадолго сбросить нервное напряжение. Сейчас рассматриваю новые предложения...
— Как дела у ваших детей?
— Сыну Тарасу — 25 лет, он занимается бизнесом. Дочка Катя окончила школу с золотой медалью, поступила в Университет имени Шевченко на экономический факультет. Она молодец, грамотный ребенок.
— А ваша жена Елена по-прежнему остается «специалистом по переживаниям», как она однажды выразилась?
— Они все за меня сильно переживали, когда я работал тренером.
— Ездили в Днепропетровск?
— Пару раз, навестил маму. Ей 88 лет, она болеет. Пообщался с друзьями детства.
— Щемило сердце?
— Конечно. Все-таки я там родился, прожил 19 лет. Когда уже играл в киевском «Динамо» и мы приезжали на матчи в Днепропетровск, я говорил: «Это маленький Париж».
— В сентябре вы сыграли в матче ветеранов киевского «Динамо» и московского «Спартака» на открытии нового стадиона в Днепропетровске. Были представлены как экс-главный тренер «Нефтчи» (Баку)...
— И вдруг узнаю из интернета, что президент Профессиональной футбольной лиги Азербайджана Рамин Мусаев обвиняет меня в пристрастии к спиртному и утверждает, что меня якобы по этой причине уволили из «Нефтчи». Это было как гром среди ясного неба. Меня никто не увольнял — я сам написал заявление. Сочинили также, что я, пьяный, разъезжал за рулем по Баку, куролесил. А у меня была служебная машина с водителем, я за руль вообще не садился. И алкоголь практически не употребляю.
— Чего так?
— Не хочется, и все. И никогда им не злоупотреблял, никогда! Может, по молодости что-то и было: все-таки нужно время, пока тебе голову поставят на место. А так...
— Вспомните: на каком-то банкете могли что-то выпить, а кто-то это заснял или день рождения в Баку отмечали...
— Я по банкетам там не ходил. На день рождения семья собралась. Но я вообще ничего в Баку не пил. Так и напишите. Мне врачи поставили диагноз «почечный диатез». Сказали: пить можно лишь чуть-чуть. Бокал пива... Немного вина...
— И какой смысл было вам приписывать пристрастие к спиртному?
— Видно, кому-то это выгодно было.
— Может, своим скоротечным уходом из азербайджанского футбола вы, по мнению кого-то, бросили на него тень?
— Возможно.
— Сильно переживали?
— Неприятно было. Но, знаете, главное — быть честным перед собой. На меня и раньше писали, на других тоже — надо быть выше этого. Жизнь поставит все на свои места. Боженька все видит.
Из Баку мне позвонил президент клуба Акпер Гаджиев: «Толя, я разберусь. Видно, какой-то идиот выполнил чей-то заказ». Рамин Мусаев сказал, что ничего подобного он не говорил, было опровержение. Звонили другие люди: «Анатолий Васильевич, не обращайте внимания. К сожалению, у нас есть и такие люди». Хорошие отношения у меня остались и с игроками «Нефтчи». Звонят, интересуются моими делами, переживают за меня. Они знают, какой я человек.

«Один бразилец в команде — хорошо, два — нормально, а больше двух — уже чересчур!»

— Как вы думаете, почему Юрию Семину сегодня в киевском «Динамо» удается то, что не удавалось другим тренерам и вам в том числе?
— Молодежь у нас хорошая, к приходу Семина подтянулась, а он ей доверяет. В тренерском деле очень важно сплотить коллектив, чтобы была нормальная атмосфера. Юрий Павлович — хороший тренер, со своим видением футбола. Команда правильно организована. Семин в этом плане молодец. Я желаю ему успехов. Мне, допустим, пришлось сложнее, потому что были бразильцы, которые вели себя неадекватно: опаздывали после отпуска, приезжали с лишним весом.
— Их не вразумляли внушительные штрафы?
— Сколько их ни наказывали — не помогало. Перед Лигой чемпионов они нас очень сильно подвели.
— Хоть один пример...
— Диого Ринкон опоздал на 10 дней, набрал девять килограммов лишнего веса — и соответственно заплатил 100 тысяч долларов штрафа. А у нас игры через месяц в Лиге... Понимаете, в чем дело? Казалось бы, бразильцы. Должны быть профессионалами. Приехали сюда зарабатывать деньги, правильно? А вели себя не лучшим образом. Про всех, конечно, нельзя так говорить. Но я пришел к выводу: один бразилец в команде — хорошо, два — нормально, а больше двух — уже чересчур!
— В чем вы видите сейчас свои ошибки?
— Тяжелый вопрос. Возможно, иногда надо было вести себя жестче, ближе подтянуть молодежь, больше ей доверять. Но задачи перед «Динамо», как всегда, стояли высокие, и мне было понятно, что она не вытянет в том состоянии, в котором тогда находилась. И опять же: куда девать легионеров, балласт этот?
— Не хотели рисковать с Алиевым? Он в дубле много забивал...
— Можно было попробовать... Но задача стояла — выйти из группы, а он вел себя неправильно, как человек потерял себя немножко. Были у него нарушения, об этом много писали газеты. Как можно надеяться на футболиста, который постоянно нарушает режим? Сейчас вроде бы он нормальный. Дай Бог!
Я давно говорил и ему, и Милевскому: «У вас хорошие данные. Возьмитесь за голову, из вас могут получиться стоящие футболисты. Пересильте себя!». Могли бы раньше заиграть лучше — потеряли много времени. Сейчас у молодых игроков столько соблазнов — ночные клубы, дискотеки, рестораны. А у них на руках большие деньги...
— Это их оправдывает хотя бы отчасти?
— Нет. Если ты выбрал путь профессионального футболиста, будь добр, отвечай за свою работу, поскольку ты получаешь деньги, и немалые.
— Вы вели с ними резкие разговоры?
— Слишком резких не было. Вызывал, наказывал — штрафовал. Я много раз им вдалбливал: «Закончите футбол — пожалуйста, куда хотите, туда идите. Футбольная жизнь короткая. Сейчас вы должны добиться успеха, заработать деньги. Поэтому нельзя себя растранжиривать на сторону».
Нагрузки приличные. Нарушил режим, выпил, лег позже — в два, в три (а не к полуночи, как положено) — только кажется, что для молодого организма все это пустяки. На самом деле, такие вещи потом влияют и на игру, и на здоровье. Мне иногда звонили ночью с дискотек: сообщали, кто где замечен. Не только наши, но и бразильцы.
— А вы в молодости не болели звездной болезнью?
— Никогда! Тем более я играл на очень высоком уровне — в европейских кубках, на чемпионатах мира.
— Не нашлось вам, к сожалению, места в структуре киевского «Динамо». Вы отнеслись к этому с пониманием: «Клуб ведь не резиновый»...
— Я всегда буду болеть и переживать за «Динамо». Это мой родной клуб, который очень много сделал для меня. Я прикипел к нему! Благодаря «Динамо» выиграл столько всего! Самое главное, я всегда был честен, порядочен — перед собой, перед всеми, никогда не занимался подхалимажем. Но жизнь такая штука, знаете. Она не может все время гладко идти: бывают взлеты, бывают падения. Что поделаешь? Но хотелось бы, чтобы падения, как бы это сказать... были короче (смеется).
— А еще желательно, чтобы падения и неудачи не доводили до болезней...
— К сожалению, я такой человек — очень сильно переживаю некоторые вещи. Например, когда люди обманывают — говорят одно, а делают другое. Для меня это — как сильный удар! Не терплю лжи, неискренности.

«Меня можно назвать учеником Лобановского, но это не значит, что я буду работать, как он»

— Вы рано поседели. Когда впервые увидели свой первый седой волос?
— В 25 лет.
— Ужаснулись?
— Да нет, чего там...
— А почечные колики после финала Кубка Украины с донецким «Шахтером» в 2007 году (2:1)?
— Это было за день до финала. В три часа дня меня прихватило на базе. Вызвали скорую помощь «Борис», отвезли в клинику. Сделали уколы, поставили капельницу. Не отпускали. Я сказал: «Все равно уеду». И в половине десятого вечера снова был на базе... Приступов больше, слава Богу, не было. Видно, излечили радостные эмоции от выигрыша Кубка.
— Вы по-прежнему курите?
— Это немножко отвлекает. Особенно когда переживаешь за «Динамо», ведь хочется, чтобы команда, как раньше, была в когорте сильнейших...
— Игорь Михайлович Суркис не навязывал вам свою волю, например, в определении состава на ответственную встречу?
— Нет, нет, такого не было. То, что писали, — это все ложь. Президент дал мне полную свободу. Состав определял я. Может, где-то ошибался, но, как говорится, не ошибается тот, кто ничего не делает. С Игорем Михайловичем у меня хорошие отношения. Я, когда работал главным тренером, каждый день с ним разговаривал...
— Тренируя «Динамо», да и «Нефтчи» тоже, вы применяли методы Лобановского?
— Нельзя так говорить — «методы». Есть направление Лобановского, и оно, я считаю, современное, правильное. Конечно, надо кое-что и свое добавлять — жизнь ведь не стоит на месте, футбол развивается. Нужно шагать в ногу с Европой.
— Как-то не получается ни у кого из последователей великого мэтра воплотить это направление в жизнь...
— Понимаете, в чем тут дело. У Лобановского был большой авторитет. Он выиграл дважды Кубок кубков, Суперкубок, взял серебро на чемпионате Европы. А сколько достижений в чемпионате СССР! Валерий Васильевич очень много сделал для советского и украинского футбола. Если посчитать подготовленных им динамовцев, которые потом стали тренерами, наберется более 50 человек. Олег Блохин, Алексей Михайличенко, Александр Заваров, Павел Яковенко, Владимир Бессонов, Михаил Фоменко, Анатолий Коньков, Андрей Баль...
— Вас можно назвать учеником Лобановского?
— Можно. Но это не значит, что я буду работать, как он.
— Вам не кажется, что какой-то секрет мэтр все же утаил?
— Это сложный вопрос. Никто не может быть таким, как Лобановский. Он нас учил следить за тем, как развивается футбол, анализировать игры, процессы, которые в нем происходят. И я сейчас смотрю европейские чемпионаты: английский, испанский, итальянский, германский, — все стараюсь захватить.
— Может быть, секрет в том, что он вас еще и в театры водил, а не в ночные клубы и на дискотеки?
— Да, Валерий Васильевич хотел, чтобы мы жили не только одним футболом, а развивали в себе интеллект. Он всем интересовался: политикой, серьезной литературой, театром — и нас к этому приобщал. Воспитывал в нас и человеческие качества. Потому что в футбол играешь не только ногами, но и головой. Он постоянно повторял: «Молодежь, учитесь! Все время учитесь!».

«Кулак не применял — хватало крепкого слова»

— Валерий Васильевич предощущал свой уход из жизни?
— Когда мы были на сборах в Израиле, помню, был такой случай. Ему стало очень плохо, и по его просьбе администратор Александр Чубаров меня позвал. «Толя, — сказал он, — вы молодые, вам продолжать традиции киевского «Динамо». Потому что вы его воспитанники, отдали ему столько лет, прониклись его духом. Это команда с именем, ее все знают, и она всегда должна быть на виду в Европе». Произнес это так, что я немножко переполошился: «Васильич, что вы, перестаньте! Чего это вы начинаете говорить такие вещи?». Это было за полтора года до его смерти...
— Есть у вас ностальгия по советскому футболу?
— Конечно, есть. Чемпионат Союза был одним из сильнейших в Европе. Рубились с такой отдачей, что и команда, и игроки подымались на более высокий уровень. Разные школы — «Спартак» (Москва), «Динамо» (Тбилиси), «Арарат» (Ереван), «Нефтчи» (Баку)... Конкуренция сумасшедшая! Нас и «Жальгирис» из Вильнюса мог обыграть...
— Группировки в «Динамо» были?
— Это в каждой команде есть. Ты можешь с кем-то дружить больше, но и с другими нужно поддерживать нормальные отношения. Чтобы была доброжелательная атмосфера, чтобы не было разных подлостей.
— Их не было?
— Нет. Случались стычки, драки, но это нормальное явление.
— Вы в драках участвовали?
— Я — нет. Я был нормальным, коммуникабельным человеком.
— Капитанский кулак не применяли для внушения?
— Хватало и крепкого слова — на тренировках, в игре. Подходил, говорил: «Мы тут бьемся, уродуемся, корячимся, ноги подставляем, а ты чего филонишь, ноги убираешь? Нет — тогда уходи с поля!».
— Не огрызались?
— Никогда. Потому что я сам к себе был очень требовательным. На играх и на тренировках выкладывался на 100 процентов. Другое дело — получается, не получается...
— Следите, как складывается судьба ваших бывших одноклубников?
— По возможности, конечно. Раньше, когда только закончили играть, больше встречались, а сейчас кто-то в команде работает, кто-то в другом месте. Тренерская работа — игры, перелеты, переезды. Города, страны и все остальное. Мало времени остается для встреч.
— Самое горькое воспоминание вашей футбольной жизни?
— Это когда сборная СССР на чемпионате мира в Мексике в 86-м году проиграла четвертьфинальный матч сборной Бельгии — 3:4. Мы такую игру дали! Были на голову сильнее, а нас засудили. Наверное, побаивались, что мы можем далеко зайти. Фортуна от нас отвернулась. Все игроки плакали. Но мы были молодые, все-таки нам легче было это перенести. А что пережил тогда Валерий Васильевич, теперь я знаю. Сам поработал тренером и понимаю, что шрамы на сердце остаются на всю жизнь.

Михаил НАЗАРЕНКО
07.02.2009, 13:01
07.02.2009, 13:01
6415 0
Топ-матчи
Чемпионат Италии Кьево Дженоа - : - 5 декабря 20:00
Чемпионат Испании Депортиво Реал С-дад - : - 5 декабря 21:45
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити - : - 5 декабря 22:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть