Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Олег БАЗИЛЕВИЧ: «Профессионалы любую неожиданность планируют»

2011-08-17 21:01 UA-Футбол продолжает публикацию цикла материалов известного украинского журналиста Максима Максимова, посвященного 50-летию первой победы киевского «Динамо» ... Олег БАЗИЛЕВИЧ: «Профессионалы любую неожиданность планируют»

UA-Футбол продолжает публикацию цикла материалов известного украинского журналиста Максима Максимова, посвященного 50-летию первой победы киевского «Динамо» в чемпионате СССР.

Куда ни кинь взгляд сплошные «профессионалы»!

Сбиваются в «стаи», организуют разного рода лиги, центры, союзы — и все это на фоне удивительной некомпетентности… Помню, как в советское время нашим спортсменам-любителям противостояли западные профессионалы, которыми «торговали», словно доисторическими рабами, и, естественно, «независимая» отечественная пресса всячески на эту тему злословила... Зарубежных мастеров, вместе с их работодателями, нещадно «критиковали», доказывая тем самым превосходство нашего образа жизни. Поэтому в понятие «профессионал» и вкладывался исключительно отрицательный смысл, ничего не имевший общего с профессионализмом, как таковым.

Впрочем, спортсмены давно научились «читать между строк»: по-существу, они всегда были профессиональны, но как-то, по-советски — если где-то работали, так только фигурально, если и учились — так только в поездках… Вот только тренировались, действительно, профессионально…

И так продолжалось до тех пор, пока с легкой руки Горбачева в нашу жизнь не ворвался капитализм… А вот теперь, после нескольких лет бессмысленных поисков выхода из «тоннеля», как воздух, понадобились настоящие профессионалы.

Всякий раз отправляясь на встречу с настоящим «профи», я испытываю серьезное опасение, что разговор может не получиться и раздосадованный собеседник сочтет мои вопросы, по крайней мере, некорректными... И все-таки ищу такие встречи, стараюсь, как могу, «соответствовать» уровню собеседника, и радуюсь, когда нам обоим не хочется ставить точку...

В общем, о профессионализме в футболе я решил узнать у человека, который учился этому у настоящих профессоров своего дела, великих футбольных тренеров из обозримого вроде бы прошлого — каких-нибудь полвека тому назад... Мой собеседник — Олег Петрович Базилевич, заслуженный тренер СССР, воспитанник киевского футбола, чемпион СССР в составе «Динамо» (Киев) — 1961 г., второй призер чемпионатов 1960 и 1965 гг., обладатель Кубка СССР 1964 г. В еврокубках сыграл 5 матчей, забил 4 гола. После «Динамо» (1957-66) играл в «Черноморце» (1966-67) и «Шахтере» (1967-68). Провел в высшей лиге 228 матчей, забил 68 голов...

Досье

Так уж вышло, что свои бутсы Олег Петрович «повесил на гвоздик» в донецком «Шахтере» — нынешнем главном конкуренте «Динамо»… Но, естественно, с футболом расстаться было невозможно — «пришлось» заняться тренерской деятельностью. Сначала он перебрался поближе к дому, обосновавшись в Чернигове... Думаю, не стоит вспоминать, по каким причинам ему приходилось переходить из команды в команду — этот список достоин Книги рекордов Гиннесса — я просто их перечислю:

Главный тренер «Десны» (Чернигов) — 1969-70 гг., «Шахтера» (Кадиевка) — 1971, «Автомобилиста» (Житомир) — 1972 г., «Шахтера» (Донецк) — 1972-73 гг. и в 1986 г. Начальник команды «Динамо» (Киев) — 1974-76 гг., начальник команды сборной СССР — 1975-76 гг., главный тренер «Динамо» (Минск) — 1977-78 гг., «Пахтакора» (Ташкент) — 1979 г., ЦСКА — 1980-82 гг., «Зари» (Ворошиловград) — 1984 г. Старший тренер юношеской сборной Украины — 1985 г., главный тренер «Славии» (София) — 1987-88, главный тренер олимпийской сборной Болгарии — 1988-89 гг., сотрудник ФК «Динамо» (Киев) — 1990-92 гг., главный тренер сборной Украины — 1992-94 гг., тренер олимпийской сборной Кувейта — 1995-96 гг., главный тренер «Кувейта» (Эль-Кувейт) — 1997 г.

В 1974-76 гг. Олег Базилевич вместе с Валерием Лобановским способствовал взлету киевского «Динамо». Под его началом юношеская сборная Украины стала победителем Первых Всесоюзных юношеских игр... И это — далеко не вся информация, которой располагает Энциклопедический справочник «Российский футбол за 100 лет»... Есть там, правда, фраза, прочитав которую, я, было, приготовился к длительной дискуссии: «Его тренерские концепции сводят к минимуму возможность футболистов импровизировать на поле, подчиняют игру команды жесткой тактической дисциплине...».

С Олегом Петровичем мы с удовольствием вспоминаем то романтическое футбольное время, когда именно импровизации отводилась большая часть жизни, как на поле, так и за пределами стадиона... Но вряд ли бы стал серьезным профессионалом «прыгучий, резкий, отлично игравший головой и много забивавший после угловых и штрафных ударов В.Лобановского с левого края» киевский динамовец, если бы уповал лишь на импровизацию. Оказалось, у них с будущим Мэтром все было просчитано до мелочей…


Получив вполне интеллигентное воспитание, он никогда не был «ботаником»

Как и большинство его ровесников, Олег познакомился с футболом во дворе. Было это на Пироговской, возле Владимирского Собора, но главное — через дорогу раскинулся Ботанический сад со множеством полянок и «диких» команд... Футбол в то время был настолько популярен, что в городе буквально не оставалось ни одного свободного пятачка, то ли во дворе, то ли на улице — где бы ни стучал мяч... В «ботанике» круглый день проводили свои «международные» игры мальчишки из близлежащих дворов и улиц...

Тогда Олег еще не был «офизкультурен» и бегал с такими же мальчишками то на Петровской аллее — на «Парагвае», там, где теперь динамовские корты, то под лыжным трамплином — на «Печатнике», что на «стадионе Хрущева... Со временем неорганизованный футбол постепенно «перетекал» в организованный и наиболее способные мальчишки, подрастая, попадали в футбольные секции, которых тогда в Киеве было, на удивление, немало. Олег оказался в «Строителе» — у тренера Камзолова: это было недалеко от дома — трамвайчиком №4 по Полупанова — на Лукьяновку, к стадиону завода «Ленинская Кузница»... Теперь там, кажется, — «Старт»... По тем бедным временам все было организовано «по высшему разряду»: совершенно бесплатно ребятам выдавалась футбольная форма, правда, стиранная-перестринная, бутсы, разбитые предыдущими поколениями, на которые они уже сами набивали шипы из обрезков кожи... Родителям приходилось покупать лишь мячи...

«В каждой команде был специалист, который умел зашнуровать мяч так, что шнуровка не выступала на поверхности... Впрочем, случалось всякое: кожаные мячи ведь не всегда были стандартного веса, особенно это сказывалось в дождливую погоду, так что приходилось терпеть... Что касается шипов, то у меня дома была сапожная лапа, хороший молоток, острый сапожный нож и набор кусочков кожи, и я с удовольствием приводил в порядок свою обувь...

Я тогда учился в девятом классе 91-й школы — в Чеховском переулке, возле Сенного базара... И было мне пятнадцать... Организованный футбол поднимал нас на более высокий, почти «профессиональный», уровень, и сверстники, которым не посчастливилось попасть в команду, очень нам завидовали... На переменках, в компаниях однокашников, мы долго обсуждали забитые голы, хвастались победами... Можно сказать, что в то время футбол переживал настоящий бум, и, спасибо государству, которое прониклось идеей всеобщего физкультурного движения»...

«Советская власть заботилась о нашем счастливом детстве!»

На счастье, как раз в это время была создана Республиканская футбольная школа молодежи, и один из ее основателей — Владимир Николаевич Балакин, в какой-то игре увидел, как играет Олег... Он тут же навестил родителей и убедил их, что то, чем будет заниматься в дальнейшем их сын — вполне серьезное занятие, достойное взрослого мужчины. Родителям, правда, вначале было невдомек, как можно всерьез относиться к футболу: до этого сын со своими сверстниками вдребезги разбивали во дворе обувь, били стекла соседям, а теперь за это еще и будут платить деньги!.. И, наверное, этот фактор стал решающим: ведь стипендия, которую выплачивали в ФШМ оказалась вполне приличной — около 800 рублей — практически, на уровне материнской зарплаты...

«…А они ведь были категорически против того, чтобы я всерьез занялся футболом, так как уже распланировали мою «карьеру»: хотели, чтобы пошел по их стопам... Папа — строитель, сначала работал на мебельной фабрике Боженко каким-то руководителем, позже стал чиновником городского масштаба... Мама преподавала на кафедре философии Университета и как раз в это время защищала диссертацию, стала доцентом... Разговора о том, чтобы перейти в вечернюю школу, не могло быть и речи: этого никто мне не позволил бы — так что я вынужден был до минимума сократить свое свободное время, понимая своими юношескими мозгами, что футбол, и в самом деле, дает приличный шанс подняться в обществе до вполне независимого уровня и, в конце концов, стать «человеком»... Хоть наша семья и не особенно нуждалась, но жили-то мы, по теперешним меркам, трудно. Впрочем, как и большинство наших знакомых...

— Вы впервые стали зарабатывать футболом — каково это было для мальчишки?..

— Всю стипендию, до копеечки, я приносил домой — укреплял семейный бюджет... Но, главное, что для своего окружения я стал не столько кумиром, сколько футбольным «авторитетом»: не каждому ведь удается, словно по мановению волшебной палочки, превратиться из обыкновенного дворового футболиста в «профессионала», зарабатывающего деньги ногами!..

Тренировались мы преимущественно на воздухе: площадок на стадионе было много. Зимой бегали не только на поле, но и на заснеженном асфальте... Надо отдать должное Балакину, который, как я теперь понимаю, был высокопрофессиональным тренером, много внимания уделявшим комплексной подготовке — не только футбольной, но и общеспортивной. В итоге мы оказались подготовленными значительно лучше ребят из конкурирующих школ... Обратите внимание, что большинство ребят из ФШМ стали игроками команд-мастеров и в дальнейшем обратили на себя внимание самых именитых тренеров».

— Случайно известный художник Базилевич не ваш родственник — кем были ваши родители?..

— Художников в нашем роду не было... Хотя и сестра, и я с удовольствием писали акврели…

— Не может быть, чтобы футбол не вредил учебе в школе?

— Если футболом заниматься всерьез, то он, конечно же, забирает все время — а как же иначе!.. Было очень тяжело, так как уроки я делал по ночам и не высыпался… Но из последних сил учился на отлично — не мог подвести родителей. Спасибо, помогала сестра. Многие ребята, начав серьезно заниматься футболом, перешли в вечернюю школу, но мои родители даже слышать об этом не хотели. Мама, всю свою жизнь посвятившаяа народному образованию, мечтала, что я поступлю в университет на философский факультет. Но судьба распорядилась по-иному…

— Но окончание ФШМ не давало никаких гарантий, что вас непременно пригласят в хорошую команду?..

— Конечно, гарантий не было — такой же шанс, как и у других. Даже попадание в дубль киевского «Динамо» являлось достижением — конкуренция была огромная... Но нам повезло еще и в том, что с нами работали квалифицированные и преданные своему делу тренеры, которые, в самом деле, УЧИЛИ нас и футболу, и жизни. Многое зависело от индивидуального трудолюбия…

— Ваши и Валерия Лобановского взгляды совпадали еще тогда, в ФШМ и дубле?

— Мы оба думали не только о том, чтобы забивать голы — нам было интересно совершенствовать игру: пытались довести до совершенства точность ударов, передачи низом и верхом и многие другие элементы... Во время тренировок мы уделяли огромное внимание работе над «стандартами», отрабатывая те или иные варианты, и в результате добивались достаточно высокой эффективности.

Вообще это явление — создание футбольных школ молодежи — заслуживает сегодня пристального внимания: такой неоценимый опыт просто невозможно не изучать, и лучше всего — просто перенять... Сегодня все эти вопросы решаются на низком организационном уровне — за исключением, пожалуй, «Динамо» и «Шахтера». Как готовят смену в других командах, располагающих иными возможностями, для многих остается загадкой. Тогда же все было четко сформулировано: создать при республиканских спорткомитетах футбольные школы молодежи, которые финансировались за счет бюджета... И, оказалось, что это было революционное и вполне профессиональное решение проблемы: выход подготовленных игроков из недр этой системы был необычайно высок. Там работали квалифицированные профессиональные тренеры, и двух лет интенсивных тренировок вполне было достаточно, чтобы дворовых футболистов-любителей превратить в игроков команд мастеров...

А сейчас мальчишки начинают тренироваться с первого класса и через 9-10 лет, выходя из школы, никак не тянут на звание «профессионала»!.. Это говорит, во-первых, о квалификации тренеров, во-вторых, о том, что в наше время не было проблем с селекцией: в городе, пожалуй, трудно было найти свободный пятачок, на котором бы ни оттачивали свое мастерство местные «бразильцы»... Сегодня же дворовой футбол, как таковой, вообще отсутствует, и, наверное, именно это мешает появлению неординарных игроков... Если бы сейчас попробовать создать аналог тех футбольных школ — пусть они называются, как уже принято, лицеями... Но где взять для них новых Балакиных и Щановых?..

Ведущие профессиональные клубы Украины в какой-то степени попытались повторить этот опыт, создавая собственные Академии: в киевском «Динамо» Павел Яковенко собрал мальчишек 1985 года рождения и вырастил... Милевского с Алиевым… Которых никак не могу поставить в один ряд со славными динамовцами: Бибой, Лобановским, Базилевичем, Трояновским…

«Когда готовили нас, очевидно, руководствовались программой, «спущенной сверху», — продолжает Олег Петрович, — и интенсивные занятия проводились в соответствии с требованиями Госкомспорта. Перед соревнованиями, как всегда, были сборы, на которых мы тренировались по два-три раза в день, много работали индивидуально — ничего, собственно, нового...

Продуманная селекционная работа привела к тому, что в футбольных школах сконцентрировалось большое количество талантливой молодежи... Это был, действительно, революционный подход: в тяжелый период для жизни страны суметь найти средства для футбольной школы... Не зря, очевидно, ребята из Госкомспорта ели свой хлеб!..

Каждая генерация где-то порядка десяти лет дает своеобразный импульс для развития футбола. Таким образом на плечах Маношина, Воронина, Медакина, Гусарова, Фалина и многих других выпускников московской ФШМ, руководимой Константином Ивановичем Бесковым, очень долго держались «Торпедо», «Спартак», «Динамо»... Мне кажется, эта система существовала года четыре, а потом профсоюзные спортобщества начали самостоятельно готовить смену...

Мы приобретали игровой опыт в чемпионате Киева среди первых команд, а также в первенстве Союза среди ФШМ... Нам уже тогда выдавали членские билеты участников чемпионата СССР и мы очень этим гордились... Помню наш первый выезд в Москву в октябре на товарищеский матч — первенство начиналось весной... Играли на стадионе «Сталинец», там теперь «Локомотив», и «устроились» на 1:6! Но именно там я забил свой первый гол на таком серьезном уровне... Потом, по ходу чемпионата, была создана юношеская сборная СССР, куда из Киева попали вратарь Юра Шевченко, Володя Ануфриенко и я. Недели две мы тренировались, чтобы сыграть с венграми, но те почему-то не приехали и их заменили основным составом московского «Локомотива».

Дебют

— Хотите послушать, что писала о вашем дебюте газета «Киевский комсомолец» 25 января 1957 года:

«...Против команды Окружного Дома офицеров, за которую выступали: Лизунов, Михалев, Олещук, Голяков, Матюхин, Филатов, Штриголь, Путевский, Ожередов, Люсин, Алешин, динамовцы выставили боевой состав. Только на правом краю нападения зрители увидели молодого Олега Базилевича, выступавшего ранее за дублирующий состав. Кроме него играли: в воротах — Лемешко, в защите — Ерохин, Голубев, Попович, в полузащите — Войнов и Юст, в нападении — Каневский, Кольцов, Богданович и Фомин. Где-то в конце второго тайма Михалев, воспользовавшись ошибкой защитников «Динамо», забивает гол, который и решил исход встречи. Натиск динамовцев не ослабевал до финального свистка, но усилия их были напрасны... Игра показала, что некоторые известные мастера еще не приобрели лучшей формы. Что ж добиться этого им поможет зимний чемпионат».

— Интересный факт — я такого уже и не помню…

— В инфизе вы присутствовали на лекциях или только приходили на зачеты за оценкой?.. Сейчас вроде бы именно так зарабатывают «корочки» футболисты...

— Обучение было очным: то есть, мы ходили на лекции, отрабатывали лабораторные... Это была хорошая школа адаптации к большим физическим нагрузкам. Представьте себе: первая пара — практическая, предположим, плавание, вторая — теория — что-то типа истории КПСС, а третья — тоже практическая, например, гимнастика... Таким образом получается две пары практических занятий, что вполне соответствует полной тренировке. После этого — легкий перерывчик с «перекусом» и... двухчасовая футбольная тренировка в зале или на стадионе. Жизнь была очень напряженная: тренировки, занятия...

— А личная жизнь?

— Какая! Приползал домой мертвым... С точки зрения освоения профессии это было прекрасно: адаптация плюс постоянная самоорганизованность. В январе я уже тренировался в «Динамо». Обычно, «вростание» в новый коллектив не проходит безболезненно, однако в процессе учебы мы ведь уже привлекались к играм за «дубль» и имели возможность в течение года тренироваться с выдающимися киевскими футболистами: Зазроевым, Команом, Терентьевым, Юстом, Фоминым, Граматикопуло, Голубевым, Ерохиным, Макаровым... Это можно расценивать как очередной шаг по пути повышения квалификации.

— Дублеры тоже жили на базе?

— Пожалуй, нет: там жила группа игроков основного состава, те, кто готовился к играм, плюс три-четыре молодых футболиста, которые могли выйти на замену... В качестве поощрения несколько дублеров, хорошо отыгравших игру заезжали на базу вместе с «основой»...

— Вы уже получали зарплату игрока: она была больше вашей стипендии?

— Где-то в полтора раза... Потом те, кто попадал в резерв, получали пятьдесят процентов премиальных — материальная сторона уже была вполне обеспечена...

— На девочек хватало?

— Вполне. Мы же были молодыми и круг наших интересов с каждым годом расширялся... Но разговор ведь идет прежде всего о процессе становления игрока. Но ведь это тоже — очередной шаг: мне, например постоянно приходилось доказывать всем, что я могу конкурировать с Юрой Грамматикопуло, одним из лучших киевских «технарей»...

Менялись тренеры...

— Менялись тренеры: Олега Ошенкова, который первым обратил внимание на молодых киевлян, в очередной раз «ушли», вместо заменившего его Виктора Шиловского, пришел Вячеслав Соловьев — требования, с учетом тренерской индивидуальности, каждый раз менялись, еще больше увеличивалась нагрузка, которую некоторые «старики» просто не выдерживали... Да и не все молодые игроки могли адаптироваться к таким нагрузкам: Борис Русланов, например, — талантливейший игрок с уникальным дриблингом и хорошей скоростью, попал в больницу с надрывом мышц живота... Потом так и не восстановился и на высшем уровне уже не играл. Думаю, если бы Олег Александрович более решительно подошел к определению «кадровых» приоритетов, отказался от услуг целого ряда игроков, которые уже не соответствовали уровню притязаний команды, взлет «Динамо» был бы связан с его именем...

— А может быть он просто по-человечески не мог расстаться с ребятами, которые совсем недавно завоевали Кубок СССР, не захотел считать их «отыгранным материалом»?..

— Может быть. Но законы спорта суровы: если ежедневно не бедешь нагружать себя изнурительными тренировками — забудь об амбициях. Ведь даже в шахматах, которые раньше и спортом-то не считали: азартная игра — не более, и требуется немало внимания уделять физподготовке!.. К тому же, если честно, в команде была группа игроков, которые были не всегда добросовестны по отношению к режиму и их требовалось приводить в норму, что несовместимо с большими нагрузками.

— И вот приехал Вячеслав Дмитриевич Соловьев...

— ... и сразу отказался от целой группы игроков. Молодой, обаятельный, контактный — он, прошедший, хорошую школу и в ЦСКА, и в сборной, был достаточно жестким человеком, знающим, как добиваться цели... Он правильно сориентировался, что эти люди необходимый команде результат дать не могут, и поэтому необходимо опираться на молодежь: появились закарпатцы — Василий Турянчик, Йожеф Сабо, Андрей Гаваши, Иштван Секеч, в отдельных играх начали выходить в составе Андрей Биба и Виктор Серебреников... В итоге мы с последнего места в турнирной таблице к концу года вырвались на девятое. Потом из Москвы подъехали Юрий Ковалев и Игорь Зайцев, из Куйбышева Николай Кольцов. А меня Соловьев то ставил, то не ставил...

— А ведь так, наверное, хотелось играть?..

— В конце 59-го Гарика Балакина и меня пригласили в Винницу сыграть за «Локомотив» в международном матче с польской командой «Погонь» из Щецина. По тем временам это было большим событием, так как международные матчи вообще вызывали повышенный интерес, а тут еще приехала команда высшей лиги!.. Сыграл я неплохо: забил пару мячей, и после игры выслушал кучу комплиментов, а среди них — лестные предложения от руководства... «В Киеве ты не всегда попадаешь в состав, а тут мы тебе предлагаем то-то и то-то...». Вернулся я домой и — к Соловьеву: «Отпустите меня, если я вам не очень нужен. А как понадоблюсь, вернете...». «Не торопись, — говорит тренер, — будешь играть». И, в самом деле, в сезоне 60-го я уже все чаще выходил на замену, а в конце сезона — закрепился «в основе»...

— А зачем Соловьев пригласил из Москвы Зайцева?..

— Потому, что Игорек в «Локомотиве» играл достаточно квалифицированно, призывался в олимпийскую, и на него в «Динамо» рассчитывали — квартирные вопросы решили моментально... А я к тому времени еще не сформировался как личность, не сформировался как личность, не было внутренней позиции — «дергался»... Удачные игры чередовались с неудачными: бывало так, что выхожу за дублирующий состав и забиваю два-три мяча, а когда на следующий день меня ставят за основной — не могу создать ни одного момента... У тренеров, естественно, возникали колебания: Соловьеву ведь нужен был сиюминутный результат, а я все никак не мог ему в этом помочь!.. Момент был трудный, ситуация тяжелейшая: впрочем, для спортсмена такая ситуация типична — пока я стабильно не заиграл, все время находился в «подвешенном» состоянии... Но в итоге мы в 60-ом году стали серебряными призерами и в следующем сезоне нас уже воспринимали всерьез...

— Тренерская позиция Соловьева вас чем-то поразила?..

— Думаю, на многих в то время повлиял чемпионат мира в Швеции, после которого начали потихоньку под бразильскую схему «4-4-2» подбирать игроков... И хоть мы пока что играли «пять впереди», но Трояновский уже играл практически чистого полузащитника, Серебряников — то играл «хава», то «инсайда»... Иногда и я, играя правого крайнего, после срыва атаки, оттягивался и отходил за левым крайним соперника: играл, по существу, «полузащитника-защитника»... Поиск каких-то новых путей был, и наши тренеры были «не лыком шиты»: уже тогда давались универсальные задания игрокам средней линии объемно перемещаться... Но пока еще перехода к более мобильной игре не было, все играли в каких-то позициях — долго еще после нас каждый играл с каждым: «пятый» играл против «десятого», «седьмой» — против «четвертого», левый крайний — против правого защитника...

— Во все времена новое приживалось с трудом, даже если спускалась директива от самого-самого...

— Мне трудно тогда было рассуждать с позиции игрока — старался неукоснительно выполнять указания тренера. Ведь, если начинаешь рассуждать, как ты сам сыграл, как кто-то сыграл — можно было заканчивать и переходить на тренерскую работу... Если тренерская установка кем-то оспаривалась, а хуже того — не выполнялась, футболист сразу же садился на скамейку и мог очень долго там прозябать...

— Наверное, конфликт Маслова-Лобановского из той же серии?..

— Там не было конфликта: Виктор Александрович просто иначе смотрел на организацию игры — ему не нужны были два таких «стационарных» крайних нападающих, которые ограничивали свои функции «подносом патронов». Ему нужен был мобильный игрок, который бы выполнял функции доставки мяча в переднюю линию, но и участвовал в обороне, в операциях на других участках поля... Его края не имели права стоять и ждать, когда получат мяч и попытаются что-то с ним сделать: сдела — сделал, не сделал — не сделал!.. Помню после игры в Ярославле у них состоялся разговор на эту тему: «Валера, мне мало, чтобы ты прошел и подал, ты должен активно действовать там и там, и еще в другом месте...». Лобановский, как вполне сформировавшийся футболист, имея по любому поводу свое мнение, попытался возразить: «Я же выполняю свою функцию: сделал 12 или 13 передач с фланга — разве этого мало?..» После этого моментально последовала «командировка» в дубль...

— Виктор Александрович был жестким человеком?

— Не умаляя его прочих заслуг, наверное, он не был достаточно гибким. На его месте, наверное, надо было продолжить «обучение» Лобановского, приспособить его к новым веяниям. Ведь это большая роскошь отказываться от услуг квалифицированного игрока, подготовка которого требовала огромных усилий и средств, только лишь за то, что у него с тренером каким-то образом разнятся взгляды на организацию игры. Ведь, поиграв в «Черноморце», Лобановский заиграл в «Шахтере» совершенно в иной манере: начал делать именно то, что рекомендовал Маслов — объем производимой им работы был насыщен большим количеством действий... Эволюционируют ведь в большинстве своем все, кто хочет совершенствоваться.

— Повидимому, здесь был какой-то психологический просчет, а, может быть, Маслову недоброжелатели Лобановского нашептывали на ухо компромат...

— Как бы то ни было, налицо педагогическая ошибка великого тренера. Одно дело, позволить уйти Каневскому, который уже готовил себя к тренерской работе, или Войнову, который, впрочем, вполне мог еще пару сезонов поиграть, хотя очень устал... Впрочем, все мы, мнящие себя психологами, делаем в работе с футболистами столько ошибок, за которые потом казнимся. Ведь расставаться с игроком — всегда трагедия: попробуй объяви человеку, который отдал делу десяток лет, что он не нужен! Сразу становишься на его место...

— Теперь ясно, почему Лобановский-тренер иногда годами держал в составе игроков, которые с большим трудом пробивались в основу... Но давайте приблизимся к 61-му году, когда вы, чуть-чуть не дотянув до «золота» в 60-ом, готовились в этом сезоне стать чемпионами...

— Трудно говорить однозначно о том, каким образом команда чувствует свою предрасположенность к завоеванию тех или иных регалий... Складывается целый ряд обстоятельств: команда выходит на какой-то уровень, собрались хорошие футболисты, сложалась удачная комбинация дополняющих друг друга людей, появился квалифицированный тренер, в коллективе сложился хороший микроклимат, способствующий мобилизации общих усилий, налажена дисциплина, решен целый ряд организационных вопросов — одним словом, люди готовы на подвиг... Очень многое также зависит от концентрации усилий коллектива на решение поставленной задачи... Появляется результат и ты видишь, что не случайно его достиг, что и окружающие тебя коллеги готовы идти дальше... И уже тогда в подсознании вырабатывается своеобразная шкала ценностей: «эта команда такая, эта — еще хуже...» «Кому проигрываем!» Появляется возможность почти безошибочно определять «Who is who?..»

— Отсюда и осуждаемое многими специалистами планирование очков?

— Назовите мне сегодня хоть одного тренера, который бы не занимался этим «планированием»! Зная соперников, их возможности, раскладку сил — невозможно ошибиться в прогнозе... На длинной дистанции чемпионата надо уметь распределять силы...

«Их грохнут, а мы выиграем!..»

— Основным вашим соперником в те годы было московское «Торпедо»...

— Это была сильнейшая команда, у которой был один-единственный недостаток: отношения в коллективе были уж чересчур демократичными и нередко нарушение режима отдельными игроками сводило на нет усилия тренера... Маслов считал, что профессионал, зная особенности своего организма, должен уметь готовиться к играм. У нас же дисциплина была на более высоком уровне, организация игры практически не давала сбоев... Да, накануне мы «торпедчикам» уступали, но, укрепив некоторые позиции, мы уже были более усовершенствованной, улучшенной командой в отличие от соперников, которые, уверовав в свое превосходство, начало «почивать на лаврах»...

«Ребята, не волнуйтесь, они — более сильные, но я знаю, чем они занимаются, как они готовятся к следующей игре... А мы заедем на базу, закроемся: никто никуда не уйдет — потренируемся как следует... Их грохнут, а мы выиграем!..» — Вячеслав Дмитриевич хорошо знал богемную московскую жизнь...

— Вы заняли второе место в подгруппе, но в финале «Торпедо» опережало вас на четыре очка...

— Внутреннее напряжение было очень высоко: поэтому я до сих пор не помню статистических выкладок — внутрення самоотдача подкреплялась серьезной работой между матчами, когда продумывались малейшие детали, а внутренний напряг, подъем, самоотдача, усиленные частыми совещаниями, тренерскими установками, беседами с руководителями самого высокого уровня...

— Без Щербицкого не обошлось?..

— Конечно! Владимир Васильевич приезжал к нам на базу, а однажды перед игрой с московским «Динамо» пригласил к себе в кабинет в здании Совета министров и как-то по-отечески настраивал на победу... В.В. очень любил футбол, понимал его: инженер по образованию, он много внимания уделял статистике, отмечая, сколько атак провела та или иная команда, сколько было подано угловых, пробито штрафных... Этого многие тренеры тогда не делали!

Молодость-молодость: театральная любовь на вираже и чемпионские медали!..

— О вашей комбинации с Лобановским при розыгрыше угловых ударов болельщики слагали легенды — сколько раз было такое, что Лобановский подавал, а Базилевич забивал...

— А сколько мы отрабатывали этот прием на тренировках?! Вообще, Лобановский с угловой точки подавал так, что предвидеть траекторию полета мяча было невозможно. Мяч вращался в разные стороны и сбивал вратарей с толку. Но я-то хорошо знал, когда мяч полетит к Серебряникову на ближнюю штангу или ко мне — на дальнюю.

— 1961 год, наверняка, вам запомнился на всю жизнь?..

— Если откровенно, то выиграть свое первое чемпионское звание в СССР мы должны были еще в 1960 году. Тогда в Киеве, в решающем матче с московским «Торпедо», при счете 1:1, мы забили в ворота соперников второй гол. Уверен, если бы судья его засчитал, то «Динамо» победу точно бы не упустило. А так арбитр зафиксировал у меня довольно сомнительный офсайд, и вдохновленные этим торпедовцы приободрились и вскоре забили нам решающий гол. Ну, ничего, на следующий год «Торпедо» нас уже не смогло остановить...

Кстати, в том же году я познакомился со своей будущей женой Татьяной, и произошло это после необычной истории. У меня была травма, и я отпросился у тренера Вячеслава Соловьева отвезти друзьям билеты на предстоящий матч. Ехал я на своем «Москвиче» и вдруг вижу — две девушки голосуют. Сам не знаю, почему я остановился и согласился их подвезти. Одна девушка сидела рядом со мной и, общаясь со своей подругой, много крутилась и жестикулировала руками. А в «Москвиче», если знаете, дверная ручка открывалась вверх. И вот на одном резком повороте эта девушка задела локтем дверную ручку и… вывалилась из машины! Слава Богу, обошлось без серьезных травм. Но на следующий день я все равно заехал ее проведать. 27 августа мы познакомились, а 2-го декабря сыграли свадьбу. В «Вечернем Киеве» тогда эту романтическую историю живописно расписали: вот как бывает — известный футболист и знаменитая актриса нашли друг друга после такой истории. Приукрасили, конечно: Татьяна тогда только училась в театральном институте и знаменитой актрисой, естественно, не была.

— Уверен, читателям и болельщикам было бы очень интересно разобраться, как сформировался ваш с Лобановским дуэт, и вообще, каким это образом становятся настоящими «звездами»... Не пора ли засесть за книгу?

— К счастью, мне сегодня есть чем заниматься, да, и время для мемуаров пока еще не пришло... Хотя все чаще обнаруживаю, что постепенно прошлое искажается, и все труднее становится восстанавливать детали — свежий взгляд участника тех событий постепенно тускнеет... Что касается Валерия Васильевича Лобановского, то, в те времена, когда мы с ним выходили на футбольное поле, там царствовала «железобетонная игровая структура» — общепринятая «система дубль-вэ»… У каждого из «действующих лиц» была своя, четко очерченная роль: нападающие терпеливо ждали, когда полузащитники передадут им мяч, и только после этого пытались проявить свои индивидуальные качества по обыгрышу соперников, а в это время «свободные от работы» защитники — стояли и наблюдали!..

— Время «футбола Лобановского» тогда еще не пришло… И, тем не менее, народ, как говорится, «ломился» на трибуны.

— Другого ведь футбола просто не существовало. С годами «народная игра» постепенно трансформировалась и, в конце концов, усилиями подвижников превратилась в «современный» футбол... Ведь народ вынужден принимать то, что ему преподносят — не от болельщика же зависит, как футболисты должны играть. Телевидения, в теперешнем его понимании, тогда еще не существовало, обмен информацией был крайне ограничен: так что приходилось «вариться в собственном соку»... Хотя многие ветераны до сих пор не могут понять, зачем это нападающим надо бегать в свою штрафную, чтобы отобрать мяч у соперника, а защитники участвуют чуть ли не в каждой атаке своей команды...

Как становятся великими тренерами, или «Футбол Лобановского»

— Несмотря на высокий творческий потенциал, вы с Лобановским, так хорошо начав в «Шахтере», все же остались не у дел... Не сошлись характером со своим «крестным отцом» Ошенковым?

— Было по-всякому… Как и положено, состоялось партийное собрание, на которое нас даже забыли пригласить. И там обвинили «в отрыве от коллектива» и прочих стандартных вещах... Мы написали заявления и ушли из команды. С активным футболом было покончено, так как мы понимали, что в любом клубе нас будет ждать подобная ситуация... Тем более, что в 30 лет игрок уже считался глубоким стариком. Хотя, вполне можно было бы поиграть лет до 34-х...

— А играть-то хотелось...

— Конечно! Столько лет потратить на то, чтобы приобрести квалификацию и стать профессионалами, на которых, кстати, ходили зрители, и в одночасье, не доиграв, расстаться с футболом — где тут логика?

— Вы ведь не могли не знать, что тренерская работа — «не сахар», и с тренерами зачастую поступают так же, как и со строптивыми игроками…

— Еще будучи игроками, мы уже придумывали тактику, старались творчески подходить к планам на игру, интереснее сыграть. Нам было невдомек, почему у нас, независимо от того, с кем мы играем, тренерские подходы к игре одинаковые, почему перед игрой происходит одна и та же «установка»?.. К тому времени мы уже вышли на значительный уровень понимания командной игры.

Правда, каких-то конкретных планов насчет тренерской работы у нас тогда еще не было… Уйдя из «Шахтера», я поступил на кафедру футбола в Киевский институт физкультуры: понадобилось разжиться информацией, которой мне не хватало как игроку — чтобы понять, чем же, в конце концов, руководствовались наши тренеры, выстраивая тренировочный процесс именно таким образом, а не иначе... А Валерий Васильевич сразу же занялся практической работой, получив приглашение из «Днепра».

Проработав определенное время в инфизе, участвуя в научном процессе и, обзаведясь свежими идеями, я понял, что необходимо проверить свои наработки в «полевых условиях». Моим экспериментальным «полигоном» стала черниговская «Десна»…

— А откуда вдруг возник Зеленцов? Насколько я знаю, он всю жизнь занимался легкой атлетикой…

— С Анатолием Михайловичем мы познакомились в институте: участвовали в конференциях, учились на курсах повышения квалификации в Москве... В то время здесь, на кафедре легкой атлетики, уже имелись достаточно обоснованные разработки новых форм тренировочного процесса, и ярким примером этому была совместная работа профессора Петровского и Валерия Борзова, будущего двукратного олимпийского чемпиона. Зеленцов помог мне принципиально по-новому посмотреть на организацию тренировочного процесса, на моделирование конкретных занятий с заранее намеченным тренировочным эффектом...

— Черниговская «Десна», «Шахтер» (Кадиевка), житомирский «Автомобилист» и, наконец, донецкий «Шахтер» — отличная «дорожка для разбега»…

— Действительно, в Донецке значительную часть этих разработок удалось «пустить в дело»...

— Вам ведь удалось выйти в высшую лигу!..

— Школу я прошел отличную… Получив возможность в своих командах экспериментировать, мы с Лобановским, естественно, регулярно поддерживали связь... В конце концов, мы поняли, что с нашими футбольными наработками, при серьезном подходе к учебно-тренировочному процессу, появляется реальная возможность выйти на более качественный уровень…

В 1973 году мы встретились в Сочи и Валерий Васильевич, с которым к тому времени уже проводились консультации по поводу его возвращения в Киев, предложил мне совместную работу. Как ему удалось уговорить киевское руководство, не знаю — убедить меня, что «игра стоит свеч», ему было проще...

— И тогда вы оставили донецкий «Шахтер», с которым, наверное, смогли бы добиться еще более серьезных успехов!.. Трудно себе представить, чтобы самостоятельный тренер отказывался от с таким трудом завоеванного авторитета, созданной команды, соответствующих бытовых условий...

— Отказываться от независимости всегда нелегко, к тому же не было никаких гарантий, что у нас что-то получится... Я до сих пор не понимаю, как это Лобановский додумался до этой сумасшедшей идеи — работать вместе!..

— Интересно, как вы распределяли ваши функции?

— Валерий Васильевич был бесспорным лидером, и у меня даже в мыслях не возникало желания стать вровень с ним. Моя должность называлась «старший тренер по воспитательной работе», хотя установку на игру мы проводили сообща: я предлагал план организации оборонительных действий команды, а Валерий Васильевич говорил об атакующих действиях... В следующий раз — наоборот. Мы оба вели процесс и оба за него несли ответственность. Надо сказать, что «Васильич» ни разу не дал мне почувствовать, что он к моим функциональным обязанностям относится без должного уважения...

А в отношении «дележа» функций, то уровень наших взаимоотношений был иной: видимо, в детстве нас родители хорошо воспитывали... Кроме всего, у нас была общая цель. Что касается идеи, которую мы собирались реализовать, то для этого было необходимо до мелочей продумать четкую организацию процесса, создать новую инфраструктуру… И как показало дальнейшее развитие событий, советский футбол по своему потенциалу, человеческому и организационному, оказался не слабее лучшего европейского.

— Всем, наверное, интересна творческая «кухня» вашего дуэта. Кому, как не вам, поделиться секретами создания «системы Лобановского»…

— «Система», которая перевернула многие представления о том, как нужно готовить футболистов, а через них и команды высокой квалификации, возникла на стыке многих представлений о футболе. Это уже был не «вал», не просто огромный объем нагрузок — речь шла о конкретных условиях тренировки, которые позволяли оптимизировать процесс подготовки. Что может быть лучше, когда тренер в процессе разработки тренировочной программы имеет гарантии развития тех или иных качеств у футболиста на том или ином этапе подготовки?..

— Думаю, вам все же повезло, что результат пришел так быстро?

— Мы были уверены в успехе. Хотя, конечно, рисковали: ведь в те времена бытовали достаточно жесткие подходы ко всякого рода «экспериментаторам», и выводы могли последовать самые непредсказуемые... Помню, как в Москве один из партийных руководителей, выслушав наш доклад об очередном этапе подготовки к участию в европейских турнирах, потребовал четких гарантий выхода в финал! «Мы не можем рисковать авторитетом нашей социалистической Родины и, если вы не гарантируете нам успех, мы готовы отказаться от участия в турнире...».

— А говорят, спорт был вне политики...

— В конце концов, нам удалось убедить этих «политиков», что для начала необходимо хотя бы поучаствовать... Слава Богу, мы поставленную задачу решили положительно, и вот до сих пор участвуем в евротурнирах...

— Подготовка подготовкой, но ведь за этим, наверное, стояла игра, ради которой и сооружалась эта самая «система»...

— Потом, когда появилась возможность вывести ребят на более высокий уровень, пошла интересная работа, связанная с такой тактикой, о которой мы могли только мечтать: ставились новые задачи, связанные с лучшими проявлениями тотального футбола — расширение зон действий, полная взаимозаменяемость, участие большого количества игроков в обороне и атаке...

— Сегодня практически все эксперты говорят о «командной скорости»?..

— Этот термин, ставший достаточно расхожим, не совсем корректен: не может быть командной игры без скорости. Если игроки все делают вместе: и обороняются, и атакуют, то они просто обязаны делать это на скорости... Частенько в интервью некоторых тренеров слышу: «Игра пошла, как только мы включили командную скорость...». А почему же вы с самого начала не включали эту вашу скорость?.. Эти вульгаризмы дискредитируют серьезный подход к гармоничному футболу: если в атаке и обороне участвует максимальное количество футболистов, то без «включения» скорости это невозможно. А если вы играете в какой-то иной футбол, то зачем вам вообще нужна скорость!..

— Но почему до сих пор у вашей «системы» находится немало оппонентов, почему до сих пор раздаются голоса из того далекого 1976 года, фиксирующие только просчеты...

— Существует банальная сентенция о том, что ни одно серьезное дело не обходится без ошибок... Правда, ею часто прикрывают недостаточный профессионализм. Но вот именно в этом Лобановского упрекнуть просто таки невозможно.

— По мнению ваших современников, в действиях динамовского «тандема» прослеживалась некоторая эйфория от успехов: завистники считали, что вы «поймали звездочку», забыли то славное время, когда вас, молодых и талантливых игроков, не понимали ваши тренеры?.. Не оттуда ли конфликты?

— Бесспорно, «Динамо-75» вполне еще могло несколько лет за счет высокого уровня специальной подготовки целой группы игроков держаться на вершине советского футбола. Но нам ведь хотелось покорять другие, более неприступные, вершины, требовались новые исполнители для высокой организации игры...

— Игроков не было жалко: многие из них до сих пор на вас обижаются?..

— А вы эти интервью не воспринимайте всерьез — на их месте я бы эти обиды давно забыл. Ведь именно Лобановский дал им возможность стать заслуженными мастерами спорта, лучшими игроками Союза и довольно заметными в Европе и мире футболистами. Жаль, что в то время существовала иная трансферная политика, не позволившая этим игрокам поиграть в Европе — им это было бы вполне по силам. Ведь, если нет достижений высокого международного уровня, то и людей нет, футболисты не становятся «фигурами»... Вспомните, сколько выдающихся футболистов играло в том же киевском «Динамо» в прошлые годы, начиная от Голубева и Зазроева, Фомина и Комана, Макарова и Каневского!.. Но стать Мунтяном, Блохиным, Коньковым, Веремеевым им просто не судилось — футбол был не тот...

— И все же бытует мнение, что ваша с Лобановским «система» больше напоминала «потогонную», что, заканчивая с футболом, игроки становились едва ли не инвалидами...

— Думаю, мы с вами можем говорить о футболе сутками… Что же касается «потогонной системы», практиковавшейся в «Динамо» — это исключительно непрофессиональное мнение. Другое дело, что достижение высоких результатов предполагает серьезную работу — иначе зачем «огород городить». Именно «система» воспитала не один десяток высококлассных футболистов международного уровня, и столько же квалифицированных тренеров... Думаю, что Олег Лужный, который в иные времена, учитывая его «преклонный» возраст, давно бы закончил с футболом, не жалуется на «загубленное» в Киеве здоровье, и до сих пор на тренировках не уступает молодым!.. А запас прочности, заложенный в Шевченко — неужели не способствует его благосостоянию? А Сергей Ребров, который, став тренером, продолжает демонстрировать великолепную форму!.. Ломаются, в основном, слабые и недисциплинированные... Посмотрите, в какой отличной форме до сих пор находятся Демьяненко, Буряк, Кузнецов, Беланов, Заваров, Михайличенко и масса других, не менее «измочаленных» Лобановским футболистов!

— Создается впечатление, что мировой футбол движется по своим рельсам, а вот у нас, несмотря на солидные «вливания», даже богатые клубы не демонстрируют ИГРЫ — откровенно говоря, зрители предпочитают телевизор...

— По большому счету, настоящая работа ведь только начинается. Делать какие-то выводы еще рано — дайте подрасти новому поколению. Работают клубы, работают тренеры, подключаются функционеры всей страны... Вот и вы, журналисты, работаете, выискивая причины, «копаете», в надежде добраться до «сокровенных тайн», а то и собираете откровенный компромат...

— Неужели, если все СМИ единодушно поют дифирамбы, то дело от этого выигрывает — сколько хороших начинаний погубило именно единодушие...

— По-моему, если в чем-то сомневаешься — ограничься точным фактажом событий и предоставь самому читателю разобраться в сути вопроса... Получается, что, излишне «разжевывая» информацию, пресса, не доверяя своему читателю, пытается манипулировать его мнением — по-моему, это серьезная ошибка...

— Из этой ситуации есть простой выбор: переключайте теле-радиоканал, не покупайте скандальную, по вашему мнению, газету...

— Информация порой так навязчива, что остается лишь воспользоваться берушами, чтобы избавить себя от потока всевозможных комментариев, которые выливают на наши головы «обозреватели», чаще думающие о тираже своих изданий, чем о глубине вопроса...

— А, может, эти «обозреватели» как раз умышленно провоцируют общественное мнение, стараясь вызвать дискуссию...

— В серьезном деле, а профессиональный футбол — исключительно серьезный бизнес и давно уже не игра, следует избегать провокаций: если существует проблема, которую необходимо разрешить — требуется тактичный профессиональный разбор, интеллигентная полемика, щадящая мнение противоположной стороны... Вот тогда общественность, ради которой, собственно, и затевается дискуссия, сможет разобраться в ситуации. Нельзя доводить дело до конфликта, ссоры, спора. Не стоит заблуждаться в том, что в споре рождается истина, как нас когда-то ошибочно учили, — лишь вражда!..

— Что касается моих коллег, то, хотелось бы верить, что большинство из них «работает» исключительно на футбол… Относительно провокаций: можете ли вы назвать хотя бы приблизительную дату, когда украинская сборная будет окончательно готова к штурму европейской вершины?

— Сегодня я работаю в «Динамо», однако не могу не жить интересами главной команды страны, в которую наш клуб, по-прежнему, делегирует достаточное количество игроков… Продолжается поиск оптимального состава, идет своего рода тренерский эксперимент, проверка каких-то аспектов... Прогнозировать результаты не берусь: это — дело астрологов, предсказателей и… журналистов…

— Но оптимизма не теряете?

— И вам советую. Ведь, помимо всего прочего, у нас есть два клуба, которые, вне всякой связи со сборной, продолжают работать в определенном направлении. Пока существует конкуренция между «Шахтером» и «Динамо» — всем звеньям нашего футбольного хозяйства можно работать с оптимизмом. Необходимо работать! Именно этим мы сегодня и занимаемся... Во всяком случае, Украина откровенно поворачивается к футболу.

17.08.2011, 21:01
Топ-матчи
Лига чемпионов Байер Монако 3 : 0 Закончился
Лига Европы Брага Шахтер - : - 8 декабря 18:00
ПАОК Слован - : - 8 декабря 18:00
Карабах Фиорентина - : - 8 декабря 18:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть