Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Виталий КВАРЦЯНЫЙ: «Из высшей лиги кого-то купить — это минимум миллион долларов»

2011-10-14 11:11 Наставник луцкой «Волыни» Виталий Кварцяный интервью «Волынской правде» давал как депутат Луцкого городского совета, но говорил, конечно же, ... Виталий КВАРЦЯНЫЙ: «Из высшей лиги кого-то купить — это минимум миллион долларов»

Загруженное изображениеЗагруженное изображение
Наставник луцкой «Волыни» Виталий Кварцяный интервью «Волынской правде» давал как депутат Луцкого городского совета, но говорил, конечно же, в основном об украинском футболе.

Публикуется с сокращениями.

— Виталий Владимирович, скажите, какие перспективы реконструкции стадиона?

— Сейчас этим вопросом серьезно будет заниматься Василий Андреевич Столяр (президент «Волыни» — ред.), ему поручили новые учредители клуба. Насколько я знаю (ибо присутствовал при разговоре), это должно быть очень интересное современное спортивное сооружение — луцкий стадион «Авангард». Хочется, чтобы оно зажило, заработало. Дано добро и на реконструкцию футбольной базы в Дачном. Может быть разбивать все старое, делать новое, делать новое на чистых землях территории базы, которая там есть? Это тоже зависит от того, какие предложения даст Столяр.

— У клуба появился инвестор, вы говорите, добро есть, следовательно, и финансирование будет?

— Да. И уже утвержден бюджет. Но эти вопросы вы поставьте Василию Андреевичу, потому что это не мое дело. Ведь специфика, перспективы развития клуба, бюджет — это его прерогатива. Я думаю, вы с ним встретитесь, и он вам расскажет.

— Так все же, какая задача на сезон?

— Чемпионат продолжается, а у нас идет реорганизация, и поэтому мы в деформированном состоянии. Нельзя носить воду дырявым ведром. Как бы вы не хотели, вода будет протекать. Мне трудно сейчас говорить о чем-то. Выглядит опять, будто я оправдываюсь. Но говорим так, как оно есть. Команда собрана, можно сказать, в деформированной селекционной системе. Я взял тех, кого мог взять. Я думаю, что Шиков, Масло — это удачное приобретение. Мы не потратили большие деньги. А относительно остальных игроков, которых взял... Я рассчитывал, что Стевич будет играть. У нас было два месяца перерыва, мне потихоньку удалось провести трансферную политику. Но все равно хотелось бы опираться на украинских игроков. Зрители хотят своих видеть на поле. И я тоже хочу своих. Зачем мне переводчик? Но сейчас все наоборот: самые большие патриоты клуба — это македонец, словак, а наши, украинцы, вообще не хотят быть патриотами. И украинских футболистов нет. Мне дали добро собирать, искать. Люди достаточно умны, имеют большое понимание проблем. Я всю жизнь мечтал об этом. Я тоже этого хочу. Но мне надо переломить психологию игроков. Будем искать. Я позвонил всем агентам, которых знаю. И основное было, 90 процентов разговора: «Ищите мне украинцев. Игроков с чистым, искренним сердцем, игроков, которые хотят быть патриотами клуба и воевать».

В дубле есть неплохие ребята, но нет еще того игрока, который должен быть. Хотя они патриоты, но они еще не сформировались как мужики, которые могут выйти и драться. Потому что очень трудно сейчас даются очки в высшей лиге. Команды все уже подтянулись. Агенты говорят: «Виталий Владимирович, мы украинцев перебрали всех». Сейчас у нас более 50 агентов украинских только. Считайте, на каждом «висит» где-то по 10-20 игроков. А молодых в школах взять тоже не так просто. Лучших забирает «Шахтер», «Динамо», «Металлист», «Металлург» донецкий, Полтава, в Одесском регионе — «Черноморец», в Крыму — «Таврия». Куда кинуться? У нас на первенство области, вы видите, семь-восемь команд выступает. А там такой низкий уровень. Мы даже не играем на область. Мы заявили ребят до 20 лет (это очень важно!), И нам Федерация футбола Волыни (я же за них голосовал) сделала все, чтобы они не играли. Потому что другие не хотят. Они, тренеры из Нововолынска, Ковеля, Владимира-Волынского, боятся показать свою низкую квалификацию. Ибо они мучаются, у них нет игроков. Я уже не говорю о Маневичах, Локачах, Камне-Каширском, Турийске, Киверцах, где должны быть простые патриоты своего района, своего села, которые играют на первенство области. Раньше я мог в любое время уехать в Ковель, кого-то взять в «Волынь»: Слуку, Бульбаха. Из Маневичей Росюк Леня был такой, из Нововолынска брали Набруско, Крихивского, из Рожища — Федорука. А сейчас даже приблизительно нет таких, чтобы взять в команду. Да что там в основу, в дубль нет. Школы все наших лучших забирают. Одного-двух отправляют в «Динамо» (Киев), в «Шахтер», не подходят — тогда мы уже смотрим. Прячут от нас. Но самородков нет. Как пополнишь «Волынь» патриотами нашего края? Ну, никак не пополнишь.

— У меня, может, необычный вопрос. Вот у вас вся игра строится на высокорослых игроках. А если парень из Луцка, самородок, низкорослый. То он что, в «Волынь» не попадет никогда?

— Попадет. Почему же не попадет? Вот мы Герасимюка держим. Но он человек очень несерьезный. Он мне разлагает коллектив. Рома Карасюк из Владимира-Волынского, капитан дубля. Он неплохой, вот-вот выстрелит. У него рост — метр 82 сантиметра, у Герасимюка — метр 80. Герасимюк был в юношах хорош, мы его подпускали в 17 лет к основной команде, выходил, забивал. Пригласили в «Динамо», ушел. Мы его опять вернули. И серьезный контракт у него. Но он не хочет играть так, как надо, бережет себя. Он изменился, не хочет быть патриотом. Поэтому любой, у кого высокая квалификация, высок он ростом, или невысок, будет играть в «Волыни». Чтобы человек любил футбол, был нормальный и способен скоординировано выполнять на поле футбольную работу.

— А, скажите, может, высокие зарплаты, которые получают молодые футболисты, мешают их профессиональному росту? Ведь юноши в 15-16-17 лет имеют еще не совсем сформированную психику. После подписания первого в жизни профессионального контракта у них голова кружится и кажется, что они уже всего достигли. Или я ошибаюсь?

— Это очень сложный вопрос (вздыхает). Мы хотели из «Динамо» взять молодых ребят. Они имеют такую ??зарплату, что не хотят идти сюда. И в основном составе не играют. А так, во второй-третьей команде. Их устраивает киевская жизнь, такая себе неприкосновенность контрактная. Ибо они подписали контракт с агентом, который имеет долю от сделки. И вот проходит год контракта, футболист не выполняет условий. Но очень трудно убедить комиссию ФИФА, УЕФА, или нашей федерации, что футболист виноват в том, что он, получая большие деньги, не соответствует качеству игры, отдачей, патриотизмом, фанатизмом футбольным. Он не выполняет условий. И агент говорит: «Ничего не знаю. У нас контракт, вы платите». И клуб платит. Но в соглашении написано и то, что должен делать футболист: выполнять задания тренера, тактические, технические, не опаздывать на тренировки, выполнять всю учебно-тренировочную и подготовительную работу к игре, воспринимать задачи реально, воспроизводить на поле предложенную тактику и т.д. . И футболист этого не делает. И я, например, напишу: футболист такой-то не выполнил мое задание, не сделал столько-то отборов за игру, что подтверждает нарушение контракта с его стороны. И доказать это невозможно, ибо ни ФИФА, ни разные футбольные комиссии на это не реагируют. Клуб платит, а футболист не выполняет того, что от него требуют. А что делать тренерам?

Я согласен чтобы реально, в прогрессии футболисты получали. Мы пытались в дубле ввести прогрессивную шкалу. Понемногу мы им добавляем, понемногу! И я хотел бы, чтобы так было. Но как мы берем в аренду футболиста из именитого клуба, где он получал немало, то мы же не можем ему меньше платить. Шарпар получал в Харькове столько-то, мы его взяли в аренду — мы же не можем ему меньше платить. И это деформирует отношения в команде, а его успокаивает, он не думает, что ему нужно больше. А другой у нас получает меньше и ему в карман заглядывает. А подровнять, как раньше было, мы не можем.

Вот эта команда 1989 года (встает из-за стола, подходит к фотографии — авт.). У них у всех была одинаковая зарплата. У меня была зарплата такая же, как у всех тренеров второй лиги команд СССР. Ибо это утверждала ВЦСПС (профсоюзы) СССР, Федерация футбола Украины совместно с Всесоюзным комитетом спорта. Было одно штатное расписание. У всех одинаковая зарплата и одинаковая премия была: и у футболистов, и у тренеров — 40 рублей. На руки 36 рублей и 40 копеек получали за выигранный матч. И все тренеры получали, как и футболисты, зарплату 200 рублей. Второй тренер, начальник команды имели по 180, врачи по 160, водитель — 150 рублей. Было 25 человек штата. Пятнадцать футболистов получали по 200 рублей, три — по 180 и два — по 150. И мы не могли больше никого брать, потому что никто не мог заплатить.

— В связи со сказанным спрошу: когда было труднее работать — тогда или сейчас?

— Футбол был искренний тогда однозначно, сто процентов. Была мотивация специфически-фанатичная. Футбол — это была специфика наша, а фанатизм в том, что они больше о футболе думали, чем о другом. За квартиру Бердовський пять лет играл. Футболист, уровня которого сейчас нет в нашей команде. Или Федецкий (старший — авт.), Федюков, Антонюк, Польный, Слука, Раденко, Зейберлиньш и так далее. Зейберлиньш получил у нас одну комнату в общежитии, чемпион Европы, мастер спорта, играл за сборную Латвии. Игрок, которого любили болельщики, одну комнату получил! А сейчас футболист подпишет контракт хороший — он может купить себе квартиру, машину... И все, ему ничего не надо. Но мы не можем на это влиять, если мы хотим играть в Премьер-лиге. Никто же не будет играть за 33 гривны. Но тогда был футбол искренний. Болельщики ходили на матчи: у нас 6-8 тысяч было каждый раз. А когда мы шли на первом месте в 89-м, то приходило по 10-15 тысяч. На последний матч вообще билетов не было в кассах, все раскупили, на беговых дорожках сидели. У меня есть кассета этой встречи с николаевским «Судостроителем». Это было нечто! Вся Волынь жила футболом. Это было искренне. А сейчас: играют «Волынь» — «Карпаты», семь или восемь тысяч зрителей, есть свободные места. Ну, телевидение отнимает зрителей, это понятно. Но тогда был футбол высококачественный — вторая лига могла на равных соперничать с высшей. С ЦСКА (Москва) в 87-м мы на кубок играли — 0:0. За выход в полуфинал. Мы попадали на московское «Торпедо». А в Москве мы проиграли 0:1. Бурч там фраернулся. Ему Спицын ударил с 33-х метров — он одной рукой хотел поймать. Руку под штангу — и 1:0.

— Теперь вторая лига тоже на равных конкурирует с Премьер-лигой. «Карпаты» (Яремча), например.

— Ну, да. Но из той команды никого не возьмешь, потому что они собрались на одну игру, это видно. А там играют футболисты, которые уже где-то выступали. Они на одну игру собрались, настроились, а потом неделю не спят — ноги и все тело болит. Через «не могу» играли, потому что амбиции есть. А мы ищем перспективных игроков. Я обзвонил Закарпатье, Крым, Одесскую область, везде, где есть знакомые. На Закарпатье Витя Ряшко (сын его у нас) «Мукачево» тренирует. Он тренировал когда-то «Закарпатье». А когда мы выходили в «вышку», полгода тренировал ФК «Львов». Мы у них выиграли там — 1:0.

— Я помню, был на том матче в Добромиле. Кинаш тогда забил.

— Да. Но я не о том. Сегодня «Мукачево» Ряшко лидирует в первенстве области. Там серьезно поставлена ??работа. Дают 10 тысяч долларов чемпиону области, 5 тысяч — за второе место. Мотивируют клубы: президенты, форма, реклама... У них серьезно все. Они свое крутят очень весело — у нас нет такого. Я его (Ряшко — авт.) прошу: «Дай кого-нибудь». Он говорит: «У меня нет». Такой хороший специалист, он знает закарпатский футбол. И у нас есть два пацана из Закарпатья, мы же не спим (хитро улыбается — авт.), Но они 93-го года. Развиваются, но надо еще года два с ними работать. Но есть уже материал. Уже мы не будем покупать из высшей лиги, потому что из высшей лиги кого-то купить — это минимум миллион долларов. Это же вообще — такие суммы! И это приходится заниматься поиском. Трудно объяснить. Умный человек поймет, какая ситуация. А не так: «Что вы там играете? Где вы, чего не бьете, чего вы там то, чего вы кричите, чего то, то, то?» Все! Пока у нас будет разбитый клуб, я не смогу сказать: «Завтра мы будем на шестом месте».

Да, в том году пошло. Вовремя четыре месяца не получали зарплату. Закончили на шестом месте (осеннюю часть чемпионата — авт.), И вот: ребятам ехать в отпуск — ни копейки. И они поехали без денег. Как мне трудно было начинать! После Нового года ехать на сбор в Ялту. Мы дали немного денег, чтобы они имели что-то. А задолжали значительно больше. Я начал работать. Для выхода из кризисной ситуации, вынужден был продать ряд футболистов. Так мы выжили.

— Скажите, а что для вас в жизни главное?

— Главное? Да, как у всех простых людей: чтобы семья была здорова, дети, внуки. Важно не разочаровывать людей, которые верят в волынский футбол. Так сложилось, что жизнь мне определила заниматься футболом, который имеет большое значение для волынских людей, поэтому необходимо оправдывать их доверие. Очень важно не проигрывать, потому что люди болезненно реагируют, когда мы не делаем им праздник и не даем возможности получить от жизни положительные эмоции. Главное не терять друзей и хороших знакомых...

— А у вас много друзей, настоящих?

— Друзей не так много. У меня есть друзья, но есть и много хороших знакомых. И в футболе много хороших знакомых. Это главное. И еще хочется сделать нечто глобальное для того, чтобы футбол у нас развивался и имел перспективу на много лет, на десятилетия. Быть участником строительства стадиона нового, увидеть его, базу, детскую школу, много футбольных полей. Вот это для меня тоже очень важно. Хочется при жизни это почувствовать.

Святослав Лесюк

Это интервью на украинском языке (источник) >>>

14.10.2011, 11:11
Топ-матчи
Лига Европы Интер Спарта 2 : 1 Закончился
Сассуоло Генк - : - 8 декабря 20:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть