Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр ШОВКОВСКИЙ: «Мне до сих пор напоминают Словению»

2009-04-02 14:09 Футбольного вратаря несложно вычислить по… рукам. Если он, конечно, настоящий вратарь, который без раздумий лезет в гущу событий, ... Александр ШОВКОВСКИЙ: «Мне до сих пор напоминают Словению»

Футбольного вратаря несложно вычислить по… рукам. Если он, конечно, настоящий вратарь, который без раздумий лезет в гущу событий, выцарапывая мяч у соперников из- под ног. Сильные, крупные пальцы, с немного набрякшими суставами, привыкшие и к пушечным ударам, и к тому, что нападающий запросто может по ним пробежаться… Именно такие руки у Александра Шовковского.

Но, если честно, на них я обратил внимание в последнюю очередь. Когда уже прощались. Возможно, потому, что не менее интересно было наблюдать за глазами собеседника. Он не опускал и не отводил их, когда речь заходила о неприятных моментах карьеры. Они горели при воспоминаниях о чемпионате мира в Германии. И светились счастьем, когда Александр рассказывал о недавно родившейся дочери, с которой, едва она появилась на свет, он провел полчаса один на один.

Начинали же мы беседу с круглой, вернее, полукруглой даты, — в начале марта минуло полтора десятка лет с момента дебюта вратаря в высшем дивизионе отечественного футбола.


По концепции Шумахера

— Александр, хорошо помните день, когда впервые заняли место в воротах первой динамовской команды?
— Конечно. Как и день, когда меня пригласили в основной состав «Динамо» — 18 декабря 1993-го. Ну а что касается официального дебюта, то он пришелся на 6 марта. Это был первый тур чемпионата страны после зимней паузы. Мы встречались с кременчугским «Кремнем» и, кстати, сыграли вничью — 1:1.
— Представляю, как переживал по поводу пропущенного гола 19-летний голкипер, самый юный динамовский вратарь «основы» за всю историю…
— Было дело. Но со временем, скажем так, краски тускнеют. Да и вообще, переживания по поводу пропущенного гола всегда приблизительно одинаковы.
— В такие моменты, наверное, сдержать эмоции нереально?
— Очень сложно. Тут так: либо вы — чувствительная натура и у вас все, так сказать, написано на лице, либо ваше лицо словно сделано из железобетона и вы никогда не покажете своих переживаний. Я, пожалуй, ближе ко второй категории. Просто мне удается держать эмоции в себе. Хотя тут сложно сказать, что лучше.
— Говорят, вратари — особая каста, что психология у них абсолютно другая, не такая, как у полевых игроков. А какая она, другая?
— Принято считать, что вратарь не имеет права на ошибку. Это, конечно, накладывает свой отпечаток. Но играть без ошибок невозможно! Недавно набрел в Интернете на подборку архивных записей с эпизодами неудачных моментов в игре самых великих голкиперов. Так вот, они тоже пропускали далеко не самые сложные мячи. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.
— Интересно, а кого из вратарей, которых вы видели в деле, считаете лучшим?
— Если честно, даже в детстве образ идеального вратаря был у меня собирательным.
— Но кому-то же вы симпатизировали в большей мере?
— Да. Немцу Харальду Шумахеру. Он искал свой шанс не в ожидании того, что вот сейчас что-то произойдет, а всегда пытался предотвратить опасную ситуацию у своих ворот. Моя концепция игры вратаря такая же: не ждать, насколько удачно нападающий примет и обработает мяч, а ставить оппонента в максимально неудобные условия, заставлять его принимать решение в предельно сжатые сроки. Получится у форварда — ну что ж, честь ему и хвала.
Кстати, иногда вот смотришь игровой эпизод — вроде бы на выходе вратарь ошибся, не добравшись до мяча, и его на долю секунды опередил атакующий игрок. Так скажет большинство болельщиков. Но я, как вратарь, понимаю — коллега искал свой шанс, а не стоял и ждал, когда оппонент свободно примет мяч и пробьет. И если бы не пошел на перехват, то шансов спасти ворота было бы еще меньше.

Коварные технологии

— А еще вратари и нападающие находятся заведомо в неравном положении: если форвард промахивается с убойной позиции, об этом через пару дней после матча все забывают, но стоит допустить оплошность вратарю — пиши пропало…
— Это где как. Думаю, что в Англии недолго вспоминали гол, который пропустил Дэвид Симен на ЧМ-2002 после удара совсем еще юного Роналдиньо, который «выстрелил» метров с 35, да еще и почти от боковой линии. На Западе, насколько я знаю, если человек споткнулся, ошибся — его стараются поддержать. Я же до сих пор иногда слышу с трибун напоминания о злополучном стыковом матче квалификации Евро-2000 со Словенией, когда у меня получился неудачный вынос и соперники забили нам гол.
— Обижаетесь?
— Ни в коем случае. Отношусь к подобным выпадам спокойно. Понимаю, что проблема не у меня, а у человека, который об этом кричит. Значит, он еще остается там, в 1999-м. Но я-то уже ушел вперед. Все, страница перевернута.
— Скажите, а какое решение приняли бы вы, если бы вам предложили что-то изменить в футболе. Может, сделали бы ворота на пяток сантиметров меньше?
— Нет, их размеры меня вполне устраивают. А вот мяч… Современные технологии зашли очень далеко, зацепив попутно и футбол. Мячи, которыми мы играем нынче, абсолютно непредсказуемы. Во время полета они виляют, отклоняясь от изначально взятого курса на метр, а то и полтора. Понятно, что новые модели мяча разрабатывают в угоду зрелищности и результативности. Вот только вратари-то в чем виноваты? Ведь теперь просчитать, в какой точке мяч собирается пересечь линию ворот, практически невозможно.
— Что является самым сложным в вашей профессии?
— Затрудняюсь ответить. Все непросто.
— Хорошо, а что вы делаете, когда устаете от футбола?
— Пожалуй, такой эпизод у меня был всего один раз — после ЧМ-2006. Тот год вообще получился невероятно сложным и неоднозначным. Зимой, во время контрольного поединка на сборах, я получил тяжелейшую травму — перелом ключицы. Но желание сыграть на чемпионате мира было настолько велико, что я ни на день не усомнился в том, что успею восстановиться. Работал как проклятый. С утра ехал на базу, где проходил реабилитацию. Это занимало около пяти часов. Потом — на иглоукалывание, а вечером — к психологу. Когда же все это закончилось, я понял: у каждого человека есть невероятные внутренние резервы. И если очень захотеть, то можно добиться и казалось бы невозможного.
— Да уж, накануне ЧМ-2006 за темпами вашего восстановления следила вся футбольная Украина. И вот — турнир в Германии, где кульминацией для вас стала серия послематчевых пенальти, увенчавшей противостояние со Швейцарией в 1/8 финала. Вы тогда отразили все удары соперников, вмиг став национальным героем. А потом…
— …А потом в моей игре наступил спад. Анализируя ситуацию, я пришел к выводу, что он был закономерным. После ЧМ-2006 я, как, наверное, и остальные сборники, был эмоционально опустошен, а времени, чтобы отдохнуть перед новым сезоном, оставалось мало. Нам тогда дали на отпуск дней десять. В той ситуации, по возвращении из Германии, мне следовало лечь на операцию по извлечению металлической пластины из плеча — на восстановление ушло бы три-четыре недели, и за это время я мог перевести дух, так сказать, перезагрузиться. Но в клубе приняли решение, что операцию я сделаю позже.

Александр и Александра

— Недавно в вашей жизни произошло событие, которое перевешивает большинство остальных. Я — о рождении дочери. Ощущаете разницу между первым и вторым отцовством?
— Когда на свет появился сын Владислав, мне было всего 19. Я, по сути, сам еще только формировался как личность и не отдавал себе полностью отчета в том, насколько серьезным этапом является рождение ребенка. Кроме того, в тот период у меня был очень жесткий график работы — мы тогда бывали дома только два дня в неделю.
А сейчас мне 34, я через многое прошел, испытал самые разные чувства и смотрю на жизнь совсем другими глазами. Я был морально готов к появлению Александры, и, кстати, сразу для себя решил, что непременно буду присутствовать при родах, чтобы поддержать жену. Благо руководство клуба пошло навстречу и разрешило мне прибыть на тренировочный сбор на день позже.
— Помню, когда я впервые взял на руки сына, испытал чувство страха — боялся что-то повредить, слишком уж он хрупким показался…
— Нет, у меня подобных ощущений не было. Когда Саша родилась, Оля еще оставалась на операционном столе, а девочку передали мне. Мы с ней более получаса находились в палате вдвоем.
— И что делали?
— Разговаривали! Не помню уже, что именно я ей рассказывал, наверное, что-то хорошее о том, как интересно жить, сколько всего ее ждет, говорил о своих ощущениях, чувствах к ней. И, знаете, малышка ведь меня слушала! Ведь стоило мне только замолчать на несколько секунд, как она начинала что-то отвечать. А как только я начинал снова говорить, она замолкала. Потрясающе! (Смеется.)
Но только не подумайте, что я люблю сына меньше, чем дочь. Сын для меня такой же важный человечек, как Александра, только почти взрослый. Мы с Владиславом много общаемся, обсуждаем самые разные темы. Пытаюсь передавать сыну свой жизненный опыт, стараюсь помочь ему определиться в жизни, объясняю, что жизнь — это цепочка событий, которые вытекают одно из другого, и если человек принимает какое-то решение, совершает поступок или делает выбор — то он же за него и отвечает. Словом, у нас с идет постоянный диалог, и он нам обоим очень интересен. Вот буквально на днях обсуждали, какой путь Владиславу выбрать. Сын назвал направления, которые ему интересны — спорт, психология, математика и химия. Я же посоветовал ему быть открытым для всего нового. Считаю, что в данных ситуациях родителям не нужно настаивать на чем-то одном, а идеальный вариант — это когда хобби человека, то, что увлекает больше всего, становится в итоге его профессией.
— Вас, как известно, кроме футбола увлекла журналистика. Можно напоследок небольшое практическое задание: какой бы вопрос выпускник факультета журналистики Александр Шовковский задал бы вратарю Александру Шовковскому?
— А вы знаете, пожалуй, журналист Шовковский настолько хорошо знает вратаря Шовковского, что им просто неинтересно было бы между собой разговаривать. Так что ни о чем я его спрашивать не буду. А если когда-нибудь придет время для подобных вопросов, выберу другой персонаж.

Штрихи к портрету

- Шовковский признается, что иногда, особенно в публичных местах, «надевает маску». Быть полностью открытым в наше время — это издевательство над самим собой, считает спортсмен: «Да, я могу искренне с кем-то общаться, но это не значит, что собеседник является частью моей жизни. Чтобы войти в круг моих близких друзей, нужно пройти испытание огнем и водой, а потом еще и медными трубами. Кстати, хорошим уроком в плане человеческих отношений стал все тот же матч со Словенией. Когда ты находишься на гребне волны, все хотят быть с тобой рядом, но вот когда волна тебя подминает… Тогда-то, в 1999-м, я и понял, что в этой жизни нужно надеяться только на себя.

- Он достаточно педантичен. Сказал, встречаемся в 14:00, и прибыл минута в минуту. Неудивительно для коренного динамовца, прошедшего школу Валерия Лобановского. Хотя «по секрету» Александр признался, что иногда бывают и исключения: «Пару лет назад я дал добро на съемку в какой-то передаче на одном из центральных телеканалов. После этого ответственная за мой приход девушка начала названивать: „Александр, только вы, будьте, добры не опоздайте“. Раз позвонила, другой, после чего я не выдержал и говорю: „Да вы не переживайте, я же спортсмен, а не представитель шоу-бизнеса, сказал буду, значит буду“. Так вот, в назначенный день я на съемку… вообще не пришел. Накануне мы провели очень неудачный матч в Лиге чемпионов, и заставить себя улыбаться перед телекамерами я просто не смог бы. Правда, позже свою вину перед вашими коллегами загладил — „отработал“ в другой день».

- Недавно на официальном сайте УЕФА вышел своего рода рейтинг вратарей, хранящих верность одному клубу. Среди них значится и Шовковский. Но правильно ли это — в течение столь долгого времени играть за одну и ту же команду? Те же психологи, к примеру, рекомендуют менять место работы приблизительно раз в семь лет. Александр же по этому поводу говорит так:»Какой смысл жалеть о том, что уже либо упущено, либо просто не произошло, потому что не произошло? Подобные размышления — бесполезная трата времени и эмоций. Поэтому в моем лексиконе нет фраз, начинающихся со слов «вот если бы тогда…».

Олег Востряков

02.04.2009, 14:09
Топ-матчи
Лига Европы Брага Шахтер 0 : 0   8 декабря 18:00
Андерлехт Сент-Этьен - : - 8 декабря 20:00
АПОЕЛ Олимпиакос - : - 8 декабря 20:00
Астра Рома - : - 8 декабря 20:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть