Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Юрий СЁМИН: "Не отступать от самого себя"

2009-05-12 10:47 Обширный материал российской газеты «Спорт-Экспресс», посвященный новоиспеченному чемпиону Украины — киевскому «Динамо». Включает в себя откровенные интервью ... Юрий СЁМИН: "Не отступать от самого себя"

Обширный материал российской газеты «Спорт-Экспресс», посвященный новоиспеченному чемпиону Украины — киевскому «Динамо». Включает в себя откровенные интервью с Юрием СЁМИНЫМ, Игорем СУРКИСОМ и др.

ЗДОРОВЕНЬКИ БУЛЫ, ЮРИЙ ПАЛЫЧ!

26 апреля. 18.42. Киев.

…Уже провожая меня в Москву, Семин сказал:

- За годы работы я понял — в моей профессии результат возможен только при честном и порядочном отношении к делу. Но, как бы тренер ни бился, если точно так же не будут относиться к нему самому, все впустую. Я это уже проходил. И вспоминать больше то время не хочу. Сегодня у меня все по-иному. И я по-настоящему счастлив!

А мне подумалось: может, это и есть ответ на вопрос о его будущем, который сейчас частенько задают друг другу болельщики «Локомотива».

На том мы и расстались.

«ФУТБОЛ ЮРСКОГО ПЕРИОДА»

24 апреля. 21.18. Поезд Москва — Киев

- Вот курочка жареная, угощайтесь на здоровье. Или котлетки домашние попробуйте, — любезно предлагала соседка по купе. — А может, еще по рюмке?

Вот в такой славной компании довелось мне коротать время по дороге в Киев, к моему давнему другу Юрию Павловичу Семину. Или просто Палычу, как с незапамятных времен кличут его все. Знакомы мы, почитай, четыре десятка лет. Началась наша дружба с тех славных времен, когда он еще молоденьким полузащитником примерил майку столичного «Спартака». А в родной Орел наведывался из Белокаменной, чтобы провести время с местной красавицей Любашей, которая сейчас нянчит их очаровательную внучку Машеньку. Я же в ту пору защищал цвета «Спартака» орловского. А потому виделись мы частенько.

Футбольные наши судьбы складывались по-разному. Палыч сызмальства ходил в дарованиях, выступал за юношеские сборные и неслучайно оказался в команде легендарного Никиты Симоняна. Потом перебрался в бесковское «Динамо». Я же продолжал исправно пополнять трудовую книжку названиями команд класса «Б» и колесить по необъятным союзным просторам. В столице мы жили в одном дворе. Поселился Палыч в кирпичной пятиэтажке напротив, получив от «Динамо» в награду за доблестный футбольный труд двухкомнатную квартиру. Там Любаша и родила ему наследника, розовощекого крепыша Андрея, ныне одного из соратников Сергея Овчинникова в «Кубани».

А потом начался большой локомотивский этап. Спасибо Игорю Семеновичу Волчку, поверившему в уже не очень юного Семина. Не будь этого, возможно, и не вернулся бы он годы спустя в Баковку главным тренером, чтобы уже в этой роли добиться таких успехов, о которых нынешнему «Локомотиву» приходится только мечтать.

Мне доводилось приезжать к Семину в разные города. Но то, что местом нашей новой встречи станет столица Украины, представить было невозможно. И прежде всего потому, что «Динамо» всегда отдавало предпочтение только своим тренерам. До поры до времени это было девизом братьев Суркис. Но жизнь заставила поломать традицию. Как и почему выбор пал на Семина, мне чуть позже поведает Игорь Суркис. Но то, что президент клуба с выбором угадал, ясно всем. И хотя на момент моего приезда победа в первенстве уже была лишь делом времени, забот у Палыча хватало — предстоял матч с непредсказуемым «Харьковом», потом — первый еврокубковый полуфинал с «Шахтером». А тут совсем некстати — травма Кравца, открытия сезона, без которого динамовская атака могла оказаться не такой зубастой.

25 апреля. 08.49. Киев-Пассажирский

В выходные украинская столица просыпается неспешно. Исключение — вокзал. Ночь ли, день — кутерьма здесь вечная. На перроне — молодой человек с плакатиком: «Динамо» Киев«. Значит, это и есть водитель Виталий, о котором накануне по телефону говорил мне Семин.

- Сейчас к Юрию Павловичу на квартиру заедем, — сообщает Виталий. — Отдохнете пока с дороги. А часам к двенадцати я за вами подъеду — и на базу.

Минут через пятнадцать притормаживаем у красивого дома, свечкой вытянутого в голубое киевское небо. Здесь на двадцать втором этаже клуб арендует жилье для главного тренера. Апартаменты впечатляют: громадный холл с телевизором в полстены, две просторные спальни, рабочий кабинет. На столе в гостиной рядом с бело-голубым динамовским шарфом — книги. Томик стихов Евгения Кемеровского, книга «Футбол Лобановского», роскошное подарочное издание «Футбол Юрского периода» — своеобразный путеводитель по семинской судьбе, увесистый том «Киевский футбол на рубежах времен». Наверняка в его переиздании появится отдельная глава о творчестве обитателя квартиры. Во всяком случае, сам он писать ее уже начал.

В СВЯТАЯ СВЯТЫХ

25 апреля. 12.00. Конча-Заспа. База киевского «Динамо»

По южной трассе мчимся на базу. Двадцать минут — и мы на месте. Обычно нашего брата-журналиста на подобных объектах не очень жалуют. Появляться в святая святых «Динамо» можно только по особому приглашению. А чтобы накануне матча — такого и вовсе не бывало. Приятно. На лифте поднимаюсь на шестой этаж главного корпуса, стучусь. Дверь открывает Семин.

- Здоровеньки булы, Палыч! — приветствую я хозяина.

- Здоровеньки, здоровеньки, — отвечает он. — Располагайся.

Здесь все поскромнее, чем в киевской квартире. Большая, метров сорока, комната буквально дышит игрой. На столах футбольные журналы, книги, схемы, сувенирный мяч, на стенах вымпелы. На большом телеэкране кипят страсти бундеслиги.

- Сегодня тур российского чемпионата, — киваю я на телевизор. — «Рубин» со «Спартаком» смотреть будешь?

- Времени нет, — отвечает Семин. — В два часа наш дубль играет.

- А «Кубань» с «Локомотивом» завтра? Неужели неинтересно?

- Мы в это время «Харьков» принимаем. Так что, Львович, мне своего футбола во как хватает, — и для убедительности проводит ребром ладони по горлу.

- За «Локомотив» по-прежнему переживаешь или теперь это для тебя просто один из клубов?

- Конечно, переживаю. Частичка сердца все равно там осталась.

- Даже после того, как они с тобой обошлись?

- А это здесь при чем? Да, люди там сейчас чужие работают. Но сколько до них было в клуб души вложено, с каким трудом его поднимали! Одни болельщики чего стоят. Помню, как начинали их собирать. А сейчас посмотри, сколько на стадион приходит. Своих!

В это время на экране появляется ведущий и начинает рассуждать о том, насколько справедливым было наказание «Зенита» за просчет с числом легионеров в матче с «Локомотивом».

- Надо было поражение Адвокату засчитывать, — рубит Семин.

- Но такого наказания в регламенте нет, — замечаю  я.

- В российском нет. А в регламенте УЕФА есть. Там четко все прописано. Нарушил — получи техническое поражение, 0:3. Хоть четыре минуты играл, хоть две. А здесь детский сад какой-то получается.

- В твоей практике такое случалось?

- Что-то похожее было в отборочном матче с «Тиролем». Тогда судья забыл, что показывает вторую желтую карточку Пименову, и с поля нашего игрока не удалил. Чистая его ошибка была. А отдуваться в переигровке пришлось нам, хотя мы никакого регламента не нарушали. Но решение приняли — и все. От таких вот вердиктов порой тренерская судьба сломаться может. И как жизнь показывает, от результатов тоже.

- Уж не Лаудрупа ли часом имеешь в виду?

- И его тоже. Когда ему после пятого тура на дверь показали, признаюсь, не удивился. Мне только непонятно, по каким критериям его в «Спартак» приглашали. Существуют ведь какие-то принципы, когда нанимают нашего брата. К примеру, в «Барселону» не позовут того, чей козырь — игра от обороны. Не тот стиль. В клуб, который ставит перед собой максимальные задачи, должен приходить тренер-кремень. Глыба! Способный выдержать любое давление руководства, прессы, болельщиков, игроков. Только такому под силу большие победы.

- А как же, интересно, игроки могут на тренера давить?

- Начальство покупает дорогого футболиста и требует, чтобы его постоянно в состав ставили. Деньги-то вложены немалые. Приходит время, и начинаешь понимать, что с покупкой ошибка вышла. Не подходит парень под твою игру. Вот здесь и начинается противостояние.

- Но ведь последнее слово в приобретении игрока должно оставаться за тренером.

- Не всегда. Игорь Михайлович Суркис может и сам принять решение. К примеру, покупка Вукоевича — его личная инициатива. И, прямо скажу, очень удачная: мы получили сильного опорника. Хотя я до этого игру хорвата видел только в записи.

- Это хорошо, когда президент принимает верное решение. А вот, помнится, в «Динамо» Алексей Федорычев покупал португальцев, ставя Олега Романцева перед фактом.

- Он покупал, а я потом расхлебывал. Как выяснилось, из всех португальцев только Данни и оказался стоящим игроком. Да еще, пожалуй, Манише, но при мне его уже не было. А вот от таких, как Коштинья, только вред. В «Динамо» с легкой руки покровителей ему было можно все, нарциссу самовлюбленному. Ладно, хватит о грустном. Пойдем, хозяйство наше покажу.

ПРОФЕССОР ПИНКОЛИНИ

Этажом ниже заглядываем в учебный класс: монитор с экраном, макет для тактических занятий. Все как положено.

- Теории много времени уделяешь?

- Не очень. Стараюсь больше на поле объяснять.

- А как же разборы игр?

- Предпочитаю проводить их индивидуально. Не каждого можно прилюдно критиковать, многие это болезненно воспринимают. А вот когда один на один с игроком беседую, могу ему в глаза самые неприятные вещи сказать. И он все поймет.

Наш путь лежит в медицинский центр, а по дороге заглядываем в тренажерный зал. Думаю, его оснащение устроило бы и Шварценеггера. Культуристов среди динамовцев не водится, но мышцы в тонусе держать необходимо, да и восстанавливаться после травм требуется. Для тех, кто готовится к возвращению в строй, на дисплей каждого из тренажеров выведена специальная программа, разработанная тремя физиотерапевтами. Их из двухсот специалистов отбирал генеральный директор клуба Резо Чохонелидзе.

- В прошлом году провели эксперимент, — рассказывает Семин. — Сфотографировали всех ребят в плавках и расписали каждому комплекс упражнений на тренажерах. Через двенадцать месяцев провели повторную съемку. Так Артема Кравца стало просто не узнать! А Гусев уже через четыре месяца после операции бегать начал. Многое изменилось с приходом итальянского тренера по физподготовке Винченцо Пинколини, работавшего с такими асами, как Сакки и Манчини. Лучше его никто разминку не проведет. Все упражнения сам показывает и наравне с ребятами выполняет. Словом, настоящий профессор.

Возле медицинского центра сталкиваемся с Малхазом Асатиани.

- Неужто приболел? — спрашиваю.

- Да так, небольшая травма. Приводящую потянул. Но сейчас уже все в порядке.

- Как дела складываются?

- В прошлом году получше шли. А в этом маловато играю. Но я не в обиде. Сейчас состав наигран, и прав Юрий Павлович, что замены делает только в крайнем случае.

- За «Локомотивом» следишь?

- А как же! Только хорошего там пока мало. Такую команду загубить! За столько лет в клубе ничего подобного припомнить не могу.

- С кем из ребят общаешься?

- С Давидом Муджири перезваниваемся. Как и все ребята, переживает за команду.

- Из локомотивского руководства кто-то звонит?

- Как в аренду отдали, так никто и не вспоминает.

- О возвращении не подумываешь?

- Пока у меня контракт с «Динамо», а дальше посмотрим.

Пока мы общались с Малхазом, Семин успел побеседовать с медиками. Их в команде четверо. Самый опытный — Владимир Малюта — работал еще с Лобановским. Аппаратура у них с коллегами современнейшая — и для диагностики, и для лечения. Есть всякие ванны с гидромассажами и лазерами, даже камера с разреженным горным воздухом. Но Палыча от головной боли все это не избавляет. Вот уже пару недель с повреждением передней мышцы бедра мучается Кравец. А ведь в еврокубковых полуфиналах с «Шахтером» еще как пригодился бы.

ОДИН СТОЛ НА ВСЕХ

25 апреля. 13.25. Конча-Заспа. База «Динамо». Ресторан

Место, где динамовцы насыщаются калориями, на базе именуется рестораном. И меню, доложу я вам, соответствует названию: уставленный разнообразными закусками шведский стол, два-три горячих блюда на выбор, десерты, фрукты. Предвижу дежурный вопрос про знаменитое украинское сало. Конечно, не забыто и оно. Но подают его только тренерскому составу, располагающемуся за отдельным столом. Для игроков — другой, общий, во всю длину зала.

- Раньше здесь все было иначе: стол африканский, стол бразильский, стол украинский. Я это все поломал, — рассказывает Чохонелидзе. — Сейчас все, как в «Милане», где футболисты едят одной компанией.

В свое время мой собеседник играл за тбилисское и питерское «Динамо». Закончив ВШТ, уехал в Италию и оказался в «Милане». Его появление в Киеве — идея Игоря Суркиса, решившего, что миланский опыт Чохонелидзе поможет многое изменить в инфраструктуре динамовского клуба. Полномочия генерального директора огромны. Он отвечает за подбор персонала, работу академии футбола, деятельность всех служб. С его подачи появился в «Динамо» Пинколини. Настоял гендиректор и на том, чтобы все новички, как в «Милане», проходили осмотр у стоматолога, проверяющего их прикус. В случае необходимости игрокам ставят специальные зубные пластины. Едва заняв свой пост, Чохонелидзе пришел в ужас, узнав, что после стирки тренировочная форма сваливается в одну большую корзину. Теперь у футболистов в раздевалке персональные шкафчики. И забота администраторов — перед каждой тренировкой пополнять их чистой формой.

- А что все-таки происходит с «Локомотивом»? — продолжает беседу Резо. — Вроде бы клуб не бедствует — роскошный стадион, хорошая база.

- Происходит то, что и должно было произойти. Такое обычно случается, когда собираются непрофессионалы, люди, которые прежде всего думают о собственной выгоде.

- И как же можно было от Семина отказаться?! — недоумевает генеральный. — Столько лет проработать в команде, вывести ее на европейский уровень — и что получить в ответ? Иначе, как вредительством, это назвать нельзя. Помяните мое слово, громадную ошибку сделали локомотивские начальники, отказавшись от такого большого тренера.

Не успел я согласно кивнуть, как к нам подошел сам большой тренер и предложил пойти посмотреть матч дублеров. На десерт.

О ЧЕМ ЗАБЫЛИ В «ЛОКОМОТИВЕ»

25 апреля. 14.00. Конча-Заспа. База «Динамо»

На одном из полей начинают выяснять отношения резервисты «Динамо» и «Харькова», а Палыч тем временем представляет меня братьям Суркис.

- Во время последнего визита в Киев Платини сильно в весе прибавил? — интересуюсь у Григория Михайловича.

- Нет, до сала и борща дело только на второй день дошло, — в тон мне отвечает президент Федерации футбола Украины. — А в первый европейской кухней обошлось.

- Настроение у президента УЕФА по сравнению с прошлым приездом улучшилось?

- Думаю, да. Он увидел, что слова обретают реальность. В Киеве новый стадион сдадим в 2010-м. Это уже абсолютно точно.

- Платини высказал перед отъездом какие-то пожелания?

- Главное, чтобы в срок были готовы стадионы в Киеве и Варшаве. Ну и, конечно, еще раз обратил внимание на развитие инфраструктуры — дорог, транспорта, аэропортов. Сложно, но рук не опускаем.

В перерыве беседую уже с Суркисом-младшим.

- Как возникла идея приглашения Семина?

- Когда по разным причинам отпали кандидатуры Хитцфельда, Ле Гуэна, Эрикссона, Улье, мы начали смотреть, кто еще на тренерском рынке свободен. Семин в ту пору был президентом «Локомотива». Познакомились мы с ним на переговорах о трансфере Родолфу, и при встрече он произвел на меня самое благоприятное впечатление. А когда я узнал, что Юрий Павлович оставляет президентский пост, без колебаний пригласил его возглавить «Динамо». Позвонил ему в Трускавец, где он отдыхал, и сделал официальное предложение. Все вопросы мы решили за три часа.

- Рисковали?

- Нет. Когда брат приглашал Лобановского, многие тоже были против, но он настоял на своем. Мы оба очень дорожим мнением болельщиков. Но иногда жизнь заставляет действовать решительно. Теперь о сомнениях по поводу Семина никто и не вспоминает.

- В личных беседах вы с ним обращаетесь друг к другу по имени-отчеству?

- Только так. У меня и с Лобановским были очень близкие отношения, но необходимую дистанцию мы все равно соблюдали.

- На последней встрече в «СЭ» Семин сказал: если бы в отборе к Лиге чемпионов киевляне не прошли «Спартак», ему пришлось бы «паковать вещички». Это действительно так?

- Исключено. Семин — великолепный психолог. Поэтому делать новую команду я приглашал именно его. А это процесс не одного дня.

- А если бы в Кубке УЕФА «Динамо» не одолело «Металлист», отставка могла бы последовать?

- Ни в коем случае! Я не из тех, кто в горячке поступает так, как было с Лаудрупом.

- Насколько вы прислушиваетесь к Семину в вопросах селекции?

- Здесь последнее слово всегда за ним.

- А как же приглашение Вукоевича?

- За хорватом мы внимательно следили еще до прихода Семина. Но и в этом случае Юрий Павлович не был поставлен перед фактом.

- С появлением Семина возникали ситуации, в которых вам приходилось принимать нелегкие решения?

- Случались. И все они были связаны с определенной чисткой состава: пришлось расстаться с теми, кто не вписывался в игровую концепцию нового главного тренера. Я имею в виду Родригу, Клебера, Майкла, Диого Ринкона. А ведь они стоили немалых денег. Но я пошел на это ради будущих результатов. И мы не ошиблись.

- В чем не ошиблись еще?

- В том, что могут по-иному заиграть Алиев, Милевский, Саблич, Нинкович. Это заслуга Семина. Как и приглашение Еременко и Асатиани, который очень помог нам в прошлом году. По рекомендации Юрия Павловича купили молодого бразильца Гильерме, который обошелся в кругленькую сумму. Правда, пока он проходит акклиматизацию в дубле. Но я верю — чутье не подвело Семина и на этот раз. Тренеру вообще нужно верить и ценить его профессиональные качества. Судя по всему, в «Локомотиве» об этом забыли.

ТРЕПЕЩИ, КРИЗИС!

25 апреля. 17.00. Конча-Заспа. База «Динамо»

После короткого теоретического занятия основной состав динамовцев выходит на ближнее к жилому корпусу поле. Перед этим в сопровождении Чохонелидзе ваш корреспондент совершает короткую экскурсию по территории базы. Занимает она 25 гектаров, на которых расположены девять полей (три — с подогревом), тридцатиметровый бассейн с зимним садом, манеж с искусственным газоном последнего поколения и небольшими трибунами. По соседству с ним — корпус старой базы, где в свое время готовились к футбольным битвам Рудаков и Соснихин, Демьяненко и Мунтян, Колотов и Веремеев, Буряк и Блохин. И, конечно, великий Лобановский.

Перед разминкой заглянул на стоянку личного автотранспорта футболистов и тренеров. Выяснилось, что наибольшей популярностью у них пользуются «мерседесы»: таковых оказалось одиннадцать — целая команда. Последним место в их ряду занял внедорожник, который накануне пригнал из автосалона Александр Алиев. Трепещи, кризис!

- А остался бы в «Спартаке», ездил бы на «Жигулях», — шутит, обращаясь к счастливому обладателю престижного авто, кто-то из игроков.

- Ну, это зря, — реагирует на юмор Борис Игнатьев. — Сашка бы и в «Спартаке» на такую заработал.

Разминка проходит весело, в хорошем темпе. Десять минут «квадратов», и за дело принимается Пинколини — прыжки, растяжки, упражнения на координацию. Концовка — двусторонняя игра на полполя с ограничением касаний. Напоследок футболисты остаются пострелять по воротам Богуша и Шовковского. А затем отправляются в душ. У тренеров же по традиции — баня. Мы с Семиным выбираем финскую, где его со знанием дела обрабатывает вениками Валерий Зуев.

- Ну, Палыч, и набрал же ты килограммов, — подшучиваю я над главным тренером, который в свои шестьдесят с небольшим строен, как в игровые годы.

- Наберешь их с нашей профессией, — ворчит Семин. — Ничего, вот выйду на пенсию — тогда вес и нагуляю.

- А ты по советским законам уже пенсионер.

- Так то по советским, — смеется он. — А они в прошлом.

В комнате отдыха на экране повторяют гол в ворота «Терека», забитый за «Сатурн» Евсеевым.

- Не было желания в межсезонье Вадима взять? — интересуюсь у Семина.

- А куда? — откликается он. — Здесь все позиции заняты. Хотя игрок он горячий, лидер по натуре. У нас в «Локомотиве» ему цены не было. Жаль, но это уже в прошлом.

Дальше тему развивать я не стал. Кто знает, может, под этим «все в прошлом» Палыч и себя имел в виду. Ведь, согласитесь, есть в жизни каждого из нас то, что выбросить из сердца невозможно.

ДЕТИ ЧЕРНОБЫЛЯ

26 апреля. 17.30. Стадион «Динамо» имени Валерия Лобановского

На матч хозяев с дышащим на ладан «Харьковом» болельщики тянутся не спеша. Главное зрелище — в четверг: первый полуфинал Кубка УЕФА с «Шахтером». Утром мы с Семиным уже были на стадионе. 26 апреля — день памяти жертв Чернобыля. Давняя трагедия напоминает о себе и сегодня. В том числе — искалеченными судьбами детей. Их матери создали Фонд поддержки, которому «Динамо» помогает вот уже пятнадцать лет. И не на словах. Поинтересовался, насколько велика поддержка фонда государством. В ответ на меня посмотрели с таким удивлением, словно я попросил рассказать, как на метро добраться до Марса. Видел, каким счастьем светились лица мальчишек и девчонок, когда Григорий и Игорь Суркисы вместе с Палычем и прихрамывавшим Кравцом вручали им подарки, фотографировались на память, раздавали автографы. Оказывается, футбол — это еще и доброта…

Как и ожидалось, «Харьков», хотя и со скрипом, «Динамо» одолело.

- Наелись ребята игрой, — мрачно констатировал Палыч. — Матчи — через два на третий. Отсюда и травмы косяком. Ну, ничего. Будем биться.

И наконец-то впервые за день улыбнулся.

САЛО В ШОКОЛАДЕ

Смеркается. Весенний красавец Киев утопает в море огней. Едем ужинать в заведение с громким названием «Царское село», вывеска которого — роскошная украинская кухня. Для того чтобы наиболее подозрительные не восприняли информацию как бесплатную рекламу, могу представить сохраненный в качестве сувенира счет.

26 апреля. 21.57. Ресторан «Царское село»

Меню действительно царское. Кроме борщей, галушек и прочих вареников с чем угодно есть еще и настоящая бомба для гурманов — «сало в шоколаде». Просто удар под дых. Настроение у Семина заметно повышается: минуту назад из Краснодара позвонил сын Андрей и сообщил, что «Кубань» обыграла «Локомотив».

- Прямо как в песне: праздник со слезами на глазах, — комментирует новость Палыч. — С одной стороны, за «Локомотив» больно. С другой — ну как не порадоваться за Сергея Овчинникова с Андреем? По себе знаю, как трудно начинать на новом месте.

- А ты с чего в «Динамо» начал?

- С подробного разговора с Олегом Лужным. Он здесь знает все о том, кто чем дышит. Так что я, приходя в коллектив, представлял, с чего начинать.

- Обычно новый тренер приводит в команду свой, уже проверенный штаб. А ты приехал с одним Овчинниковым.

- Этого было вполне достаточно. Те, кто работал до меня, вполне квалифицированные специалисты. Про Лужного я уже говорил. Валерия Зуева знал еще со времен Лобановского. Так что в коренных переменах нужды не было.

- Чем объяснишь появление Бориса Игнатьева после ухода в «Кубань» Овчинникова?

- Прежде всего общностью взглядов на футбол. Ну и, конечно, давней, проверенной дружбой. Здесь очень важное для работы сочетание качеств — и профессиональных, и человеческих.

- Последнее слово в спорных вопросах всегда за тобой?

- В принципе да. Но очень часто советы Игнатьева дают толчок для размышлений. Это ценно.

Пока официант подтаскивал с кухни украинские деликатесы, а мы неспешно вели беседу, в зале появился как всегда подтянутый, улыбающийся первый помощник Юрия Павловича. А дальше пошел уже «футбол на троих» с Борисом Игнатьевым, который, правда, предпочитал больше слушать. Время от времени к нашему столу подходили болельщики — тогда разговор прерывался и мои собеседники вооружались авторучками.

- Похоже, вы уже успели стать здесь своими.

- Чтобы стать своими, нужны большие победы. Мы только на пути к ним, — замечает Игнатьев.

- Как выстраиваешь отношения с местной прессой? — интересуюсь у Палыча.

- Через пресс-атташе. Если есть время, в общении никому не отказываем. Проводим на базе открытые тренировки, на которые приглашаем болельщиков и ребятишек из нашей академии. Все, как в «Локомотиве» в свое время.

- Случаи, когда прочитанное о себе оставляло неприятный осадок, бывали?

- Не припоминаю.

МЯЧ ОТ РОМАНЦЕВА

- Украина — твой второй зарубежный опыт после Новой Зеландии. В чем различие?

- Во всем. «Динамо» — клуб европейского уровня. Здесь ничьи в чемпионате воспринимаются как позор. В Новой Зеландии футбол уровнем пониже. Там ко всему происходящему относятся спокойнее.

- Новозеландские болельщики и здешние — разные?

- По темпераменту — да. Киевские горячее. Вообще, болельщики — всегда сила. Ведь именно под их давлением вынуждены были оставить «Спартак» Червиченко и Старков. И если уж трибуны повернутся к тебе спиной, ничего хорошего не жди.

- С тобой может произойти нечто подобное?

- А почему нет, если буду не прав? Ведь прежде всего тренер несет ответственность перед теми, для кого играет команда. Даже в лучшие времена в «Локомотиве» я этого не забывал. Может, потому и добивались мы успехов. А вообще, если увольняют тренера, то в первую очередь виноват президент. Но я еще не встречал ни одного руководителя, который бы принял вину на себя.

- Извини, но ведь ты тоже был президентом, при котором увольняли тренера?

- Но Бышовца приглашал не я. Не было у меня таких полномочий. Кстати, и в его уходе болельщики сыграли не последнюю роль.

- Не кажется, что часть локомотивских болельщиков становится все более агрессивной?

- К сожалению, кажется.

- Здесь такие водятся?

- Случаются. В Ахтырке, где мы встречались с местной командой, идущей на вылет, тамошние фаны в масках настоящее побоище устроили. Не вмешайся ОМОН, дело бы до жертв дошло.

- Самая сложная тренерская ситуация, в которой приходилось здесь оказываться?

- Пожалуй, дебютный матч с «Днепром», который тогда шел на первом месте. Все ночь перед ним не спал. Слишком уж многое в профессиональной репутации было поставлено на кон.

- На встрече в «СЭ» ты сказал, что в «Динамо» перебор легионеров. Что с тех пор изменилось в политике их приобретения?

- Когда я пришел в команду, их в составе было семеро. Остальные десять сидели на лавке. Была целая бразильская колония, причем жутко капризная. Иногда у некоторых из них по десять килограммов лишнего веса набегало. А ведь они стоили немалых денег. Несмотря на это, Игорь Михайлович Суркис пошел навстречу. Сейчас в команде нормальный баланс. Есть и своя талантливая молодежь — Зазуля, Ярмоленко, Кравец.

- Кравец — случайная находка?

- Ни в коей мере. Он воспитанник нашей школы. До моего прихода выступал за дубль. Я посмотрел несколько его игр и решил: пора парню делать шаг вперед. И в Валенсии он это подтвердил. Так было и с Измайловым в «Локомотиве». Дал ему вовремя шанс — и не прогадал.

- В интервью «СЭ» Анатолий Тимощук обратил внимание на то, что Семину в «Динамо» многое удалось сделать в плане психологии. Использовал какие-то фирменные секреты?

- Нет. Просто спокойно объяснил считавшимся «трудными» Алиеву и Милевскому, что футбол не обманешь — по отношению к нему надо быть предельно честными. Они это поняли. Возможно, потому, что видят мое отношение к делу.

- Все знают, что Семин может беседовать с футболистами не только в дипломатических тонах. Помнится, в перерыве одного из матчей с «Динамо», которому «Локомотив» проигрывал, ты в раздевалке разговаривал с игроками чуть ли не за гранью фола. В киевском «Динамо» такое случается?

- К счастью, пока повода не было. А потом, на тот момент в «Локомотиве» я уже десять лет работал. Там была моя семья. А в ней можно и что-то резкое себе позволить. Здесь же я еще должен стать своим. Но если ситуация потребует, можешь не сомневаться, жесткость проявлю.

- Еще не открыл секрета, как сдерживать эмоции во время матча. Романцев, к примеру, успокаивал себя сигаретой.

- К счастью, от курева бог миловал.

- А рюмкой-другой снять послеигровой стресс не возникает желания?

- Пива выпить могу. А от спиртного только хуже становится.

- Как относишься к тому, что в «Спартаке» вспомнили о Романцеве?

- И хорошо сделали. Значит, жизнь заставила. Болельщикам игры хочется, а не вымученных очков. Потому даже вторые места Старкова и Черчесова их не устраивали. Капелло и вовсе с «Реалом» чемпионом стал, а праздника не получилось. А вот Романцев знает, как его спартаковским фанатам подарить.

- В своей книге ты написал, что в 93-м году Романцев не имел права «регулировать вызовы в сборную — когда ему отпускать в нее спартаковцев, когда нет». Какие сейчас между вами отношения?

- Я и сейчас считаю, что был прав. А отношения у нас самые теплые. Помню, на пятидесятилетие Олег Иванович мне мяч подарил, который сейчас храню среди прочих сувениров в домашнем музее. Уважение коллег дорогого стоит.

- Кого из них считаешь наиболее близким другом?

- Павла Садырина, светлая ему память. Для нас с Игнатьевым ближе человека не было. Талантище! Настоящий русский мужик. Никогда никого не предавал. Мы с Борисом Петровичем часто у него на кладбище бываем. И всегда на его могиле свежие цветы.

ЗАПИСКА ГОСПОДУ БОГУ

- Не удивляет, что на Аллее славы в Черкизове нет звезд в честь бывшего министра путей сообщения Николая Аксененко и тренера Игоря Волчка, так много сделавших для «Локомотива»?

- Конечно, удивляет. Люди столько души и сердца отдали «Локомотиву»! Убежден, что и Валерий Филатов заслуживает своей звезды.

- Кого из тренеров, у которых играл, в работе чаще всего вспоминаешь?

- Бескова и Королькова. Ярчайшие были личности.

- С Лобановским был знаком?

- Конечно. С сокурсниками из ВШТ приехали в Новогорск, где Валерий Васильевич со сборной находился. Посмотрели его тренировку, законспектировали. Потом он извинился и попросил еще двадцать минут его подождать. И все это время круги вокруг поля наматывал. А затем на все наши вопросы ответил. А на прощание сказал, что главное для тренера — не отступать от самого себя. Таким он и был.

- Помнится, не все принимали футбольные взгляды Лобановского.

- Романцев как-то правильно заметил, что сильных не любят только слабые. Лобановский уже в ту пору жил футболом сегодняшнего дня — атлетичным, мобильным, скоростным. А критиканствовать во все времена было делом модным.

- Валерий Васильевич был человеком набожным. А ты?

- Мама моя, царствие ей небесное, была верующая. Я тоже. В церкви бываю, пост стараюсь соблюдать. Но говорю об этом редко. Все должно быть в человеке.

- Тренер часто умирает при жизни?

- Каждый раз, когда проигрывает или сталкивается с несправедливостью. Я это проходил.

- Когда бываешь в Иерусалиме, чего просишь у Бога в записке, которую оставляешь в Стене плача?

- Здоровья семье, близким и друзьям.

…Вот за это я и предложил поднять бокалы в завершение теплого украинского вечера. Палыч отхлебнул пива, Игнатьев сделал глоток красного вина, а я, уж извините, опрокинул рюмку горилки. Иначе бы меня просто не поняли.

Александр ЛЬВОВ, Киев — Москва

 

12.05.2009, 10:47
Топ-матчи
Лига чемпионов Байер Монако 0 : 0   7 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть