Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

…И тогда эмир отправил сына за Лобановским

2009-05-15 16:40 Семь лет назад, 13 мая 2002 года, перестало биться сердце великого тренера. В честь памяти о ... …И тогда эмир отправил сына за Лобановским

Семь лет назад, 13 мая 2002 года, перестало биться сердце великого тренера. В честь памяти о Мэтре газета «Команда» опубликовала обширное интервью с вице-президентом Фонда имени Валерия Васильевича Лобановского и его зятем Валерием Горбиком, в котором тот рассказал, пожалуй, о самом малоизвестном периоде из жизни Тренера.

Он ушел не вовремя, непозволительно рано, но ушел так, как, наверное, и должен был уйти, до последнего момента выполняя свой профессиональный долг. Ушел навсегда. С тем, чтобы навсегда остаться.

О Лобановском не может быть сказано или написано слишком много. Каждый раз, возвращаясь к нему, находишь для себя что-то новое — в его мыслях, понимании футбола, жизненных принципах и поступках было заложено то, что не оставляет равнодушным, заставляет думать, искать, переживать. И обязательно двигаться вперед.

Васильевич опередил свое время. Его методология создания классных команд сегодня на вооружении десятков, сотен наставников из разных уголков земного шара. Его подходы к селекции, универсализации игроков, их функциональной подготовке стали для последователей надежным ориентиром в нелегкой тренерской работе.

Валерий Лобановский никогда не сдавался. Ему неоднократно доставалось за новаторство. Им пытались управлять, направлять в нужное русло и даже одергивать. Он набивал шишки, но всякий раз доказывал свою правоту. И свою состоятельность. Об этом говорят его многочисленные титулы и награды. Об этом свидетельствует народная память о нем.

Большая часть футбольной жизни Лобановского связана с киевским «Динамо». Здесь он становился чемпионом Союза будучи игроком, здесь добился наивысших достижений на тренерском поприще. Лишь иногда Васильевич «отвлекался» от родных пенатов. Об одном из таких периодов в его биографии мы и поговорили с человеком, ставшим для знаменитого тренера близким и родным.

Знакомьтесь — Валерий ГОРБИК, вице-президент Фонда имени Валерия Васильевича Лобановского, член команды помощников Мэтра, отправившихся вместе с ним в 1994 году поднимать кувейтский футбол. И совсем уж по-свойски — зять Лобановского, муж его дочери Светланы, отец внуков- Богдана и Ксении.

Знакомиться с Васильевичем пришел в шортах и тапочках

- Валерий, наверное, не совсем просто быть зятем такого неординарного человека, как Лобановский?

- А как вы думаете? Вот вы сейчас спросили об этом, и мне сразу вспомнился эпизод нашего знакомства. Васильич тогда уже работал в Эмиратах. А мы со Светой только встречаться начали. Прошло время, отношения ладились, и мы решили расписаться. Ну надо же об этом родителей в известность поставить. В общем, на самолет и в Дубай. Прилетаем, сняли номер в гостинице, как следует настроились. Ну и в гости.

Васильевич с женой Адой Панкратьевной жил в шикарной квартире, в самом центре Дубая — жилье снимала им местная федерация футбола, по контракту с которой Л обановский и работал в Эмиратах. А на улице жара — градусов под 40! Все европейские туристы в шортах, летних тапочках. Угораздило и меня одеться столь безалаберно.

Нет, тесть и виду не подал, что ему что-то не нравится во мне, в моей одежде, в поведении. Все расспрашивал о жизни, чем занимаюсь, кто такой. Я и рад стараться — выложил все, как на духу. Васильевич сразу расположил к себе, проникновенно слушал. И только совсем недавно я узнал, что мои шорты и тапочки тогда пришлись ему совсем не по душе. На его взгляд, это было слишком легкомысленно для знакомства. По такому случаю кстати были бы костюм и туфли.

- Вам было что рассказать о себе? Подготовились к встрече?

- Конечно, я очень переживал, можно сказать, стеснялся. Ведь мне предстояло войти в семью очень известного, даже знаменитого человека. А кто я? Простой парень, бывший спортсмен. Родители (родом с Полтавщины) в свое время по комсомольской путевке уехали в Казахстан, оттуда на Кубань. Вот из Краснодара в 1987 году меня и пригласили в Киев «Трудовые Резервы» — было такое спортивное общество. Занимался я боксом, был мастером спорта, выступал на международных турнирах, считался перспективным атлетом.

А потом наступили времена, когда отношение к спорту резко изменилось. «Трудовые Резервы», «Буревестник» и другие малобюджетные общества перестали выдерживать конкуренцию, уже не могли удержать у себя квалифицированных спортсменов. Некоторые из них подались в рэкет, другие в бизнес. Я тоже начал заниматься коммерцией. Организовал фирму, которая занималась поставкой мебели и видео- аудиоаппаратуры для киевских гостиниц «Москва» и «Крещатик». Знаете, что любопытно — технику мы ведь поставляли из Объединенных Арабских Эмиратов!

Ради работы в Кувейте пришлось свернуть бизнес

- Так что, когда мы со Светой приехали знакомиться с Валерием Васильевичем, я, конечно, козырнул и этим. На Васильича, похоже, мое занятие произвело кое-какое впечатление — не бездельник, выходит (а бездельников он не любил больше всего!). Единственное, он деликатно намекнул, чтобы в своих коммерческих делах я был безупречен с точки зрения законности. Для Лобановского честь была превыше всего!

Не знаю, услышал ли тесть мое признание о том, что я давно небезразличен к футболу, что занимался организацией турниров на призы клуба «Кожаный мяч», что еще с Краснодара являюсь поклонником киевского «Динамо», но мне показалось, что Васильевич меня принял. Хотя он мало кого подпускал к себе близко, тяжело сходился с незнакомыми людьми. Конечно, о фамильярности, панибратстве не могло быть и речи — я не мог себе позволить, даже представить, что такое возможно. Более того, между нами всегда существовала дистанция, которую я, может, и хотел бы преодолеть, но так и не сумел.

Тем не менее, у нас всегда были честные, доверительные отношения. Я выполнял множество его поручений, которые могли быть даны только мне — второму мужчине в семье. И когда тесть сделал мне предложение поехать вместе с ним поработать по контракту в Кувейт, я практически не колебался. Хотя для этого пришлось оставить все свои дела в Киеве, свой бизнес, свою фирму.

- Интересно, в качестве кого, в какой роли увидел вас Валерий Васильевич на берегу Персидского залива?

- Так получилось, что во время активных занятий спортом я времени зря не терял. Закончил институт физкультуры в Краснодаре, курсы лечебного, гигиенического и спортивного массажа, получил красный диплом физиотерапевта. В общем, подкован был основательно. Правда, на арабов все мои титулы и регалии поначалу никакого впечатления не произвели. Нужно было пройти тестирование непосредственно у них, что совершенно благополучно я и сделал. В итоге право на работу было получено, и в качестве одного из помощников Васильевича я отправился в Кувейт. Вместе с такими известными специалистами, как Веремеев, Ошемков, Базилевич, Морозов, Азаров и другими.

Горячая арабская кровь Лобановскому не указ

- Контракт с федерацией футбола Кувейта у Валерия Васильевича появился на руках в 1994 году, а познакомились вы в 1991-м, когда он возглавлял сборную ОАЭ.

- Причем не только национальную, но и молодежную, а также юношескую команды. Однако доработать в Дубае до конца предполагаемого по условиям соглашения срока Васильичу не довелось. На определенном этапе у него возник конфликт с руководством тамошнего футбола. Вернее, конфликт возник сперва с одним из игроков. 19-летний парень мог запросто опоздать на тренировку, не полностью выполнять установки наставника. Васильич занялся его воспитанием. Добавил нагрузку, потребовал приходить на занятия раньше. Тот — ни в какую.

Оказалось, паренек — не из простых. Друг самому шейху. Нашлось кому и компанию ему составить. Конечно, зная Лобановского, можно было заранее предположить, что подобного отношения к делу он не потерпит. Вот Васильич и не включил этих нарушителей дисциплины в состав сборной на Кубок Персидского залива. А в итоге пострадал. Федерация отстранила его от руководства первой командой, оставив в подчинении только молодежь. Начались судебные тяжбы.

Мы со Светой в то время довольно часто наведывались в Дубай и не понаслышке знаем о том, что происходило. Я лично возил документы к юристам. Контракт ведь был официальный, под эгидой ФИФА, поэтому всякая самодеятельность при его соблюдении исключалась. В том числе и вмешательство в работу тренера. Однако Восток, как известно, дело тонкое. Арабы — народ горячий. Уперлись, хоть кол на голове теши. Ну а какой у Васильевича характер, рассказывать, наверное, тоже излишне.

Они там заседают вечером, вызывают его «на ковер». Он: «Извините, у меня рабочий день закончился». Они в 6 утра звонят, требуют к себе объясниться. Он опять предельно пунктуален: «Согласно условиям контракта я могу встретиться не раньше 8-ми часов». В общем, нашла коса на камень. Попикировались какое-то время, потратились на юристов, и Васильич решил, что дальнейшее продление отношений с местными шейхами бесперспективно.

Эмиратовцы, без сомнений, думали, как бы разрулить ситуацию, чтобы не платить Лобановскому. А Васильич сам им заявляет — на соблюдение финансовых условий по оставшейся части срока действия контракта (а это еще почти год!) он не претендует. Выходит, подарил арабам серьезные деньги. Хотя с юридической точки зрения был прав на все сто процентов, что в итоге и было документально подтверждено. Только тренер и никто другой решает, кого ставить или не ставить в состав сборной. Только тренер решает, кого и каким образом готовить для выступлений за сборную. Естественно, тренер же несет ответственность и за результат.

Лишь спустя время, когда мы были уже в Киеве, представители Федерации футбола ОАЭ передали Лобановскому официальное извинение по поводу произошедшего — «мы были неправы», «у нас вскипела горячая арабская кровь», «просим простить нас за возникшее недоразумение». Было выпущено также специальное коммюнике от имени президента федерации, в котором он признавал свою вину и называл Лобановского «благородным и величайшим из тренеров», с которыми ему приходилось иметь дело.

Даже знакомого переводчика из Сирии выписали

- И как Васильевича угораздило после таких злоключений вновь связать судьбу с арабским футболом?

- Он очень болезненно переживал случившееся, часто вслух удивлялся: «Как же так можно! Это же непрофессионально, неправильно. В команде не должно быть нарушителей!» Ему тяжело было отступить от своего понимания футбола. Многие утверждают, мол, вернувшись с Востока, Лобановский стал демократичнее, лояльнее к слабостям игроков. Да нисколечко! Конечно, менялось время, совершенствовались его принципы, он стал больше прислушиваться к чужому мнению. Но при этом оставался профессионалом высочайшего толка. И решения всегда принимал в соответствии с необходимостью, а не по чьей-то прихоти.

Вот и в Кувейт, на мой взгляд, его потянуло, чтобы доказать арабам свою состоятельность, умение добиваться успеха в местных, весьма специфических условиях. Не забывайте, что дело было после войны в Персидском заливе. И хоть оккупация закончилась, Саддам Хусейн стоял у границы, лязгая оружием. Еще недавно процветающая страна пребывала в состоянии крайней бедности. Бюджет был опустошен. Профессиональным футболом и не пахло — в сборной играли студенты, учителя, полицейские, военные.

Однако эмир футбол любил. И это была его последняя воля — пригласить на должность тренера Валерия Лобановского. В Киев была снаряжена делегация во главе с сыном-шейхом, возглавлявшим спортивное ведомство страны. В ее составе оказался нынешний министр обороны, а тогда просто Полковник — так мы его прозвали за наличие трех больших звезд на погонах. И переводчик Фарас — сириец, который работал с Васильичем еще в Эмиратах (не поленились, нашли его в другой стране, что свидетельствовало о серьезности подхода), выпускник киевского инфиза. Остановились в «Президент-Отеле». Туда же на переговоры отправился тесть.

А спустя некоторое время Васильич спрашивает: «Ну что, поедем в Кувейт? Хочешь со мной поработать?» Я, конечно, опешил. Быть помощником у знаменитого тренера — это и огромная ответственность, и, конечно, некоторая опаска, получится ли? С другой стороны, я понял, что Васильевич сам этого хочет. Согласился. Свернул дела, прошел тестирование — и в путь, о чем сегодня ни капельки не жалею.

За Шевченко и Ребровым «следил» по телефону

- Вместе с нами в Кувейт тогда отправилась целая группа отечественных специалистов, о которых я уже упоминал. Так вот, официально зарплата по контракту полагалась только Васильевичу, одному из его помощников и переводчику. Таковы были условия. Как пояснил шейх, большей суммы бюджет не выдерживал. Но как быть с остальными членами команды Лобановского? И тогда Васильич принял решение — распределить выделенные деньги в соответствии с возложенными на каждого функциями.

Арабов такой альтруизм Лобановского хоть и удивил, но устроил. В итоге зарплата Васильевича оказалась порядка 25 тысяч долларов в месяц. Согласитесь, не так уж и много для специалиста столь высокого уровня. Это я еще и к тому, что приходилось слышать, будто Лобановскии подался в Кувейт за длинным динаром, то бишь — за долларом. Да ничего подобного! Если бы это было так на самом деле, то зачем ему надо было делиться первоначально выделенными деньгами. Мог бы все себе на счет перевести! Просто он не мог без общения, без работы, без живого участия в футбольных процессах.

Помню, уже ближе к концу кувейтского контракта он буквально светился, когда возобновились звонки из Киева — из родного «Динамо». «Там к руководству пришли настоящие профессионалы, люди слова и дела», — говорил он неоднократно домашним, поясняя свои длительные, порой по полтора-два часа, телефонные разговоры с Григорием Суркисом. При этом Васильич без устали вышагивал длинным коридором виллы, предоставленной в распоряжение его семьи согласно условиям контракта. Представляете, то полное молчание по нескольку месяцев, как будто забытье, а тут звонки, консультации, переговоры. Даже гонец от Григория Михайловича приезжал. Васильич понял, что «Динамо» оживает, это было для него счастьем. Он с упоением просматривал матчи с участием киевлян, что-то помечал, анализировал. Я часто слышал, как он по телефону: «Шевченко и Реброва выпускайте, засиделись на скамейке. И оба белоруса пускай бегают, а не штаны протирают. А вот этого уберите из команды, он все портит!».

Чем ближе к Аллаху, тем достойнее для сборной

- Однако до возвращения в Киев еще было далеко, в первую очередь нужно было выполнять условия действующего контракта.

- Васильевич очень дотошно относился к соблюдению всех формальностей своего нового трудового соглашения. И неукоснительно выполнял все его пункты. Хотя бороться с менталитетом арабов — себе же дороже. Вот и в Кувейте не обошлось без казусов, которые, казалось бы, могли привести к конфликту. Но, наученный опытом, Васильевич тонко обходил подводные камни. И даже превращал потенциально негативные ситуации в позитивные.

К примеру, едем на тренировочный сбор в знаменитую школу городка Руйт, что в Германии (в свое время, если помните, Лобановский неоднократно возил туда динамовцев). В обойме должно быть 25 футболистов, свои администраторы, помощники, повара — все по высшему разряду (для тестирования даже службу Зеленцова из Киева вызывали). Но игроков оказывается 35! Васильич: «Кто разрешил? Почему лишние?». А шейх тут как тут: «Понимаете, тренер, это очень перспективный нападающий. Он до вас много голов забивал! И этот хороший, без него тоже никак нельзя! У нас так принято, мы не можем обижать хороших людей!»

Что выходит? Мы объездили все ведущие клубы, просмотрели сотни футболистов, отобрали тех, с кем Васильевич решил работать, а нам навязывают своих! Да кого — одному 29 лет, другому давно за тридцать. Еще один нужен как старший при молебне, без него никак все правильно не организовать, а следующий — и вовсе мулла. Словом, не по физическим данным набрали людей, не по их готовности защищать футбольную честь страны, а по близости к Аллаху или,в крайнем случае, к шейху.

Ну, Васильевич и дал им нагрузку! Даже нам, многое повидавшим, на ребят было жалко смотреть. Сразу домой захотелось — к маме, к папе. Некоторые так и сделали, причем — без обид. Поняли, что такое тренировочный процесс! А заслуженных по местным меркам ветеранов не без участия Лобановского вскоре удалось устроить в профессиональные клубы Саудовской Аравии. Достаточно было спросить лишь согласия самих игроков, до чего местные функционеры не додумались — они даже представить себе не могли, как можно отправить футболиста из Кувейта зарабатывать деньги на чужбине. Кстати, вырученных средств хватило, чтобы обеспечить молодежную команду.

Эмир не жалел денег, чтобы потрафить болгарам

- Тренировочный сбор в Руйте был приурочен к какому-то турниру?

- Вся подготовка сборной Кувейта в 1994 году была спланирована таким образом, чтобы в октябре успешно выступить на Азиатских спортивных играх в Хиросиме, а в ноябре — на Кубке Персидского залива в Абу-Даби. В рамках этой подготовки мы больше месяца провели в Руйте, под занавес сыграв вничью с «Нюрнбергом» (1:1)- в ту пору крепким середнячком бундеслиги. Съездили на турнир в Малайзию — Васильевичу необходимо было получить опыт встреч с командами этого континента. Ну а больше всего мне запомнился товарищеский матч с болгарами.

Уж не знаю как, но сыну эмира тогда удалось заполучить в спарринг-партнеры весьма достойного соперника. Болгары высоко котировались в футбольном мире, готовились к выступлению на мундиале, где, кстати, заняли, если помните, очень высокое 4-е место, выделялись сыгранностью и агрессивностью. Не исключено, что решающую роль в том, что они согласились прибыть в пребывающий, по сути, на военном положении Кувейт, сыграли деньги. Им был выделен чартер, поселили гостей в лучшем в стране SAS Radisson отеле, окружили заботой и вниманием. Главной звезды, правда, Стоичкова не было, но все остальные прилетели.

Тут следует сделать оговорку, что при всей тогдашней бедности страны, личные деньги у шейхов водились, и немалые. Нефть ведь никуда не делась (по оценкам экспертов, Кувейт располагает 10-ю процентами мировых запасов «черного золота»). И свои финансы, в отличие от государственных, эмир и его окружение тратили как хотели — запас материальной прочности у него был солидный. Кстати, в отличие от наследных монархий соседних стран, Кувейт единственная, где должность эмира выборная. Поэтому при всей полноте власти у него еще и ответственность перед своим народом — будь здоров!

Но вернемся к болгарам. Зная любовь Васильича к футбольным посланцам этой страны, которая зиждилась на многочисленных контактах киевского «Динамо» с болгарскими клубами в рамках континентальных кубковых турниров, можно было не сомневаться, что бой гостям он постарается дать что надо. К тому же для кувейтцев это был первый поединок под руководством Лобановского. Да еще на своем поле. В общем, болгары оглянуться не успели, а мы уже повели в счете. Куда и подевалась спесь европейцев. Засуетились, пошли вперед забили гол в ответ.

Игра вничью и закончилась, хотя мы должны были выиграть. Во втором тайме случился эпизод, когда мяч ударился в перекладину, пересек линию ворот и затем вылетел в поле. Боковой арбитр показал — гол! А главный даже глазом не повел. Он вообще в это время находился далеко от эпицентра событий — чуть ли не в середине поля. Жестом — играйте, ничего не случилось.

Васильевич вне себя от ярости: «Ты что делаешь! Гол ведь был!» А рефери — ноль внимания. Когда игра все же остановилась, Лобановский к игрокам. Мол, пусть судьи ответ держат! Тем более свои, кувейтские. Только с появлением шейха эмоции удалось направить в мирное русло. Я тогда понял, что для арабов уже был праздник — сыграть с сильным соперником. А добиться победы было необязательным условием. Тем более если возник достаточно спорный момент. Ну не могли, не имели они права обидеть этим гостей, что впоследствии и подтвердил сын эмира. Мы с ним, кстати, сошлись неплохо. Часто он предпочитал наблюдать за футбольными поединками в моей компании.

Бышовец сделал вид, будто он инопланетянин

- Вообще, у арабов своеобразная, тонкая психология. Они то радуются как дети, то моментально в плач. Васильевичу иногда достаточно было одного взгляда, чтобы заставить футболистов полностью отдаваться игре. Помню, в Хиросиме в первом тайме одного из поединков дела у нашей команды не заладились, ничего не получалось. По багровому лицу Лобановского я уже понял, что в раздевалке состоится серьезный разговор. И какой!

Подопечные, зная об этой особенности тренера, его умении психологически воздействовать на них, предпочитали молча, потупив взгляд, отдышаться, передохнуть, и в бой. И только пару человек осмелились не отвести от Васильича глаз. Он к одному, лицо еще больше налилось кровью, я думал — убьет сейчас взглядом: «Ты будешь играть?!». Фарас пытается перевести вопрос на арабский, но Васильевич отодвигает его рукой — тут и без слов все понятно. «Ты играть будешь?!». Второй в это время готов под скамейку залезть и только шепчет: «Иншаллах». Что значит: «Одному Богу ведомо».

Но вот что интересно — именно этот защитник, с которым «беседовал» Лобановский, после перерыва и забил единственный и решающий гол. Подбегает, прыгает, целует Васильевича. И у того, смотрю, вид довольный, дело сделано правильно.

- На Азиатских играх в Хиросиме сборная Кувейта неожиданно для всех стала бронзовым призером, причем в матче за третье место обыграла команду Южной Кореи (2:1), которой руководил наш бывший земляк Анатолий Бышовец.

- Странно, а я где-то читал, как Анатолий Федорович рассказывал, будто он стал чемпионом… Действительно, с Бышовцем в Японии мы пересекались, причем дважды — сначала в группе, а затем на стадии плей-офф. И в обоих случаях Лобановский у него выиграл (вначале — 1:0). При этом ни разу визави к нему не подошел, руки не подал, хотя разделяли бывших одноклубников какие-то пять метров. Я этого, честно говоря, так и не понял. Особенно на фоне атмосферы, которая царила на Играх. Тогда ведь впервые Олимпийский Совет Азии включил в число участников команды бывших советских республик — Казахстана, Узбекистана (узбеки и стали победителями футбольного турнира, обыграв в решающем матче сборную Китая — 4:2), Таджикистана, Туркмении и Киргизии. Так что общения у Васильевича хватало. Подъехали даже знаменитые борцы братья Белоглазовы, которые тогда по контракту работали в Японии. А вот Бышовец так и не появился.

Стакан «Пшеничной» за победу в Хиросиме

- Команда Кувейта сотворила на Азиаде сенсацию, дважды обыграв корейцев, а в четвертьфинале оставив не у дел бывших подопечных Валерия Васильевича из Объединенных Арабских Эмиратов — 2:1 («внезапная смерть» в дополнительное время).

- Изначально перед нами стояла задача выйти из группы, но по ходу турнира аппетиты росли, особенно после победы над эмиратовцами. В раздевалку наведался даже сын эмира. Деньги сыпались, как манна небесная. Уборщики-филиппинцы потом с набитыми карманами ходили, в очередь становились, чтобы подметать за сборной Кувейта. Своим обычай запрещает поднимать то, что упало. Пока купюры в воздухе летят — можно ловить, а легли на пол — категорически нет.

Впрочем, шейх и так не скупился. Премиальные за каждый матч, широкие жесты, обещания. К примеру, за победу в полуфинале пообещал тому «Лексус», тому «Мерседес», тому еще что-то. А всем вместе и каждому по отдельности еще по 20 тысяч динаров (по тогдашнему курсу примерно в 3,3 доллара за динар). Васильевич к нему — мол, нельзя так расхолаживать команду. Но чего не сделаешь в состоянии эйфории. Вот только китайцам мы уступили (0:2) и играть пришлось не за «золото», а за третье место. Шейх потом подошел к Лобановскому — извинился, признал, что неправ был.

Вообще, матч с командой Эмиратов оказался примечательным еще по ряду причин. Мало того, что после победы над преемником Лобановского поляком Пехничеком наши футболисты устроили настоящий концерте раздевалке — с танцами, барабанными перекличками на стульях и других подручных средствах, так уже перед отъездом в гостиницу выдал номер один из администраторов команды Исса (помощник сопровождавшего сборную повсюду Полковника). Представляете выражение лица Васильича, когда Исса заявился прямо в автобус с бутылкой «Пшеничной» (и где только нашел ее в Хиросиме), налил полный стакан и залпом его выпил. Мы все в шоке, а он: «За победу! Я знаю, у вас такой обычай. И это правильно!». «Да-да, правильно!» — удивленно подтвердил Васильевич. И буквально тут же возле автобуса началась какая-то возня. Сборную Кувейта и так повсюду сопровождали полицейские (боялись провокаций, ведь Хусейн по-прежнему стоял у границы, угрожая новой агрессией), а тут появилась вооруженная охрана, оцепление. Выяснилось, группа арабов жаждет встречи с Валерием Васильевичем. Кто такие? С какой целью? Оказалось, игроки сборной ОАЭ. Я вперед, Васильич за мной. Слышим возгласы: «Ло-ба-но-вись-ки! Ло-ба-но-вись-ки!». Окружили, благодарят, целуют, чуть ли не плачут. Вот такую память оставил Васильевич о работе в Эмиратах. Он в тот вечер получил хороший эмоциональный заряд доволен был — я это видел.

Полковник, который говорил по-русски

- Знали ли в Кувейте о том, что вы не просто один из помощников Лобановского, а близкий ему человек, член семьи?

- Полковник знал. Ему по должности было положено знать. Всем остальным не обязательно. Открылось все только перед моим отъездом, когда мне задолжали зарплату за четыре месяца. Я ведь недоработал по контракту, тоска такая охватила, такая ностальгия. Решил — все, пора домой, в Киев. Да и Васильевич, честно говоря, жил уже надеждой возвратиться в «Динамо». И только чувство ответственности вынуждало его отработать практически весь срок, хотя Григорий Суркис и предлагал выкупить его контракт.

Так вот Полковник тогда и помог выяснить отношения с местной федерацией футбола. Причем исключительно в рамках закона и взаимного уважения. Он вообще непростой парень, этот своеобразный куратор сборной. Закончил в Москве военную академию, прекрасно владел русским языком.

Помнится, в Руйте мы посмеивались над игроками: «Так, становись на весы, загорелый! А теперь ты, неумейка!». Он поначалу спокойно наблюдал за всем, а потом на чистом русском: «Валера, они о вас точно такого же мнения. Так что давайте будем общаться корректно». С тех пор ничего лишнего в отношении футболистов мы себе не позволяли.

- На родине желания оказаться в помощниках в Васильевича не возникало?

- Здесь в этом смысле проще, здесь помощников у него хватало. Я же больше домашними делами занимался. Мы со Светой и Аделаидой Панкратьевной решили, что хватит Васильевичу дневать и ночевать на базе. Оборудовали ему под Киевом домик со всеми удобствами, часто на домашний ужин зазывали. Он вроде бы соглашался, по крайней мере не перечил против того, чтобы несколько видоизменить образ жизни. Свежий воздух, полноценный сон, правильное питание — здоровье ведь было уже не то.

Накануне того злополучного визита в Запорожье мы с детьми — Богданчиком и Ксюшей — наведались к нему в гости. Он был в прекрасном расположении духа — сидел в кресле, работал телевизор. Поинтересовался, готовы ли мы ехать на отдых на Кипр (а отдых для него длился, как правило, два дня из запланированной недели, потом все — пора на работу, в клуб, хватит бездельничать!). Трехлетняя Ксюша безалаберно ползала по животу деда, выискивая какие-то только ей известные особенности его одежды. Он нежно ее придерживал. Что интересно, прошло столько времени, а дети в деталях, хоть и совсем маленькие были, помнят все подробности того вечера.

А потом наступило 7 мая. Игра в Запорожье, «скорая», госпиталь. И страшное известие о смерти…

P.S. В 1992 году под руководством Валерия Лобановского сборная ОАЭ заняла 4-е место в розыгрыше Кубка Азии. Четыре года спустя эта команда стала второй на континенте, а команда Кувейта соответственно 4-й. В Кубке Персидского залива Эмираты были вторыми в 1994 году, а Кувейт стал победителем в 1996-м.

Юрий КАРМАН, Александр ЛИПЕНКО

15.05.2009, 16:40
Топ-матчи
Чемпионат Англии Уотфорд Эвертон 0 : 0   10 декабря 14:30
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Германии Бавария Вольфсбург - : - 10 декабря 16:30
Фрайбург Дармштадт - : - 10 декабря 16:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть