Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Анатолий ДЕМЬЯНЕНКО: «Я не мягкий, а человечный»

2009-02-24 10:35 Да, 19 февраля ему исполнилось пятьдесят. Хотя в это трудно поверить. На протяжении почти часового общения с Анатолием Демьяненко постоянно ... Анатолий ДЕМЬЯНЕНКО: «Я не мягкий, а человечный»

Да, 19 февраля ему исполнилось пятьдесят. Хотя в это трудно поверить. На протяжении почти часового общения с Анатолием Демьяненко постоянно ловил себя на мысли, что это тот левый крайний киевского «Динамо» и сборной СССР, которого помню из раннего детства. Искренний, эмоциональный, а где-то даже взрывной, кажется, таким он был всегда. И только белая от седины голова вынуждает вспомнить о возрасте и негативной стороне тренерской работы.


- Анатолий Васильевич, как-то вы говорили, что седина на висках появилась еще в 25 лет. Впрочем, после двух лет на тренерском мостике «Динамо» ваша голова стала полностью белой.
- Что правда, то правда. Нервная нагрузка на тренеров выпадает страшная. Слишком уж большая ответственность за результат, особенно в таких командах, как «Динамо». Причем эта ответственность была ощутимой даже тогда, когда помогал Лобановскому, Сабо и Буряку. Впрочем, когда возглавил «Динамо», волноваться начал еще больше. Вы же помните поговорку «выигрывает – команда, проигрывает тренер»?
- Конечно. Возможно, был смысл после завершения карьеры избрать более спокойную работу? При футболе таких профессий также хватает.
- Оно-то так. Но когда человек столько лет занимается одним делом, то появляется привычка. Когда-то не пугали нагрузки физические, теперь – нервные. А к постоянным переездам и разлукам с родными привыкли уже и я, и моя семья. Игры, тренировочные собрания – это уже норма жизни. От нее трудно так мгновенно отказаться. Да, месяц, два или три можно отдохнуть. Но это так, чтобы перевести дыхание. Потом опять тянет вернуться к привычному ритму.
- Ранняя седина появилась именно из-за того, что вы очень впечатлительны?
- Признаться, никогда над этим не задумывался. По-видимому, генетика. У меня отец рано начал седеть и старший брат. Впрочем, средний брат – не седой. Поэтому трудно сказать однозначно.
- Здоровье тренерской деятельностью не подорвали?
- Тьфу-тьфу, пока все в порядке. Впрочем, каждая игра – страшный стресс, волнение. А все болячки, как известно, от нервов. В конечном счете, в настоящий момент я хорошо отдохнул и чувствую в себе силы вернуться к тренерской работе. Имею несколько предложений, и буду выбирать оптимальный вариант. Есть силы, есть знание, хочется их реализовать.
- В Украине готовы принять кого-то, кроме «Динамо»?
- А почему бы нет? Главное, чтобы были созданы условия для работы. Думаю, в настоящий момент сильную команду можно создать не только в столице. Тем более, теперь, когда футбол в нашей стране ожидается расцвет в связи с проведением Евро-2012.
- Долго отходите после игр?
- Когда выигрываем, то успокаиваюсь быстро. Сначала появляются позитивные эмоции, а затем легко засыпаешь и крепко спишь. А вот после поражений не могу переключиться с футбола до четырех-пяти утра. Не сплю, постоянно корю себя, что сделал не так.
- Снотворное не употребляете?
- Нет, засыпаю под телевизор. Включаю какой-то фильм и хотя мысли больше связаны не с тем, что на экране, со временем сон подходит сам собой.
- А спиртным не «успокаиваетесь»?
- Иногда позволяю себе сто граммов, хотя злоупотреблять не могу. Здоровье не позволяет. У меня проблемы с почками, врачи спиртное вообще запретили.
- Жена не уговаривает подыскивать более спокойную работу?
- Елена за меня очень волнуется, и дети также. Хотя они уже привыкли к моей работе. Когда команда выигрывает, то настроение в доме хорошее, когда же проигрываем – у нас также грустно. Родные меня уже выучили и знают, что после поражений меня трогать не стоит. Так и должен быть. Думаю, у нас в семье полное понимание. По-видимому, именно поэтому серьезных скандалов всегда удавалось избегать. Хотя в детстве дети – Тарас и Катя – конечно, хотели, чтобы папа был дома. Радовались, когда я приходил, и огорчались, когда месяцами исчезал на сборах. Фактически их воспитала и присматривала мама. Елена постоянно была дома и часто заменяла детям и маму, и папу. Теперь дети взрослые (Тарасу – 25, Кате – 18), относятся к моему жизненному ритму спокойнее.
- Помнится, в свое время Тарас подавал большие надежды как теннисист. Что у него не сложилось?
- Где-то лет в 20—21 Тарас понял, что заниматься теннисом дальше нет смысла. Какого-то уровня он достиг, а выше подняться уже не мог. А «бултыхаться» в низах лишь для того, чтобы играть? Для чего? Если играть, то играть. К тому же, теннис – недешевое удовольствие. Вкладывать в занятие этим видом спорта нужно немало, а чтобы он дал отдачу, нужно достигать слишком больших высот по мировым меркам.
- Не жалеете, что дети не пошли отцовским путем и не занимаются спортом?
- И слава Богу, что не занимаются! Любой вид спорта нуждается в огромных усилиях. Особенно теннис, где ты играешь только сам по себе, а не в команде. Например, в футболе, если у тебя не пойдет игра, то помогут партнеры. В теннисе зависишь лишь от себя. При этом основную роль играет психология. Нервная нагрузка на теннисистов выпадает невероятная. Так что, вероятно, хорошо, что Тарас не остался в спорте.
- Слышал, что Тарас в настоящий момент занимается бизнесом.
- Да, небольшое собственное дело, они ее вместе с Еленой ведут. Чтобы и занятие было, и денег на собственные потребности немного удалось заработать. Это также нужно, ведь тренерская работа – непостоянна. Сегодня я при деле, а завтра могу быть безработным.
- Собственно, в настоящий момент вы без работы. Ожидали, что в Азербайджане, где футбола, в сущности, и нет, вас обольют грязью так, как в Киеве не делали ни разу за 25 лет?
- Смешнее всего, что я им даже оснований не давал для такой болтовни. Ни на одной встрече не пил, а тут оказалось, что меня освободили из-за страсти к алкоголю! Повторюсь: если бы даже хотел выпить спиртного, то не мог. Потом президент бакинского «Нефтчи» несколько раз звонил по телефону, извинялся, говорил, что он к этой болтовне не имеет никакого отношения. Говорил, что найдет людей, которые меня оклеветали, которые заказали эту информацию в прессе.
А вообще, азербайджанцы такие люди. Когда я пришел в «Нефтчи», то сразу поставил условие, что для нормальной работы нужно построить поля, базу, создать условия для футболистов. Ничего сделано не было. Потом я им так и сказал: «Если бы знал, что ничего не сделаете, моей ноги бы здесь не было». Но хуже всего даже не это, а постоянные закулисные игры, когда за спиной у тебя творят разные интриги, распускаются слухи. Азербайджанцы в глаза высказывают одно, улыбаются, а за плечами говорят другое и делают пакости. Чрезвычайно хитрые люди. Хотя сегодня искренность и у нас нужно поискать. По-видимому, жизнь такая пошла, и люди изменились.
- Вообще, говорят, что вы слишком искренний и открытый, слишком мягкий, чтобы работать тренером в наше время.
- Да, я больше ценю порядочность и пытаюсь быть искренний со всеми окружающими. Я бы даже сказал, что я не мягкий, а человечный. Впрочем, когда нужно, я бываю злой. Когда люди лезут на голову и злоупотребляют доверием, могу сурово наказать. Хочу, чтобы футболисты в моей команде были профессионалами, отдавались футболу сполна. Пытаюсь убедить людей словом, но если аргументы исчерпываются, приходится штрафовать. Работа есть работа.
- Когда вы работали в «Динамо», там существовали закулисные игры?
Там были другие трудности, связанные с большим количеством легионеров. Мне приходилось быть гибче. Учитывать менталитет приезжих игроков. Иногда украинские футболисты обижались и говорили, вот, мол, они приехали, получают намного больше. Я отвечал: «Пригласят вас за границу, вы также будете зарабатывать больше, чем местные». Впрочем, чего я никогда не отрицал, так это того, что легионеры должны быть на голову сильнее, чем доморощенный футболист. И этого я от иностранцев требовал.
Не скрываю, с легионерами возникали проблемы. Скажем, с бразильцем Диого Ринконом, у которого постоянно был лишний вес. Из отпуска он всегда приезжал с девятью-десятью лишними килограммами! Тогда сказал ему: «Ты профессионал, получаешь большие деньги. Какое ты имеешь право так безответственно относиться к работе?» В итоге я оштрафовал Диого на 100 тысяч долларов. Дело в том, что перед отъездом команды в отпуск мы с Игорем Суркисом предупредили игроков, что день опоздания будет стоить им $10 тысяч. Дополнительно игроки должны были платить за лишний вес. Конечно, все мы люди и понимаем, что во время отдыха можно немного пополнеть. Два-три килограмма — это еще можно понять. Но как сгонять девять-десять кило за две недели! И это в период, когда через месяц играть квалификацию Лиги чемпионов!
- Вас не удивило, что Юрий Семин вернул Ринкона в «Динамо»?
- Не буду говорить ничего категорического. Возможно, Диого взялся за голову. Никто же не спорит – игрок он хороший. Если станет дисциплинированным, то польза команде от Ринкона будет. Я ребятам много раз говорил, что футбольная жизнь коротка, от силы лет 10—15. Держите себя в это время в руках, заработайте на жизнь, а затем, когда закончите карьеру — пейте, гуляйте, делайте ли с этими деньгами, что захотите.
- Вы скептически настроены относительно легионеров. Спрашивали ли ваше мнение, когда их приглашали?
- Понимаете, я говорил, какие позиции нуждаются в усилении. Исходя из этого селекционная служба подыскивает футболистов. Думаю, там работают достаточно квалифицированые люди, способные гарантировать, что игрок, которого они пересмотрели, нам подходит. Селекционные группы «Динамо» работают как в Европе, так и в Америке, им есть с чем сравнивать. Когда новичка подбирали, с ним разговаривал я как главный тренер и президент Игорь Суркис. Убеждаемся, что все хорошо – подписываем контракт.
Впрочем, нередко же бывает, что в прежней команде наши легионеры играли хорошо, а здесь не смогли себя проявить. Это жизнь, это футбол. Так было всегда и в советские времена. Взять хотя бы Степана Юрчишина, который во львовских «Карпатах» выглядел блестяще, забивал по 40 мячей за сезон. Однако закрепиться в «Динамо» Степану не удалось. Нужно еще найти свою команду.
- В конечном счете, мы говорим о «строптивых» легионерах. Кажется, с украинцами в настоящий момент не намного проще.
- Проблем со своими также хватает. Все потому, что в настоящий момент у молодежи есть немало искушений – дискотеки, рестораны, ночные клубы. Вы знаете, сколько раз я штрафовал Милевского и Алиева! Я им постоянно говорил, что не запрещаю пойти с девушкой в ресторан, поужинать, но всему же должна быть мера. Посидите до одиннадцати, ну, максимум до двенадцати вечера. Но не до двух-трех ночи! Утром же тренировка, в каком состоянии вы на нее приедете? Почему мне должны звонить по телефону люди и говорить, что мои игроки поздней ночью были там-то и там-то?
- Кстати, во времена Лобановского футболистов контролировал Михаил Коман. Михаил Михайлович говорил, что нередко скрывал от Валерия Васильевича всю правду.
- Да, ездил по квартирам, смотрел, спим ли мы. Правда, тогда не было таких искушений, как в настоящее время. Мы если и развлекались, то дома. А относительно того, чтобы прикрывать, то Михаил Михайлович же видел, когда и что может повредить. На что-то закрывал глаза, но чаще всего скрывать было нечего. Поэтому Коман говорил Лобановскому правду.
- В этом контексте вспоминается известная байка советских времен, когда динамовцы «погудели» с выдающимися российскими хоккеистами…
- И в те времена тоже додумывали невесть что. Тогда московское ЦСКА приехало на матч с «Соколом». Мы воспользовались случаем и встретились с Вячеславом Фетисовым и Алексеем Касатоновым, с которыми дружим и до сих пор. Выдающиеся хоккеисты приехали домой к Володе Бессонову. Мы посидели на кухне, поужинали, попили чаю, долго общались. Никто даже не думал пить горячительные напитки! У Славы с Алексеем игра на следующий день, а нам в девять утра нужно было тренироваться. Потом я поехал домой, а ребята – в гостиницу. И там они с кем-то сцепились. Хоккеисты же – народ горячий. Слово за слово и не обошлось без стычки. А на утро все уже говорят, что игроки сборной СССР Фетисов и Касатонов устроили драку после того, как выпили с Бессоновым и Демьяненко.
К слову, мы по сей день дружим с Фетисовым и Касатоновым. Недавно они были в Киеве, мы их встречали. Когда ездим в Москву, тоже не обходится без встреч. Дружим еще с начала 80-х. В те времена «Динамо» постоянно летние собрания проводило в Ялте, а хоккеисты приезжали туда отдыхать. Так и познакомились и особенно в советские времена встречались очень часто. Сегодня удается встречаться намного реже. Жизнь стала более насыщенной, у каждого свои заботы.
- Фетисов и Касатонов успели вовремя вырваться в НХЛ и стали там звездами. Вы же стали легионерами лишь в 90-ом, но немного поиграв в Германии и Польше, вернулись домой. Похожая история – и с другими звездными динамовцами.
- Хоккеистам действительно больше посчастливилось. Они выехали раньше. А что помешало нам? По-видимому, менталитет. Мы были не приспособлены к западной жизни. Современной украинской молодежи прижиться за рубежом легче, ведь жизнь у нас теперь, так сказать, демократичная. К тому же, большинство динамовцев поехали за границу с травмами. Где-то даже здоровья не хватило, чтобы, например, мне заиграть в том же «Магдебурге». Признаюсь, я ехал на запад не столько карьеру делать, сколько посмотреть на их жизнь, набраться опыта для будущей тренерской работы.
- Не жалели, что родились не в то время?
- Нет, ведь я и без заграницы прожил прекрасную футбольную жизнь. Судьба свела меня с огромным количеством выдающихся людей. Как игрок я имел возможность тренироваться с такими выдающимися специалистами как Бесков, Малофеев, а с Лобановским вообще имел счастье работать и как футболист, и как тренер.
- Вернувшись из-за границы вы еще успели полгода поиграть во вновь созданном чемпионате Украины. Вспоминаю ваш гол из штрафного в ворота тернопольской «Нивы», как оказался, последний в карьере. Тогда думалось, что еще года три-четыре Демьяненко может играть за «Динамо» смело.
- О, вы помните тот гол? Да, опыта, чтобы играть на том уровне, полностью хватило бы. Но травмы слишком часто напоминали о себе. Особенно напоминало о себе воспаление ахиллесового сухожилия. В конечном счете, три чемпионата мира, чемпионат Европы да и просто 15 лет футбола на высоком уровне бесследно не проходят. То «крутит» ноги на погоду, то дают о себе знать старые болячки, когда с друзьями в мини-футбол или по ветеранам бегаем. Кое-кто завидует профессиональным спортсменам, что они зарабатывают хорошие деньги. Хотя там ничему завидовать. Ежедневно двух-трехразовые тренировки, постоянно тяжелые матчи. Все это серьезно отражается на здоровье. Не забывайте и длительных отлучений от семьи. Кстати, в 1986 году я не поленился и записывал свое пребывание в воздухе поминутно. Так вот, в сумме вышло девять суток!
- Аэрофобы сошли бы с ума!
- Ну, я некогда летать не боялся. Хотя однажды, когда летели из Парижа маленьким самолетом, нас так закрутило, что, честно говоря, испугался даже  я. Что уже говорить о Михайличенко и Чанове, которые тогда летать действительно побаивались!
- Анатолий Васильевич, вы выступали на трех чемпионатах мира. Перед каждым из них сборную СССР называли фаворитом. Однако добраться до полуфинала так ни разу и не удалось.
- Назвать кого-то фаворитом чемпионата мира все же будет неправильно. Там множество хороших команд и каждая из них способна бороться за чемпионку. Да, может, если бы был случай исправить свои ошибки, где-то мы сыграли бы по-другому или просто немного внимательнее. Но повернуть время назад невозможно. Больше всего досадно за 1986-й. Тогда в Мексике за игрой мы действительно выглядели превосходно – разгромили 6:0 венгров, сыграли прекрасный матч с чемпионами Европы французами. Однако в 1/8-й из-за двух судейских ошибок уступили 3:4 бельгийцам. Соперники забили нам два гола из несомненных офсайдов. Мы не заслуживали такого отношения к себе.
- За сборную Союза вы сыграли 83 матча, среди которых хватало действительно выдающихся в историческом плане. Впрочем, у вас в памяти, наверно, особенно отложился рядовой поединок с португальцами в 83-ом…
- Тот, что мы 5:0 выиграли? Действительно, прекрасная была игра. Тогда я забил гол, пройдя с мячом 60 или 70 метров вдоль поля. Не скажу, что это был самый красивый гол в моем исполнении, но самый тяжелый, трудоемкий – это точно.
- Анатолий Васильевич, вы часто бываете в родном Днепропетровске, который когда-то назвали «вторым Парижем»?
- (Смеется). Это я шутил. Когда только пришел в «Динамо», Андрей Баль и Володя Бессонов подкалывали, что, мол, твой Днепропетровск. «Это второй Париж, так что не нужно!» — отвечаю. А езжу туда, как только выпадает случай. У меня там 88-летняя мама со средним братом Колей живет. Вспоминаю, когда приехал в Киев в 19 лет, то летал в Днепропетровск еженедельно, после каждого матча. Грустил по родителям очень сильно, хотя они отнеслись к моему переезду с пониманием. Так длилось года три. Потом приезжал раз в два-три месяца и в отпуск на неделю. Папа у меня в 1987 году умер, старшего брата тоже уже нет.
- Скажите, для вас 50 лет – рубикон?
- Нет! Жизнь продолжается и нужно идти в ритме с ней.

Иван Вербицкий
24.02.2009, 10:35
24.02.2009, 10:35
6834 0
Топ-матчи
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити 1 : 0 Закончился

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть