Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Сергей КОВАЛЕЦ: «Лобановский никогда не кричал. Он спокойно и тихо говорил: «Спасибо, до свидания»

2011-12-09 08:38 Бывший главный тренер киевской «Оболони» Сергей Ковалец — о причинах ухода из столичного клуба и игрового спада «пивоваров», о «конспектах Лобановского», ... Сергей КОВАЛЕЦ: «Лобановский никогда не кричал. Он спокойно и тихо говорил: «Спасибо, до свидания»

Сергей КовлаецСергей Ковлаец
Бывший главный тренер киевской «Оболони» Сергей Ковалец — о причинах ухода из столичного клуба и игрового спада «пивоваров», о «конспектах Лобановского», о Рыбке и Шовковском, а также о многом другом.

«Что с ногой?» — спро­сил я прихрамываю­щего собеседника. — «Играл в футбол на искусст­венном покрытии и слегка за­велся: думал — еще молодой, — улыбнулся Сергей Иванович.

— Тут-то и дала о себе знать старая болячка...» Старая бо­лячка Ковальца — почти стер­шаяся связка, свежая — поки­нутая чуть больше месяца на­зад «Оболонь». Отставка свер­шилась 31 октября. Сам те­перь уже экс-наставник «пи­воваров» назвал тот день Суд­ным.

УЙТИ ДЛЯ МЕНЯ — НЕ ПРОБЛЕМА

 Гол, забитый «моряком» Диденко вашей команде, вы­глядел какой-то фантасмаго­рией. Как думаете, действи­тельно ли игрок «Черноморца» целился в ворота или же вы­полнял передачу?

— Наверное, все-таки бил. Да и не так уж это, по большо­му счету, существенно. Сей­час я понимаю, что все это должно было случиться. И со­вершенно неважно, каким об­разом. Еще до матча с «Черно­морцем» стало известно, что я останусь на своей должности только в случае победы «Оболони». Но все, что не делается — делается к лучшему. Прин­цип, может быть, и баналь­ный, но в моем случае дейст­венный.

 Говорят, что человек, ко­торый хотя бы один день про­работал тренером в професси­ональной команде, смотреть футбол как обычный зритель уже никогда не сможет...

— Наверное, это правда. Ко­гда я заканчивал играть — лет в 35-36, уже наблюдал за мат­чами по телевизору, пытаясь анализировать и сравнивать действия своей команды с лучшими европейскими клу­бами. Хотел понять, что мож­но сделать, чтобы твой колле­ктив действовал максимально эффективно.

 Один ваш коллега подме­тил: расставание тренера с ко­мандой напоминает размолвку мужчины с женщиной. При этом состояние мужчины зави­сит от того, кто кого бросил. Если он — больше легкости и свободы. Если его — обуревает чувство досады ...

— Гм, любопытнейшее срав­нение. Что-то в этом есть. Это ведь мое третье расставание с коллективом в качестве глав­ного тренера. Принято гово­рить, что венец чего-то одно­го является началом другого, но сравнивать былой опыт с нынешним очень тяжело. Я всегда пытался вкладывать в коллектив душу и сердце, что­бы создать семейную обста­новку, потому что считаю это очень важным. Команда скла­дывается не только на поле, но и в быту. Футболисты должны идти на тренировку с радостью и возвращаться до­мой с чувством удовлетворе­ния от проделанной работы. Считаю, что в «Оболони», как, впрочем, во Львове, в Алек­сандрии, да и в «Металлисте» это было достигнуто. И хотя результаты этих клубов не всегда были очень хорошими, им удалось заработать чест­ное имя и уважение болель­щиков.

Что же касается чувств... Наверное, когда уходил из «Оболони», то ощущал досаду за то, что не все получилось сделать. По ходу чемпионата я регулярно подчеркивал, что у команды нет кризиса игры, а есть кризис результата. И когда после 7-8 тура Алек­сандр Слободян спрашивал: «Что будем делать?», я отве­чал: «Вы — президент, вам принимать решение. Для ме­ня не проблема уйти. Главное, чтобы клуб развивался. Нуж­но построить базу, совершен­ствовать инфраструктуру, улучшать условия подготов­ки...»

ОДНОЙ НОШЕЙ СТАЛО МЕНЬШЕ

 Подозреваю, что нервных клеток в последние пару меся­цев вами была убита масса, да и седых волос прибавилось?

— Психологический пресс был огромным: команда отча­янно хотела выиграть, ребята очень переживали за клуб, тренера президента, и это не­редко мешало им сконцентри­роваться в самый ответствен­ный момент. Разумеется, про­счеты допускали и мы — на­ставники. А промахов со сто­роны арбитров в первом круге оказалось больше обычного. И это стоило нам многих по­бед.

 Президент «Оболони» Але­ксандр Слободян сказал на всю страну, что в восьми из де­сяти первых матчей сезона ко­манду просто «убили»...

— Я всегда заходил в судей­скую с открытой ладонью и благодарил за работу. Некото­рые из судей признавались: «Извините, я ошибся...» Я знаю, что существует дирек­тива ФИФА оценивать спор­ные эпизоды, связанные с оп­ределением положения вне игры, в пользу атакующей ко­манды. Но ведь мы тоже иногда атаковали... Я никого не обвиняю в предвзятости, но неоднозначных прецедентов с участием нашей команды бы­ло столько, что верить в слу­чайности было все тяжелее и тяжелее...

Особо сложно пришлось игрокам. Но именно они дока­зали в матчах с «Ворсклой» и с «Зарей», что команда была и есть. Что два года я не на­прасно внедрял в жизнь усво­енную мной методику подго­товки. Сейчас многие стара­ются не говорить вслух о «кон­спектах Лобановского». Но я утверждаю: мы работали по системе Валерия Васильеви­ча, у которого основной и мо­лодежный составы трениро­вались одновременно на двух полях. В итоге восемь игроков «Оболони» были приглашены в молодежную и юношеские сборные страны, некоторые футболисты попадали в символические сборные тура, другие ушли в неплохие ко­манды высшей лиги. Значит, система работает. И потому будущее у коллектива хоро­шее.

 Вы поддерживаете связь со своими бывшими подопеч­ными?

— Знаю, что есть тренеры, которые после увольнения бо­леют против своей команды, но я так не умею. Когда проща­лись, попросил игроков не па­дать духом и в каждом матче доказывать, что у «Оболони» есть коллектив. Было очень приятно, когда после успеха в матче с «Ворсклой» ребята зво­нили и говорили: «Иваныч, это наша общая победа». Хотя я сразу же после отставки пой­мал себя на мысли, что теперь пацанам будет легче. Раньше они бились не только за клуб или очки в турнирной табли­це, но и персонально за меня. При их молодости и недостат­ке опыта все это давило не­подъемным грузом. А сейчас, по крайней мере, одной ношей стало меньше.

НИКОГДА НЕ БУДУ БИТЬ КУЛАКОМ ПО СТОЛУ

 С президентом клуба рас­стались цивилизованно?

— Было бы странно, если бы произошло иначе. Он поддер­живал меня и летом прошлого года, когда потеряв 18 игро­ков (!), мы фактически начи­нали с чистого листа. И — этой зимой, когда благодаря пре­зиденту мы взяли с собой де­сять игроков молодежного со­става, отправились на хоро­ший сбор в Турцию и провели целую серию спаррингов с серьезными клубами уровня «Локомотива», «Рубина», «Бунедкора», бухарестского «Ди­намо»... После встречи в Пол­таве я позвонил Александру Вячеславовичу и поздравил его с долгожданной победой.

 Не жалеете, что не остави­ли «Оболонь» на взлете в ми­нувшее межсезонье? Предло­жения, думается, были...

— Да, это правда. Вариан­тов трудоустройства хватало — тем более, после хорошо про­веденного сезона. Но уж очень не хотелось останавливаться на полпути, да и президент дал мне понять, что все будет нормально. Из «Львова» я ухо­дил после дебютного года ра­боты, а здесь я сам провел полный сезон, и мне было важно остаться, чтобы про­должить начатое. Тем не ме­нее, я понимал, что недооцен­ки со стороны соперника в но­вом сезоне к нам уже не будет, а, значит, очки будут добы­ваться титаническим трудом. Понимал, что ушли лидеры — Рыбка, Худзик, а впоследст­вии и Путраш — основной, ме­жду прочим, игрок молодежки! Когда уходит один игрок — это проблема, а для нашего клуба с учетом отъезда еще и Кутаса с Лозинским и Куче­ренко, потери оказались невосполнимыми. Хотя мы и ра­дуемся, что тот же Рыбка иг­рает в «Шахтере» и в сборной.

 Ну, удержать Рыбку было объективно сложно, а вот по поводу остальных... Поговаривают, что вы якобы сказали: «Мне не нужен Лозинский». Это правда?

— Летом у нас были разгово­ры и с Кутасом, и с Лозин­ским. Я сказал: «Ребята, вы провели хороший сезон и мо­жете найти достойные коман­ды, но сроки ваших личных соглашений с клубом заканчиваются». В общем, я предло­жил этим игрокам поехать с «Оболонью» на сборы в Крым, а затем подписать новые конт­ракты. В итоге, я считаю, что и Женя, и Паша нашли хоро­шие клубы. «Заря» ставила за­дачу попасть в Лигу Европы, а за «Черноморец» говорят бога­тые традиции. Ну а то, что у них этой осенью не все полу­чилось — в частности, имею в виду травму Лозинского — чис­то футбольные моменты. В прошлом сезоне эти ребята играли одну из основных ро­лей в наших победных матчах с «Динамо» и «Шахтером».

 Слободян считает, что не­которые футболисты клуба снизили требования к себе, а вы не смогли проявить жест­кость, чтобы вернуть их на грешную землю...

— Знаете, Валерий Лобановский никогда не кричал, не ругался матом, не бил ку­лаком по столу. Если человек ему не подходил, Васильич спокойно и тихо говорил: «Спасибо, до свидания». И лю­ди, которые мне говорят, что нужно включать жесткий ре­жим, попросту теряют время: делать это я никогда не буду. Футболисты — тоже личности, у них есть семьи, чувство соб­ственного достоинства и пор­тить атмосферу в клубе таким образом было бы глупо. Согла­сен, на фоне отсутствия результата в любом коллективе появляются какие-то недого­ворки, обиды, но в этом про­является слабость команды. К счастью, таких явлений у нас было немного. А если и случа­лось, то исключительно как следствие недостатка уровня интеллекта отдельных игро­ков. Фамилии этих ребят на­зывать не буду. Это — чисто рабочие моменты, нет смысла выносить сор из избы.

ДАЖЕ МЫСЛИ НЕ ДОПУСКАЛ, ЧТО РЕБЯТА МОГУТ СДАТЬ ИГРУ

 Хавбек Сергей Сибиряков после злополучного поединка с «Черноморцем», сказал: «Ни­кто из нас не хотел этой от­ставки». Были моменты, когда люди и события позволяли вам в этом усомниться?

— Я всегда говорил ребятам: «Нужно работать на основе доверия. Потому что там, на­верху, есть кое-кто, который все видит. Я не должен за ва­ми смотреть, а вы за меня прятаться. Нужно переходить на европейский образ мышле­ния». И я даже мысли не допу­скал, что моя команда могла сдать игру или кого-то «спла­вить». В прошлом сезоне мы показали на что способны, в матчах с лидерами премьер-лиги. И последние три матча сезона, которые мы проигра­ли, мы проиграли абсолютно честно. Ни под кого не ложи­лись!

 И не попали при этом в Ли­гу Европы...

— Не попали. Но были ли мы к ней готовы? Команда — это одна сторона медали, а клуб­ная инфраструктура — совсем другая...

 Летняя селекция у вас, прямо-таки скажем, не зада­лась...

— Кравец, Зозуля, Белик, Воронков, Кривошеенко, Ре­бенок, Руденко — только часть футболистов, которые могли оказаться у нас и, естествен­но, усилили бы коллектив и существующую в нем конку­ренцию. Кое-кого могли взять в аренду. Но Зозуля и Ворон­ков ушли в «Днепр» и «Карпа­ты» соответственно, а Кравец остался в «Динамо». Что же ка­сается остальных... Я пони­маю игроков, которые уходят в клубы, где у них есть воз­можность заработать себе на будущее. Век футболиста ко­роток — 32-35 лет, а потом на­ступает финиш. После этого они должны начинать новую жизнь и желательно не с нуля. Так что решения Ребенка и Кривошеенко мне вполне по­нятны. «Ворскла» завоевала право выступать в Лиге Евро­пы, это — совсем иной уро­вень... Бедность, конечно, не порок, но «Оболонь» — заво­дская команда, и наша зар­плата и премиальные зависят от заводских ресурсов. Я не раз говорил, что если бы у нас в стране лето было круглый год, мы были бы самой состоя­тельной командой в Украине.

 В прошлом сезоне вы сни­скали славу грозы авторитетов, очень удачно играя с гран­дами. В этом — пропускали от них по четыре гола. Почему?

— Хочу сказать, что, обыг­рывая наши суперклубы, мы не просто отбивались все де­вяносто минут, а навязывали сопернику свою игру, атако­вали, и это приносило диви­денды. В новом чемпионате мы попали на «Шахтер» в пер­вом же туре, а потом еще че­рез тур нас ждало «Динамо». Считаю, что выглядели мы, несмотря на результат, дос­тойно. Особенно с киевляна­ми, когда мы рассыпались лишь в последние двадцать минут. При этом, как вы пом­ните, три из четырех мячей были забиты на грани поло­жения вне игры. Грань эта бы­ла настолько тонка, что эпи­зод трактовался исключительно на усмотрение арбит­ра. Чтобы тебя так судили, нужно завоевать уважение, авторитет и стать по-настоя­щему сильным клубом. У нас в первой половине сезона мож­но было найти восемь момен­тов, напрямую повлиявших на результаты встреч с уча­стием «Оболони». В особенно­сти это касается матча в Луц­ке. Мы забили второй мяч, ко­гда «Волынь» оставалась в меньшинстве, но, увы, его не засчитали...

РЫБКА ПОХОЖ НА ШОВКОВСКОГО

 Ваш коллега Семен Альт­ман считает, что при опреде­лении плана на игру каждая ко­манда должна исходить из адекватной оценки своих ре­альных возможностей. Ваш кадровый потенциал в боль­шинстве встреч не позволял действовать первым номером, нужно было строить игру на контратаках. В какой степени это удавалось?

— На матч с каждым отдель­но взятым противником — от «Динамо» до «Зари» — мы гото­вились специально. Изучали соперника и всегда пытались преподнести ему тактический сюрприз. Например, играя с «Шахтером» удивляли чемпи­она отрезками активного прессинга. Старались поста­вить в неудобное положение и «Арсенал», которому нравится действовать на контратаках... Словом, команда играла, пы­таясь выполнять тренерскую установку. Но не хватало за­паса прочности. К слову, я в очередной раз убедился в справедливости поговорки «вратарь — полкоманды». Рыб­ка был настоящим лидером команды и на поле, и за его пределами, где он старался объединять ребят хотя бы ор­ганизацией совместных выез­дов на рыбалку. Заменивший его Игорь Березовский — пока что совсем молодой парень: ему еще есть, куда расти. А сверхопытный Виталий Рева появился у нас только после пятого тура.

 К игре Рыбки приклеился один стереотип: якобы Алек­сандр безумно хорош на ли­нии, но слаб на выходах...

— Здесь уместно сравнение с Шовковским. Эти два Алек­сандра похожи и статью, и ве­хами биографии. Помнится, Йожеф Сабо в сезоне-1994/95 дал шанс совсем еще юному Саше, Владу Ващуку и Сергею Реброву, бросив молодежь в горнило группового турнира Лиги чемпионов. Да, они ошибались, но параллельно набирались неоценимого опыта. А те вратарские недос­татки, о которых вы сказали выше, с возрастом просто пе­рерастают. Сейчас Рыбка иг­рает весьма стабильно, и хотя он попал в «Шахтер» не в са­мое лучшее время, не опускается ниже своего достаточно высокого среднего уровня.

 После ухода Рыбки «ноля» сзади у вас не было, зато был «ноль» впереди, где тщетно бился единственный форвард Александр Мандзюк...

— Да, проблема реализации моментов была очень острой, но от этого страдают все укра­инские клубы. В начале сезо­на у нас был один форвард, чуть позже в коллективе поя­вился Игорь Тимченко, подтя­нули несколько молодых иг­роков. Но им необходимо вре­мя на раскачку, а в премьер-лиге результат нужен здесь и сейчас. Вспомнить хотя бы завершившийся нулевой ничьей матч с «Зарей», когда Саша не реализовал два выхо­да один на один. Та самая иг­ра с луганчанами вкупе с ми­нимальным поражением от «Ворсклы» нас и надломили.

 Вы чувствовали, что Манд­зюк потерял уверенность в се­бе?

— В первую очередь, я по­благодарил и его, и Игоря Пластуна, и Вадима Сапая за то, что остались в клубе, пото­му что у всех троих были не­плохие предложения. Прези­денты наших клубов говорят: «Ты должен играть у нас, быть патриотом!..» Эти слова, безу­словно, красивы, но, прежде всего, человек должен зарабо­тать деньги для своего буду­щего! Именно зарабатывать, а не просто получать. И назван­ная мною троица добывала деньги потом и кровью...

СЫН ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ НА ДВЕ ГОЛОВЫ ВЫШЕ ОСТАЛЬНЫХ

 Вас не удивило, что Пла­стун в 21 год стал лидером ко­манды?

— Это еще один плод работы системы, а точнее результат воспитания старшими млад­ших в тренировочном процес­се. Причем, происходит все это корректно, без крика. Точ­но также было у Лобановско­го. Навсегда запомню, как од­нажды после серии упражне­ний на тренировке ко мне подошел Володя Бессонов, и го­ворит: «Серега, ты там в од­ном эпизоде ошибся, принял неправильное решение... Так вот нужно было сыграть ина­че — развернуть атаку, при­дать ей иное направление...» Этот момент преемственно­сти я попытался перенести в «Оболонь». Так у нас вырос Пластун, и мы относились к нему очень бережно. В боль­шинстве команд после злополучного автогола с «Севасто­полем» его просто посадили бы на скамейку, мы же наобо­рот поддержали, ободрили до­верием. И хотя работать Иго­рю нужно еще долго и упорно, он хорошо знает, что делать. Сейчас о Пластуне говорят многие клубы. И думаю, не только говорят...

 Вам не обидно, что льви­ная доля футболистов «Оболо­ни» на момент вашего появле­ния в клубе, перешла в «Кривбасс»?

— Нет, это нормальная ситу­ация, и я прекрасно понимаю наставника криворожцев Юрия Максимова, который доверяет игрокам, с которы­ми он работал в Киеве. Вспом­ните сборную Союза при Лобановском, когда на поле мог­ло выйти 11 игроков киевско­го «Динамо»? Каждый тренер доверяет игрокам, чьи игро­вые и человеческие возмож­ности ему известны. Ведь и я в свое время пригласил в ко­манду игроков из «Львова», но я с ними пережил незабывае­мый день, когда 25 тысяч зри­телей отчаянно болели за нашу команду и плакали, когда она вылетала из высшей лиги! Этот момент светлой грусти я запомню на всю жизнь — такие поражения значат больше иных побед. Потому что все и каждый знали, что мы играем честно, а молодые пацаны, только-только вышедшие в «вышку» из первой лиги отча­янно бьются, не щадя себя. Думается, за эти же качества группа преданных болельщи­ков уважает и «Оболонь». Да, мы не всегда были сильнее со­перников, но сражались чест­но, никогда не подставляя друг друга.

 Один из самых перспек­тивных игроков команды — ваш сын Кирилл...

— Можете себе представить, с каким давлением ему прихо­дилось сталкиваться в пери­од, когда командой руководил отец! Это чем-то напоминает классическую ситуацию, ко­гда мать преподает в классе у своей собственной дочери, требуя с нее больше, чем со всех остальных... Сами пони­маете, для того, чтобы полу­чить шанс проявить себя в первой команде, сыну было необходимо быть на две голо­вы выше остальных. При этом злые языки не переставали твердить: «Зачем вы его взя­ли?» Но мне кажется, что Ки­рилл с честью выдерживал это испытание, а все осталь­ное зависит уже только от не­го самого. Но это можно ска­зать обо всей нашей молоде­жи, которая росла рядом со Слюсарем, братьями Баранцами, Мандзюком, Ревой и другими опытными ребята­ми.

В этой связи весьма пока­зателен пример Черемисина. Алексей, как и многие другие ребята, переросли дубль, и я им сказал: «Поезжайте в арен­ду, поиграйте с мужиками. Это совсем другой уровень, который поможет вам перей­ти из детского во взрослый футбол, не потеряв веры в се­бя». Большая часть ребят от­казалась — им больше нрави­лось сидеть в дубле, а Алексей рискнул и выиграл. Поехал в Хмельницкий, где играл прак­тически без денег, а через пол­года мы созвонились, и он сказал: «Сергей Иванович, спасибо вам за совет: здесь совсем другой футбол, иные страсти...» Он прошел настоя­щую школу выживания, и те­перь Боженька ему поможет, я в этом уверен. Когда-то один тренер сказал о Черемисине: «Мы на него не рассчитываем» Жестко так сказал, будто от­резал. На что я ответил: «Стоп, подожди, как ты мо­жешь быть уверен в том, что из него не вырастет серьез­ный футболист? И как мы, на­ставники, можем не дать че­ловеку шанс?»

 С таким же достоинством вы отбивали вопросы журна­листов на пресс-конференци­ях. А иногда даже позволяли себе пошутить: «Если перевер­нуть таблицу, мы окажемся на первом месте...»

— Кто-то скажет — «черный юмор», но по ходу сезона я от­четливо понимал, что полоса неудач затягивается, над на­ми висит какой-то меч, тянет­ся шлейф ошибок и неуверен­ности. И делал все, чтобы под­держать ребят любым воз­можным способом. И на завод с семьями ходили, и в кино, и в театр. Тренер должен ду­мать не только об игровых ка­чествах своих футболистов, но и об их общечеловеческом развитии. На том же заводе «Оболонь» мы видели в каких условиях работают люди. Нет, сами условия хорошие: труд модернизирован и автомати­зирован — нажал на кнопку,

машина делает все сама. Но на эту кнопку тоже нужно на­жать вовремя, и за это отвеча­ют конкретные люди. Мы об­щались с рабочими, проводи­ли матчи со сборной завода, с журналистами и фанатами, организовывали социальные акции: например, ездили в детдомы и завозили нашу продукцию. Детям — «Жив­чик», педагогам — легкие сорта пива. Искренне хотели быть поближе к народу.

ЛОЗУНГ ВИСИТ, НО ЧЕСТНОСТИ НЕ ХВАТАЕТ

 Вы всегда уделяли внима­ние нетрадиционным аспектам в подготовке команды. Вспом­нить хотя бы ваше сотрудниче­ство с биоэнергокорректорами...

— «Психология» в переводе с греческого — «наука о душе», и это тот самый компонент под­готовки, который нельзя не­дооценивать. Перед матчами мы всегда проводили меди­цинскую диагностику. И она показывала, что физически игроки готовы на все сто про­центов, а вот их энергозапас — ниже среднего. А теперь, вни­мание, вопрос: как поднять психологию в коллективе? Только с помощью победы. На победителях и раны быстрее заживают. И поэтому я ездил в институт физкультуры к Ва­лентине Вороновой, которая преподавала у нас на курсах лицензирования. Мы много говорили о роли тонких мате­рий и проговаривали различ­ные методики воздействия на психологию игроков, которая в прошедшем сезоне подвер­галась многочисленным уда­рам судьбы. Вот вам образец: в моем последнем выездном матче с «Ильичевцем» коман­да вела — 1:0, а в итоге уступи­ла 1:2. При этом на последней минуте первого тайма Вита­лий Годулян поставил пеналь­ти в ворота хозяев, но боковой арбитр «зажег» вне игры Тим­ченко. Однако видеозапись подтвердила, что наш фор­вард был на одной линии с за­щитником. Арбитр после мат­ча перед нами извинился. Это, конечно, приятно, но эти извинения не вернут нам ут­раченные очки...

Согласитесь, если бы в на­шем виде спорта существова­ли оперативные видеоповто­ры, агрессии было бы значи­тельно меньше. А иначе ребя­та просто перестают верить в справедливость. В матче с «Металлургом» лайнсмен под­нял флажок, когда нам заби­вали гол, но арбитр в поле его посчитал, что имел место пас от нашего игрока. Запись по­казала, что рефери поступил правильно, но наши ребята плакали в раздевалке. После игры я поговорил с Пьерлуиджи Коллиной, и тот сказал: «Все было правильно». Согла­сен, правильно, но как мне объяснить это команде? Была бы видеозапись — все воспри­нималось бы совершенно иначе. Согласитесь, ни один арбитр в мире не успеет про­следить за траекторией дви­жения футболистов и мяча при длинной передаче на 70 метров. В последнее время об этом говорят даже такие авто­ритетные тренеры как Фергюсон, Венгер и Моуринью. А обсуждающие соккер амери­канцы констатируют: «Вы по­весили на своих стадионах ло­зунг „Честная игра“, но ре­зультаты матчей честнее не стали».

 В 2006 году вы говорили о необходимости введения ли­мита на легионеров. Прошло пять лет, лимит введен, но воз и ныне там — вопрос все еще актуален. Ваша точка зрения не изменилась?

— Не так давно общался на эту тему с Мироном Маркевичем, у которого играет много легионеров. Он задал мне воп­рос: «А где мне искать квали­фицированного украинца, ес­ли большинство из них игра­ют в „Шахтере“ и „Динамо“?» Вице-президент «Таврии» Дмитрий Селюк в своем ин­тервью «СЭ» говорил о здоро­вой конкуренции и необходи­мости давать шанс молодым украинским пацанам. Зерно здравого смысла в этих сло­вах, безусловно, имеется, но с другой стороны, большой воп­рос: заиграли бы в своих клу­бах Ракицкий, Гармаш, Ярмо­ленко и Коноплянка, если бы ограничения были сняты?.. Какой тренер поставит укра­инца, если в его распоряже­нии имеется более квалифи­цированный футболист-леги­онер?

Однако давайте вернемся к теме детско-юношеского футбола и посмотрим, на ка­ких полях тренируются наши дети... Да, у нас в стране су­ществуют академии «Шахте­ра», «Динамо» и «Металли­ста», но в их содержание нуж­но вкладывать серьезные средства. Необходим огром­ный тренерский потенциал, отлаженная инфраструкту­ра, детские турниры, условия для тренировочного процес­са, качественное питание... Иными словами — огромная

многоступенчатая система, которая существовала при Советском Союзе и была раз­рушена после его развала. Последние из могикан этой системы — Шевченко, Шовковский, Езерский, Назаренко и Калиниченко уже доиг­рывают. А новая волна способ­ных футболистов в лице Коно­плянки, Олейника, Ракицкого, Ярмоленко выросла, считаю, сама по себе, за счет таланта. Тренеры в этих ребят, безус­ловно, что-то вкладывали, но системности в работе не было. «Звездочки» зажглись не бла­годаря, а вопреки.

СНАЧАЛА МОУРИНЬЮ ВСТРЕТИЛСЯ С ЖЕНАМИ

 В футбольных клубах су­ществует негласное правило: вслед за главным тренером уходит весь тренерский штаб. И когда в «Оболони» остался Василий Рац, которого вы со­сватали в клуб, в газетах нача­ли писать, что Ковальца под­сидели...

— Объясняю. Президент клуба открыто сказал мне, что если мы не выиграем у «Черноморца», случится... как бы это сказать...

 Отставка?

— Она самая. На что я отве­тил Александру Вячеславови­чу: «Вы президент, ваше слово — закон». Хотя сейчас, мне ка­жется, что, возможно, о своем решение руководству «пиво­варов» стоило объявить на следующий день после матча. Пообщаться с Рацем, со мной и другими наставниками, пригласить журналистов на пресс-конференцию, поблаго­дарить за хорошие моменты в работе старого тренера и представить нового. Но в тот момент президент решил иначе, и это было его право. Что же касается Раца, то на тот момент Василий Карло­вич работал в молодежном со­ставе: он принял предложе­ние президента, и этот посту­пок тоже нужно уважать.

 Бернд Штанге в «Днепре» разрешал футболистам пить пиво. Вы в «Оболони» это де­лать позволяли?

— Почему нет, если это хоро­ший способ снять напряже­ние, восстановить водный ба­ланс? У нас в раздевалке стоя­ли баночки «Соборного», кото­рое нравилось ребята. Кто хо­тел, мог выпить две баночки. Кроме того, после матчей иг­роки с женами и детьми захо­дили в клубное кафе, чтобы пообщаться, съесть бутербро­дик, выпить бокальчик пива. Эту традицию я подметил в Голландии, когда выступал за «Твенте». Она очень сближала партнеров по клубу вне зави­симости от результата про­шедшего матча. Тем более, что в такой уютной нефор­мальной обстановке всегда можно улучить момент, чтобы задать пару вопросов прези­денту клуба.

 Знаю, что этот месяц вы провели в разъездах... Чем за­нимались?

— Программа была насы­щенной и интересной. Снача­ла мы с женой отправились на мою родину — в Красилов, где я участвовал в организации 10-го юбилейного турнира по ми­ни-футболу памяти моего тре­нера Якова Горбачева и, ко­нечно же, навестил родите­лей. Кроме того, побывали во Львове, заехали в Свято-Ус­пенскую Лавру. Затем отпра­вились в санаторий, где уда­лось не только оздоровиться, но и почитать литературу, к примеру, Чингиза Абдуллаева и Бориса Акунина, а также спортивную прессу. Непрочи­танных газет накопилась це­лая кипа. Нужно было навер­стывать упущенное...

 Какие газетные материа­лы вызывают у вас повышен­ный интерес?

— Мне нравится читать ин­тервью великих спортсменов и тренеров, об их реакции на победы и поражения. Огром­ное удовольствие получаю от фактов из биографии таких личностей, как Моуринью.

 О котором, кстати, выска­зывают самые полярные мне­ния...

— Очень важно, что я не слышал в его адрес плохого слова от кого-либо из подо­печных. А это лучший баро­метр. Знаете, что предпринял португалец первым делом, ко­гда принял «Челси»? Он сразу же встретился с женами фут­болистов. И сказал: «Так, как вы настроите своих мужей, у меня не получится». Моури­нью открыл им свои правила игры, и они поняли друг дру­га. В одном из интервью мой коллега сказал: «Я не боюсь ответить за результат. Более того, я всегда за него отве­чаю». Я тоже всегда это гово­рю. И мне обидно, когда я ви­жу что могу сделать больше, но не имею условий, чтобы расти и добиваться результа­та вместе с командой.

Михаил Спиваковский

09.12.2011, 08:38
Топ-матчи
Чемпионат Италии Милан Кротоне 0 : 1   4 декабря 13:30
Чемпионат Франции Мец Лион - : - 3 декабря 21:00
Чемпионат Украины Олимпик Карпаты - : - 4 декабря 14:00
Чемпионат Англии Борнмут Ливерпуль - : - 4 декабря 15:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть