Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Семен АЛЬТМАН: «Текущие реалии заставят отменить лимит на легионеров»

2012-01-11 08:45 Оценивая итоги первой части чемпионата, главный тренер симферопольской «Таврии» Семен Альтман подчеркнул, что как любой творческий ... Семен АЛЬТМАН: «Текущие реалии заставят отменить лимит на легионеров»

Оценивая итоги первой части чемпионата, главный тренер симферопольской «Таврии» Семен Альтман подчеркнул, что как любой творческий человек не может быть удовлетворен на сто процентов. Но и гневить Бога не собирается.

ЯРЛЫК ТРЕНЕРА ОБОРОНИТЕЛЬНОГО ПЛАНА

— Чувства, я так понимаю, вас обуревают смешанные?

— Времени на знакомство с командой у меня было немного, но прежде чем доукомплектоваться, следовало разобраться, с кем предстоит иметь дело. Я всегда ставил на передний план создание боеспособной команды, которая впоследствии сможет обрести стабильную игру, а с ней — и решать серьезные задачи. Между тем, мои руководители — и в частности почетный президент — требовали сиюминутного результата, который в силу определенных причин следовало достичь любой ценой. Возможно, этот максимализм в постановке задач впоследствии и породил разгар страстей, но нам с коллегами пришлось работать в условиях своеобразных «ножниц». Как достаточно немолодой тренер, да и в целом более чем зрелый человек, прекрасно осознавал, что в такой ситуации нужно положиться на опытных исполнителей, чьи возможности хорошо известны. Проводниками моих идей на поле должны были стать Езерский, Назаренко и Калиниченко. Что также вызвало неоднозначную реакцию.

— Разве что на первых порах. Потом-то все наверняка стало ясно.

— Стало, но не сразу. Тот же Калиниченко долгое время был лишен практики и поначалу не выдерживал игрового ритма чисто физически. Однако мы вели в этом направлении целенаправленную работу. Максим — умный парень и опытный футболист, он хорошо понимал, чего я от него жду. А Езерский в первой же игре получил непростую травму, чем сразу же обрушил на себя народный гнев и массу вопросов в мой адрес: зачем вы его брали? Потом, когда разобрался, с кем из футболистов идти дальше, наступило время для интенсивной кадровой деятельности. Для меня это не ново: во всех своих командах я работал именно так. Например, в кишиневском «Зимбру», где в какой-то момент нашел в себе мужество заменить пять игроков национальной сборной, что также вызвало общественный резонанс. Или в «Черноморце», когда пришлось расстаться с опытными игроками, которых я знал с их детства — Костей Куликом, Виталием Колесниченко, Русланом Романчуком... Но таких шагов требовали выбранные мною принципы и направления, которым пытаюсь следовать до конца. Всегда стараюсь работать системно: изучаю законы кибернетики и пытаюсь управлять всем многообразием процессов — как взаимоотношениями внутри коллектива, так и тактическими построениями на поле.

— При этом ваше имя окружают некоторые стереотипы...

— Когда начинал работать в Симферополе, на меня повесили ярлык тренера оборонительного плана, увлекающегося научными теоретическими разработками. Но в футболе невозможно перепрыгивать через несколько ступеней. Есть уровни образования — начальный, средний и высший — соответственно, подниматься по этой лестнице нужно постепенно. Да, в «Таврии» подбор исполнителей позволял проходить какие-то этапы экстерном, но ведь и футбол в последние годы не стоял на месте. В период, проведенный в федерации и в национальной сборной, у меня хватало времени на то, чтобы переосмыслить многие вещи и попытаться реализовать накопившиеся идеи. Возглавив симферопольский клуб, я предложил футболистам план действий, составленный на базе своих основных направлений, а также разработанной и впоследствии усовершенствованной модели игры. К счастью, ребята с пониманием восприняли мои идеи и старались выполнять все требования.

ИГРУ В КОНЦОВКЕ НУЖНО ТРЕНИРОВАТЬ

— По мнению постоянного колумниста «СЭ» Вячеслава Грозного, пролонгация первой части чемпионата пошла «Таврии» на пользу. Удачный календарь и две победы над аутсайдерами позволили команде уйти на перерыв в хорошем настроении, успокоив руководителей клуба.

— Между тем, концовка далась нам очень тяжело. Ситуация в клубе складывалась непросто, но взаимопонимание между игроками и тренерским штабом, а также стабилизация состава помогли нивелировать потери. Травмы и дисквалификации не помешали нам выдать несколько неплохих игр, хотя законченности в наших действиях не наблюдалось. Что ж, нужно продолжать работу над психологией и совершенствованием командной игры.

— Беглый анализ ваших матчей в осенней стадии сезона обращает внимание на проклятие последних минут, лишившее вас множества ценных очков. Кроме того, сложилось впечатление, что все вторые таймы давались «Таврии» на порядок сложнее первых. Не кажется ли вам, что это превратилось в системную проблему?

— Как я уже отмечал, подготовительный период оказался скоротечным, и поначалу нам действительно не хватало запаса физической подготовки. Хотелось побыстрее познакомиться с коллективом и провести максимальное число спаррингов, что частично пошло в ущерб общей готовности. Прибавим к этому и то, что в составе команды оказалась большая группа достаточно возрастных игроков. Еще одним и, наверное, ключевым фактором, обусловившим перечисленные вами явления и тенденции, явилось отсутствие должной психической устойчивости.

Среди общих принципов ведения игры четко обозначен следующий: необходимо правильно оценивать и соответствующим образом действовать в разные временные промежутки в игре равных по силам команд. Ибо они неравнозначны в дебютных и в финальных отрезках матчей по психической напряженности. К слову, статистика доказывает, что большая часть голов в ведущих европейских чемпионатах забивается в первые и в последние пятнадцать минут каждого из таймов. Нужно заметить, что и раньше «Таврия» нередко пропускала мячи на последних минутах, что можно отнести к системным проблемам.

Концовки матчей нужно готовить и даже тренировать. Также тщательно и сознательно, как, например, шахматисты работают над интуицией. Исторических фактов, подтверждающих эти аспекты, — масса. Вспомните хотя бы, как «Шахтер» на последних секундах ответного четвертьфинального матча Кубка УЕФА уступил дома «Севилье», пропустив гол от вратаря испанцев Палопа! Думаю, что после того болезненного урока горняки совершенствовали этот аспект своей игры, что, впрочем не помогло им удержать победу в матче с киевским «Арсеналом» — в первом круге текущего чемпионата. Наверное, от таких вещей не застрахована ни одна команда мира, но нужно стремиться к тому, чтобы их минимизировать.

— С эндшпилями матчей вроде разобрались. Но что делать с дебютами? Невольно вспоминается ваш выездной поединок с «Черноморцем», в котором команда пропустила нелепый гол уже на второй минуте. Согласен, все кроме арбитра поединка видели, что Матос забивал рукой, но после игры ваши подопечные дружно признавались, что этот эпизод полностью выбил команду из колеи. Вы считаете это явление нормальным?

— Нет, оно совершенно ненормально. Мы тщательно готовились к этому матчу. Футболисты видели, как меня встречали в родном городе, слышали, как трибуны стадиона «Спартак» скандировали мою фамилию, отчетливо осознавали значение этой встречи конкретно для меня и хотели доставить мне радость позитивным результатом. Но досадный пропущенный гол увеличил психическое напряжение команды, и оно достигло такого накала, что в перерыве я еле успокоил ребят в раздевалке. При этом уже после пропущенного мяча у нас было достаточное количество времени и возможностей для того, чтобы как минимум спасти игру.

— Чем можно объяснить то обстоятельство, что в некоторых матчах с командами из низшей части турнирной таблицы вы не могли не то, что выиграть, а забить?! Играя при этом, разумеется, первым номером...

— Это касалось таких соперников, как «Оболонь» и «Александрия», которых по уровню подготовки мы на тот момент объективно не превосходили, а обыграть на классе не могли. Соответственно, их нужно было превзойти в движении, тогда как психологический заряд у киевлян и александрийцев оказался повыше. Правда, во втором круге мы учили все допущенные ошибки и не допустили повторных очковых потерь. Не показав при этом игры близкой к совершенству.

КУБКОВУЮ НЕУДАЧУ СОЧЛИ ТРАГЕДИЕЙ

— Как это ни парадоксально, но единственный существенный и достаточно затяжной спад «Таврии» пришелся на сентябрь и октябрь, хотя перед этим — в паузе, предназначенной для международных встреч, — команда отправилась на сборы в Евпаторию, где у вас был шанс улучшить состояние команды...

— Мне не хочется сетовать на посторонние факторы, но в этом году многие наши игроки вызывались в различные сборные своих стран, и в каждом из подобных «окон» у нас отсутствовало шесть-семь основных игроков. Не хочу сказать, что они возвращались из расположения своих национальных команд истощенными, но им был необходим период для адаптации. В прошлом году такие длительные перерывы выбивали из колеи не только нас. Вот и «Динамо» с «Шахтером», которые делегировали в сборные еще большее количество игроков, сталкивались с аналогичной проблемой. А когда после такого перерыва, ты проигрываешь первую встречу, это давит на психику, и дает старт цепной реакции. Выходить из этого состояния достаточно тяжело.

Последствия второго такого перерыва оказались для нас не столь болезненными, а вот, к примеру, «Арсеналу» не удалось сохранить стабильность. Осенью мы играли в Крыму товарищеский матч без сборников, и «канониры» уверенно нас обыграли, демонстрируя весьма приличный футбол, однако затем уже мы набирали очки, а киевляне — теряли. Почему? Видимо, действовать одинаково на два фронта наши игроки пока что не могут. При этом далеко не все сборники попадали в стартовые составы своих национальных команд. Тот же Кахриман просидел в запасе парочку матчей кряду, а затем допустил роковой промах в игре с «Шахтером». Это не вина вратаря, а его беда. За каких-то две недели человек растерял в сборной игровой тонус, и потеря позиции в собственных воротах на последних секундах встречи с горняками стала следствием такой ситуации. Что лишний раз подтверждает: один вид подготовки — физика, техника, тактика или психология — не может вывести игрока на приличный уровень. Высокое качество индивидуальных действий обеспечивает только комплекс всех перечисленных факторов.

— Помимо уже упомянутого матча в Одессе у вас была и еще одна особая игра: в Донецке, против другого бывшего клуба — «Металлурга». Вы согласны с тем, что в осенней части сезона эта встреча по качеству игры может считаться для «Таврии» лучшей?

— Сложно сказать. В комплексе на тот период «Металлург» был готов хуже, чем мы. Сами знаете, команда всегда играет так, как ей позволяет соперник, и в последовавшем затем кубковом матче дончане учли некоторые моменты первой встречи и перестроились. Вместе с тем, мы тоже действовали совсем неплохо и вполне могли взять вверх, если бы не цепочка обстоятельств и необъективное судейство. Кубковую встречу обслуживал Михаил Родионенко — тот же арбитр, что не увидел игры рукой Матоса в матче с «Черноморцем». Честно говоря, я не очень люблю обсуждать судейство, но во второй встрече с «Металлургом» оно сыграло безусловную роль. К тому же, наши руководители сделали из этого поражения большую трагедию...

— Но разве перед вами стояла жесткая задача максимально продвинуться в национальном Кубке? Насколько я помню, основной целью клуба было место в «зоне Лиги Европы» по итогам сезона в премьер-лиге...

— Поймите, для выступлений в еврокубках нужно созреть по всем параметрам! У меня есть горький опыт участия в континентальных турнирах с неподготовленными командами. Вспомним, 0:8 от «Вердера» с донецким «Металлургом» и вымученную победу с «Черноморцем» над польской «Вислой» из Плоцка («моряки» прошли дальше лишь за счет мяча, забитого на чужом поле. — Прим. М.С.) с последующим за этим поражением от тель-авивского «Хапоэля»... При этом в Одессе уровень развития клубной инфраструктуры был намного выше, чем сегодня у «Таврии», а «Металлургу» банально не хватило опыта. Самый яркий пример гармоничного и поступательного развития — «Металлист». Вспомните, сколько лет команда шла к тому, чтобы стабильно выступать в премьер-лиге и в Европе? Сначала клуб барахтался где-то внизу. Но затем много раз подряд занимал третье место во внутреннем чемпионате и вот уже третий сезон кряду достаточно успешно выступает в еврокубках. А ведь я знаю, какой была начальная база у харьковчан... И скажу, что если нам удастся преодолеть такой же путь, как и «Металлисту», я был бы очень рад сопутствовать будущему прорыву «Таврии» на внешней арене.

«ЯБЛОКОМ РАЗДОРА» СТАЛИ МОНАХОВ И ИДАХОР

— В своем последнем обстоятельном интервью для «СЭ», данном в конце июля, вы сказали: «Давайте встретимся зимой, и я прокомментирую все свои действия по поводу состава»...

— Пожалуйста, я готов сдержать слово.

— Уже осенью вам пришлось «резать по живому». Подобную характеристику можно считать точной?

— Эту фразу великого хоккейного тренера Анатолия Тарасова повторяют и мой почетный президент, и другие руководители. Впрочем, зачем изобретать новые словесные конструкции, если такие вот афоризмы произносили великие тренеры, на чьем опыте я учился всю свою жизнь? Но красивые слова — это всего лишь колебания атмосферы, а дела подобного рода даются с большим трудом. Резать по живому — самый болезненный процесс для любого наставника. Тем более, что вы по моей работе в предыдущих клубах хорошо знаете специфику моих отношений с футболистами и уровень нашей обратной связи...

— Поздней осенью в «Таврии» сложилась непонятная ситуация без четкого ответа на вопрос: так кто же является последней инстанцией, отвечающей за кадровую работу? Сергей Куницын, к примеру, утверждает, что не расставался бы ни с Монаховым, ни с Идахором, и ответственность за этот шаг, якобы, взяли на себя вы. Можно ли говорить о том, что эти два игрока пали жертвами взятой на вооружение политики омоложения состава?

— Мы совершенствовали коллектив, подбирая игроков, которые соответствуют современным принципам ведения игры. Говоря о Монахове, нет смысла отрицать, что Антон сделал для «Таврии» очень многое. Он — настоящий боец, но я представлял свою оборону в несколько ином ракурсе. А я — не временщик, я хочу долго и планомерно работать над созданием коллектива, который будет решать высокие задачи. Может быть, в другой команде способности Монахова реализуются лучше. Но когда в Симферополе появился такой игрок, как Аделейе, Антон сразу же проиграл ему конкуренцию, а держать на скамейке запасных такого игрока смысла не имело. Да и покидал команду Монахов, прежде всего, уже по личной инициативе.

— С Монаховым разобрались. Что скажете об Идахоре?

— В какой-то момент мне показалось, что Лаки, будучи любимцем публики, снизил к себе требования в тренировочной работе. А я всегда придерживался принципа: как тренируешься, так и играешь. Отдачей Идахора я на все сто процентов удовлетворен не был, и нигериец потерял место в составе, уступив его сначала Фещуку, а затем и переведенному ближе к атаке Любеновичу с Гигиадзе. Вместе с тем, я привык, что игрок, который не проходит в состав, на тренировках работает с удвоенной энергией, чтобы доказать мне свою конкурентоспособность. В «Черноморце» так было с Билозором, Симоненко и Митеревым. Но в случае с Идахором я столкнулся с совершенно иным подходом. Лаки обиделся на тренерский штаб и в конечном итоге, не попав в число заявленных на матч с «Динамо» восемнадцати исполнителей, попросту уехал со стадиона. Вы знаете, что я привык работать с теми, кто хочет работать со мной. Идахора же судьба команды волновала в малой степени... Контракт у форварда заканчивался, и я сказал ему: «Давай мы доиграем круг без тебя, а ты решай свои вопросы».

— Странная ситуация: с большинством решений, связанных с ротаций кадров, ваше руководство было согласно, а вот Монахов и Идахор почему-то стали «яблоком раздора».

— Тут наблюдаются некоторые двойные стандарты. Когда я пришел в команду, почетный президент и его свита намекали на то, что нужно избавиться от Марковича, Галюзы и некоторых других футболистов. Но я решил разобраться сам и увидел, что эти парни, отдаются делу на все сто процентов, и попросил своих руководителей не спешить. Да, я понимал, что в какой-то момент они уступят место честолюбивым дублерам или новым исполнителям, но тогда они оба работали, не щадя себя, и я попросил боссов клуба оставить их в покое. Однако когда мы досадно проиграли «Ворскле», руководство решило пустить кровь, и крайними оказались именно эти ребята. Марковича мне удалось сохранить до конца года, а вот судьба Галюзы была предрешена. Хотя, положа руку на сердце, те же Монахов и Идахор в той встрече ошибались, по крайней мере, не меньше, чем Илья. Лаки играл с игроком, который забил нам гол, а Антон в начале матча поразил собственные ворота. Учитывая все эти обстоятельства, я попросил почетного президента, если уж начинать кадровую чистку, то проводить ее последовательно! А человеком, оказавшим мне в этой непростой ситуации максимальную помощь и поддержку, оказался Дмитрий Селюк, назначенный вскоре вице-президентом «Таврии».

В КОМАНДЕ ЦАРИЛО ЛИЦЕМЕРИЕ

— Особо показательным моментом в прессе называется история с Александром Пищуром, которого выдворили, взяв всего на несколько матчей...

— Пищура мы приобретали в качестве свободного агента: форвард предоставил мне документ, подтверждающий, что он не имеет никаких обязательств перед другими клубами. Премьер-лига заявила игрока без проблем. Я давно знал этого форварда и хотел с ним поработать. Александра мы приглашали для того, чтобы усилить атакующую мощь коллектива, но в нашу игру он, к сожалению, не вписался. Такое в футболе бывает: каждому игроку обязательно нужно найти именно свою команду. «Таврия» этой командой для Пищура не стала. Саша — прекрасный человек и квалифицированный футболист, который не сказал своего последнего слова в футболе. Учитывается, что мы приобрели новых игроков линии атаки, контракт Пищура с клубом был расторгнут по обоюдному согласию.

— Здесь напрашивается вопрос и об Андрее Корневе. Куницын дал понять, что Альтман хотел подписать контракт с опытным универсалом до конца чемпионата, но Селюк начал оказывать на футболиста серьезное давление, вынудившее его уйти из команды...

— Знаете, я лишний раз убеждаюсь в том, что осенью у нас в команде имело место страшное лицемерие с элементами откровенного вранья... Селюк никакого давления на игрока не оказывал. А Альтман не предлагал Корневу подписывать контракт. Личное соглашение у футболиста заканчивалось в конце года, и я честно сказал Андрею: гарантировать место в составе я не могу. Тем более, если на твое место придут другие исполнители. Не будем забывать, что Корнев — уже не мальчик, это — мой игрок: если помните, в свое время я брал его в «Черноморец»... После ноябрьского сбора я дал понять Андрею, что рассчитывать на него в оставшихся четырех играх чемпионата прошлого года я не буду, предоставляя ему время для дальнейшего трудоустройства..То есть, попытался быть честным до конца, но моя позиция входила в разрез с мнением почетного президента, и он воспринял ее в штыки. Кроме того, обвинил в уходе Корнева вице-президента Селюка... А еще до этого, когда я вывел из состава Идахора и Монахова, почетный президент оказывал на меня давление даже после победных матчей, высказывая свою позицию по поводу того, что «Лаки и Антон — это наши, а Езерский и Аделейе — чужие».

— По ходу чемпионата в «Таврии» появились легионеры — Аделейе, Алими и Кейта. Охарактеризуйте, пожалуйста, их возможности и перспективы.

— Аделейе, будем откровенны, тяжело входил в коллектив. Однако его приглашение было моей инициативой, поэтому я ему доверял и видел в нем игрока, способного вписаться в нашу модель игры. Кейта — опытнейший игрок, являющийся участником последнего чемпионата мира, но в его карьере сложилась точно такая же ситуация, как и у Калиниченко: Сани долго не имел игровой практики, и ему было необходимо время для того, чтобы нивелировать полугодичный простой. Мы аккуратно вводили его в командный рисунок, и я уверен, что в будущем он себя еще проявит. Алими — совсем молодой парень, который был взял нами на перспективу, чтобы набираться опыта в дублирующем составе. Но когда я увидел в работе и получил информацию о выступлениях на юношеском чемпионате мира в Португалии, я обратил внимание, что он обладает хорошими способностями и после ряда матчей за дубль рискнул поставить его на матч с «Металлистом». Думаю, что он может вырасти в хорошего футболиста. Вообще, должен сказать, что эти африканские ребята подкупают своими человеческими качествами. На их примере я лишний раз убедился, что в этом мире нет плохих национальностей, есть только плохие и хорошие люди. К счастью, у нас в команде никто не делит никого по национальным признакам, цветам кожи и иным принадлежности. У нас все равноправные, а самым главным критерием является конкурентоспособность. Ну а отношение к ребятам с Черного континента замечательное. Более того, наши ветераны искренне помогают им адаптироваться в команде, оказывая позитивное влияние на микроклимат.

СЕЛЮК ОКАЗАЛСЯ ПРОФЕССИОНАЛОМ

— Об одном из ветеранов — Максиме Калиниченко — Анатолий Заяев сказал буквально следующее: «У него сложный характер, любит поговорить с судьями...». Вы просите Максима дозировать общение с арбитрами или бьете длинным рублем?

— Я не согласен с тем, что у Калиниченко сложный характер. Он — спортсмен до мозга костей и по-настоящему хороший футболист. А то, что у него есть свои взгляды на жизнь, так это прекрасно. Мы работаем по принципу: «Принимай людей такими, какими они есть». Главное, чтобы человек работал на коллектив. А Калиниченко обладает хорошими душевными качествами, поэтому с ним в этом плане работается легко. Штрафные санкции за необязательные карточки в клубе существует, они призваны бороться с недисциплинированным поведением на футбольном поле. Ну а то, как именно они применяются, уже мои личные вопросы. Иногда можно эффективнее наказывать морально, чем материально, и я этим пользуюсь.

— Вас не удивило, что при весьма сопоставимом уровне игры Калиниченко и Назаренко в национальную команду их вызывали практически по очереди, ни разу не пригласив на сбор вместе? Видите в этом логику?

— Я думаю, что поначалу Калиниченко привлекали за старые заслуги: тренеры сборной его прекрасно знали и в свое время прошли с этим парнем огромный путь. Ну а оптимальные кондиции он набрал лишь к концу осенней части чемпионата. Что же касается Назаренко, то он все время был в поле зрения наставников главной команды и не выпадал из списка кандидатов. В целом, и тот, и другой, как говорил Виктор Прокопенко, провели «рваный» отрезок турнирной дистанции. У Макса стабильность наступила только во второй половине этого 20-матчевого периода, но и он, и Сергей, прекрасно знают, как нужно себя готовить, тщательно следят за своим состоянием и всеми аспектами подготовки.

Да, в сборной на их позициях существует высокая конкуренция со стороны молодых и достаточно талантливых ребят. Но окончательное решение будут принимать наставники. А я уверен, что эти опытные футболисты еще не сказали своего последнего слова и при соответствующем отношении к тренировочной работе, а она в эти полгода давалась им непросто, еще смогут долго радовать наших болельщиков

— Другой старожил «Таврии» — Владимир Езерский — сам признался, что у него есть один недостаток: не умеет убирать ноги в стыках. А Анатолий Заяев его травму в первом туре оценил жестче: «Повел себя, как мальчишка, который на ровном месте подвел и себя, и команду!» Какая из этих позиций ближе вам — храброго Езерского или благоразумного Заяева?

— Да, Володя действительно не избегает единоборств, но если бы он был другим, это был бы уже не Езерский! Таков характер, а его изменить нельзя. Этот парень не щадит ни себя, ни соперников ни на поле, ни на тренировках — у него нет среднего. Более того, я считаю, что оберегать себя от единоборств в таком мужском виде спорта, как футбол, невозможно.

— Многие специалисты, да и мои коллеги, полагали, что Альтман и Селюк не уживутся друг с другом. Между тем, сам новоиспеченный вице-президент «Таврии» заявил, что никакого негативного шлейфа в ваших отношениях не было.

— Безусловно, не было, потому что раньше мы, по сути, не сотрудничали. Селюка не было в «Металлурге», когда там был я. И наоборот. Хотя я консультировался с Дмитрием Дмитриевичем по вопросам селекции: в частности. Так в свое время в Донецке оказались Джамараули, Столица, Грнчаров, Деметрадзе и Чутанга, который, как вы помните, дважды забил «Вердеру» в матче Кубка УЕФА.

Что же касается сотрудничества с вице-президентом в ситуации, которая сложилась в «Таврии», то скажу честно: он мне очень помог. Так получилось, что в нашем клубе спортивные вопросы решались с недостаточным уровнем профессионализма. Генеральный директор и почетный президент занимаются аспектами несколько иного порядка. И появление Селюка оказалось очень кстати, поэтому на нем стали замыкаться многие важные спортивные и кадровые вопросы, которые оговаривались нами в режиме конструктивного диалога, после чего и принималось окончательное решение. И если мы преодолеем все трудности в следовании выбранным нами направлений, то решим задачи, которые ставятся перед нами учредителями и болельщиками команды.

МАССОВЫХ СМОТРИН БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ

— В одном из интервью «СЭ» Селюк прямо дал понять, что в сегодняшней «Таврии» существует порочная практика появления людей в пиджаках в клубной раздевалке. Такие вещи действительно происходят?

— Увы, да. Поначалу я относился к этому достаточно лояльно, но попытки руководителей вмешиваться в сферу моей компетенции начали раздражать. И когда после какой-то неудачной встречи почетный президент начал проводить разбор игры в раздевалке, я повернулся и молча вышел. Потом у нас состоялся разговор в его кабинете. Я подчеркнул, что не собираюсь лезть со своим уставом в чужой монастырь, но у меня есть свои правила и свой фронт работы, за который я несу ответственность в том числе и перед ним.

— Несколько актуальных кадровых вопросов. Срок соглашения Дамира Кахримана с клубом, как было объявлено, истекает в марте...

— Как я понимаю, это цитата президента. У меня есть четкая информация от юристов, которые заверили меня, что контракт Кахримана, подписанный по схеме «1+1», будет действовать еще год. На сегодняшний день Дамир меня полностью устраивает. Он хочет работать со мной, а я — с ним. Во все остальное я лезть не хочу, потому что я — тренер. У меня другая работа.

— Но у Гигиадзе-то контракт закончился ...

— Да, Васо покидает клуб. Мы объяснились с ним перед последней игрой с «Оболонью», после чего я спросил, готов ли он к игре. Васил сказал мне: «Вот увидите, как я сыграю, если доверите выйти на поле...» Он сдержал слово: вышел и проявил себя с лучшей стороны. Я посчитал, что прощаться с нашим грузинским легионером нужно сейчас. Дальнейшее расставание далось бы обеим сторонам еще больнее. Хотели предложить ему место в клубной структуре, но Гигиадзе хочет еще немного поиграть.

— В своем итоговом интервью Сергей Куницын подчеркнул, что в «Таврии» есть правило: контракт подписывается с новичком только после сборов, а соглашения с Не, Бусаиди и Ади были утверждены в декабре, потому что вы взяли на себя ответственность за их будущее в клубе...

— Повторюсь: каждый должен заниматься своим делом. Практика массовых смотрин, при которых в расположение клуба приезжало большое количество потенциальных новичков, была порочной. При мне такого не будет. Я всегда приглашаю исполнителей, которых хорошо знаю и за которыми тщательно слежу. В команду они приезжают только для того, чтобы пройти медицинское освидетельствование и познакомиться с новым портом приписки, исключение может составить считанное число молодых исполнителей. Уважающий и уверенный в своих силах футболист на просмотр никогда не поедет. Тот же Анис Бусаиди — игрок национальной сборной Туниса. Марко Не вызван в сборную Кот-д’Ивуара и будет защищать ее цвета на предстоящем Кубке Африки. С Фанендо Ади мы тщательно ознакомились, наблюдая за его выступлениями в «Металлурге» и в «Динамо». В динамовском дубле Ади забивал почти в каждом матче. В состав вице-чемпионов его брали на перспективу, но в Киеве он получил травму и очень долго лечился. Тем не менее, информация о его способностях у меня исчерпывающая. Как вы знаете, меня интересуют не только игровые, но и человеческие качества игрока. В футбольном мире есть много компетентных людей, пользующихся моим доверием и способных предоставить точную информацию на это счет. Это касается и трех темнокожих африканских футболистов, выступающих за юношеские сборные своих стран и взятые нами на перспективу — пока что для усиления дубля.

ОТМЕНА ЛИМИТА МНОГОЕ РЕШИТ

— Пока приглашены исключительно легионеры. Не опасаетесь, что возникнут проблемы с лимитом? Да и как найти качественного украинца и попытаться его приобрести, если этого не могут сделать даже в более титулованном «Металлисте»?

— Зачем искать, если их давно скупили два сильнейших клуба страны? Я работал с юношескими сборными и хорошо знаю, что львиная доля кандидатов в эти команды выступает в «Шахтере» и «Динамо». Как руководителя комитета национальных сборных ФФУ, меня это вполне устраивало, потому что в этих академиях велась определенная системная деятельность. Да, работая в главной команде страны, я был активным сторонником введения и ужесточения лимита на легионеров. Но сейчас у меня иные заботы, я — тренер клуба, и укрепляюсь во мнении: пока в каждой из команд премьер-лиги не будет таких академий как у горняков и киевлян, ничего хорошего в аспекте подготовки кадров у нас не получится. Мы должны вернуться в старые добрые времена, кода существовали спецшколы и интернаты, а в каждой команде мастеров имелся достойный резерв. Сегодня же мало-мальски способный футболист в 12-14 лет сразу же попадает в структуру «Динамо» или «Шахтера», тогда как нам нужно стремиться к тому, чтобы создавать одинаковые условия во всех командах премьер-лиги. Времени на это уйдет немало, но другого выхода не существует.

Ну, а текущие реалии, как мне кажется, заставят отменить лимит, иначе многие команды пойдут по пути «Металлиста». Мы уже вышли на эти рельсы, и оформляем Бусаиди украинское гражданство, что, учитывая национальность его супруги, является совершенно законным действием.

— Представим себе, что лимит действительно отменят. Эффект будет мгновенным?

— Думаю, да. Все молодые игроки, арендованные у «Шахтера» и «Динамо», либо выступающие в дублях этих клубов, тут же окажутся на вольных хлебах. Цены на украинских футболистов наконец-то станут адекватными. А сейчас мы приобретаем игроков из Африки или с Балкан, в десяток раз дешевле наших исполнителей и совсем не уступающих им по уровню. Хотя при всех равных условиях я с куда большим удовольствием отдам предпочтение украинцу, чем иностранцу. При этом продолжаю считать истинным патриотом не обладателя паспорта с трезубцем, а человека, который верой и правдой служит своему делу. Однако перспективы служить этому дело добросовестно — выше у украинцев.

— В чем специфика задач, которые ставятся вами в это межсезонье? Чем руководствовались при составлении плана работы и географии проведения сборов?

— План этот составлялся с учетом накопленного опыта и количества отведенных на межсезонный период дней. Я знаю, что с помощью блочного принципа за это время можно заложить хороший фундамент физической подготовки, не забывая о вопросах тактико-технического порядка. Первый подготовительный этап будет проведен у нас на клубной базе, где есть все условия для качественной работы. В то же время футболисты не будут надолго отлучаться от насиженных мест. Ну а затем мы отправимся на два полноценных двухнедельных сбора за границу — в Турцию и Испании, где проведем по пять спаррингов.

Михаил СПИВАКОВСКИЙ

11.01.2012, 08:45
Топ-матчи
Чемпионат Италии Наполи Интер 3 : 0 Закончился
Чемпионат Украины Черноморец Волынь - : - 3 декабря 14:00
Ворскла Динамо - : - 3 декабря 14:00
Чемпионат Испании Гранада Севилья - : - 3 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть